Арктические походы советских и российских подводников.

Краснознаменный Северный Флот / Флотилия СЛО.
Арктические бригады.

Арктические походы советских и российских подводников.

Сообщение Bills Bons » 04 Сентябрь 2008 22:54

1959г.-АПЛ К-3 проекта 627 (шифр "Кит",западное кодовое наименование-"November") Северного Флота,под командованием капитана 1 ранга Л.Г.Осипенко,прошла под арктическими льдами 260 миль.

1961г.-четыре АПЛ проектов 627 и 627А под командованием Л.М.Жильцова,В.П.Рыкова,В.И.Зверева и В.Л.Березовского выполнили арктический поход,при этом К-52 (В.П.Рыков) прошла под ледяным панцирем 516 миль,а К-3 (Л.М.Жильцов) достигла 82й широты.

17.07.1962г.-АПЛ К-3 выполнила переход к Северному полюсу,однако всплыть на поверхность помешал плотный ледовый покров,толщина которого достигала 12м.

22.07.1962г.-АПЛ К-3 дважды прошла точку Северного полюса и экипаж корабля недалеко от полюса во льдах Центральной Арктики водрузил Государственный флаг СССР.Руководитель похода-контр-адмирал А.И.Петелин,командир лодки-капитан 2 ранга Л.М.Жильцов.Вскоре после арктического похода АПЛ К-3 было присвоено название "Ленинский комсомол."

1962г.-продолжительное подледное плавание совершила АПЛ К-21 проекта 627А (командир-В.Н.Чернавин).Лодка прошла подо льдом 1700 миль.При этом попутно отрабатывалась тактика подледного плавания,методика ориентирования в подледном пространстве,а также всплытия в полыньях.

1963г.-АПЛ К-115 проекта 627А (командир-капитан 2 ранга Р.Дубяга,старший похода-капитан 1 ранга В.Кичев) совершили подо льдами Северного Ледовитого океана переход на Тихоокеанский флот,пройдя за 6 суток 1600 миль.По-другим данным этот поход совершила АПЛ проекта 658 (западное кодовое имя-"Hotel"),капитана 1 ранга А.П.Михайловского.

29.09.1963г. в 06 часов 45 минут мск.-АПЛ К-181 проекта 627А всплыла между льдами точно на Северном полюсе.На льду были закреплены флаги-Государственный и Военно-морской.Командир АПЛ-капитан 2 ранга Ю.А.Сысоев,руководитель похода-командующий СФ адмирал В.А.Касатонов.За этот поход командиру лодки было присвоено звание Героя Советского Союза.

1966г.-АПЛ К-14 проекта 627А совершила 17-суточный переход подо льдами Арктики,проложив трассу,по которой в дальнейшем осуществлялась перегонка атомоходов европейской постройки на Тихоокеанский флот.Командир АПЛ-капитан 1 ранга Д.Н.Голубев.

1968г.-очередной подледный переход на ТОФ выполнила АПЛ К-42 проекта 627А (капитан 2 ранга В.И.Заморев),прошедшая под арктическими льдами совместно с АПЛ К-55 проекта 658М (капитан 2 ранга Ю.В.Перегудов).Этот поход отличался от предшествующих тем,что лодки несли на борту штатное ядерное оружие.

08 января-19 марта 1971г.-ПЛАРБ К-408 проекта 667А (шифр "Навага",западное кодовое имя-"Yankee",флотское название-"Азуха") под командованием капитана 2 ранга В.В.Привалова совершила сложнейший переход с Северного на Тихоокеанский флот без всплытия в надводное положение.Поход,во время которого 03-09 марта было выполнено боевое патрулирование у берегов США,возглавлял контр-адмирал В.Н.Чернавин.

31 августа 1971г.-подводный ракетоносец К-411 проекта 667А (командир-капитан 1 ранга С.Е.Соболевский,старший на борту-контр-адмирал Г.Л.Неволин),впервые оснащенный специальной опытной аппаратурой обнаружения полыней и разводий во льду,достиг Северного полюса.В течение нескольких часов корабль маневрировал в поисках полыньи,однако из двух обнаруженных ни одна не оказалась пригодной для всплытия,и лодка вынуждена была вернуться к кромке льдов для встречи с ожидавшим ее ледоколом.Доклад о выполнении задачи из-за плохой проходимости радиоволн удалось передать в Генеральный штаб только через барражирующий над точкой всплытия самолет Ту-95РЦ 392го ОДРАП.При возвращении с задания этот самолет 03.09.71г. разбился,выполняя посадку на военном аэродроме Кипелово (Федотово,Вологда-18) в условиях густого тумана;весь экипаж машины,состоявший из 12 человек,погиб.Пилотировал самолет командир полка полковник И.Ф.Гладков.

Сентябрь-октябрь 1971г.-АПЛ К-38 и АПЛ К-323 (обе проекта 671,шифр "Ёрш",западное кодовое имя-"Victor" и "Victor 1") совершили автономный подледный поход в Арктику.

1972г.-успешный переход на Камчатку подо льдами Арктики выполнила ПЛАРБ К-415 проекта 667А,шифр "Азуха",западное имя-"Yankee".

Апрель 1977г.-АПЛ К-429 проекта 670(шифр "Скат",флотское обозначение-"Полуавтомат",западное имя-"Charlie" и "Charlie 1") под командованием капитана 1 ранга В.Т.Козлова (старший на борту-контр-адмирал Е.Д.Чернов) совершила переход Северным морским путем с СФ на ТОФ.

22 августа-06 сентября 1978г.-АПЛ К-83 (с января К-212) и АПЛ К-325 (обе проекта 670) совершили первый в истории подводного плавания групповой подледный переход на Тихий океан.Группой командовал контр-адмирал Р.А.Голосов.Первоначально планировалось,что первая лодка,пройдя подо льдами из Баренцева моря в Чукотское,передаст сигнал о всплытии,после чего в путь отправится второй корабль.Однако Р.А.Голосов предложил более эффективный и надежный способ перехода-в составе тактической группы,что уменьшало риск подледного плавания однореакторных лодок (при выходе из строя реактора на одной ПЛАРК другая лодка могла оказать ей помощь в поисках полыньи).Кроме того,у лодок в группе существовала возможность поддерживать связь между собой при помощи УЗПС в телефонном режиме,что позволяло кораблям взаимодействоватьдруг с другом.Групповой переход удешевлял и вопросы надводного (или "надледного") обеспечения.За участие в этой операции командиры кораблей-капитаны 3 ранга А.А.Гусев и капитан 2 ранга В.П.Лушин,а также командир 11-й дивизии подводных лодок 1-й флотилии капитан 1 ранга Е.А.Томко и контр-адмирал Р.А.Голосов были удостоены звания Героя Советского Союза.

Август-сентябрь 1979г.-подобный переход,продолжавшийся 20 суток,выполнила АПЛ К-302 проекта 670 (командир-капитан 2 ранга М.А.Мажуго).В дальнейшем по "Севморпути" прибыли на Тихий океан АПЛ аналогичного проекта:К-43 (1980г.),К-121 (до 1977г.),К-143 (1983г.),К-308 (1985г.) и К-313 (1986г.).

1980г.-было выполнено 7 одиночных переходов РПКСН проекта 667БДР (шифр "Кальмар",западное имя-"Delta-3") под арктическими льдами.Первый переход совершила лодка под командованием Д.Н.Новикова.Лодки,участвовавшие в межфлотских переходах,на конечном участке полярного маршрута (особенно при выходе из подо льда в Чукотском море) испытывали особые трудности.В этот период весь экипаж,как правило,в течение 2х-3х суток постоянно находился на своих боевых постах.Глубина часто не превышала 50м.Большую опасность представляли блуждающие отмели с осевшими на них огромными ледяными массивами.Сверху над лодками находился лед,толщина которого достигала 11-15м.При этом пространство между ледяным панцирем и кораблем уменьшалось до 3-4м. при глубине под килем всего 4-5м.В подобных условиях автоматизированная система управления отключалась и лодка двигалась,управляясь вручную.Моральное и физическое напряжение людей достигало предела,однако особо большая нагрузка ложилась на командиров лодок.Несмотря на сложность и повышенный риск,подледные переходы с театра на театр привлекали своей скоротечностью,а также плаванием в зоне,примыкающей к российским территориальным водам.

1981,1982,1983 гг.-АПЛ проекта 671РТМ К-255,К-324 и К-218 совершили трансполярные переходы с Тихоокеанского на Северный театр.

1982г.-впервые в условиях полярной ночи,РПКСН К-211 (командир-капитан 2 ранга А.А.Берзин,старший похода-капитан 1 ранга В.М.Бусырев) совершила плавание по периметру Северного Ледовитого океана.

1982-1983гг.-ПЛАРБ К-279 проекта 667Б (шифр "Мурена",флотское обозначение-"Букашка",западное имя-"Delta") под командованием капитанов 1 ранга В.А.Журавлева и Ю.А.Голенкова была направлена в Белое море для несения боевой службы подо льдами в течение всей зимы.В практически замкнутой,недоступной для потенциального противника акватории лодка несла службу в течение шести месяцев до весеннего таяния льдов.Смена экипажей корабля была произведена при помощи ледокола.

1984г.-та же К-279 (командир-капитан 1 ранга В.А.Журавлев),неся боевую службу в центре моря Баффина,при скорости 7 узлов на глубине 197 м. столкнулась с айсбергом.С дифферентом 45 градусов корабль провалился на глубину 287 м.,однако усилиями экипажа был спасен и благополучно вернулся на базу (при этом следует иметь в виду,что ни один навигационный гидрографический справочник до этого случая не давал глубину самых крупных айсбергов более 160 м.).

Конец 1985г.-сложнейшее подледное плавание совершила АПЛ К-524 проекта 671РТМ (шифр "Щука") под командованием капитана 1 ранга В.В.Протопопова (старший на борту-командующий 33-й дивизии капитан 1 ранга А.И.Шевченко).Замысел похода состоял в том,чтобы пройти из Северного Ледовитого в Атлантический океан,обойдя Гренландию с севера-востока.Войдя в море Линкольна,лодка прошла через узкие и мелководные проливы Робсон и Кеннеди,отделяющие Гренландию от земли Гранта и земли Гриннела,миновала бассейн Кейна и через пролив Смита вышла в Баффинов залив и далее-в Северную Атлантику.Маршрут был чрезвычайно сложным и опасным.Он изобиловал мелями и айсбергами,обильно подбрасываемыми ледниками Гренландии.В море Баффина из-за айсбергов безопасных глубин вообще не существовало.В этих условиях единственным надежным информационным средством являлась гидроакустика.Уже в Атлантике К-524 встретилась с американским авианосцем "Америка" и скрытно его "атаковала" (разумеется,условно).Весь поход продолжался 80 суток,54 из которых-подо льдами,на глубине более 150 м.За участие в этой операции капитану 1 ранга В.В.Протопопову было присвоено звание Героя Советского Союза.

1986г.-подо льдами Белого моря нес боевую службу ТРПКСН Т-12 проекта 941 (шифр "Акула",флотское название-"Водовоз",западное имя-"Typhoon"-"Тайфун").В ходе патрулирования при помощи ледокола была осуществлена замена экипажа.

Август 1995г.-ТРПКСН ТК-20 проекта 941 произвел учебные ракетные пуски баллистических ракет из района Северного полюса.

Конец августа 1995г.-АПЛ "Даниил Московский" проекта 671РТМ (капитан 1 ранга П.И.Литвин) доставила в полярный порт Харасавэй,закрытый льдами для прохода надводных судов,10 тонн сахара и муки.

Источник:"Подводные лодки России:Иллюстрированный справочник.",Ильин В.Е,А.И.Колесников,М.:ООО "Издательство Астрель":ООО "Издательство АСТ",2001г.-288с.:ил.-(Военная техника).
Аватара пользователя
Bills Bons
 
Сообщения: 780
Зарегистрирован: 08 Март 2008 04:41

Арктические походы советских и российских подводников.

Сообщение Иван Кукушкин » 05 Сентябрь 2008 02:53

Реданский Владимир Георгиевич
Во льдах и подо льдами
Москва "Вече» 2004

Реданский В. Г.
РЗЗ Во льдах и подо льдами. (Тайные операции подводных флотов.) — М.: Вече, 2004. — 480 с. (Противостояние) ISBN 5-9533-0192-8

В новой книге военного историка подробно освешается развитие идеи и практического осушествления ледовых и подледных плаваний подводных лодок отечественного флота на Балтике и Дальнем Востоке, выдающийся вклад кораблестроителей в создание кораблей, способных плавать под вековыми льдами Арктики и достичь Северного полюса под водой. Показаны героизм и мужество советских и российских подводников при несении боевой службы в полярном бассейне. Значительное место занимает в книге рассказ о противоборстве подводных флотов двух великих держав. США и СССР, в период «холодной войны». В книге открывается завеса над многими арктическими операциями, которые длительное время были окутаны тшателыю охраняемой тайной. Убедительно показано, что наши подводники смогли противопоставить в северном регионе вероятному противнику надежный ракетно-ядерный шит.

Содержание
ОТ АВТОРА

ЧАСТЬ I

Глава I. КОРАБЛИ СКРЫВАЮТСЯ ПОД ВОДОЙ
«Потаенные суда» в России
Подводный путь к полюсу
Первые на Дальнем Востоке
«Действовать зимою... не невозможно»
Ледовое «крешение» балтийцев

Глава 2. ПОД КРАСНЫМ ФЛАГОМ РЕВОЛЮЦИИ
Трудное начало
Курс — Кронштадт
Зимние рейды

Глава 3. ЛЕДОВЫЕ МИЛИ
И зимой сохраняет боеспособность
В боевой обстановке

Глава 4. ПОД СОЗВЕЗДИЕМ БОЛЬШОЙ МЕДВЕДИЦЫ
«Дельфин», «Святой Георгий» и другие
Подлодка для Арктики
В высоких широтах
Вдоль ледового ожерелья России

Глава 5. У БЕРЕГОВ ВЕЛИКОГО ОКЕАНА
Пионеры тихоокеанских глубин
Им сам лед не страшен

ГЛАВА 6. В ГОДЫ СУРОВЫХ ИСПЫТАНИЙ
На Балтике
За Полярным кругом
Германские субмарины несли во льдах смерть

ЧАСТЬ II

Глава I. ВРЕМЯ АТОМОХОДОВ
Атомная субмарина: от идеи к реальности
Главный теоретик, главный конструктор и другие.
Объект 627
Каким быть первенцу?
У самого Белого моря
«С легким паром!»

Глава 2. «ГЛАЗА» И «УШИ» ПОДВОДНИКОВ

Глава 3. НАЧАЛО ПОДЛЕДНОЙ ОДИССЕИ
Полюс пока в мечтах
«Специальное задание правительства»
«Всплыть на полюсе!»
Глава 4. ВЕЛИКИМ СЕВЕРНЫМ- ПОД ВОДОЙ
Курсом первопроходцев
Арктику пересекает ракетоносец

Глава 5. ОТ АРКТИКИ ДО АНТАРКТИКИ
Снова на восток
Маршрутом кругосветных мореплавателей
Испытанными курсами

Глава 6. НА НОВЫХ ПОДЛЕДНЫХ ОРБИТАХ
По обе стороны полюса
Ракетоносец идет к полюсу
30 суток подо льдом
Под созвездием Малой Медведицы
В составе тактической группы
«И разошлись, как в море корабли...»

Глава 7. ГРОМ В ПОЛЯРНОМ НЕБЕ
От «огненныхтруб» «потаенного судна» к «баобабу» атомохода
Ракеты над льдами

Глава 8. АРКТИКА: КОНЕЦ XX ВЕКА. НОВЫЕ РЕАЛИИ
Тают ли торосы противостояния?
Во имя безопасности Отчизны с арктического направления
Чтобы число погружений равнялось количеству всплытий
Подводников провожать и встречать как космонавтов
Что век грядуший нам готовит?

Глава 9. ПОДЛЕДНЫЕ ТРАНСПОРТЫ: ФАНТАЗИЯ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?
Нужны ли подледные транспорты? Стоит ли игра свеч?

Приложения:

Сведения об авторе
Ссылки и цитируемые источники
Библиография


В формате pdf: http://www.polarpost.ru/vo_ldah_i_podo_ldami.zip 3116 Kb
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11055
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Арктические походы советских и российских подводников.

Сообщение Александр Андреев » 04 Октябрь 2008 01:54

"Природа", №2, 1965 г. с. 104—108.
Краткий обзор на 1965 г. http://www.polarmuseum.ru/bibl/articles/sub_65/sub_65.htm

Подводная лодка подо льдом ...
25 лет со времени первого подводного плавания
Я. Я. Гаккель, С. Е. Горлатов

Одно из самых выдающихся достижений в развитии мореплавания нашего времени — это подледное плавание. Проплывая под ледяным покровом, можно преодолеть морские пространства, где плавание надводных судов крайне затруднено. Венцом развития подледного плавания, конечно, следует считать достижение на подводных лодках Северного полюса. Именно к этой цели стремились мореплаватели — еще 300 лет тому назад. Мысль о постройке подводного «ковчега» для плавания вплоть до Северного полюса высказал еще в 1648 г. в своем математическом трактате английский ученый Джон Уилкинс. 25 лет тому назад совершила свой легендарный поход подо льдом советская подводная лодка «Щ-324» под командованием капитана III ранга А. М. Коняева, ныне Героя Советского Союза. Отважным пионерам подледного плавания и посвящена эта статья.

Известно замечательное плавание подо льдом к Северному полюсу, совершенное в 1962 г. советской атомной подводной лодкой «Ленинский комсомол», под командованием Героев Советского Союза капитана II ранга Л. М. Жильцова и контр-адмирала А. И. Петелина. Известно также имя Героя Советского Союза капитана II ранга Ю. А. Сысоева — командира другой атомной подводной лодки, достигшей в 1963 г. Северного полюса и всплывшей там из-подо льда на поверхность. Мы знаем о плаваниях к Северному полюсу и американских атомных подводных лодок ВМФ США — «Наутилус» (1958 г.), «Скейт» (1958 и 1959 гг.) и др.

Трансарктическое подледное плавание стало возможным лишь благодаря мощной атомной энергетической установке на подводной лодке. Атомная подводная лодка в отличие от обыкновенной дизель-аккумуляторной, избавлена от необходимости часто всплывать на поверхность.

До появления атомных лодок для подледного плавания подводную лодку необходимо было оборудовать ледовым буром или иным устройством, посредством которого, находясь подо льдом, можно просверлить в нем отверстие. При помощи шланга (шноркеля) через просверленную во льду скважину могут вентилироваться все отсеки лодки, а с по-мошью дизель-динамо заряжаться аккумуляторная батарея и пополняться запас сжатого воздуха.

В этом и других отношениях атомные подводные лодки имеют несравненные преиму-щества. Так, американская атомная подводная лодка-ракетоносец «Роберт Ли», патрулируя в 1962 г. на Севере, находилась под водой, не всплывая на поверхность, более 68 суток. Столь же значительная разница и в скоростях подводного плавания лодок того и другого типов. Дизель-аккумуляторные лодки в подводном положении развивают скорость хода в 2—3 узла (в 5—6 раз меньше, чем в надводном положении). Атомные же подводные лодки в подводном положении развивают гораздо большую скорость хода. Так, например, американская лодка «Трешер», погибшая в 1963 г. в Атлантике, обладала скоростью хода до 30 узлов.

По мере совершенствования техники подводные лодки строятся с расчетом на все большую глубину погружения. Тем самым достигаются более благоприятные навигационные и другие условия подводного плавания, так как глубокие слои водной толщи не подвержены действию штормовых волн и потому в открытом океане при прочих равных условиях подводное плавание вполне безопасно.

После проектов Дж. Уилкинса, относящихся, как известно, к XVII в., один из первых, кто высказался относительно использования подводной лодки для исследований Северного Ледовитого океана, был итальянский инженер Гастон Л. Пеше, который выступил в печати со своим предложением в 1896 г. Спустя два года аналогичную статью опубликовал американский конструктор и строитель подводных лодок С. Лэйк. О проекте экспедиции к Северному полюсу на подводнойлодке на заседании венского Географического общества в январе 1901 г. доложил австрийский ученый Аншюц-Кемпфе. Его проект, конечно, был далек от совершенства, но автор справедливо считал, что проблема полярных исследований — вопрос техники, что, быть может, уже недалеко то время, когда по мере усовершенствования аэропланов и подводных лодок проблема исследований высоких широт будет решена.

Особо следует сказать о предложении построить подводную лодку, специально предназначенную для плавания в высоких широтах Северного Ледовитого океана. Такое предложение в декабре 1901 г. внес Д.И. Менделеев. По его замыслу, подводная лодка длиной 50 м и объемным водоизмещением в 2100 м3, должна была служить одним из средств высокоширотных исследований, за всемерное развитие которых Д. И. Менделеев горячо ратовал. Он направлял свои исследования на изыскание Северного морского пути, освоению которого придавал большое значение.

В конце 1921 г. специальную конструкцию полярной подводной лодки предложил С. Лэйк. По его проекту лодка, водоизмещением в 500 т и со скоростью хода под водой 5 узлов, могла проходить от полыньи к полынье около 40 км на глубине 90 м (к тому времени была достигнута глубина погружения до 88 м). На случай, если ледяной покров окажется сплошным, без полыней и разводий, для подзарядки аккумуляторной батареи, вентиляции лодки и выхода экипажа на лед, с которого можно выполнить всевозможные научные наблюдения, предусматривалось оборудование лодки специальным буром, приводимым в действие сжатым воздухом.

Первую попытку достигнуть Северного полюса на подводной лодке подо льдом предпринял в 1931 г. американский полярный исследователь Губерт Уилкинс, один из потомков Джона Уилкинса. На эту мысль Г. Уилкинса навел канадский полярный исследователь В. Стефанссон, в составе экспедиции которого он впервые побывал в Арктике. Для осуществления чрезвычайно смелой экспедиции Г. Уилкинса, ему была предоставлена американская подводная лодка «0-12», сданная военным ведомством в аренду судостроительной и судоподъемной фирме Лэйк и Дэненхоуер. Фирма отремонтировала «0-12» и оборудовала ее для экспедиции тремя ледовыми бурами. Г. Уилкинс назвал свое судно «Наутилусом». Интересно, что на церемонии по случаю выхода «Наутилуса» из дока присутствовал внук Жюля Верна.

Г. Уилкинс отправился на «Наутилусе» сначала в Норвегию, а оттуда, из Бергена, вместе с известным норвежским полярным исследователем X. Свердрупом приглашённым возглавить научную часть экспедиции,в Гренландское море, а затем в Арктический бассейн. Здесь, к северу от Шпицбергена, намечалось первое погружение лодки под лед для испытания ледовых буров. Однако в последний момент перед погружением Уилкинсу доложили, что «Наутилус» лишился горизонтального руля. Впоследствии выяснилось, что руль умышленно повредил, по-видимому еще в Бергене, кто-то из членов экипажа «Наултилуса», не веривший в успех столь рискованного плавания.

«Нам не удалось выполнить многого,— писал в ноябре 1934 г. X. Свердруп,— мы не извлекли из своего плавания того опыта, на который надеялись . . . Но несмотря на это, я более чем уверен что раньше или позже, но подводная лодка будет применена для исследования Полярного моря. И разве не может случиться, что следующая подводная лодка, которая сделает попытку нырнуть под полярные льды, будет принадлежать СССР?» Для такого предположения у Х.Свердрупа имелись веские основания. Во-первых, «огромная работа, выполненная на Севере советскими исследователями, — писал X. Свердруп,— является для меня выражением сильной народной воли, воли к познанию своей страны, к изучению ее до самых крайних пределов. . .» . Во-вторых, X. Свердрупу, по-видимому, было известно, что еще в январе 1934 г. во Всесоюзном Арктическом институте (ныне Арктический и антарктический научно - исследовательский институт) специальная комиссия во главе с Р. Л. Самойловичем при участии В. Ю. Визе, Н. И. Евгенова и А. И. Дубравина dыработала специальную тематическую программу и план работ высокоширотной экспедиции. Для более полного и всестороннего исследования высокоширотных районов — окраины глубоководного Арктического бассейна Ледо-витого океана — комиссия сочла крайне необходимым и весьма важным использовать в этой экспедиции, кроме ледокола (л/п «Садко») с легким самолетом на борту, специально приспособленную для этой цели подводную лодку, а также дирижабль.

Вопрос об использовании подводных лодок для плавания под ледяным покровом снова возник в начале 1938 г., когда снаряжались экспедиции для снятия со льда дрейфующей станции папанинцев «Северный полюс». В Гренландское море, куда была вынесена эта станция, из Мурманска направились ледокольные пароходы «Таймыр» и «Мурман», а из Ленинграда — ледокол «Ермак». С той же целью была снаряжена экспедиция на дирижабле.

В этой сложной операции приняли участие и три подводные лодки Северного флота «Д-3», «Щ-402», и «Щ-404». 5 февраля они вышли из своей базы и 13 февраля одна из лодок «Д-3» достигла района о-ва Ян-Майен. К этому времени «Таймыр» и «Мурман» уже подошли к лагерю папанинцев, в связи с чем лодки, на которые, правда, и не возлагался поход подо льдом, получили распоряжение возвращаться на базу.

Эта операция снова послужила толчком к разработке проекта подводной лодки, пред-назначенной специально для подледного плавания.

Такое предложение, уже спустя два месяца после эвакуации папанинцев со льда, сделал капитан Петров. В мае 1941 г. проф. В. Ю. Визе предложил использовать подводные лодки для подледного плавания в Северном Ледовитом океане в транспортных целях — для перевозки грузов между Мурманском и портами Дальнего Востока в зимнее время.
Все эти предложения и проекты постройки подводной лодки для подледного плавания возникали и разрабатывались из побуждений преимущественно научно-познавательного, а отчасти транспортного и оперативного характера. Крайняя же необходимость осуществить подледное плавание, причем на вовсе неприспособленных к тому подводных лодках и без какой-либо специальной подготовки экипажей, возникла перед подводниками Краснознаменного Балтийского флота в январе 1940 г. На этот раз она была продиктована обстоятельствами и условиями военного времени. Во второй половине января, когда подводная лодка «Щ-324», плававшая в Ботническом заливе, должна была вернуться на свою базу в Балтийское море, весь шхерный район Аландских островов оказался скованным сплошным ледяным покровом. Выход из залива, блокированного льдами, был возможен только путем подледного плавания. Решившись на этот шаг, командир подводной лодки капитан 3 ранга А. М. Коняев провел ее проливом Южный Кваркен под сплошным ледяным покровом на протяжении 60 миль при глубинах местами менее 20 м. При этом следует учесть высоту самой лодки (около 10 м), а также извилистость фарватера. Если еще принять во внимание минную опасность и то, что тогда еще не было навигационных гидроакустических приборов, эхоледомеров и подводных телевизоров, которыми оснащаются современные подводные лодки для подледного плавания, то этот подвиг отважных советских подводников вызывает еще большее восхищение.

Подобным же образом в подледном плавании тогда отличился экипаж и подводной лодки «Щ-311».

За эти особо выдающиеся заслуги, которые по-настоящему оцениваются только теперь, подводные лодки «Щ-311» и «Щ-324», впервые совершившие подледные плавания, были награждены орденами Красного Знамени, а их командирам — А. М. Коняеву и Ф. Г. Вершинину — присвоено звание Героев Советского Союза.
Американские моряки осуществили свое первое подледное плавание летом 1947 г., когда подводная лодка «Боарфиш», плавая в Чукотском море, трижды погружалась под лед,пройдя под ним вблизи кромки в общей сложности 30 миль.

Очень важным моментом в проблеме подледного плавания является маневр всплытия лодки из-подо льда. Он был решен гораздо проще, чем это представлялось ранее конструкторам подводных лодок.

Обратимся к опыту американских подводников, несколько раз всплывавших на поверхность в Арктическом бассейне на атомной подводной лодке «Скейт».
Способ всплытия американским морякам подсказал В. Стефанссон, к которому командир «Скейта» Дж. Калверт обратился за консультацией. В. Стефанссон указал, что китообразные, оказавшись под ледяным покровом, легко взламывают своим телом лед толщиной 15—20 см. Таким же образом, по мнению В. Стефансеона, может взламывать лед своим корпусом и подводная лодка.

Воспользовавшись этим указанием, подводники в своем зимнем походе в марте 1959 г. несколько раз всплывали на «Скейте» через лед, образовавшийся на разводях среди пака. Этот сравнительно тонкий лед снизу распознавался подводниками посредством эхоледомера, а также благодаря лучшей прозрачности (в сравнении с паковым льдом). Такие встречающиеся здесь замерзшие разводья напоминают как бы тускло светящиеся в подводном мраке «фонари», как их стали называть подводники. Одним из таких «фонарей», обнаруженным с глубины 60 м на Северном полюсе, 17 марта 1959 г. и воспользовалась подводная лодка «Скейт». Проломив лед своим корпусом, она всплыла на поверхность.

Восемнадцатью годами раньше таким же образом проломила лед и всплыла на поверхность советская подводная лодка «Щ-324», после того как она вышла из Ботнического залива в Балтийское море проливом Южный Кваркен. Таким образом в зимнем плавании 1940 г. «Щ-324» впервые не только совершила подледное плавание, но и осуществила всплытие сквозь лед.

Отмечая это выдающееся событие в истории мореплавания, нужно ответить еще на один вопрос: можно ли сравнивать условия подледного плавания в Северном Ледовитом океане под многолетним ледяным покровом, с ледовыми условиями в Балтийском море? Да, безусловно, можно. Толщина зимнего льда недавнего образования, который морякам приходилось взламывать силою плавучести подводной лодки, в том и другом случаях, по-видимому, была примерно одинаковой. Однако само плавание подо льдом, даже паковым, в Северном Ледовитом океане гораздо безопасней, так как здесь, во избежание столкновения со льдами, даже с айсбергами, лодка может идти, погрузившись на большие глубины — до 120 да. Скорость сбавляется только при прохождении над подводными горами и хребтами, где глубины значительно уменьшаются. Характеризуя условия подледного плавания подводной лодки «Скейт», командир ее, уменьшая для наглядности масштаб, сравнивает глубины океана с высотой потолка в комнате. В этом случае по образному сравнению Калверта, подводная лодка будет иметь размеры спички, которую можно представить подвешенной на некотором расстоянии от потолка. В аналогичном масштабном сопоставлении, под-водную лодку «Щ-324», шедшую подо льдом в исключительно стесненных условиях маневрирования в проливе Южный Кваркен, без преувеличения можно сравнить с человеком, который идет со связанными руками в пещере в полной темноте без фонаря, а для ориентировки располагает только светящимся компасом и расстояние на своем многокилометровом пути измеряет шагами.

Несомненно, что первое подледное плавание, совершенное экипажем подлодки «Щ-324» 25 лет тому назад, притом в чрезвычайно тяжелых условиях войны, навсегда останется в истории советского мореплавания как одна из ее героических страниц.
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 2574
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Арктические походы советских и российских подводников.

Сообщение Дмитрий Жовнер » 09 Октябрь 2012 18:53

Bills Bons пишет:1959г.-АПЛ К-3 проекта 627 (шифр "Кит",западное кодовое наименование-"November") Северного Флота...


И.Дубяга, контр-адмирал Герой Советского Союза.

Гости из подо льда
О ПЕРВОМ ТРАНСАРКТИЧЕСКОМ ПЕРЕХОДЕ ПОДО ЛЬДАМИ ИЗ БАРЕНЦЕВА МОРЯ В ТИХИЙ ОКЕАН

В конце 50-х — начале 60-х годов атомные подводные лодки США осуществили несколько походов в Арктику. Вокруг этих походов была поднята рекламная шумиха. Стратеги Пентаго¬на рассчитывали, что под вечными льдами их подводный флот будет неуязвим и что он сможет постоянно держать под прицелом проводку судов по Северному морскому пути и жизнен¬но важные северные районы нашей страны. Однако эти иллюзии были быстро рассеяны.
В 1962 году советская атомная подводная лодка «Ленинский комсомол» под командованием Л. М. Жильцова дважды прошла подо льдом Северный полюс. А в сентябре следующего года был совершен первый трансарктический переход подо льдами из Баренцева моря в Тихий океан. По этому труднейшему маршруту с интервалом в несколько дней прошли два советских атомохода. Их командиры И. Р. Дубяга и А. П. Михайловский были удостоены, звания Героя Советского Союза. В предлагаемом, материале читатель узнает некоторые интересные подробности похода подо льдом Арктики, о котором еще недавно было известно лишь узкому кругу людей.
Точка нашего погружения под паковые льды была назначена севернее мыса Желания на оконечности Новой Земли. Здесь как раз проходила кромка сплошного льда. Всплыв в этой точке 4 сентября 1963 года, мы осмотрели место, откуда нам предстояло взять старт.
..............
Наш рейс должен был доказать возможность длительного плавания подо льдами атомных подводных кораблей. Толщина ледового панциря в Арктике обычно не менее трех метров. Взломать его корпусом лодки или взорвать имевшимися у нас на борту средствами было тогда невозможно. Впереди по курсу могли встретиться и еще более грозные препятствия — айсберги, которые сползали в океан с побережья Шпицбергена, Земли Франца-Иосифа и Новой Земли.
Перед погружением к нам подошло гидрографическое судно «Памир». Мы уточнили свои координаты и, приняв последние дружеские напутствия, задраили люк. Мало кто знал на берегу о полученном нами приказе...
Когда лодка спустилась на заданную глубину, я отдал команду взять курс ноль — точно на Северный полюс. Наш маршрут проходил желобом Святой Анны. Это самая углубленная часть океана между Землей Франца-Иосифа и островом Визе. А затем, согласно плану мы повернули на восток.
В те годы Северный Ледовитый океан был изучен детально лишь вблизи побережья. А под никогда не тающими паковыми льдами имелось еще немало белых пятен. Глубины там были измерены выборочно, по направлению дрейфа полярных станций «Северный полюс». Даже нанесенные на карту под¬водные хребты Ломоносова и Менделеева, открытые советскими учеными, обозначались лишь ориентировочно. И никто не мог поручиться, что на пути атомной подводной лодки, способной идти со скоростью пассажирского поезда, не встретятся какие-нибудь «сюрпризы». Мы готовились к любым неожиданностям.
При подходе к хребту Ломоносова я отдыхал в своей каюте. Отдыхал, конечно, относительно — из-за постоянного напряжения в походе я почти не спал. И вдруг слышу сквозь дремоту встревоженные голоса по переговорной связи с центральным постом. На вахте в тот момент стоял помощник командира, капитан 3-го ранга Владимир Шувалов — грамотный, расторопный офицер. Он разговаривал со штурманом и был явно чем-то озадачен. Я бегом направился на центральный пост.
То, что я увидел, поразило и меня. Эхолот показывал, что перед носом подводной лодки почти отвесно поднимался грунт! Впечатление было такое, словно дно вставало на дыбы. Пришлось сбавить ход до трех узлов и уменьшить глубину погружения.
Всплыть мы не могли — над нами был сплошной торосистый лед. До его нижнего края оставалось метров тридцать, когда подъем прекратился. Я распорядился задним ходом остановить лодку. Затем мы толчками стали продвигаться вперед по зазору между дном и льдом. К счастью, это продолжалось недолго: грунт под нами так же круто оборвался вниз.
Нам встретилась «сахарная голова» — так моряки называют коническую гору с очень сильным уклоном откосов. О ее существовании подо льдом никто тогда не подозревал. Мы шли по картографической сетке — это чистый лист бумаги с линиями географических координат. И на эту сетку первыми нанесли три «сахарные головы», обнаруженные нами на хребте Ломоносова.
Неожиданности подстерегали не только в океане. За хребтом Ломоносова у нас вышел из строя опреснитель морской воды. Это грозило остановкой двигателя — ядерный реактор не может обойтись без исключительно чистой воды. На борту ее получали, подвергая соленую морскую воду двойной перегонке. За шесть напряженных часов механик, капитан 3-го ранга Борис Гапешко и его помощники прочистили опреснитель и устранили неполадки. Тяжело было работать людям в тесном отсеке, дыша искусственным кислородом. Но никто не дрогнул на своем боевом посту.
Перед выходом в море меня инструктировал Главком ВМФ СССР, Адмирал Флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков. Он выразил пожелание, чтобы мы, если представится возможность, навестили советских полярников, дрейфовавших во льдах Арктики. Нам, конечно, и самим было интересно побывать у них в гостях.
Впереди по курсу у нас было две дрейфующие полярные стации: «Северный полюс-10» и «Северный полюс-12». Обе они были оснащены подводными маяками, которые мы называли «шумилками». Маячки издавали под водой звук, который могли запеленговать гидроакустики подводной лодки.
Ориентируясь на эти «шумилки», мы вышли вначале на станцию СП-10. Она оказалась размещенной на очень мощной льдине. Мы кружили под ней часа четыре, но так и не смогли обнаружить поблизости какой-нибудь полыньи, где можно было бы всплыть.
Во время этого кружения лодке приходилось часто менять курс. Тут мы впервые почувствовали на практике, как трудно ориентироваться в высоких широтах по навигационным приборам. Обычному компасу здесь доверять нельзя — магнитная стрелка отклонялась от нужного направления на 160 — 170 градусов. И гирокомпас требовал постоянной корректировки, выходя из меридиана на девять градусов вследствие близости оси вращения Земли. Приходилось делать сложные перерасчеты.
Мы рисковали потерять курс в океане, что равнозначно было гибели, и по настоятельной просьбе штурмана капитан-лейтенанта Петрова я прекратил попытки всплыть вблизи СП-10.
Вторая полярная станция находилась на более низкой широте. Вскоре мы вышли на нее и, к нашей радости, обнаружили подходящее разводье. Оно мелькнуло в перископе более светлым пятном на темном фоне пакового льда. Длина разводья была метров 150, лодка могла в нем уместиться.
Мы вернулись назад и довольно точно попали под полынью. Но чистая вода в ней уже успела затянуться ледовой коркой. Когда подводная лодка всплыла, рубка приподняла молодой лед, и он еще долго держал нас, не выпуская на поверхность. Пришлось продавливать этот ледяной пласт продутием главного балласта.
Наконец мы услышали треск, и наш подводный корабль вынырнул из глубины Северного Ледовитого океана в районе вечных, никогда не тающих льдов. Это случилось 10 сентября 1963 года около 15 часов дня по московскому времени.
Когда я вышел на мостик, из-подо льда торчала только рубка. Весь корпус подводной лодки был обложен мощными ледяными глыбами толщиной около метра. Меня так и подмывало сесть на одну из них и скатиться с борта на спресованный ветром снежный наст! Голова кружилась от радости, что всплытие удалось. А каким вкусным и сладким показался арктический воздух — самый чистый, каким только я дышал на Земле!
Лагерь полярников : Лагерь полярников.jpg
Осмотрев горизонт, мы заметили в километрах семи от лодки маленькие черные точки. Это был лагерь полярников. Желающих их навестить оказалось слишком много, пришлось мне делать отбор. Учитывались прежде всего занятость на вахте и опыт хождения по торосистому льду, которым я сам лично не обладал.
В нашу делегацию вошло семь человек. Остальные утешились футболом. Мяч гоняли по льду у самого борта корабля. Погода была хорошая — ветер небольшой, мороз всего минус семь градусов.
В экипаже подводной лодки был здоровяк-гидрограф Гойнаровский. Днем ему полагалось наблюдать небесные светила в теодолит. Но в тот день наблюдать было нечего, поскольку небо заволокли облака. Гойнаровский утверждал, что уже не раз бывал на полярных станциях и что, следовательно, он знает, как ходить по арктическим льдам. Его пустили вперед в качестве проводника.
Но в первой же полынье, встретившейся на нашем пути, «бывалый полярник» принял ледяную купель. К счастью, он провалился только по пояс, и мы успели вытащить его из воды. Переодеть пострадавшего было не во что (никто из нас не рассчитывал на такое ЧП), а возвращаться на корабль ему не хотелось. Как потом выяснилось, начальник полярной станции СП-12 Леонид Беляков оказался его давним приятелем. Они встречались друг с другом еще в студенческие годы и даже участвовали вместе с соревнованиях по самбо. Гойнаровский взмолился, чтобы его не отсылали обратно. Мы разрешили ему остаться в нашей делегации, но при условии, чтобы он шел теперь не впереди, а в «хвосте».
«Помилование» проводника стоило мне мозолей на пятках.
Я отдал Гойнаровскому свои носки и остался в валенках на босу ногу. Другие также чем-то поделились с ним. Каждый из нас оделен потеплее на случай пурги, которая быстро наметает сугробы на торосистом льду. С погодой нам повезло: до лагеря полярников нас сопровождал лишь легкий попутный ветер.
Наше появление на СП-12 не произвело вначале никакого впечатления. Мы видели, как из одного из домиков выскочил человек и побежал к будке, находившейся от нас в метрах двухстах. Как потом выяснилось, это был метеоролог Георгий Хлопушин. Что мы только не делали, чтобы он нас заметил! Кричали, свистели, бросали в него ледышками, а боцман Василий Гусаков чуть не выстрелил с досады из ракетницы! Хлопушин даже и ухом не повел. Он спокойно вошел в свою будку и закрыл за собой дверь.
Вот что значит психологический настрой! За полгода дрейфа на станции отвыкли от посторонних голосов, и ничто, казалось, не могло выбить человека из привычной колеи одних и тех же повседневных дел.
Нам самим было любопытно, как метеоролог отреагирует на наш приход, и мы заторопились к будке. Я как руководитель группы первым поднялся по ступенькам наверх и, постучав, открыл дверь.
— Здравствуйте! — говорю. Остальные также вежливо поздоровались, выглядывая из-за моей спины. Вот тут впервые в жизни я убедился, что у человека иногда бывают квадратные глаза.
Хлопушин перестал записывать показания приборов и с недоумением уставился на нас. Наверное, целую минуту он молча переводил взгляд с одного на другого. А мы, в свою очередь, с не меньшим изумлением разглядывали красавиц из модных журналов, которые украшали внутреннее убранство будки от пола до потолка. В середине этого настенного гарема была надпись: «Живой уголок».
— А вы, собственно, откуда? — заговорил наконец поклонник женской красоты.
— Из-подо льда,— честно признался я.
Метеоролог снова обвел нас встревоженным взглядом. Все мы были одеты в одинаковые меховые куртки с воротниками без каких-либо знаков отличия. Только гидрограф Гойнаровский, заледеневший до пояса после купания в полынье, имел несколько необычный вид.
— А почему вы не говорите по-английски? — спросил вдруг нас хозяин метеобудки. Тут пришел черед изумиться нам... Оказывается, незадолго до нашего появления на СП-12 радист станции случайно услышал в эфире переговоры американских полярников, дрейфовавших в том же районе, со своим начальством на материке. Они поставили ультиматум: «Если через десять дней к нам не придет ледокол, мы самостоятельно покидаем станцию и уходим на берег!»
Георгий Хлопушин принял нас за беглых американцев, решивших осуществить свою угрозу. А больше всего его смутило то обстоятельство, что съестные припасы на СП-12 подошли к концу, и кормить американских коллег, если бы они задержались в гостях надолго, было бы нечем.
Обо всех этих тонкостях мы узнали, разумеется, позже. Метеоролог же, сообразив наконец, что пришли «свои», с громким криком: «Беляков!.. Беляков!..» — выскочил наружу.
Дмитрий Жовнер
 
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 01 Сентябрь 2012 21:05

Арктические походы советских и российских подводников.

Сообщение Дмитрий Жовнер » 09 Октябрь 2012 19:07

И.Дубяга, контр-адмирал Герой Советского Союза.

Гости из подо льда
О ПЕРВОМ ТРАНСАРКТИЧЕСКОМ ПЕРЕХОДЕ ПОДО ЛЬДАМИ ИЗ БАРЕНЦЕВА МОРЯ В ТИХИЙ ОКЕАН
(окончание)

Я потом не раз встречался в Ленинграде с начальником СП-12, кандидатом географических наук Леонидом Николаевичем Беляковым. Он теперь работает старшим научным сотрудником в НИИ Арктики и Антарктики. С его разрешения привожу запись, сделанную им в своем дневнике в день нашего появления в лагере полярников: «Внезапно я услышал, что меня зовут. В этот момент я находился около привязанного на цепь Алдана. Он забыл все учение и даже не лаял на подходившего вчера к станции медведя. И все из-за любви к Катьке, которая боялась теперь выйти к нему из своей конуры. И вдруг Алдан залаял на крик метеоролога Георгия Хлопушина — так необычен был его голос! Я решил, что за спиной у меня — медведь! Быстро сбросил капюшон, обернулся, но сзади никого не оказалось.
Медведи не раз пытались утащить из лагеря собаку или полакомиться за счет наших запасов. Одного нахального медведя пришлось даже застрелить. Прячась за торосами, он подкарауливал наших собак и терроризировал полярников.
Чтобы выяснить, в чем дело, я пошел в кают-компанию. Там ребята смотрели фильм. Как раз менялась часть — они вышли покурить и подышать свежим воздухом. Мое внимание привлекло необычно большое количество людей. Начал считать и обнаружил, что их гораздо больше, чем числилось на нашей станции...
В гости к нам пришли семеро подводников во главе с командиром атомной лодки. Она всплыла, пробив лед в семи километрах от СП-12. Какой там Жюль Верн — такое нам и не снилось! Мы знали, что обстановка в Арктике с начала сентября стала невероятно тяжелой. Лед во многих местах прижало к побережью. Солнце уже стало низким и желтым. Все чаше его закутывал туман. Ни один ледокол не мог к нам подойти. 6 сентября мы достигли долготы 180°07', широты 77°50'. Но только пересекли линию перемены дат (180-й градус) и вошли в Западное полушарие, нас потянуло куда-то на северо-восток.
Мы дрейфовали почти полгода. Все порядком уже поистосковались по Большой земле. За все лето к нам залетела оттуда лишь одна какая-то птица, похожая на ласточку, только без хвоста. Побыла в лагере часок и исчезла. И вдруг такой сюрприз!..» Полярники нам устроили бурный прием. Мы обнимались, целовались — произошло братание, что ли! Начальник СП-12 Л. Н. Беляков обошел с нами все жилые и подсобные домики в лагере, показал нам свое нехитрое хозяйство: передвижную электростанцию, прожектор кругового обзора, включавшийся с наступлением сумерек, трактор, сани, нарты.
За полгода «дрейфуны», как их в шутку называли, неплохо обжили льдину. Они выполняли большую научную программу по изучению морского течения, рельефа дна, аномалий температуры и солености воды. На станции вели также постоянные аэрологические и метеорологические наблюдения (Георгий Хлопушин оправдывался потом тем, что опаздывал на «срок» — снять в нужное время показания приборов). После осмотра лагеря полярники пригласили нас за стол и поделились с нами всем, чем были богаты. Они выставили красную икру, коньяк, специально испеченный свежий хлеб. А остальные продукты были консервы. Рядом со мной за столом сидел врач СП-12 Юрий Александрович Парамонов. От него я узнал, что припасы в лагерь забрасывали весной, а прибытие самолета в сентябре задержалось. Из-за подвижки льдов на аэродроме появилась трещина. Ее пытались заделать связанными бочками и мостками, но она разошлась еще больше. Новую полосу должны были подготовить лишь к октябрю.
Слушая врача, я невольно подумал о том, как быстро меняются наши представления о трудностях! После зимовки папанинцев на станции «Северный полюс-1» в 1937 году их встречали, как героев. Они, конечно, заслуживали этого. Но Арктика не подобрела к человеку с тех пор, как в ней побывали первопроходцы. По-прежнему здесь по девять-десять месяцев в году свирепствовали морозы и метели. Не стало легче и полярникам переносить долгую ночь и оторванность от родной земли. По окончании обеда или скорее ужина (по местному времени было около 22 часов) я пригласил полярников на наш корабль и пообещал угостить свежими овощами и фруктами. Это предложение было с восторгом принято. Но сразу же возник вопрос: кому идти? Побывать на атомной подводной лодке хотелось всем, и каждый стал просить начальника станции, чтобы он взял с собой именно его.
Мне при отборе членов нашей делегации все же было проще — военные привыкли к дисциплине. А тут я с интересом наблюдал, как Леонид Николаевич Беляков выйдет из весьма щекотливого положения. Он сказал, что с ним пойдут лишь те, кто свободен от дежурства, но и таких оказалось слишком много. Да и в стане дежуривших в тот вечер нашлись аргументы против того, чтобы их оставили в лагере. Споры никак не удавалось прекратить, и тогда Беляков заявил: «Пусть идут все, но только без меня!»
Эта угроза возымела действие. Лишь шестеро счастливчиков стали собираться с нами в поход. И тут они нам преподнесли предметный урок, как надо ходить по арктическим льдам. Каждый из них взял с собой по длинной веревке и вооружился карабином или пистолетом.
— Вы что, завоевать нас хотите? — спросил я в шутку Леонида Николаевича.— Все равно у нас на борту оружия больше!
— А вы с чем пришли? — поинтересовался начальник СП-12.
У нас с собой было лишь две ракетницы и одна на всех веревка.
— Нет, товарищи дорогие! — воскликнул Леонид Николаевич.— Так ходить в Арктике нельзя! В любой момент из-за торосов может выскочить медведь! Собака на льду проворнее человека, и то он ее задирает! А ракетницей этого зверя не отпугнешь!
Беляков подарил мне на память медвежью лапу с выпущенными когтями. Ее внушительные размеры произвели на нас глубокое впечатление. Этот подарок я храню дома не только как экзотичес¬кий сувенир. Глядя на него, я стараюсь удержаться от опрометчивого поступка...
Обратный путь занял меньше времени. Дорога нам уже была знакома, да и наши гости торопились поскорее увидеть атомный корабль. Мы пригласили их в кают-компанию, угостили флотским ужином со свежими огурцами и редиской.
Когда пришла пора прощаться, Беляков и его спутники получили от нас в подарок по индейке на каждого, а на всех им вручили целого теленка и половину свиной тушки. Мы помогли им доверху нагрузить двое саней-волокуш мешками со свежей капустой, яблоками и картошкой. Обрадованный Леонид Николаевич на прощанье нам в шутку сказал, что поставит вопрос перед своим начальством о том, чтобы зимовщиков регулярно навещали атомные подводные лодки.
Мы расстались весело, но стоянка во льдах чуть не обернулась для нас бедой. Когда мы задраили люк и приняли главный балласт, наш корабль не погрузился под воду. Заполнили цистерны дополнительного балласта — и снова никакого эффекта! Лодка словно примерзла ко льду. За несколько часов, что мы ходили в гости и принимали гостей у себя на борту, произошла подвижка льдов. Края трещины крепко зажали корпус корабля.
Пришлось сыграть боевую тревогу. Мы попробовали раскачать подводную лодку, работая малыми ходами вперед и перекладывая руль с правого борта на левый — безрезультатно! Средними ходами также не удалось оторваться ото льда. Тогда я принял, может быть, «неправильное» с точки зрения морской практики решение: в сплошном льду работать винтами назад. Был риск повредить винты, подгребая под них лед, но другого выхода я не видел. Коротким толчком наш корабль прыгнул назад. Мы не ударились об лед и наконец-то полетели вниз. Арктика нехотя выпустила нас из своих ледяных объятий...
Атомная подводная лодка снова вынырнула на поверхность в Чукотском море. Из-за мелководья возникла опасность наткнуться на айсберг — он мог придавить нас ко льду. Некоторое время мы шли поверху, по битому льду вблизи побережья Чукотки. Тут нам встретилось лежбище моржей.
Стадо невозмутимо возлежало на льдине. Посигналил моржам сиреной — лишь несколько грузных самцов приподняли головы, презрительно посмотрели на нас и снова улеглись на лед. Они не придали нашему плаванию никакого значения. Им не хотелось, видимо, признать, что хозяином Арктики стал теперь человек.
Когда закончился наш поход, я выполнил просьбу полярников — отправил их письма, которые они чуть ли не каждый день писали на дрейфующей станции. Этих писем было не меньше сотни. Девушка в почтовом отделении, принимая от меня увесистую стопку, ужаснулась: «Кому вы столько пишете?» Я невольно улыбнулся: нельзя же было открыть ей секрет!
Письма со льдины обычно отправляют только два раза в году, да и то, если сядет в лагере самолет. Таким образом, наша атомная подводная лодка выполнила еще и роль бутылки, с помощью которой издавна давали о себе знать мореплаватели. Только вряд ли кто из адресатов тогда догадался об этом...

Публикацию подготовил Олег Чечин


Источник: Альманах «Подвиг», выпуск 35, 1990 год, изд. Молодая гвардия, стр. 207-213
Дмитрий Жовнер
 
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 01 Сентябрь 2012 21:05

Арктические походы советских и российских подводников.

Сообщение insp2 » 04 Сентябрь 2013 04:48

03 Сентября 2013 года, 14:45
Первый трансарктический переход АПЛ. Один день в истории
Изображение
50 лет назад, 3 сентября 1963 года, начался уникальный арктический поход атомных подводных лодок Северного флота К-115 (командир капитан II ранга И.Р. Дубяга, старший на борту В.Г. Кичев, фото вверху) и К-178 (командир капитан I ранга А.П. Михайловский, старший на борту Н.К. Игнатов, фото внизу).
Впервые в истории отечественного подводного плавания АПЛ совершили групповой подлёдный межфлотский трансарктический переход из Западной Лицы в Петропавловск-Камчатский со всплытием у полярной станции «СП-12». Переход завершился 30 сентября.
За успешный поход И.Р. Дубяге и А.П. Михайловскому были присвоены звания Героев Советского Союза (1964).

Изображение
Подробнее: http://www.b-port.com/history/item/1124 ... z2dstkiDf8
Аватара пользователя
insp2
 
Сообщения: 459
Зарегистрирован: 29 Январь 2011 22:51
Откуда: С-Петербург

Арктические походы советских и российских подводников.

Сообщение [ Леспромхоз ] » 04 Сентябрь 2013 10:33

b-port пишет:50 лет назад, 3 сентября 1963 года, начался уникальный арктический поход атомных подводных лодок Северного флота К-115 (командир капитан II ранга И.Р. Дубяга, старший на борту В.Г. Кичев, фото вверху) и К-178 (командир капитан I ранга А.П. Михайловский, старший на борту Н.К. Игнатов, фото внизу).
Впервые в истории отечественного подводного плавания АПЛ совершили групповой подлёдный межфлотский трансарктический переход из Западной Лицы в Петропавловск-Камчатский со всплытием у полярной станции «СП-12». Переход завершился 30 сентября.


Вроде все правильно, но не совсем. Опять b-port в сокращении транслирует.
Поход был как-бы групповой, но не синхронный.
"К-115" с 3 по 17 сентября. Всплывала на "СП-12". Описание см. 2 постами выше у И.Дубяги.
"К-178" с 14 по 30 сентября. Всплывала на "СП-10" без контакта с полярниками, у "СП-12" всплыть не удалось.
Описание похода Н.Питулайниным будет ниже.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 10685
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Арктические походы советских и российских подводников.

Сообщение [ Леспромхоз ] » 04 Сентябрь 2013 19:24

НА АТОМНОМ РАКЕТОНОСЦЕ ПОД ПАКОВЫМ ЛЬДОМ

 fase.jpg
В начале шестидесятых годов. На Камчатке началось формирование соединения атомных подводных лодок, которое предусматривалось комплектовать подводными лодками как Тихоокеанского, так и Северного флотов. Новое соединение разворачивалось на базе эскадры дизельных подводных лодок в поселке Лахтажный бухты Крашенинникова.
По окончании Военно-морской Академии в 1962 году я был назначен на подводную лодку "К-178" СФ, которой командовал капитан 1 ранга А.П.Михайловский, уже тогда широко известный и авторитетный - командир-подводник.

Летом 1963 года стало известно, что на Тихий океан будут передислоцированы две атомные подводные лодки: "К-115" под командованием капитана 2 ранга И.Р.Дубяги и "К-178" под командованием капитана 1 ранга А.П.Михайловского. Был объявлен маршрут - под ледяным панцирем Арктики. В период подготовки к походу между командирами кораблей существовало скрытое и открытое соперничество, которое передавалось и экипажам. Каждый хотел быть первым. И хотя шли открывать не "терра инкогнито", а далекую, но известную Камчатку, впереди ждал путь новый, неизведанный. Ведь под ледяной шапкой Земли еще никто не ходил. Никто не знал, с какими ситуациями придется столкнуться, что ждет впереди. Не было, чего там скрывать, особой надежды и на энергетическую установку. У всех в памяти еще была свежа трагедия ПЛ "К-19". На случай необходимости экстренного всплытия подо льдами, носовые торпедные аппараты были заряжены двумя боевыми торпедами, чтобы пробить полынью в толще пакового льда. Но еще тогда скептики утверждали, что едва ли в битом льду удастся эту полынью отыскать. Тем не менее, в благополучном исходе трансарктического перехода никто не сомневался. Спокойная уверенность командира передавалась каждому члену экипажа. Почти никто, в том числе и наши соперники, не сомневался, что первым пойдет Михайловский, у которого были неоспоримые преимущества в теоретической подготовке, опыте командования подводными кораблями разных проектов, опыте плавания, в том числе и подо льдами. Вопрос, кому идти первым, решили не только конструктивные особенности кораблей. Торпедная ПЛ "К-115" была меньше по водоизмещению, имела небольшую прочную рубку, была способна, как показал опыт плаваний ПЛ "К-21", "К-3" при всплытии взламывать корпусом лед толщиной около полуметра. Ракетная ПЛАРБ "К-178" имела громадную рубку, в ограждении которой находились ракетные шахты, а их крышки могло, как предполагали, заклинить при всплытии во льдах, т.е. ПЛ могла потерять свои боевые возможности. Видимо, при решении вопроса, кто же пойдет первым. Главком, прежде всего, учел то обстоятельство, что "К-178" имела на борту баллистические ракеты на жидком топливе. Первой пошла "К-115".

Подготовка корабля к походу проводилась с большим напряжением. Весь экипаж находился в прочном корпусе после подъема Военно-морского флага и до 24.00. Схода офицеров на берег практически не было: приказ командира. После 00.00 часов и до 5.30 энтузиастам, кто не отправил семьи на Большую Землю, удавалось сбегать из Б.Лопатки в городок и обратно на пару часов, пообщаться с женами и посмотреть на спящих детей. И так ежедневно. У командира рука железная. Через некоторое время начался глухой ропот, плачемся заместителю командира по политической части С.П.Варгину. просим разжалобить командира, ослабить завернутые до отказа гайки. Сергей Павлович, как обычно, с апломбом бросает: "Это не мое дело!". На это с ехидством замечаем: "Мы думали, что комиссару до всего есть дело!" Наконец, сдавшись, Сергей Павлович пытается "давить" на командира. В результате командир собирает офицеров корабля. Как всегда, Аркадий Петрович спокоен, невозмутим и обращается к присутствующим с такими словами: "Товарищи офицеры, ну, не нужно же буквально понимать мое требование ежедневно работать до 24.00! Если Вы закончили работы в 23.50, можете сходить на берег". Издевается командир. Однако после этого собрания рабочий день офицеров упорядочен. Старпом В.М.Ладнов расписывает офицеров на 3 очереди, как того и требует Корабельный Устав ВМФ.

И все же жесткая требовательность командира сделала свое дело: в установленный срок корабль был образцово подготовлен к походу. Выход едва не был сорван по техническим причинам. При контрольном вводе ГЭУ (главной энергетической установки) в действие отказали ПТУ (паротурбинные установки) обоих бортов: регуляторы уровня конденсата (РУК) заклинило - один в крайнем верхнем, другой - в крайнем нижнем положении, так что теплый ящик одного борта переполнялся, а другого осушался. При расследовании этого происшествия в конденсатно-питательной системе была обнаружена чугунная дробь, которая по чьему-то умыслу, а скорее по небрежности, была оставлена во внутренних полостях Главных холодильников (ГХ) после технологической операции по обработке внутренних поверхностей этих холодильников на заводе-изготовителе (Кировский завод). Более того, наружные отверстия ГХ были закрыты заглушками и опломбированы ОТК Кировского завода, после чего отправлены на судостроительное предприятие, где и был произведен монтаж системы. В процессе эксплуатации ГЭУ дробь разнесло по конденсатнопитательной системе. Избавиться от нее стоило немалого труда: разбирали конденсатно-питательную систему, поднимали насосы, вскрывали фильтры и т.д., выполняли большой объем сопутствующих работ. Наконец, справились и с этой проблемой. В августе все работы были завершены. Сходили на контрольный выход и стали ждать Главнокомандующего ВМФ, который решил лично осмотреть и проводить корабль в этот ответственный поход. Ну, а до Главкома корабль терроризировали десятки проверяющих из многочисленных штабов и управлений, которые только затрудняли работу экипажа.

Главнокомандующему ВМФ перед осмотром корабля был представлен офицерский состав. Характеризуя командира Б 4-5 Н.З.Бисовку, командир ПЛ подчеркнул, что тот имеет военную квалификацию "мастер" (была такая надуманная практика присваивать по одной из узких специальностей классную квалификацию и офицерам кораблей). Обращаясь к Н.З.Бисовке, С.Г.Горшков поинтересовался, почему он не носит нагрудного знака "мастер". На этот вопрос с обидой и непосредственностью Николай Захарович ответил: "Товарищ Главнокомандующий, на Северном флоте не нашлось такого знака". Стоящий здесь же Командующий флотом В.А.Касатонов взорвался: " Не смейте клеветать на Северный флот!" Дальнейшее развитие бури предотвратил Главком. В тот же день нагрудный знак мастера - буква "М" с крылышками - был доставлен в Западную Лицу и вручен капитану 3 ранга Н.З.Бисовке. Приятные события для Н.З.Бисовки на этом не закончились. "День в день" с помощью адмирала Н.В.Исаченкова приказом ГК ВМФ ему было присвоено очередное воинское звание "капитан 2 ранга".

Главнокомандующий в сопровождении многочисленной свиты осмотрел корабль и остался доволен как состоянием корабля, так и подготовкой экипажа. После осмотра корабля на ПКЗ (плавказарме) Главком заслушал всех командиров дивизионов, боевых частей и командира ПЛ о готовности к походу, каждому были заданы вопросы. Мне, в частности, С.Г.Горшков задал такой вопрос: " Чем можно объяснить повышенный износ щеток генераторов серии ГПМ-21, который стал наблюдаться на ряде ПЛ Тихоокеанского флота? Не откажут ли турбогенераторы при плавании подо льдом?" Доложил свои соображения, в том числе и по уровню технологии разных заводов-изготовителей, продемонстрировал заранее приготовленные образцы угольно-графитных щеток. Здесь же адмирал Н.В.Исаченков - Зам. ГК ВМФ по кораблестроению забрал у меня эти щетки, завернул в носовой платок и спрятал в боковой карман. Характер задаваемых вопросов показал, что Главнокомандующий не только прекрасно знает новую атомную установку, но и в деталях владеет теми проблемами, которые возникли с внедрением ядерной энергетической установки на кораблях ВМФ.

На осмотре корабля Главнокомандующим ВМФ по неизвестной причине отсутствовал старший помощник, мой друг и будущий командир "К-178" Владимир Михайлович Ладнов, его прикрывал помощник Толя Смирнов. Правда, отсутствия старпома никто, кроме командира, не заметил. Вечером, собрались всем экипажем с женами, на квартире Н.З.Бисовки, отмечали присвоение ему воинского звания капитан 2 ранга. Во главе стола сидел командир. В разгар застолья раздался стук в дверь и на пороге, как ни в чем не бывало появился улыбающийся, веселый и беспечный старпом. Побагровевший Аркадий Петрович сквозь зубы процедил: "Старпом, вон!" От гнева командира старпома спасли наши жены. Этот случай никак не характерен для В. М.Ладнова и, скорее, является эпизодом в его служебной биографии. Владимир Михайлович Ладнов - грамотный и ответственный командир-подводник, человек большого личного обаяния, в течение пяти лет командовал атомным подводным ракетоносцем, не раз ходил на боевую службу, был удостоен многих орденов и медалей и в звании капитана 1 ранга был вынужден покинуть действующий атомный подводный флот из-за тяжелой болезни.

14 сентября 1963 года. Весь экипаж на корабле. Введены ГЭУ обоих бортов. С прибытием Командующего Северным флотом адмирала Касатонова В.А. экипаж был приглашен для фотографирования. В лодке по готовности №2 осталась на постах первая боевая смена.

14.00 - Сигнал боевой тревоги. Снимаемся со швартовых. По доброй флотской традиции носовой швартов отдает Командующий флотилией контр-адмирал Александр Иванович Петелин, кормовой - командир дивизии капитан 1 ранга Владимир Семенович Шаповалов.

После выхода в море было зачитано обращение Военного Совета флота. Подъем среди экипажа царил небывалый. Еще бы: впервые в истории отечественного подводного плавания предстояло пройти под ледяным панцирем Арктики с Северного на Тихоокеанский флот, от Западной Лицы до Петропавловска - Камчатского.

В трансарктический переход на ПЛАРБ "К-178" ушли:

Командир - капитан 1 ранга Михайловский Аркадий Петрович;
Старший помощник - капитан 2 ранга Ладнов Владимир Михайлович;
Зам. командира - капитан 2 ранга Варгин Сергей Павлович;
Пом. командира - капитан 3 ранга Смирнов Анатолий Николаевич;
Командир БЧ-1 - капитан-лейтенант Лисицын Михаил Егорович;
Командир БЧ-2 - ст. лейтенант Потапов Вадим Алексеевич;
Командир БЧ-3 - капитан-лейтенант Шкатуло Георгий Семенович;
Командир БЧ-4, РТС - ст. лейтенант Журавлев Михаил Васильевич;
Командир БЧ-5 - капитан 2 ранга Бисовка Николай Захарович;
Командир 1 дивизиона БЧ-5 - капитан 3 ранга Писнов Александр Федорович;
Командир 2 дивизиона БЧ-5 - капитан 3 ранга Питулайнин Николай Михайлович;
Командир 3 дивизиона БЧ-5 - капитан-лейтенант Дыбский Владимир Павлович;
Начальник хим. службы - ст. лейтенант Петрашко Олег Константинович;
Начальник медицинской службы - капитан м/с Портнов Виталий Васильевич;
* КГДУ-1 - капитан-лейтенант Рахманский Валентин Георгиевич;
КГДУ-2 - капитан-лейтенант Козерог Владимир Эдуардович;
КГДУ-3 - ст. лейтенант Полушин Борис Иванович;
КГДУ-4 - ст. лейтенант Попов Юрий Васильевич;
КГДУ-5 - ст. лейтенант Осипенко Александр Николаевич;
КГДУ-6 - капитан-лейтенант Кузнецов Юрий Александрович;
Командир группы КИП и А - ст. лейтенант Нечаев Юрий Васильевич;
Командир группы КИП и А - ст. лейтенант Сухов Юрий Александрович,
Командир ЭТГ - ст. лейтенант Морозов Юрий Петрович;
Командир турбинной группы - ст. лейтенант Лавриков Василий;
Командир группы БЧ-2 - лейтенант Пелевин Анатолий…;

*) - КГДУ - командир группы дистанционного управления. Не могу не назвать старшин команд БЧ-5 - М.Ахмадуллина, А.Костомарова, А.Шмырева, Р.Мухамедзянова, В.Новодацкого - специалистов высокого класса.

Помимо штатного офицерского состава на период похода были прикомандированы: капитан 1 ранга Игнатов Н.К. - НШ дивизии ПЛ, капитан 2 ранга Каневский В.А. - представитель Генштаба, капитан 2 ранга Волин А.А. -флагманский штурман дивизии; капитан 3 ранга Переоридорога М.В. - Зам НЭМС дивизии; капитан-лейтенант Шишкин Б. - представитель одного из НИИ, несколько человек - представителей бюро-проектанта ПЛ, НИИ и промышленности. Николай Константинович Игнатов на походе нес командирскую вахту в Центральном посту, чередуясь с командиром и старпомом. До предела была загружена группа штурманов (А.А.Волин и Б.Шишкин). "Углубляли" знания офицеров БЧ-5 по специальности М.П.Переоридорога и К.П.Верцинский - представитель ЦНИИ МО. Влияния остальных прикомандированных на корабельную жизнь не отмечалось. Первые трое суток плавания проходили достаточно спокойно, постепенно втянулись в четкий ритм корабельной походной жизни. Под кромку пакового льда ушли в 13.10 17 cентября 1963 года, примерно в 150 милях севернее Земли Франца-Иосифа. Подо льдом шли, определяясь по взрывам, а при значительном удалении от кромки льда - по "шумилкам", установленным на дрейфующих станциях СП ("Северный полюс"). Курс выдерживался строго на север, до параллели 84°с.ш, а затем курсом "Ост" до меридиана о.Врангеля и снова на юг. Первое всплытие было через несколько часов после ухода под лед. Следует заметить, что отыскание полыньи или разводий - задача не из легких. В то время этот маневр делался почти наощупь: командир часами сидел на корточках, а точнее, полулежал, глядя в окуляр перископа, и по изменению яркости зеленоватого пятна определял, где же чистая вода. Затем начиналось маневрирование, многочисленные реверсы гребных электродвигателей, пока, наконец, ПЛ не оказывалась точно под полыньей. Чтобы ледяной "гребенкой" не срезать верхнюю часть ограждения рубки вместе с выдвижными устройствами очень важно, погасить инерцию движения корабля, т.е. всплывать без хода при почти нулевой плавучести. Корабельный лаг не фиксирует скорость корабля, меньшую 2-3 узлов. Для того. чтобы убедиться, что инерция погашена, и ПЛ не имеет хода, давался воздушный пузырь через кингстон глубиномера. Если воздушные пузыри шли вверх строго вертикально, значит ПЛ остановлена и можно всплывать. Если же пузыри уходили в корму, значит ПЛ имеет ход. Продолжали работать ГЭД до погашения инерции. При плавании подо льдом самописец эхоледомера постоянно вычерчивал профиль льда, напоминающий электрокардиограмму. Толщина пакового льда в различных районах плавания различная: 3-5 метров, 5-7 метров, были районы с толщиной льда 15-20 и более метров. Для выхода на сеансы связи осуществляли так называемые "приледнения". Первое всплытие во льдах Центральной Арктики было днем. Всплыли в полынью, по размерам почти полностью соответствующую размерам ПЛ. Оставалось только удивляться, как командир сумел ее отыскать. По отваленным носовым горизонтальным рулям сходили на лед, фотографировались боевыми сменами. Осмотрелись. Кругом ослепительно белый снег, торосы - точь-в-точь, как в учебниках географии или документальных фильмах. И как-то жутковато среди этого белого великолепия видеть черную зловещую громаду атомохода. Силища страшная: всплывет в полынью, выпустит ракеты, нырнет под лед - и ищи его подо льдом как иголку в стоге сена.

По заданию отыскали полынью и всплыли в районе дрейфующей станции СП-10. Хорошо видели домики полярников и государственный флаг СССР на флагштоке, от которых подводную лодку отделяла довольно широкая и длинная трещина. По этой причине командир на лед сходить не разрешил. Выпустили не один десяток сигнальных ракет, но полярники нас так и не заметили, видимо, в это время просто не ждали. Ввиду того, что началась подвижка льда и полынью стало затягивать, командир, чтобы ПЛ не попала в ледовый плен, принял решение погружаться и следовать далее по маршруту.

В районе СП-12 всплыть не удалось. Хорошо слышали шумилку, но отыскать полынью так и не смогли, хотя в районе дрейфующей станции находились несколько часов.

В течение всего похода настроение у экипажа было приподнятое. Об этом подробно рассказал А.П.Михайловский в своей книге "Вертикальное всплытие. Записки подводника ". Смех, шутки в свободное от вахты время не исчезали. С легкой руки командира на поэзию потянуло всех. Писали шаржи, или по командирской терминологии "саржи", друг на друга, эпиграммы, тонко замечая промахи каждого. Особенно доставалось, "пассажирам", которых на корабле оказалось немало под различными предлогами, несмотря на возражения командира. Разместили их всех в жилых кормовых отсеках. И если сказать, что они мучились от безделья, то это еще мало, что сказать: сон - прием пищи - "козел" сон - вот их рабочий цикл на походе.

Об этой публике командир 1 дивизиона Саша Писнов едко писал:

Лишь команда раздается
С приглашеньем на обед,
Из кормы табун несется -
В табуне и млад и сед.
Нелегка ты путь-дорога:
Семь барьеров на пути,
За спиной годочков много,
А попробуй обойти!


(Семь барьеров это семь переборок от 9-го жилого отсека до 2-го отсека, где находится кают-компания офицеров). Любимая тема разговоров у прикомандированных - кого и каким орденом наградят за участие в походе.

Об одном из них тот же А.Писнов написал:

Ни слова нам не говоря,
На пульт не заглянув ни разу,
За так, ничем нас не даря,


Наш Г.Захаров ждет Указа. (Кстати, этот реальный персонаж с вымышленной фамилией, был-таки награжден орденом "Красной Звезды" - за мужество и отвагу...). Перед каждым всплытием ПЛ группа прикомандированных сосредотачивались в Центральном посту у трапа в боевую рубку в готовности выйти наверх. На это явление была такая реакция:

..Но едва отдраен люк,
Наверх мчится Гуменюк,
А за ним уже вприпрыжку
Вверх бежит акустик Шишкин


А когда на короткое время вышла из строя рефрижераторная установка, и в отсеках ПЛ стало жарко, как в тропиках, Борис Полушин, оператор ГЭУ, посвятил такие строки командиру дивизиона живучести:

Дыбский хохму сотворил:

В холодилке щи сварил,

Так заполнялись минуты досуга в этом трудном и напряженном походе с его тренировками и учениями, отработкой режимов работы ГЭУ на различных уровнях мощности, маневренных режимов, определением перегрузочной способности корабельных источников электроэнергии и т.д.

29 сентября 1963 года в 5.50 вышли из-под кромки пакового льда севернее острова Врангеля и всплыли в надводное положение.

Чукотское море из-за мелководья - глубина 40-50 метров - форсировали в позиционном положении. Шли вблизи побережья до самого Берингова пролива преимущественно малыми ходами. Несмотря на благоприятную ледовую обстановку пробивались сквозь битый лед и ледяные поля. На всем пути на льдинах наблюдали лежбища моржей. Однажды совсем близко от борта ПЛ увидели громадного желтовато-грязного белого медведя. Ни моржи, ни белые медведи на черное чудище, каким им казался наш атомоход, никак не реагировали.

Еще у кромки льда, сразу после всплытия, нас встретил ледокол "Илья Муромец". Приняли на борт ПЛ 1-го Заместителя Командующего ТОФ вице-адмирала Г.Васильева и Начальника Политотдела дивизии ПЛ капитана 1 ранга А.М.Архипова.

С наступлением сумерек 29 сентября обнаружили где-то вдали шарящий луч прожектора. Как стало известно позднее, это был американский ледокол "Норд Винд" ("Северный ветер"). Нашего появления, вероятно, ждали, но не зная срока, искали наугад. Берингов пролив проходили ближе к азиатскому берегу, наблюдали мыс Челюскина и побережье бухты Провидения.

После прохода Берингова пролива погрузились и без приключений прибыли на Камчатку. 30 сентября 1963 года около 11.00 ошвартовались у пирса в бухте Крашенинникова. За 16 суток похода было пройдено расстояние 8200 км (4411 миль), из них:

в подводном положении - 6420 км;
в надводном положении - 1756 км;
под паковым льдом - 3000 км.

Впервые в истории мирового подводного плавания атомный подводный ракетоносец, имея на борту баллистические ракеты на жидком топливе, совершил беспримерный трансарктический переход под ледяным панцирем Арктики с Северного на Тихоокеанский флот.

Трансарктический переход успешно завершен. Торжественная встреча, гремит оркестр. На стенке выстроены экипажи дизельных ПЛ соединений И.Щербакова, Вешторта, Б.Давидовича, Смертина, экипажи атомных ПЛ В.Смирнова, И.Василенко, И.Дубяги. Среди встречающих Командующий ТОФ Н.Н.Амелько, Пом.Нач. Генерального штаба А.Т.Чабаненко, Командующий КВФ Н.Ф.Гончар, начальник штаба флотилии Ю.С.Руссин, командир эскадры

ПЛ А.А.Рулюк, НШ дивизии Н.М.Истратов. Прием на плавбазе "Нева" затянулся далеко за полночь. Началась служба на Тихоокеанском флоте.

Через несколько дней на плавбазе "Камчатский Комсомолец" офицеров двух северных ПЛ собрал Командующий ТОФ вице-адмирал Н.Н.Амелько. Комфлот поздравил всех с блестящим выполнением ответственного правительственного задания и вступлением в ряды подводников-тихоокеанцев, сказал, что вот теперь-то дело с освоением АПЛ пойдет, что таких как мы специалистов он еще в жизни не видел, а поэтому - очень на нас надеется, без нас ТОФ просто пропадет. В конце своей речи спросил: "Есть ли среди Вас те, кто хочет оставить на произвол судьбы молодой и неопытный атомный Тихоокеанский флот и вернуться на Север?" Наступила долгая пауза... (Дело в том, что еще перед нашим переходом Н.З.Бисовку и меня пригласил на ПКЗ командир вновь формируемой дивизии капитан 1 ранга Н.Рензаев и по секрету сообщил, что с адмиралом Н.В.Исаченковым и кадровиками согласован вопрос о нашем возвращении после завершения перехода к нему на соединение на должности Нач.ЭМС и Пом.Нач.ЭМС дивизии, что он этим очень доволен, т.к. ему "академики" нужны). Командующий уже строгим голосом повторил вопрос: "Так кто же из Вас не хочет помочь нашему флоту и хочет вернуться на Север?" Мы с Николаем Захаровичем переглянулись и промолчали: решили выручать Тихоокеанский флот. Под командирское "Смирно!" удовлетворенный Комфлот великодушно бросил: "Вольно" и убыл во Владивосток, на прощание сказав: "До скорой встречи". Кстати, встречи с Командующим были и скорыми и частыми. Николай Николаевич Амелько два-три раза в месяц бывал на Камчатке, обязательно посещал ПЛА, неоднократно выходил на атомных подводных лодках в море, никогда не вмешиваясь в вопросы управления кораблем, создавая спокойную, деловую, доброжелательную обстановку. Но об этом речь впереди.

На одном из первых выходов в море на борту находился Командующий ТОФ Н.Н.Амелько. Управлял кораблем А.П.Михайловский, представляя Командующему своего преемника на посту командира ПЛА, бывшего старшего помощника Владимира Михайловича Ладнова, уже допущенного к самостоятельному управлению кораблем. Зашел разговор о предстоящих перемещениях. Аркадий Петрович уже был назначен заместителем командира дивизии на Север. Н.З.Бисовка планировался заместителем к Л.М.Мирсону, начальнику ЭМС дивизии. Главный вопрос - кто будет командиром БЧ-5? Могли им стать и командир дивизиона движения А.Ф.Писнов, и командир дивизиона живучести В.П.Дыбский. Когда Н.Н.Амелько задал вопрос: "Кого же назначать командиром БЧ-5?" - А.П.Михайловский со свойственной ему категоричностью, сказал: "Товарищ Командующий! Единственный инженер-механик, который может быть командиром БЧ-5 "К-178" - капитан 3 ранга Николай Михайлович Питулайнин". Удовлетворенный Комфлот продолжал допрос: "А что скажет новый командир?" В.М.Ладнов ответил: "Товарищ Командующий, Питулайнин".

Когда я стоял вахтенным инженер механиком в ЦП по готовности № 2, Командующий дремал в командирском кресле, В.М.Ладнов, неся командирскую вахту, деловито расхаживал по центральному посту поглядывая на приборы, или заглядывая то в рубку акустиков, то в Штурманскую рубку, где под гул автопрокладчика, склонившись над картой орудовал циркулем и параллельной линейкой наш штурман, Миша Лисицын. Вдруг, открыв глаза, Н.Н.Амелько, обращаясь ко мне и, как бы продолжая прерванный разговор, спросил: "Николай Михайлович, как Вы смотрите на должность командира БЧ-5?" Я что-то начал мямлить, что я - электрик, да еще из надводников и вообще у меня мало опыта. Комфлота сказал: "Ясно". На следующей вахте улыбающийся В.М.Ладнов сказал: "Н.М., поздравляю, только что Командующий флотом отправил представление Главкому о твоем назначении командиром БЧ-5." В базу через неделю возвращались, зная что приказ о моем назначении Главком уже подписал.

С той поры минуло тридцать семь лет. Более 30 лет "К-178" верно служила Отечеству. Вступив в состав ВМФ 8 декабря 1962 года, в 1996 году ПЛ была поставлена на временное хранение на плаву. За этот период совершила 6 автономных походов на боевую службу обшей продолжительностью 320 суток. Всего с момента постройки ПЛ прошла более 140000 миль за 20000 ходовых часов - расстояние в 6 длин экватора. Дважды была удостоена специального приза "Лучшему кораблю Военно-морского флота". Из многочисленных походов в родную базу ПЛ возвращалась всегда, не потеряв ни одного человека.


 ekipag (1).jpg
2-я и 3-я боевая смены "К-178" перед выходом в трансарктический переход (14.09.1963г. Б.Лопатка)

По-разному сложились судьбы моих коллег-офицеров, по легендарной "К-178", участников трансарктического перехода с Северного на Тихоокеанский флот под ледовым панцирем Арктики.

Командир, Аркадий Петрович Михайловский - ныне широко известный в стране военачальник, ученый и писатель, адмирал. Герой Советского Союза, академик Российской Академии естественных наук, доктор военных наук, профессор. Последовательно прошел все командные ступени на флоте, вплоть до Командующего Северным флотом.

Командовал соединениями, флотилией атомных подводных лодок, Ленинградской Военно-морской базой. Жаль, что потенциал Аркадия Петровича не в полной мере использовала командно-административная система. После взрыва склада боеприпасов в главной базе Северного флота - Североморске Министру Обороны нужен был "стрелочник", и таким "стрелочником" был выбран новый командующий флотом, слишком самостоятельный адмирал Михайловский А.П.

Хорошо осведомленные люди рассказывали мне, что поспешно подготовленный вопрос о снятии с должности командующего флотом рассматривался на коллегии Министерства Обороны. Неожиданно на заседание коллегии прибыл Член Политбюро и Секретарь ЦК КПСС Г.В.Романов, лично знавший А.П.Михайловского. "Он что, за полгода развалил вам Северный флот?" - спросил Григорий Васильевич. Вопрос, казалось бы, был закрыт. Ан нет! Через два месяца, когда Г.В.Романов находился в поездке по странам Скандинавии, Министр Обороны Маршал Советского Союза Соколов С.Л сумел-таки подсунуть К.У.Черненко рапорт о снятии А.П.Михайловского с должности командующего, и дряхлый Генсек дрожащей рукой вывел: "Согласен". А Аркадий Петрович был отправлен в почетную отставку на должность Начальника ГУНИО, где мы и встретились в его кабинете на 11 линии В.О. в день его 60-летия 22 июня 1985 года.

Не избежал судьбы "стрелочника" и сам Маршал Соколов С.Л., который был отправлен в отставку с поста Министра после того, как на Красной площади столицы беспрепятственно приземлился иностранный самолет.

А Аркадий Петрович сегодня трудится в должности профессора кафедры Военно-морской Академии им. Н.Г.Кузнецова.

Владимир Михайлович Ладнов, старпом, 2-й командир "К-178", капитан 1 ранга. Сходил не на одну боевую службу, но был вынужден уйти с атомного подводного флота из-за тяжелой болезни. Благодаря личному мужеству, природному оптимизму и силе духа преодолел тяжелый недуг. После выхода в отставку, обосновался в г. Краснодаре, много лет работал в должности капитана-наставника на судах Кубанского пароходства.

Варгин Сергей Павлович, замполит, благодаря целеустремленной натуре, прошел все высшие должности политработника в ВМФ. Был инспектором ПУ ТОФ, начальником политотдела дивизии в б. Павловского, заместителем начальника политотдела Лен. ВМБ и ВМУЗ в г. Ленинграде, начальником политотдела - Членом Военного Совета флотилии атомных ПЛ в Гремихе, первым заместителем начальника ПУ ВМФ, ЧВС - начальником ПУ СФ, вице-адмирал. Старых сослуживцев и друзей помнил но всегда держал предписанную субординацией дистанцию. Проживает в г. Москве и трудится в каком-то фонде.

Помощник командира Анатолий Николаевич Смирнов стал старпомом, затем несколько лет командовал атомоходом на ТОФ, капитан 1 ранга. Скромняга и трудяга, человек глубоко порядочный. Толя Смирнов не рвался вверх по служебной лестнице. С должности командира ПЛ был переведен в г. Ленинград на должность заместителя начальника факультета. Несколько лет командовал штурманским факультетом своего родного Ленкома. Неоднократно встречались с ним на военных парадах на Дворцовой площади, к сожалению, реже в семейной обстановке.

Командир БЧ-5 Николай Захарович Бисовка - первый механик-мастер стал заместителем, а вскоре начальником ЭМС дивизии атомных ПЛ на Камчатке. Как опытный инженер-механик, подводник, специалист высокого класса был переведен в г. Москву на должность начальника отдела ГТУ ВМФ, с которой был назначен на должность адмирала-инспектора по ядерной безопасности Министерства Обороны. Вице-адмирал, проживает в Москве.

Вадим Алексеевич Потапов, командир БЧ-2, грамотный офицер-ракетчик, человек безусловно способный, нацеленный на службу обладающий большими перспективами по командирской линии, вернулся в Москву, дослужился до должности начальника отдела УРАВ. Капитан 1 ранга.

Георгий Семенович Шкатуло, командир БЧ-3, один из наиболее грамотных и ярких офицеров атомного подводного флота, стал командиром ПЛ, заместителем командира соединения по подготовке командиров. С этой должности как офицер с высокоразвитым оперативным мышлением был переведен в г. Москву на ЦКП ВМФ. Капитан 1 ранга.

Борис Иванович Полушин и Владимир Эдуардович Козерог долгие годы служили в системе военного представительства. Оба стали руководителями крупных военных приемок -районными инженерами ВП МО - один в г. Комсомольске-на-Амуре, другой - в г. Санкт-Петербурге. Оба капитаны 1 ранга. В военной приемке г. Ленинграда работали А.Осипенко и В.Лавриков.

Валентин Георгиевич Рахманский, мой приемник на посту командира БЧ-5, один из наиболее подготовленных и талантливых офицеров-операторов ядерных энергетических установок ПЛ, человек исключительного трудолюбия и большой скромности, продолжил службу в Учебном центре ВМФ г. Сосновый Бор. Капитан 1 ранга.

Стали капитанами 1 ранга Александр Федорович Пионов и Юрий Алексеевич Нечаев.

Юрий Петрович Морозов стал командиром дивизиона БЧ-5, с этой должности ушел в ТУ ТОФ старшим офицером отдела эксплуатации ПЛ. По окончании ВМА продолжил службу в Ленинградском ВВМИУ, г. Пушкин. Человек исключительно добросовестный, спокойный, рассудительный и организованный. Юрий Петрович несколько лет руководил учебном отделом этого ВУЗа. Капитан 1 ранга. Совсем недавно ушел из жизни из-за тяжелой болезни.

Преждевременно ушли из жизни Владимир Павлович Дыбский и Юрий Васильевич Попов.

Автор этих строк в звании капитана 2 ранга ушел с атомного флота по болезни с выводами ВВК "Не годен к службе в плавсоставе..., не годен к работе с РВ, источниками ионизирующих излучений и компонентами ракетного топлива". Был назначен на преподавательскую работу в ВВМИУ им. Дзержинского, с которым связано более 30 лет жизни. Около 5 лет командовал электротехническим факультетом, 14 лет являлся первым заместителем начальника училища. Неоднократно возглавлял большие группы курсантов нескольких ВМУЗ в дальних океанских походах на кораблях ВМФ с заходами в порты ГДР, Румынии, Норвегии, Нидерландов, Анголы, Мозамбика, Маврикия.

После увольнения в запас в 1988 году 10 лет трудился в должности профессора кафедры электроэнергетики. В настоящее время - профессор ВМИИ.

Капитан 1 ранга в отставке, профессор Н.Питулайнин
199397, г. Санкт-Петербург,
Новосмоленская наб., дом 1,кв. 1387
тел.352-03-12


Капитан 1 ранга в отставке Питулайнин Николай Михайлович, профессор, кандидат технических наук, член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств автор более 70 научных работ. Родился 8 декабря 1931 года. В ВМФ с 1949 года по 1988 год. Окончил ВВМИУ им. Дзержинского с отличием в 1955 году. Проходил службу на ЭМ "Отрадный" в должности командира электротехнической группы и в должности командира электротехнического дивизиона КРЛ "Адмирал Ушаков" СФ. Окончил ВМА им. Н.Г.Кузнецова с золотой медалью в 1962 году, после чего в течение пяти лет служил в должности командира БЧ-5 ПЛ "К-178" СФ и ТОФ, имел военную квалификацию "мастер". С 1967 года в ВВМИУ им. Дзержинского. Занимал должности преподавателя, старшего преподавателя, начальника факультета. С 1974 года по 1988 год, до увольнения в запас - первый заместитель начальника училища. Награжден орденами СССР: Красной Звезды, Знак Почета, За службу Родине в Вооруженных Силах III степени, российским орденом Почета, 12 медалями, нагрудным знаком "За отличные успехи в работе в области высшего образования" Мин. ВУЗа После увольнения в запас в 1988году - профессор кафедры электроэнергетики ВВМИУ им. Ф.Э.Дзержинского, в наше время - профессор кафедры Электрооборудования ПЛ Военно-морского Инженерного Института.

199397, г. Санкт-Петербург. Новосмоленская наб. д. 1, кв. 1387
тел.352-03-12
профессор ПИТУЛАЙНИН Н.М. капитан 1 ранга в отставке


http://gazetam.ru/no190501/st08.htm
Морская газета.
Copyright © 1998-2013 Входит в Центральный Военно-Морской Портал.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 10685
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Арктические походы советских и российских подводников.

Сообщение Bills Bons » 03 Декабрь 2014 23:36

Фото Владимира Прокудина.Наши дни.ПЛАРБ ВМФ РФ в Арктике.
Вложения
Фото Владимира Прокудина.Ресурс инета.Наши дни. : image.jpeg
Аватара пользователя
Bills Bons
 
Сообщения: 780
Зарегистрирован: 08 Март 2008 04:41


Вернуться в Вооруженные силы в Арктике.



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения