Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 11 Март 2016 20:51

© Аветисова Г.П. Имена на карте Российской Арктики. СПб.: Наука, 2003; Арктический мемориал. СПб.: Наука, 2006; Имена на карте Арктики. СПб.: ВНИИОкеангеология, 2009.
http://www.gpavet.narod.ru/Names1/kertselli.htm

 kertselliface.jpg
Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)
Ветеринарный врач, специалист по оленеводству.

Родился в г. Бендин Петроковской губернии Царства Польского. После окончания института работал в ветеринарной лаборатории.
В 1907 году по Большеземельской тундре в очередной раз прокатился колоссальный падеж домашних оленей. Масштаб этого явления заставил правительство принять меры для выяснения его причин. В 1908 году Керцелли был командирован в Большеземельскую тундру, где жил и кочевал вместе с зырянами-оленеводами. Четырежды он пересек тундру с юга на север и обратно, проделав в общей сложности свыше 1000 км. Результаты его исследований были отражены в капитальном научном труде «По Большеземельской тундре с кочевниками».
Керцелли в поездке по Большеземельской тундре : kertselli_btundra.jpg
Эта поездка Керцелли определила его дальнейшую судьбу и направление научной деятельности. Его жизнь неразрывно связалась с Крайним Севером. Уже в 1910 году он организовал в Печоре первую в России станцию по изучению оленеводства и болезней оленей и стал ее заведующим.
После гражданской войны Керцелли расширил географические рамки своих исследований. Он совершил поездки на Кольский полуостров, Камчатку, Анадырский край и другие оленеводческие регионы страны. Совместно с Р. Л. Самойловичем и Н. А. Куликом Керцелли стал одним из организаторов Северной научно-промысловой экспедиции, на базе которой позднее был организован Арктический институт. Ему обязан своим появлением Научно-исследовательский институт оленеводства, научным руководителем которого он оставался до конца жизни.
Несмотря на возраст и состояние здоровья Керцелли не ограничивался кабинетной или лабораторной работой. В 1931 году он, не взирая на болезнь сердца, летал в Таймырский национальный округ на ликвидацию эпизоотии сибирской язвы у оленей. В 1933 году в составе печорской бригады АН СССР выезжал на Печору, в 1934 году работал на Мурмане. Только огромная загруженность работой в центре не позволила ему осуществить задуманную поездку с зимовкой на мыс Шмидта. Уже тяжело больной за два месяца до смерти он порывался поехать в Анадырский край.
Керцелли, будучи признанным специалистом в области оленеводства, не ограничивался этой сферой деятельности. Огромная эрудиция, кипучая энергия, широкий кругозор позволяли ему участвовать во всех мероприятиях, связанных с освоением Крайнего Севера. Он был членом правления Всеохотсоюза, Комитета Севера, Полярной комиссии АН СССР, Всесоюзного географического общества, Бюро по изучению производительных сил Северного края, Научно-исследовательской ассоциации при Институте народов Севера. До последних дней своей жизни Керцелли состоял ученым консультантом Арктического института.
Умер в Ленинграде. Похоронен на одном из кладбищ Александро-Невской лавры, могила не сохранилась.
Мыс на северном берегу зал. Седова на Карском побережье северного острова Новой Земли. Назван в 1925 году экспедицией Института по изучению Севера на шхуне «Эльдинг» во главе с Р. Л. Самойловичем.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 12 Март 2016 11:24

 Sev_eksp01.jpg

На фото: Печорская бригада Полярной комиссии АН СССР в Сыктывкаре, 22 июня 1933 г.
Первый ряд (слева направо): геолог М.Б. Едемский, Н.Г. Рослов (Северный крайплан), неизвестный, Н.Н. Тихонович, академик А.П. Карпинский, второй секретарь Коми обкома ВКП (б) Ф.И. Булышев, ученый секретарь Полярной комиссии АН СССР А.И. Толмачев, сотрудник ГУЛАГа Р.А. Эглит, сотрудник Кольской базы АН СССР Г.Н. Соловьянов, геофизик П.М. Горшков. Второй ряд (слева направо): биолог С.В. Керцелли, неизвестный, химик В.А. Смирнов, химик П.И. Толмачев, заместитель директора СОПСа СССР В.Н. Васильев, сотрудник Энергетического института АН СССР А.Н. Шишов, неизвестные. Фото из фондов Геологического музея им. А.А. Чернова.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 12 Март 2016 11:29

Как появился первый оленесовхоз на Чукотке.

В САМОМ ЦЕНТРЕ КОЧЕВИЙ – В УРОЧИЩЕ У СНЕЖНОГО

Екатерина ЦЕРКОВНИКОВА, глава администрации сельского поселения Снежное


Иван Васильевич Друри, первй директор первого оленесовхоза : detail_preview (1).jpg
В советское время именно здесь появилась первая оленеводческая станция в нашем округе. Иван Васильевич Друри в своих воспоминаниях «Как был создан первый оленесовхоз на Чукотке» отмечает: «Место для постройки помещений оленеводческой опытной станции было выбрано удачно – в центре кочевий оленеводов в урочище Снежном, по среднему течению Анадыря (в 20 километрах выше впадения реки Белой, близ селения Усть-Белая)».

Необходимо отметить, что сеть ветеринарно-зоотехнических опытных станций для стационарного изучения оленеводства по предложениям Комитета Севера начал организовывать Наркомзем РСФСР. В январе 1926 года первая станция открылась в селе Ловозеро Мурманской губернии. А на Дальнем Востоке было создано акционерное камчатское общество для восстановления и развития хозяйственной деятельности. Оно-то и стало создавать опытные станции по оленеводству на Камчатке, в Чукотском и Корякском национальных округах. В 1928 году правление общества направило в Анадырь уполномоченного Ильина для закупки 10 тысяч оленей. Ему удалось обменять на бытовые товары и продукты 200 важенок у оленеводов Тынатхиргина и Тыменпеляу. Однако важенки остались в стадах оленеводов до прибытия сотрудников оленеводческих станций. Организация станций была подготовительным этапом для дальнейшего создания оленеводческих совхозов и строительства промышленных комбинатов по обработке продукции.

«ЭСКИМОС» ДОСТАВИЛ СТРОЙМАТЕРИАЛЫ

В 1929 году по заданию акционерного камчатского общества Сергей Васильевич Керцелли, Иван Васильевич Друри были направлены для организации первой оленеводческой станции на Чукотке. Путешествие на пароходе «Эскимос» началось во Владивостоке. К месту организации станции из Анадыря на урочище Снежное первоначально была отправлена артель строителей и доставлены сборные каркасы жилого дома, здания лаборатории, бани, двух складов, которые также привезли из Владивостока. На месте будущей станции строители должны были собрать каркас и сложить печь для жилого дома, поставить баню и два склада. Они торопились на последний пароход во Владивосток, поэтому работы не были закончены. Сотрудники станции отправились последним рейсом на катере в Усть-Белую только осенью. Около Утёсиков из-за шуги на реке им пришлось высадиться с грузом. Так как Керцелли и Друри уже жили в условиях тундры, они спокойно прожили две недели до приезда председателя Усть-Бельского сельсовета Хитрова с каюрами. На берегу, где строители установили каркасы жилого дома, сотрудникам пришлось самим достраивать жилище. Все взялись за плотничьи инструменты: настилали полы, проконопачивали стены, утепляли потолки.

ЗАБОТЫ РОМАНТИКОВ ТЕХ ЛЕТ

В октябре-ноябре 1929 года были готовы к проживанию первый домик и баня. С этого момента, пишет Друри, можно отсчитывать историю посёлка Снежного. Дом утеплили, в баню поселили практикантов агрономического факультета Владивостокского университета М. С. Шульпинова и В. П. Соловьёва. Устроители станции в душе, видимо, были романтиками и наслаждались видами окрестностей. Друри поэтично описал увиденное им впервые: «...место очень живописное: огибая дальний мыс, тихо течёт широкая река, на противоположном берегу – холмис-тая кустарниковая тундра с зарослями кедрового стланика, вдали виднеются горные возвышенности водораздела... Выйдешь ночью на крыльцо – небольшой морозец, ярко светит луна, искрится снег на замёрзшей речке, а кругом – тишина, ни звука, великое безмолвие. Красота!». Эти места до сих пор завораживают своим великолепием. Будни сотрудников оленеводческой станции проходили в заботах: завели книги прихода и расхода денежных средств, продуктов питания и всех материальных ценностей. В первый год, когда ещё не было бухгалтера, сами вели учёт полученного оборудования, реактивов, продуктов и материалов. В распоряжение сотрудников станции из Усть-Белой на своей собачьей упряжке прибыли Степан Никулин с женой Еленой. Степан заготавливал дрова, топил помещение, Елена готовила пищу и убирала в комнатах. Пастух совхоза Эйневье с семьей. 1933 г.

ИЗУЧИТЬ ПРИЁМЫ ОЛЕНЕВОДСТВА

Основной задачей сотрудников станции являлось изучение приёмов и методов ведения оленеводства местными пастухами. Для поездок в стойбища Сергей Васильевич Керцелли пригласил каюра-переводчика Василия Ивановича Косыгина. Местные называли его Палёмка. До приглашения на станцию он с семьёй жил в верховьях реки Белой в землянке. Друри отмечает: «...это был честный человек, правдивый, весёлый и острый на язык, очень добрый, энергичный. У него была замечательная упряжка собак. Он прекрасно ориентировался на местности, хорошо знал обычаи и порядки чукчей». Косыгин доброжелательно относился к сотрудникам станции, помогал в работе, во время переговоров с оленеводами переводил с чукотского языка. Началось налаживание связи с кочевниками. Сотрудники станции ездили в стойбища, жили среди оленеводов, наблюдали за особенностями пастьбы оленей, с пастухами ходили в стадо, помогали в хозяйстве. В вечерних беседах сотрудники станции рассказывали (с помощью переводчиков) пастухам об оленеводческом хозяйстве, организованном на европейском Севере. Они пытались объяснить, что хотят организовать крупное хозяйство и, как вспоминает Друри, «познакомить их с наиболее рациональными приёмами и методами ведения оленеводства других кочевников нашей страны». Летом 1930 года из Владивостока на станцию приехали новые сотрудники с жёнами: бухгалтер Клутепов, агент по закупке оленей Привезенцев. Для работы на станции взяли ещё переводчика Автонома Никулина.

ПЕРВОЕ СТАДО ИЗ ВАЖЕНОК

В Анадыре между тем шло выполнение Постановления Президиума ВЦИК 1930 года «Об организации на Крайнем Севере национальных округов». В августе 1931 года в Анадырь прибыли члены оргбюро Далькрайкома из Владивостока для создания районных органов партии на территории Чукотского национального округа и подготовки съезда Советов. В это же время Друри был назначен управляющим совхоза. Работа продолжалась, сотрудники ездили по стойбищам, старались закупить оленей у пастухов. Однако неоднократные поездки по стойбищам с целью закупки оленей не давали успеха. Устроители совхоза столкнулись с нежеланием оленеводов продавать своих оленей в хозяйство за деньги, которые им обещали положить на книжки в сберегательную кассу. Это было естественно, ведь в то время практиковалась меновая торговля. Оленеводы обменивали пушнину и продукты оленеводства на необходимые товары на ярмарках в факториях.
К 1932 году сотрудникам станции удалось сформировать стадо из 236 важенок с двухгодичным приплодом. Однако перед совхозом стояли задачи, поставленные правлением акционерного камчатского общества: закупить 20 тысяч оленей, а в следующем году – до 40 тысяч. Организаторы станции пришли к выводу, что необходимы резкие перемены. Как пишет Друри, «строительство совхоза упиралось в необходимость осуществления коренных мер по социалистической реорганизации хозяйства местного оленеводства».

КАК КУПИТЬ У ЧАУЧУ?

В марте 1932 года в Усть-Белую прибыла комиссия во главе с первым секретарём окружкома партии М.С. Целоусовым и председателем окрисполкома Р.Х. Янсоном. С этой группой также прибыл инструктор олентреста Куреленко. Сотрудники станции с инструктором решили выяснить, «сколько оленей по твёрдым заданиям могли бы продать совхозу без ущерба для своего хозяйства наиболее крупные владельцы бельско-танюрерской группы». Для этого провели собрание актива из местных жителей, составили список из шести оленеводов, которые имели свыше 4-5 тысяч оленей, утвердили его. К открытию ярмарки съехались оленеводы. Представители советской власти провели собрание для разъяснения целей и задач государства, политики и организуемого совхоза, «причём кулаков как не имеющих избирательных прав на него не допустили». После собрания «кулакам» огласили постановление, на основании которого они должны были продать совхозу 14 тысяч оленей и передать их после окончания ярмарки. Условия продажи были такие: 9 рублей – за важенку, 12 рублей – за быка. Сов- хоз в таком случае должен был выплатить оленеводам крупные суммы денег и перечислить их на счета оленеводов в сберкассе. Однако в то время необходимо было «как-то ограничить возможность накопления крупных денежных средств в руках кулаков». Для этого, зная, что пастухи не получали никакой платы за свой труд, сотрудники суда и прокуратуры разъяснили пастухам их право на компенсацию труда за все годы работы у крупного оленевода и оформили подачу исковых заявлений. На ярмарке организовали шесть бригад, куда вошли представитель от сельсовета, сотрудник станции и местные жители. Бригады сразу выехали в стойбища, где было отбито 13 287 оленей и собрано шесть бригад совхоза. Работниками совхоза стали пастухи – в основном те, кто ранее пасли оленей зажиточных оленеводов. Им разъяснили задачи совхоза, условия работы, оплату труда, их права и обязанности. В числе первых пастухов поступили в совхоз старик Аттувьякай с семьёй, Кэокей, Эйневья с женой, Тыневиль с сыновьями и женой Раулиной и другие.

КИНО, КАДРЫ И СДАЧА ОЛЕНЕЙ

Жителями села с 1970-х годов собирался материал об истории села. Записи велись в тетради, от руки. Из этих воспоминаний можно добавить, что «...после этого состоялся праздник: состязания в беге, прыжках, национальной борьбе. Первый приз в состязании получил Тыневиль. Призом была пачка свечей... После чаепития и обеда впервые в тундре показали кинофильм. Со всех сторон то и дело слышались возгласы «Какомэй!». Немалую роль в создании совхозного стада сыграл Эляль. Он передал в общее стадо всё, что имел. Судя по числу зарубок на палочке (так вёлся счёт поголовья), у Эляля было 600 оленей». Практическая деятельность совхоза началась, и для плодотворной работы требовались кадры. Постановлением окрисполкома от 17 марта 1932 года директором совхоза назначили работника окружного комитета партии Решетникова, его помощником по технической части – Друри, заместителем по хозяйственной части – Загоскина. В помощь бригадам в отельной компании в совхозе остались главный зоотехник С.М. Иванова и два ветврача, прибывшие из Петропаловска-Камчатского: Т. О. Солтык, В.И. Рубкевич. Организация оленеводческих бригад требовала решения вопросов снабжения производственным оборудова- нием, оружием для охраны стад, продуктами питания. Культурно-прос- ветительную работу среди пастухов проводили учитель Усть-Бельской школы Петров и учитель кочевой школы Корж.
Совхоз готовился к летней навигации, ожидалось прибытие необходимого материала, оборудования, грузов и приезд новых руководителей и технического персонала. С началом навигации 1932 года в Анадырь первым пароходом прибыла экспедиция Дальневосточного отделения Госземтреста для обследования территории Анадырского и Марковского районов и отвода оленьих пастбищ. Возглавлял экспедицию агроном-зоотехник Янушкевич, с ним работали ботаник Васильев, зоолог профессор Гасовский, экономист-организатор Казанцев, этнограф Рагозинников, землеустроители Казбаненко, Шаталов и другие. Прибыли вновь назначенные руководители совхоза: директор Иванов, зоотехники Руднов и Метанников.

НАДЕЖДЫ НА ЛУЧШИЕ ВРЕМЕНА

Осенью 1932 года трудовой договор Друри закончился, и он уехал на материк. «Приехали новые люди, посёлок разрастался. Конечно, не всё шло гладко, были и горькие неудачи, и потери оленей, много ещё было трудностей. Но главное было сделано – новое прочно вошло в жизнь Чукотки», – пишет в своих воспоминаниях Друри. В первые годы создания опытной станции жильём служили пять землянок. В 1932 году на центральной усадьбе совхоза уже было два четырёхквартирных дома, склад, маленькая баня. Здание лаборатории – дом, где жила Н. Такина (по записям. – Прим. авт.), а в первом жилом доме расположили сельский совет. Первый электрический свет загорелся в Снежном в 1932 году от движка и маленькой электростанции, которую совхозу подарила землеустроительная экспедиция. В 1952 году Анадырская оленеводческая опытная станция Научно-исследовательского института полярного земледелия и животноводства решением окружкома партии была переведена в Анадырь. Годы шли, сменялись руководители администрации села и совхоза «Анадырский». Жизнь людей проходила в надеждах на лучшие времена. Дети росли, учились, возвращались в село.

ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

В 2002 году произошла реорганизация совхоза «Анадырский» путём присоединения к муниципальному предприятию сельхозпроизводителей имени Первого Ревкома Чукотки. Сегодня во второй бригаде сельхозпредприятия трудятся оленеводы – жители села Снежного. В настоящее время в селе проживают около 350-ти человек, большая часть из них – представители коренных народов, потомки оленеводов – создателей первого оленеводческого совхоза. В селе функционируют основные социально-значимые объекты, жители трудятся в этих организациях, живут размеренной сельской жизнью. Пенсионеры–оленеводы, проживающие в селе, помнят те времена, когда они сохраняли оленеводческие стада и ответственно трудились в совхозе «Анадырский».

Справка «КС»: Первые опубликованные свидетельства о названии современного села Снежное находим у Афанасия Ермиловича Дьячкова в очерке «Анадырский край», написанного им в 1893 году. Он описывает места (урочища) по реке Анадырь. Об урочище Уснежного А.Е. Дьячков писал: «Здесь гора подошла к реке крутым мысом, на котором весной снег долгое время не вытаивает, отчего урочище и получило название Уснежного». На сопке, где располагается село, действительно снег не тает до конца июня. Следуя периодизации, надо отметить, что в неолитический период II-I тысячелетий до н.э. на месте современного села были стоянки древних людей. В 1957 году во время археологической разведки на территории села и рядом с ним Николай Николаевич Диков собрал несколько ножевидных пластин, скребло, обсидиановые отщепы. Стоянки древних людей были на сопке, где стояли яранги, на огородах. Также стоянка была на правой стороне ручья в полутора километрах к северо-востоку от Снежного, там археологами был найден кремневый отщеп.

Постоянный адрес публикации: http://www.anadyr.org/posts/v-samom-tse ... usnezhnogo
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 12 Март 2016 11:36

 1.jpg
Под приглядом лучших научных сил страны

4 марта 1920 года была образована Северная научно-промысловая экспедиция (Севэкспедиция) при НТО ВСНХ с целью использования производительных сил на Крайнем Севере. Экспедиция получила право организовывать горно-геологические и другие исследовательские отряды. Все расходы брал на себя ВСНХ. Во главе экспедиции стоял президиум из трёх человек. Руководил деятельностью экспедиции учёный совет, во главе которого был председатель – президент Академии наук А.П. Карпинский, его заместителем назначен академик А.Е. Ферсман, а в состав учёного совета входили крупнейшие российские учёные. В Москве было создано учёное совещание экспедиции, членом которого был и профессор Александр Чернов.

Руководителем Севэкспедиции был назначен Рудольф Лазаревич Самойлович. В 1912 году он участвовал в экспедиции В.А. Русанова, направленной для изучения угольных богатств Шпицбергена, и проявил себя очень практичным исследователем: в различных местах архипелага им было поставлено свыше 20 заявочных столбов на право эксплуатации угольных залежей. В 1913 году он организовал добычу на Шпицбергене и доставку в Петроград 5000 пудов угля на пароходе «Мария».

Сергей Васильевич Керцелли, член президиума экспедиции, был признанным специалистом в области северного оленеводства. В 1909 году он был командирован Ветеринарным управлением Министерства внутренних дел в Большеземельскую тундру. По результатам его работы в Печорском уезде была организована ветеринарная бактериологическая лаборатория для изучения способов борьбы с сибирской язвой у оленей.

Нестор Алексеевич Кулик, геолог и член президиума экспедиции, был соратником печорских экспедиций А.В. Журавского 1909–1910 и 1913 годов, кроме того, активно участвовал в революционном движении.


http://komikz.ru/news/history/?id=10407
Copyright © 2009 - 2016 Черницын В.В.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 13 Март 2016 08:54

Керцелли С.В. Производство оленьей замши на Печоре. СПб. Типография М.Меркушева. 1914г. 34 с., ил.

 Пр_ол_замши_на_Печоре2.jpg
 Пр_ол_замши_на_Печоре3.jpg
Занимаясь въ теченіе трехъ лѣтъ изученіемъ оленеводства въ восточной части Архангельской губерніи, я не могъ не обратить вниманія на производство замши на Печоре, которое дало сильный толчекъ оленеводству и явилось могущественнымъ факторомъ перехода оленеводства отъ стадіи натуральнаго хозяйства къ денежной. Роль этого производства еще далеко не закончена, оно способно къ дальнейшему развитію и можетъ оказать благотворное вліяніе и на другіе районы оленеводства.

Я не могъ изслѣдовать замшевое производство на Печорѣ такъ подробно, какъ оно бы этого заслуживало, и откладывалъ поэтому обработку собранныхъ матеріаловъ, разсчитывая значительно пополнить ихъ по спеціальной, составленной мною на основаніи общаго знакомства съ производствомъ, программѣ. Къ сожалѣнію, мой отъѣздъ изъ Архангельской губерніи лишаетъ меня возможности продолжить наблюденія, между тѣмъ замшевое производство на Печоре такъ любопытно во многихъ отношеніяхъ и такъ мало известно за пределами Печерскаго края, даже въ Архангельской губерніи, что я решился изложить мои наблюденія не смотря на вполне сознаваемые пробелы моего описанія.
Авторъ.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 13 Март 2016 09:29

По большеземельской тундре с кочевниками : [с прил.] / С. В. Керцелли. - Архангельск : Губ. тип., 1911. - 116, 2, 5, 21, 13 с. : табл. - Библиогр. в прил. IV: "Библиографический указатель литературы, касающийся Большеземельской тундры и оленеводства, по материалам, собранным Архангельским обществом по изучению Русского Севера / сост. А. Ф. Шидловский" .
 Керцелли - 0001.jpg
 Керцелли - 0003.jpg
 Керцелли - 0005.jpg
 Керцелли - 0006.jpg
 Керцелли - 0007.jpg
 Керцелли - 0008.jpg


http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=23541
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 21 Март 2016 21:09

Бюллетень Арктического института СССР. № 8.-Л., 1933, с.37

 ДВАДЦАТИПЯТИЛЕТИЕ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ С, В. КЕРЦЕЛЛИ НА СЕВЕРЕ.jpg
ДВАДЦАТИПЯТИЛЕТИЕ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ С, В. КЕРЦЕЛЛИ НА СЕВЕРЕ. В текущем году исполняется 25 лет с момента выезда в первую экспедицию на севере крупнейшего в СССР специалиста в области оленеводства Сергея Васильевича Керцелли. Именно с этого времени началось в России серьезное изучение оленеводства, завершившееся уже в советский период организацией специального Научно-исследовательского оленеводческого института в Ленинграде, научным директором которого, несмотря на преклонный возраст и болезненное состояние, состоит юбиляр. Помимо работы в только что названном Институте, С. В. Керцелли принимает то или иное участие в каждом начинании, касающемся оленеводства. До сего времени не оставляет он и экспедиционной деятельности и в настоящий момент находится в Большеземельской тундре. Институт народов севера и Арктический институт возбуждают перед правительством ходатайство о присвоении С. В. Керцелли звания героя труда.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 27 Март 2016 14:42

Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935

 С. В. КЕРЦЕЛЛИ - 0001.jpg
 С. В. КЕРЦЕЛЛИ - 0002.jpg
С. В. КЕРЦЕЛЛИ

5 марта 1935 г. в Ленинграде скончался Сергей Васильевич Керцелли. Покойный может быть назван одним из первых исследователей Крайнего севера СССР. Особенно велики его заслуги в области оленеводства, где он является не только крупнейшим специалистом, но и пионером опытной работы в этой отсталой отрасли животноводства.
С. В. Керцелли родился в 1869 г. в г. Вендиш. Будучи по образованию ветеринарным врачом, он работал до своей первой поездки на Север в ветеринарной лаборатории.
Прокатившийся в 1907 г. по Большеземельской тундре колоссальный падеж домашних оленей вынудил царское правительство, вообще индифферентно относившееся к нуждам оленеводства, обратить внимание на выяснение причин периодических массовых падежей оленей. С этой целью в 1908 г. Керцелли был командирован в Большеземельскую тундру, которую он, кочуя вместе с зырянами-оленеводами, пересек четыре раза с юга на север и обратно пешком, совершив переход в общей сложности свыше 1000 км. В результате его путешествия появилась книга "По Большеземельской тундре с кочевниками", одна из капитальных работ, посвященных изучению хозяйства и быта Большеземельской тундры.
С этого момента вся дальнейшая деятельность С. В. Керцелли неразрывно связана с Крайним севером: в 1910 г. он организовал на Печоре в центре оленеводства первую в старой России станцию по изучению болезней оленей и оленеводства и принял на себя заведывание ею.
Кипучая деятельность С. В. Керцелли началась только после Октябрьской революции. Возобновляются его поездки на Север (Кольский полуостров, Камчатка, Карагасия, Анадырский край). Совместно с Р. Л. Самойловичем и Н. А. Куликом они организуют Северную научно-промысловую экспедицию, из которой впоследствии вырос Всесоюзный Арктический институт.
Он был организатором Научно-исследовательского института оленеводства, научным руководителем которого он оставался до конца своих дней. В 1931 г. в Таймырском национальном округе вспыхнула эпизоотия сибирской язвы среди оленей, и Сергей Васильевич, не взирая на болезнь сердца, вылетает на самолете на Таймыр для ликвидации эпизоотии. В 1933 г. в составе печорской бригады Академии Наук СССР он выезжает на Печору. В 1934 г. работает на Мурмане. В этом же году порывается ехать работать с зимовкой на м. Шмидта, но большая работа, которую он выполняет в центре, не позволяет ему этого. Уже тяжело и безнадежно больной, за два месяца до смерти, он не оставляет мысли ехать на работу среди чукчей в Анадырский край.
Чрезвычайно энергичный, обладающий большой эрудицией, С. В. Керцелли участвовал Во всех начинаниях, связанных с освоением Крайнего севера: член правления Всеохотсоюза, Комитета Севера, Полярной комиссии Академии Наук СССР, Государственного Географического общества, Бюро по изучению производительных сил Северного края, Научно-исследовательской ассоциации при Институте народов Севера, — все это говорит о разносторонней и большой деятельности покойного.
До последних дней своей жизни С. А. Керцелли состоял ученым консультантом Всесоюзного Арктического института.
После себя он оставил несколько десятков опубликованных научных работ и статей общего характера.
В лице Сергея Васильевича советская общественность утратила крупного ученого, видного общественного деятеля и прекрасного человека. Бодрый, жизнерадостный, чрезвычайно общительный, он заражал своей энергией окружающих и товарищей по работе, память среди которых о нем будет жить очень долго.

И. И. СОКОЛОВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение fisch1 » 30 Март 2016 17:34

Керцелли С.В., "По большеземельской тундре с кочевниками" : [с прил.] / С. В. Керцелли. - Архангельск : Губ. тип., 1911. - 116, 2, 5, 21, 13 с. : табл. - Библиогр. в прил. IV: "Библиографический указатель литературы, касающийся Большеземельской тундры и оленеводства, по материалам, собранным Архангельским обществом по изучению Русского Севера / сост. А. Ф. Шидловский".


fisch1
 
Сообщения: 2165
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение fisch1 » 21 Март 2019 22:05

Архангельскъ апрель 1913 г.

 Пнремена по службе 1.PNG

 Перемена по службе2.PNG
 Назначение Керцелли.PNG
fisch1
 
Сообщения: 2165
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 22 Март 2019 15:21

Северный Охотник, 1923, №5, с.5-8

 СО_1923_5_Керцелли - 0001.jpg
К истории одного больного вопроса.
(О положении охотничьих племен Севера).

После революции наши бродячие и кочевые инородческие племена, для которых охота составляет одно из главных занятий, попали в очень тяжелое положение. Торговля прекратилась, снабжение охотников „благодетелем" кулаком прервалось. Кончилась, правда, вековая кабала и задолженность охотника инородца, но за то кончилось хоть и дорогой ценой доставшееся, снабжение его жизненными припасами и орудиями промысла. Во многих местах инородцы промышленники голодали и умирали. Местами делались попытки снабжения этих племен, но попытки эти делались крайне, неумело без учета особенностей быта снабжаемых. Власти на местах, составившиеся в большинстве из пришлых людей, не понимали инородческих нужд, подходили к этим племенам с понятиями и навыками, вынесенными из Средне-Русской деревни, и потому в большинстве ничего нужного сделать не могли. Бродячему инородцу, раза два в год подходящему к оседлым местам, давали карточку и предлагали месячную получку пайка; собственника сотни другой оленей считали буржуем — помилуйте — владелец сотни голов рогатого скота! Образовавшийся специальный комиссариат по делам национальностей занимался организацией автономных республик и не мог, да и не умел придти на помощь мелким племенам северных инородцев. Выступали отдельные лица с докладами на разных съездах, выносились резолюции, но дело не двигалось. Инородцы голодали и вымирали. В настоящее время Нэп властно вторгался в
жизнь Республики. Государственные органы, общественные организации и бесчисленные рои мелких скупщиков ринулись за пушниной. Все при этот старались побольше урвать, не заботясь и не думая о положении бродячих охотничьих племен. По доходящим слухам эксплуатация началась горшая, чем была прежде. Там, где даже организовались кой-какие специальные органы, ведающие делами промышленников инородцев, положение их не многим лучше. Эксперименты диковинного характера не прекращаются. В № 71 газеты „Волна" от 1 апреля 1923 г. сообщается например, что Островное управление Архангельской губернии задалось целью насадить просвещение среди самоедских детей на Новой Земле, но так как в отдельных становищах детей слишком мало для открытия школы, то детей везут в одно становище, где и будет открыта школа. По словам Щедрина—Пошехонцы корову на крышу бани таскали, чтобы накормить ее травой,—ну, а чем это не пошехонцы? Какие еще эксперименты производятся в других безбрежных таежных и тундряных местах нашего Севера я не знаю. Известие о проекте Архангельского Островного управления попало в мои руки случайно, но ведь свет не клином сошелся на Островном Управлении мудрецов довольно и в других укромных уголках Севера. Налоговое обложение во многих случаях совершенно не учитывает особенностей хозяйственного уклада и не только является не посильным, но и дает почву для злоупотреблений. При

 СО_1923_5_Керцелли - 0002.jpg
[6]
взимании трудгуж-налога с оленщиков 4 оленя приравниваются к одной лошади—таков порядок, принятый в Мурманской губернии—причем в счет идут не только ездовые быки, но и нерабочие самки-важенки. Благодаря этому получаются такие факты, что в Каменском погосте (Лопарская деревня) бедный лопарь владелец стада меньшего сотни оленей должен был заплатить 329 милл. р. (в дензнаках 21 года). При взыскании с него этой суммы в марте настоящего года, он внес гужевому инспектору в виду отсутствия денег—4 лисиных шкуры, 2 куницы и 1 1/2 пуда мяса. Любопытно по каким ценам исчислял почтенный инспектор принимаемые в уплату продукты, когда в Мурманске мясо (оленина) еще в январе стоило около 120 милл. руб. пуд, а лисиная шкура около 90 милл, руб.—во что же оценены куницы, Эксплуатация, нелепые эксперименты, хищничество и обирание инородцев продолжаются. Инородцы, как это, было засвидетельствовано всеми беспристрастными исследователями Севера, нищали и вымирали—с неменьшим успехом продолжают они эти занятия и теперь. Необходимо этому положить конец, нельзя забывать, отбрасывая в сторону даже всякие гуманитарные основания, что самое использование в общегосударственных целях естественных производительных сил тундряной и таежной полосы Севера, если и не станет невозможным, то будет до нельзя затруднено, если мы в этой полосе не будем иметь достаточно многочисленного и экономически сильного, постоянного населения.
Развитие-же Севера властно диктуется всеми политико-экономическими интересами Республики. Эту мысль я настойчиво проводил в разных докладах и заметках с самого начала Революции, доказывая необходимость создания особого специального управления для бродячих охотничьих и оленеводных племен Севера и Сибири*).

*) Примечание: Впервые этот вопрос был мною поставлен в конце 18-го или начале 19-го года в Постоянной Полярной Комиссии при Акад. Наук., Комиссия одобрила мои предположения, но в виду отсутствия в то время средств, не представилось возможным приступить к определенным, конкретным мерам проведения этих предположений в жизнь.
По докладу моему на первом съезде Всероссийского Союза Охотников в 1920 году, Съезд в резолюции по охотничьему хозяйству в пункте 9-ом этой резолюции признал, что необходимо: „скорейшая выработка специального положения для кочевых племен, которая должна быть поручена компетентному научному органу Республики". Для осуществления этой резолюции я воспользовался своей работой в Северной Научнопромысловой Экспедиции и на заседании Ученого Совета названной экспедиции выступил с докладом о необходимости создания при Экспедиции специальной комиссии для выработки положения об управлении инородческими охотничьими и оленеводными племенами Ученый Совет Экспедиции отнеся к моему предложению вполне сочувственно и поручил мне немедленно созвать такую комиссию, одобрив и состав ее. Комиссия была составлена из ученых Этнографического Музея Академии Наук — Л. Я. Штенберга, В. Т. Богораза, В. И.
Иохельсона и меня. В течении нескольких заседаний были намечены основные черты предлагаемого проекта декрета, после чего мне было поручено выработать декрет, а В. Т. Богоразу написать к нему объяснительную записку. Два или три заседания после этого были еще употреблены на окончательную редакцию как законопроекта, так и объяснительной записки. По утверждении всего материала Ученым Советом Северной Научно-Промысловой Экспедиции в мае месяце 1921 года проэкт декрета с объяснительной запиской был мною внесен в комиссариат национальностей с соответствующим препроводительным докладом. В июне был получен ответ Наркомнаца настолько неожиданный, что я считаю не лишним привести его здесь в копии.

Выписка из протокола заседания Коллегии Наркомнаца от 9 июня 1921 г.

Слушали:
12) Проект Северной Экспедиции об организации Управления Северными инородцами.

Постановили: Управление различных племенных образований происходит в порядке самоуправления трудящихся этих народностей и НКН полагает необходимым принять меры к организации их через посредство соответствующих советских и партийных органов.
Поручить Отделу Национ-Меньшинств установить связь с северными народами (лопари, самоеды) и вызвать представителей их на совещание. Настоящий проект, а равно и конструкцию промыслово-научной экспедиции с административными функциями считать совершенно не соответствующими советской политике.
Подписи.

Комиссариат национальностей совершено не сумел разобраться в проекте и вообразил, что Северная Научно-Промысловая Экспедиция хочет взять управление инородцами в свои руки. После этой неудачи делались попытки продвинуть проект через ЦК Союза Охотников и Центроохоту, но и эти попытки цели не достигли (так как ни первое, ни второе из этих учреждений не интересовались настолько этими вопросами, чтобы приложить к его благополучному продвижению достаточно энергии). В настоящее время, как мы слышали, вопрос об инородцах Севера снова поднят на последнем Ученом Совещании в Москве. Несомненно вопрос об участи Северных охотничьих племен имеет громадное значение для всей Республики, но особенно важное значение он имеет для всех охотников России. Я не считаю нужным развивать здесь те соображения гуманитарного и профессионального характера, которые заставляют нас, охотников, особенно чутко относиться к нуждам наших инородцев Севера, являющихся для нас не просто нуждающимися, а нуждающимися охотниками, а остановлюсь на мотивах чисто утили-

 СО_1923_5_Керцелли - 0003.jpg
[7]
тарных—значения надлежащего устройства быта этих инородцев для охотничьего хозяйства Республики.
Не говоря о том, что правильная постановка промысловой охоты на Севере не возможна без разрешения этого вопроса, надо помнить, что он имеет неменьшее значение и для всех непромысловых местностей Республики. Территории, занятые северными охотничьими племенами, являются на всем своем пространстве местами гнездования громадных количеств водоплавающей дичи и охрана ее, устройство соответствующих заповедников тесно связаны с тем или иным решением вопроса о быте этих племен. При выработке охотничьего закона пришлось с этим вопросом сильно считаться и ввиду невозможности издания охотничьих норм вне общего плана организации быта северных племен неизбежным оказалось охотничий закон не распространять на эти народы или вернее территории, занятые этими народами. Таким образом становится ясным, что охотники Республики не могут относиться безразлично к вопросу о законодательстве, регулирующем жизнь кочевых охотничьих племен и должны принять посильное участие в выработке подобного законодательства. Если мы, охотники, и не будем непосредственно привлечены к разработке самого законопроекта, то во всяком случае мы можем и должны в печати обсудить этот вопрос, дать ему известное освещение и решение, с которым трудно будет не считаться лицам, непосредственно участвующим в разработке проекта. Объяснительная записка к проекту декрета об управлении Инородцами севера, разработанного в комиссии Севэкспедиции была уже напечатана В. Т. Богоразом (в редакции принятой в комиссии и с соответствующими дополнениями) в „Известиях ЦК Союза Охотников", но самый проект декрета и препроводительный доклад до сих пор в печати не появлялись. Я считаю, ввиду возбуждения этого вопроса в Москве, необходимым напечатать этот материал, чтобы подвергнуть его обсуждению компетентных товарищей на страницах „Северного Охотника" с тем, чтобы в подходящий момент результаты этого обсуждения представить в ту комиссию, которая, будем надеяться, займется этим больным вопросом.

Препроводительная записка.

Скорейшее утверждение представленного проекта особенно настоятельно диктуется тем обстоятельством, что в настоящее время в северных районах Р.С.Ф.С.Р. уже образованы две автономные Республики: Зырянская и Якутская, в пределы которых вошли многие мелкие народности, как например: самоеды, остяки, тунгусы, ламуты, юкагиры и другие мелкие бродячие оленеводные и охотничьи племена Севера—наиболее приспособленные к условиям жизни в тундре, но и в то же время наиболее первобытные, наиболее сохранившие свои первобытные родовые особенности. Эти мелкие народы представляют особенную ценность для возможной эксплоатации беспредельных тундр Севера, но в то же время они требуют и наиболее бережного к себе отношения, ибо по условиям своего патриархального быта и первобытной прямоте и честности являются удобнейшими объектами эксплоатации. Экономически сильные, привыкшие к торговле зыряне и якуты могут совершенно легко эксплоатировать этих детей природы, к чему национальная автономия этих народов даст им полную возможность, тем более, что в настоящее время организованной кооперации открывается широкое поле торговой деятельности.
В пустынях Севера, вне контроля центральных властей, кооперация станет в руках торговых зырян и якутов мощным орудием эксплоатации экономически слабых, первобытных самоедов, остяков, ламутов, тунгусов и других инородцев, населяющих земли этих автономных Республик, и для них таким образом Советская власть не станет освободителем, а только сильнее закрепит ту эксплоатацию, которой они до сих пор подвергались со стороны своих соседей зырян и якутов —главных торговцев в тундрах Севера.
Вымирание и вырождение этих в общем способных, даровитых и вполне восприимчивых к культуре народцев будет продолжаться в прежнем размере. Поэтому создание в центре специального органа, который мог бы охранить эти мелкие народности от гибели не только не стоит в противоречии с организацией автономных зырянской и якутской Республик, но особенно властно диктуется созданием последних.

Проект декрета общего положения об управлении Северными инородцами.

1. Для управления бродячими, кочевыми, оленеводными, охотничьими и рыболовными инородческими племенами Северной Европейской России и Сибири при центральных правительственных органах создается специальный орган под управлением: "Управление по делам бродячих и кочевых охотничьих, оленеводных и рыболовных инородческих племен Севера Европейской России и Сибири (Упринорплемсев)“.
2. В задачи (этого Управления) — Упринорплемсева — входит: охрана инородцев от всякой эксплоатации, предохранение их от вымирания урегулирование пользования охотничьими и рыболовными участками, а также местами выпаса оленей, планомерная охрана инородческих промыслов и промысловой фауны, улучшение экономической жизни инородцев и внесение в нее соответствующих элементов, дающих возможность безболезненного прогресса инородцев и приобщения их к социалистической (культуре), жизни Советской России в соответствии с своеобразными условиями их современной жизни и особенностями вытекающей отсюда психологии.
3. Управление инородческими племенами Севера (Упринорплемсева) состоит из Коллегии, руководящей делами Управления и ряда отделов. Руководящая коллегия составляется из Ученых специалистов, хорошо осведомленных с инородческими племенами, представителями от Совнаркома и делегатов от инородческих племен.
Примечание: Представители от инородческих племен избираются на специальных съездах из числа тех, которые по своему развитию способны участвовать в делах Управления.
4. В состав Управления инородческими племенами Севера (Упринорплемсев) входят следующие отделы:

 СО_1923_5_Керцелли - 0004.jpg
[8]
1) Хозяйственно-Экономический, 2) Врачебно-Ветеринарный, 3) Административно-Судебный, 4) Учебно-Просветительный.
Примечание: Во главе каждого отдела стоит особый Заведующий Отделом. Члены руководящей Коллегии распределяют между собою непосредственный надзор и руководство по отдельным отделам.
Примечание: Управление формирует для своих нужд канцелярию на общих основаниях.
5. Все снабжение инородцев, как продуктами питания, так и частями, оружием, одеждой и прочим производится по соглашению Упринорплемсева с соответствующими снабжающими органами, при чем все предметы передаются непосредственно в ведение Уприноплемсеву и сметы на эти предметы вырабатываются этим Управлением.
6. Всякие заготовки у инородцев, привлечение их к общегосударственным повинностям и проведение в их жизнь всяких распоряжений Советской власти производится только через Упринорплемсев и его местные органы.
7. При Упринорплемсеве состоит постоянный штат инструкторов и консультантов по разным специальностям, как-то: оленеводству, рыболовству, охоте, медицине, ветеринарии и другим, которые по мере надобности командируются на места.
8. В состав Упринорплемсева входят особые инспектора, командируемые на. места для производства ревизий и организации местных управлений по делам инородцев.
9. Инспектора, командированные на места, формируют при помощи соответствующих инструкторов и представителей от самих инородцев местные губернские, уездные и волостные Управления по делам инородцев.
Примечание: Организация местных Управлений может быть в зависимости от условий и не губернская, а или волостная, или уездная, или губернская и волостная, или уездная и волостная.
10. Местные Управления по делам инородцев проводят непосредственно в жизнь все директивы и указания Центрального Упринорплемсева и ведут сношения с местными губернскими и уездными органами Советской власти по всем вопросам, касающимся инородцев.
Примечание: Губернские, уездные и волостные общесоветские органы власти, всякие сношения с инородческими племенами, находящимися на подведомственной им территории, ведут только через местные инородческие Управления и не имеют права самостоятельно вмешиваться в жизнь этих племен.
11. Центральное Управление инородческими племенами Севера и его местные органы созывают периодические инородческие съезды. Для выбора делегатов в органы инородческого Управления, для выяснения всех нужд и потребностей инородцев, а также для ознакомления последних со всеми мероприятиями затрагивающими их жизнь.
12. Список племен, подведомственных Упринорплемсеву и размеры занимаемых ими территорий, утверждаются Совнаркомом по представлениям Упринорплемсева.
13. Организация Центрального Управления инородческими племенами Севера возлагается на Северную Научно-Промысловую Экспедицию, которая должна для этого в ближайшее время с помощью соответствующих Губисполкомов и Ревкомов созвать в Петрограде съезд представителей инородческих племен.
14. В течение 6 месяцев со дня опубликования настоящего декрета Севэкспедиция по соглашению с соответствующими заинтересованными органами Советской власти должна представить подробный закон для Управления инородцами.
15. Для созыва съезда инородческих племен Севера и на организации Центр. Упринорплемсева денежные суммы отпускаются в общем сметном порядке.
16. Настоящий декрет входит в силу со дня опубликования:
В § 13 и 14 созыв съезда представителей Северных племен и выработка подробного закона возлагается на Северную Научно-Промысловую Экспедицию. Ясно, что так как в настоящее время какой-то другой орган займется разработкой этого вопроса, то он и будет выполнять эти функции—эта деталь проекта, не имеющая принципиального значения.

С. Керцелли.
Петроград,
11 мая 1923 г.

Примечание Редакции: С удовольствием печатая статью многоуважаемого Сергея Васильевича Керцелли и вполне разделяя мнение этого выдающегося знатока наших Европейских Окраин о необходимости обсудить такой глубоко* важный и интересный для нас вопрос, каким является вопрос о необходимости упорядочения условий жизни и быта наших инородческих охотничьих племен, о нашем — охотников — долге прийти на помощь нашим младшим братьям Северным инородцам-охотникам в деле раскрепощения их от все еще не оставившей их эксплоатации, Редакция широко открывает страницы журнала для полного и всестороннего обсуждения затронутых автором вопросов на страницах «Северного Охотника».
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Керцелли Сергей Васильевич (1869–1935)

Сообщение ББК-10 » 22 Март 2019 18:17

Северный Охотник, 1923, №3-4, с.4-6

 Северный Охотник, 1923, №3-4, с.4-6 волки - 0001.jpg
Нечто о волках

"Волчий вопрос" многократно обсуждался у нас, все мы хорошо знаем положение этого вопроса в настоящее время, но к сожалению, у всех нас не хватает одного:— определенных конкретных цифр, которые точно могли бы указать сумму убытков, причиняемых волками нашему сельскому хозяйству и количество волков убитых. Конечно, еще меньше мы можем судить об ущербе, наносимом волками охотничьему хозяйству. Я бы и не стал вновь говорить о волках, если бы не располагал теми данными, которые удалось извлечь из анкет, разосланных в 1921 г., Центрохотой и о которых я считаю не бесполезным говорить в печати.
Я не буду касаться недостатков самой анкеты, ограничусь только указанием на то, что в анкете многие вопросы поставлены не достаточно резко и определенно, а потому и ответы получались не точные, не ясные, хотя необходимо отметить при этом, что многие Губохоты и Союзы, видимо, сами не имеют у себя никаких точных данных, а потому в ответах предпочитали ходить вокруг и около и говоря многое, не сказали собственно ничего, так что вина за неясности падает все же на дававших ответы на анкету, а не на самую анкету. Так например губернии: Северо-Двинская, Московская, Архангельская, Калужская не дали в ответах ни одной цифры. Весьма характерно, что Московская губ. оказалась в числе не имеющих никаких сведений ни о количестве убитых волков, ни об убытках, причиненных волками, и ограничились только сообщением, что в 1920 году убито сорок волков.
Всего к тому времени, когда я имел в руках анкеты (май или июнь 1922 года) ответы были получены только от 35 губерний и отдельных областей и республик. Из многих губерний в ответах не указано по стольким волостям из имеющихся в губернии даны ответы, а сообщается только: сведения имеются не от всех волостей, сведения поступили только за часть года и т. п.
Видимо сами составители ответов не уясняют себе важности в данном случае точных и определенных ответов. Составители очевидно не понимают, что в данном случае Центрохота только тогда сможет добиться существенной помощи и ассигнования кредитов от Центральных органов, когда будет располагать большим материалом вполне определенно и рельефно представляющим колоссальный вред, наносимый Государству волками. Только вооруженная точными и исчерпывающими цифрами Центрохота сможет доказать, что бедствие от волков действительно приняло размеры Государственного бедствия и что его можно ставить на ряду с эпизоотиями. Только тогда, когда сами Губохоты и Губсоюзы поймут необходимость располагать точными и исчерпывающими цифрами и приложат сами необходимые усилия для постоянного получения таких цифр, только тогда, повторяю, можно будет этот больной вопрос сдвинуть с мертвой точки и начать систематическую и планомерную борьбу с волками.
Во всяком случае даже те неполные и не точные цифры, которыми мы располагаем по материалам анкеты, дают устрашающую картину и позволяют сделать некоторые интересные выводы.
Всего в 1921 г. убито по данным анкеты 3112 волков.
Сама по себе цифра довольно значительная и дающая некоторое представление о колоссальном размножении волков, но она приобретает еще более показательное значение, если сопоставить ее с дальнейшими ответами о том, как велась борьба с волками и какими средствами располагало население в этой борьбе.
В отдельных губерниях убито громадное количество волков и видимо, их в этих губерниях действительно невероятное количество. Так в Смоленской губернии убито 212 волков, но в анкете указано, что сведения неполные: по Юхновскому уезду, напр., ответы получены только из восьми волостей, и то за время с 1-го мая по 1-е октября — предполагают, что в губернии убито не менее 400 волков. В Алтайской губернии убито 521 волк, в Семипалатинской — 272, в Воронежской — 252 и столько же в Саратовской.
Не буду перечислять других и укажу только, что в 10 губерниях убито в каждой больше 100 волков: от 120 в Татарской Республике — до 521, как выше указано, в Алтайской. Борьба с волками велась, как видно из анкеты, слабо. Большинство ответов гласит: "борьба велась только Союзами, но за отсутствием средств работа протекала вяло", "неорганизованно", организованы были отряды, но за отсутствием средств не могли проявить достаточной деятельности, население на облавы не являлось", отдельными охотниками и т. п.
Резюмируя ответы, можно сказать, что Союзы в большинстве в меру своих сил старались бороться с волками, но за отсутствием соответственных средств и поддержки, как со стороны властей, так и населения, не могли проявить достаточно плодотворной работы, а потому и результаты борьбы недостаточны. Лучшие результаты получены там, где Союзы были хорошо организованы и где были отдельные охотники или группы их (промышленники), принимавшие участие в этой борьбе (Смоленская, Витебская, Алтайская губ. и другие).
По третьему и пятому вопросам анкеты: "Велико ли у Вас волчье засилие и какой ущерб, принесен ими в 1921 году" факты гибели людей и скота — подробно указать случаи". Ответы, несмотря на не полноту сведений, производят зачастую кошмарное впечатление, но во многих случаях это не ответ на анкету, а простая отписка. Так например "Установить засилие нет возможности. Зверь бродячий" — Ставропольская губ., — более точных сведений нет" — Рыбинская губ., Северо-Двинская, Нижегородская, Московская и Курская не дали ни одной цифры.
Ответ Алтайской губ. и Татарской Республики привожу полностью по поступившим сведениям уничтожено около 2000 голов крупного скота и 10.000 мелкого. Местами погиб весь молодняк до года. Временами прекращалось сообщение между населенными пунктами. Лесная стража не могла исполнять обязанностей. Жители не ездили за сеном и дровами. От волков погибло десять человек в плоскостных районах. С Горного Алтая сведений нет. По четырем кантонам из тринадцати уничтожено: 155 лошадей и 81 жеребенок, 261 корова и 134 теленка, 235 свиней, 1287 коз и овец и 2620 гусей. Случаи поедания обессиленных и голодных людей очень не редки, но зафиксированных данных в Татохоте нет, что не уди-

 Северный Охотник, 1923, №3-4, с.4-6 волки - 0002.jpg
[5]
вительно, так как население привыкает уже к фактам людоедства и поедания трупов людей и на такие пустяки, как поедание людей волками уже мало, обращает внимания. Всего по данным анкеты уничтожено: крупного скота 45.498 голов, мелкого — 29.589, свиней — 2417, собак — 3639, птицы — 7533.
Людей погибло — 24. Совершенно ясно, что эти сведения страшно преуменьшены и далеко отстают от действительности. По многим губерниям, как я уже указывал, нет никаких цифр, по многим сведениям даны только по нескольким волостям и не за все время. Я не задавался целью лично пополнить этот материал, но из случайно попавших мне в руки сведений могу сказать, что в Тиманской Тундре Архангельской губ. за одну зиму 1921—22 года погибло свыше 1000 оленей в Мурманской губ. от волков по некоторым волостям погибло от 10 до 15% всех оленей. В маленькой деревушке Новгородской губернии Видегош только в летние месяцы 1922 года заедено волками 18 голов крупного скота и 30 голов мелкого. Очень обстоятельные сведения, хотя и не в анкете, имеются по Тульской губернии и эти сведения до некоторой степени могут осветить данные анкеты и подчеркнуть их неточность и преуменьшенность.
В Тульской губернии имеется 268 волостей, из них дали сведения 56. Из них 38 волостей за 6 месяцев, 12 волостей за 3 месяца и 6 волостей только за 2 месяца. Погибло в этих волостях: 1871 голов крупного скота, 1682 гол. мелкого и 4982 гол. птицы. Показательны также данные анкеты по Уфимской губ., где общие убытки от волков определены по местным ценам более,, чем в 350. 262.000 руб. 350 миллионов в 1921 году. В настоящее время, это составило бы трильоны и трильоны—ведь в 1921 г. золотой рубль стоил еще только несколько тысяч рублей.
На сколько цифры анкеты преуменьшены может отчасти служить доказательством и цифры гибели скота от волков за прошлые годы.
В губерниях Европейской России в 1874—75 году погибло 182.777 голов крупного скота и 574—975 голов мелкого 1). По общим отзывам в настоящее время от волков погибает несравненно больше скота, чем это имело место в годы до войны, участились также и случаи нападения на людей.
По сообщениям с мест (что отчасти отражено в анкете) волки даже днем врываются не только в деревни, но даже в города.
Все имеющиеся отзывы единогласно отмечают колоссальное размножение волков и приходится только пожалеть, что мы и после получения настоящей анкеты все же не имеем, хотя бы из нескольких районов исчерпывающих данных о волчьем засилии и вновь принуждены оперировать рассказами, впечатлениями, косвенными, указаниями, а не точными цифрами. Как ни странно довольно обстоятельные сведения получены из некоторых мест по вопросу о том, много ли осталось неуничтоженных волков. По отдельным губерниям осталось от 250 в Череповецкой до 6500" Кубано-Черноморской. В Рязанской считают, что осталось более 60%.
В общем, повидимому везде осталось очень много волков, несравненно больше, чем их уничтожено, а потому, принимая во внимание плодовитость волка, приходится думать, что убытки, причиняемые волками, будут в дальнейшем прогрессивно возрастать. Почему

1) Примечание 1, Силантьев. Обзор промысловых охот, стр. 393.

получились столь слабые результаты? На этот вопрос в анкете ответы единодушны и могут быть резюмированы в одном выражении: "нет средств". Местами это положение детализируется: нет огнеприпасов, флажков, дороги разъезды, нельзя найти загонщиков, у населения отобрано оружие и т. п.
Так же единодушны ответы и по вопросу о содействии местных властей и об них отношении к охоте". Содействия не оказывали, смотрят на охоту, как на забаву". Только в двух-трех местах были отпущены небольшие средства на борьбу с волками, но и то с значительным опоздание Хоперский Земотдел, (Ярославская губ.). Лишь по Кубано-Черноморской губ. отмечается сочувственное отношение местных властей.
Для оживления и большей успешности борьбы с волками, как видно из анкеты, места считают необходимым иметь специальные кредиты для этого, назначение премий за убитых волков, присылку окладчиков в качестве инструкторов, ознакомление населения со способами охоты на волков, применение капканов. Очень немногие ответы указывают на желательность применения стрихнина. Как ни не полны данные в анкете ответы, все же на основании их можно сделать некоторые выводы.
Видимо, наиболее успешны были результаты борьбы с волками там, где деятельны союзы и где среди населения имелись опытные зверовые охотники. В виду того, что с введением Нэпа в силу многих причин, о которых говорить здесь не будем, в большинстве мест союзы ослабели, лишились многих членов и средства их еще более уменьшились, Губохоты также обеднели, то в дальнейшем не приходится расчитывать на более успешную их деятельность в борьбе с волками и приходится главные надежды возложить на отдельных любителей и специалистов зверовых охотников. Но для большинства из них волчья охота представляет мало привлекательного. Охота на волка требует больших усилий и затрат и шкура его никогда не может компенсировать охотника - промышленника, которому выгоднее заняться добыванием дичи или пушных зверей, а не проблематичной погоней за волками. Любители их не так много, да и весьма немногие из них располагают средствами, необходимыми для волчьих охот. Расчитывать на то, что Государство сможет дать в настоящее время достаточные средства союзам или Губохотам для организации в широком масштабе борьбы с волками не приходится. Таким образом мы как бы уперлись в тупик, из которого нет выхода. Но это несовсем так. Государство не может дать достаточных средств для организации на всей территории Республики планомерной борьбы с волками, но оно может стимулировать борьбу с волками отдельных зверовых охотников промышленников и любителей назначением достаточно высокой премии за каждого убитого волка. Что этот способ установление премии является вполне целесообразным и достигающим цели примером служит Франция 1).
Во Франции до революции волков было очень много, благодаря феодальным порядкам, при которых правом охоты располагали только сениоры. За годы революции в связи с войной и внутренним беспорядком волки необычайно размножились и поэтому первое же Революционное Правительство—Конвент вынужден был

1) Все дальнейшие указяния я беру из следующих работ: L. Ворре. Chasse et Peehe en Franse. Paris Levrault a C-ie, Ernest Jullien. La chasse fon histoir et la begistation. Paris. Librairie Academique. Didier a C-ie. Libraites-Editeuff.

 Северный Охотник, 1923, №3-4, с.4-6 волки - 0003.jpg
[6]
прибегнуть к мерам борьбы с этим злом. Поэтому II вентоза, в III-й, год революции был издан специальный закон о борьбе с волками. Параграф 1-й этого закона гласит: "каждый гражданин, который убьет щенную волчиху, получает премию 300 ливров, волчиху не щенную — 250 ливров, волка — 200 ливров, волчонка ростом меньше лисицы — 100 ливров". Кроме назначения премии этим же законом устанавливались и другие меры, как, например: лесным чинам предписывалось не меньше одного раза в три месяца делать облавы в казенных лесах, допускать частных охотников в казенные леса для охоты на волков и т. п., но все эти меры имеют вполне паллиативный характер и сами по себе не могли бы дать ничего существенного. Но назначение крупной премии быстро достигло цели, волки уничтожались в колоссальном количестве, так что уже 10-го мессидора V года явилась возможность значительно уменьшить премии: за щенную волчиху выдавали — 50 ливров, за волчат — 20 ливров и за остальных волков — 40 ливров. Специальная премия в 150 ливров была установлена за убой волка, напавшего на человека.
Законодательным актом последующих правительств Франции премии изменялись, но все же были сохранены и по последнему охотничьему закону 1882 года установлены в размере 200 франков за волка, напавшего на человека, 150 франков за щенную волчиху, 100 франков за волка и холостую волчиху и 40 франков за волчонка. Благодаря постоянным преследованиям волков во Франции осталось очень мало и в 1896 году всего убито — 171 волк и в 1897 году — 189 волков. Любопытно, что первые законодательные акты, касающиеся борьбы с волками изданы во Франции в 1436 году, когда Королевским декретом Карла VII была разрешена всем гражданам охота на волков, назначена премия за убитых в размере 20 су и учреждены должности волчатников ловчих 2), на обязанности которых лежала борьба с волками. Если, впрочем, обратиться к истории, то, не вдаваясь в глубокие исследования, интересно все же отметить, что даже в древности уже были законы, поощряющие борьбу с волками, Солон установил в Афинах премию за убитого волка в размере 5 драхм—куриозно, что за убитую волчицу премия была только в одну драхму.
Считая назначение премии одной из существующих мер борьбы с волками, я бы полагал, что премии эти должны оплачиваться из местных средств, но во избежание нежелательных задержек в выплате премий, Государство должно авансировать Губисполкомы, причем в конце года производится расчет за премии, которые раскладываются на все Губисполкомы и У исполкомы пропорционально площади земли, занимаемой каждым уездом. Это избавит от непосильных уплат те местности, в которых в силу разных причин в данное время слишком много волков, и привлечет к платежу те местности, в которых волков мало. По моему мнению такой способ расплаты был бы вполне справедлив, так как волки составляют общенациональное бедствие, и все население страны должно в силу этого нести известные расходы по борьбе с этим бедствием 3).
Самый размер премии мог бы быть установлен такой: щенная волчица. 10—15 руб. золотом, волк и яловая волчица 5—8 руб. Волчонок (щенок) 4—5 рублей, для того, чтобы заинтересовать население в розысках выводков, особенно желательно установление возможно крупной премии за волчат, в виду существующего местами поверья, что волки мстят за уничтожение их щенков, а потому только созданием материальной заинтересованности можно побороть этот вредный предрассудок. Кроме установления премии, необходимо настаивать, чтобы Государство отпускало хотя бы небольшие средства на приглашение инструкторов-окладчиков и приняло-бы меры через Союзы к организации отравления волков стрихнином,
Заканчивая на этом мой несколько затянувшийся очерк, считаю долгом принести благодарность Центроохоте, предоставившей мне свои анкеты.

2) Louvetier,
3) Считаю нужным указать, что такое же мнение высказано Силантьевым в его "Обзоре промысловых охот".


Петроград.
С. Керцелли.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения