Аранин Лев Николаевич

Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Аранин Лев Николаевич

Сообщение Сергей Шулинин » 14 Январь 2009 20:12

Фото из архива семьи Араниных. Фото даны в виде предпросмотра. Ниже даны ссылки для просмотра.

Аранин Лев Николаевич

 7664a7057e9d.jpg


Ещё одно фото Льва Николаевича.

 17776.jpg


Ветеран труда.

 17778.jpg


За оборону Советского Заполярья

 17779.jpg


За Победу над Германией

 17780.jpg


Почётный полярник

 17784.jpg


Медаль Жукова

 17781.jpg


Награды

 17782.jpg


Награды

 17783.jpg


Удостоверение.

 17785.jpg


Удостоверение.

 17786.jpg


Удостоверение радиотехника.

 17787.jpg


Удостоверение начальника приемного пункта.

 17788.jpg


Удостоверение 5

 17790.jpg
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3140
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Аранин Лев Николаевич

Сообщение [ Леспромхоз ] » 14 Январь 2009 20:55

Поздравляю!
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Аранин Лев Николаевич

Сообщение Сергей Шулинин » 14 Январь 2009 21:52

Взаимно! Если бы не та маленькая запись, может и не нашли бы. Метод "не научного тыка" сыграл свою роль. Есть ещё материалы, но они находятся пока в разработке.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3140
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Аранин Лев Николаевич

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2013 08:15

Биография предоставлена дочерью Ириной.

Аранин Лев Николаевич родился 5 марта 1912 г. на остр. Св Ольги в семье служащего (папа – Аранин Николай Дмитриевич, техник-строитель, мама – Аранина Ксения Федоровна, мещанка).
В 1916 г семья переезжает в г. Хабаровск (у Льва уже есть сестра Тамара 1914 г. р.). В Хабаровске Ксения Федоровна получает паспорт (по которому и даны эти сведения). В Хабаровске Лева идет в школу, а после окончания уезжает работать в Ленинград. В 1932 г. поступает в физико-механический институт. На 3-курсе (1934 г.) призван в армию, и попадает в радиотехническую школу НКВД. Уволен в запас в ноябре 1936 г.
Со слов папы, «он откликнулся» на призыв того времени покорять Арктику, и подался «в полярники». 1936-37 гг. – учится на курсах повышения квалификации Главсевморпути ММФ СССР.
1937–1939 гг. – работал ст. радиотехником полярной станции м. Медвежий.
1937–1942 гг. – радиотехник-начальник полярной станции м. Биллингс
1942–1943 гг. – ст. техник ледокола «А. Микоян».
1944–1948 гг. – начальник радиостанции и маяка а/б «Усть-Таймыр».
С 1948г из МАГОНа УПА ГУСМП переведен в резерв, технический отдел, с мая 1949 – начальник радиотехник полярной станции б. Прончищевой, в октябре 1949 – начальник приемной станции Челюскинского радиоузла.
1951–1955 гг.– начальник пеленгаторной станции п/ст. м. Желания.
Папа рассказывал о себе и работе на полярных станциях очень мало. Говорил только, что «отчеты за период работы возил в Москву Папанину – тому самому». А что и как не отвечал – «Я дал подписку о неразглашении».
В 1955 г. переезжает в Киев к сестре Валентине (1921 г.р.). Наверное, в годы войны, документов об образовании нет никаких, и папа поступает в 1955 г. в школу рабочей молодежи, которую заканчивает в 1956 году. Продолжает образование во Всесоюзном заочном институте советской торговли и в 1962 г., защитив диплом в Донецком институте советской торговли, получает специальность товароведа.
С 1955 г. работал на разных должностях в управлении государственной инспекции по качеству товаров и торговли в г. Киеве.
Вышел на пенсию по старости в 1977 г. Был тихим и скромным человеком. Пенсию получал обычную. Так как материалы его службы на полярных станциях были засекречены, то и на льготы рассчитывать не приходилось. Помогал Совет ветеранов Украинского республиканского центра стандартизации и метрологии, где он работал последнее время перед выходом на пенсию. Большое им спасибо.
В 1991 г. ему присвоили статус «Участник боевых действий», как вольнонаемному участнику действующей армии.

Имел награды:
Военные медали
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (1948г.)
Медаль «За оборону Советского заполярья» (1948)
Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Гражданские:
Значок «Почетный полярник» (1940 г.)
Орден «Знак Почета» (1944 г.)
Медаль «Ветеран труда» (1976 г.)

Юбилейные
Медаль Жукова (18.03.1998)
Медаль «Участнику войны. ХХ лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Медаль «Участнику войны. ХХХ лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Медаль «Участнику войны. 40 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Медаль «Участнику войны. 50 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Орден «За мужність» («За мужество», укр.)
Медаль «Захиснику Вітчизни» («Защитнику Родины», укр.).
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3140
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Аранин Лев Николаевич

Сообщение Сергей Шулинин » 21 Июнь 2013 17:01

Начальнику штаба проводки судов ГУСМП
западного сектора Арктики

Изложение обстоятельств гибели судна «Марина Раскова»
и спасение части пассажиров


Рейс из Архангельска до Диксона на судне «Марина Раскова» подходил к концу. 12.08.1944 с утра стало известно пассажирам, что осталось еще сутки до Диксона, где предстоит пересадка и дальнейшее продвижение. Погода благоприятствовала рейсу, но к вечеру стал подниматься ветерок. Настроение было благодушное и приподнятое при мысли скорого конца первой части путешествия. Время приближалось к ужину и в третьем твиндек, где размещались все пассажиры, было шумно. Для устранения сутолоки при выходе пассажиров из твиндека на палубу было устроено два трапа: на правый и левый борт.
Около восьми часов вечера, перед ужином, я со своей женой Гусевой А.Е. пошел в умывальник, который находился по левому борту в сторону кормы напротив машинного отделения. Прием вход был со стороны кормы вокруг палубы. Ветерок усилился, и по морю ходили небольшие волны с барашками. Как и прежде пароход спереди и с боков сопровождали три тральщика. Пройдя по палубе левого борта и спустившись налево вниз в коридор, мы прошли до туалета. Не успела жена войти, как раздался глухой взрыв, сопровождающийся сотрясением всего корпуса судна. Жена выскочила с испугом в коридор и бросилась к выходу. Я следовал за ней. Выход оказался закрыт потоком воды, растекавшейся по палубе. Моментально, ориентировавшись, где иллюминаторы, в случае, если придется туда прыгать, я оттащил жену от входа, которая совсем потеряла голову, крича «тонем», ибо неизвестно было, что это вода не из-за борта. Но в следующую минуту вода уже бежала ручейками, и мы вышли на палубу, побежав по потокам воды к твиндеку, т.е. к носу судна.
Стало ясно, что судно находится на плаву и быстрого, заметного погружения нет. Да и что произошло, сразу было трудно понять. Из твиндека люди лезли страшно перепуганные, кто как мог. Трап на правый борт оказался поврежденным, и люди ухитрялись цепляться за край трюмного люка и лезть, а за их ноги цеплялись внизу стоящие. В твиндеке ясно царила паника. На палубе уже было много народа со спасательными поясами и кругами, искаженными, бледными лицами. Некоторые одели и пояс и круг, озираясь, стояли беспомощные и перепуганные, а из трюма все лезли новые пассажиры. Тут же находился у борта т. Макаровский, подвязанный пробковым поясом.
Особого внимания обращать на окружающую обстановку не приходилось, т.к. жена чувствовала себя плохо, твердила только о гибели и искала спасательный круг, хотя пояса имелись нас в твиндеке, куда попасть в данную минуту было трудно. Люди все лезли, вытаскивали вещи. Мы поднялись на спардек к шлюпке № 4 (левый борт). Раздетым нам на ветру было холодно, а от нервного напряжения жена билась в лихорадке. Вообще же, пассажиры несколько успокоились, наблюдая, как к пароходу шел к ТЩ (тральщик – С.Ш.) № 118 (Т-118 – С.Ш.) (головной) и встречным курсом ТЩ № 116 (Т-116 – С.Ш.). Из машинного отделения со свистом вырвался пар, машина же остановилась сразу. Говорят, что выведена была рация. Успокаивали тем, что взорвался котел и ничего нет угрожающего. Команд с мостика никаких не было мною услышано. Подходящие ТЩ давали световые сигналы, спрашивая: «Что случилось?», но с «Марины Расковой» не отвечали. ТЩ № 118 сначала хотел зайти правым бортом, но затем стал разворачиваться в … (метрах – ? – С.Ш.) 400–300 с левого борта парохода. В это время раздался взрыв, и корма ТЩ-118 заметно погрузилась, но он остался на плаву. ТЩ № 116, не доходя 100 метров до этого места, дал полный назад, развернулся и уже в сторону к горизонту. Тоже сделал ТЩ № 114 с правого борта. Там они стали. Появились шлюпки с ТЩ для спасения попрыгавших (людей – С.Ш.) в воду с ТЩ № 118.
Шлюпку № 4 оставалась на борту, не подготовленная к спуску. Посадив в нее жену, я пошел в твиндек взять пальто для нас и одеть что-нибудь самому. К этому времени пассажиры из твиндека вылезли, оставались отдельные люди, которые ходили по твиндеку. Верхний настил трюма частично был снят, а нижний, который прикрывал груз, от взрыва сбросило. В трюме была видна осевшая мука. … по правому борту, частично, были разрушены, стойки выбило (находившиеся при взрыве люди утверждают; что это произошло от взрыва). Серьезно раненных при этом среди пассажиров не было. Я взял пальто жены, свою куртку и пошел обратно. На правом борту валялись два мешка муки, причем один сильно разорван, мокрые (говорит, что их выбросило через пробоину). Стало известно, что пароход подорвался на мине между 2 и 3 трюмом, причем большой груз муки залепил пробоину и не допускал быстрого поступления воды. ТЩ № 118 находился на плаву и разворачивался ветром. На мостике «Марины Расковой» толпилось командование парохода. Я поднялся опять на спардек. Судно осело, но не на много. Вокруг вода была белая от муки. Волнение заметно усилилось. ТЩ № 114 и № 116 стояли на месте. У орудий на «Марине Расковой» никого не было. Только у аппарата с левого борта (рамочное приспособление с ракетами по 20 шт. и слуховым аппаратом) стоял краснофлотец с наушниками и просил смену.
Одев жену, я старался ее успокоить и отвлечь внимание от спасательных операций с ТЩ № 118.
В то время как к ТЩ № 118 подходила моторка с буксиром и с людьми, раздался второй взрыв (на – С.Ш.) ТЩ № 118 и он быстро пошел ко дну, задрав вверх нос. Остались только на его месте мусор, обломки, маслянистые пятна да отдельные люди. Моторка с буксиром, подобрав людей, быстро ушла, но ясно было видно как в стороне на гребнях волны, то появлялись, то исчезали головы гибнущих людей. Между взрывами ТЩ № 118 прошел не более 20–25 м. С мостика начали давать ракеты: зеленые и красные. Послышалась команда подготовить плавсредства к спуску.
На борту «Марины Расковой» на спасательных средствах было: две шлюпки по левому борту (две (шлюпки – С.Ш.) по правом борту оказались повреждены во время взрыва), два кунгаса: один на 7 тонн, другой на 5, шлюпка, шедшая на п/с (полярную станцию – ? – С.Ш.) и 4 ледянки, и кроме этого в кунгасе еще находилась одна шлюпка с движком ЛЗ. Больше, кажется, кроме двух плотов, которые были спущены на воду после потопления ТЩ № 118, спасательных средств на «Марине Расковой» не было.
Видя плавающих людей с ТЩ № 118, пассажир т. Куц просил командование организовать спасение, но безуспешно, и решил самостоятельно взять миссию на себя. Он выехал на маленькой шлюпке один и за ним еще на другой шлюпке т. Аграфенин. Они привезли человека 3-4 краснофлотцев. К этому времени дали с мостика команд спуска на воду шлюпок и плотов. На шлюпке № 4 из команды никого не оказалось, кроме одного какого-то молодого паренька. Пришлось подготовкой заниматься самим. Впоследствии … посадки появился кто-то из командования парохода. К этому времени стали спускать кунгасы, которые, кстати сказать, никак не были подготовлены к данному случаю: отсутствовали рули, уключины и прочее. Меньший кунгас, на котором при переезде гребли привязанными веревкой веслами, оказался проломлен с борта. Спуском кунгасов руководил т. Макаровский, но надо отдать должное т. Карпову работнику п/с (полярной станции – ? – С.Ш.), который проявил главную инициативу при спуске первого (7-тонного) кунгаса. При спуске второго кунгаса присутствовал (по словам II штурмана) (кто-то – С.Ш.) из командования, который предложил сбросить кунгас прямо носом в воду, говоря. Что воду можно отчерпать (!?). До того как были спущены кунгасы началась посадка на пароходские шлюпки женщин с детьми. Погружена была шлюпка № 4 и вторая с левого борта от капитанского мостика. При погрузке, как уже упоминалось, при (шлюпке – С.Ш.) № 4 находился член экипажа парохода, который руководил с большой нервозностью, поминутно меняя решения. Жену мне не удалось посадить ни на первую, ни на вторую (шлюпку – С.Ш.). Шлюпку № 4 взял на буксир катер с ТЩ. Тогда я еще раз спустился в твиндек, достал свитер жены, одеяло, сапоги и ватные брюки. Пока она переодевалась, подошла к левому борту шлюпка с какого-то ТЩ с краснофлотцами: на корме один, на веслах четверо, раздалась команда садить остальных женщин. Жена не хотела, желая остаться со мной, но… кто не думал, что делается отправка, спасение женщин и детей в первую очередь и с большим шансом на спасение, не…Оли кто остается еще на пароходе?! Отправив жену, я пробыл на пароходе еще минут 15-20. Встретив на палубе двух человек, ехавших на Диксон (один в политотдел (возможно или Кухарев Константин Денисович или Невежин Гаврил (Гавриил) Гаврилович (Гавриилович) – С.Ш.), другой, кажется, по таможенной линии (Горелик Эммануил Ефимович – С.Ш.), он помещался в каюте капитана), мы решили уехать, но не было на чем. Мы стали пробираться к корме. Второй кунгас уже кончали опускать. Большой кунгас стоял у левого борта. В нем уже находилось много народа. Когда я подошел туда, увидел т. Кухарева и спросил, думает ли он ехать. Он сказал, что не знает. Через некоторое время он спустился, за ним я. Нас взял на буксир катер, и мы пошли к ТЩ № 116. Так как на кунгасе не было руля, он все время вилял, что затрудняло движение и несколько раз останавливало катер. Когда мы были на почтительном расстоянии с «Марины Расковой» взвились три или две красных ракеты. Когда мы были недалеко, я заметил, что ТЩ идет с нами на сближение. Благополучно высадились. Когда я был на борту, кто-то сказал, что человека два осталось на кунгасе. Взглянув из дверей, я увидел только Кухарева, который, говорят, пошел за другой партией людей. Нас разместили в столовой команды, военных часть – в кубрик, а женщин (3-4) – в салон. Мне было поручено составить списки, чем я и занялся. Время было немногим более 12 ч. ночи. На тральщике уже имелись раненые с ТЩ № 118. Затем прибыл малый кунгас, пришедший своим ходом – на веслах, шлюпка с 4 человеками. В числе прибывших была команда «Марины Расковой» в числе 26 человек. Характерно, что сразу занялись выпивкой, приехали уже не трезвые. Один повар УПС (управление полярных станций – ? – С.Ш.), приехавший со шлюпкой, прибыл совсем пьяным. Кстати, некоторые говорят, что от т. Макаровского пахнет винным перегаром.
Всего по списку оказалось принятых на ТЩ № 116 172 чел., из них гражданских … (возможно – 96 – С.Ш.). На это количество дан мною рапорт командиру для питания.
Примерно около часа ночи к тральщику шел второй раз кунгас с моторкой. В это время ТЩ № 114, куда были отправлены все шлюпки с женщинами, взорвался. Взрыв был сильный. Не доходя до ТЩ № 116 метров 300, на катере обрубили конец кунгаса, почти на ходу с катера на тральщик перешли несколько человек, в том числе офицеры, стюард с «Марины Расковой» (Карельский (Корельский) Александр Гаврилович – ? – С.Ш.) и еще кто-то, т.к. ТЩ № 116 дал ход. Времени от взрыва ТЩ № 114 до того, как пошел ТЩ № 116, прошло минут 10. Катер вначале взяли на буксир, но он оторвался и его бросили. Тоже было с кунгасом и людьми на нем.
Через некоторое время стало известно, что в стороне «Марины Расковой» – столб воды.
На этом, собственно, кончилось все. Погребены были 2 ТЩ, пароход, жены и дети.
Характерно, что при спасении не давали брать вещей с собой, хотя и не до них было, в то время как команда, прибыв раньше пассажиров, имела с собой продукты, водку и еще разные узлы.
Наутро мы прибыли в Хабарово, проведя ужасную ночь сидя.
В заключении хочется сказать, что в Хабарово мы пробыли дня четыре (жили в клубе), а вечером однажды нам сообщили, что нужно получить продукты для поездки на пароход «Вологда» в Архангельск. Для меня лично было лучше вернуться в город, в моем состоянии, но с другой стороны выглядело дико такое решение. В Хабарово нам не дали посылать телеграмм в управление, сообщить о своем месте пребывания. Я решил узнать у командования (был там вице-адмирал т. Кучеров) увязано это решение об отправке в Архангельск с нашим руководством. Пришлось обратиться к старшему морскому офицеру начальнику ОВР капитану II ранга. Он ничего определенного сказать не мог. Мне пришлось объяснить, что люди едут на зимовки на смену больным и т.п., поэтому отправка в Архангельск не вяжется с целесообразностью.
Посовещавшись с т. Кучеровым, была дана команда «Отставить получение продуктов. В Архангельск отправлять не будем».
Отправлена была только команда «Марины Расковой».
Через день мы были отправлены на военном корабле в Диксон. Впечатление обо всем осталось весьма тяжелое. Ясно было, что командование не подготовлено было к такому случаю, чувствовалось растерянность как на ТШ, так и на «Марине Расковой».
Команда с командиром парохода не проявила должной инициативы. При спасении не чувствовалось четкого руководства.
Поведение тральщиков казалось странным: стоять на месте, не предпринимать ничего.
Характерно, что когда были посажены в шлюпку № 4 дети и женщины, командир «Марины Расковой» вдруг говорит, чтоб шлюпку № 4 оставили при пароходе, а пассажиров пересадили. Куда? Однако эту шлюпку так и отправили на ТЩ № 114 (Т-114 – С.Ш.) на буксире катера.
Что послужило причиной аварии – трудно сказать. Может быть, «Марина Раскова» подорвалась на мине, а также и ТЩ № 118. Больше уверенности, что ТЩ № 114 торпедирован.
Решение этого вопроса – дело военных экспертов.

23.08.1944 г. Начальник радиостанции и маяка
Диксон У. Таймыр УПА (Аранин)


Верно (подпись)
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3140
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Аранин Лев Николаевич

Сообщение Сергей Шулинин » 23 Июнь 2014 13:06

Фото из архива семьи Предтеченских.

Аранин Л.Н.

 Лева 30001.JPG


Часть письма Льва Николаевича.

 Письмо. Стр.10001.JPG
 Письмо. Стр.20001-ред.jpg



Пес Черный. П.с. Биллингс, апрель 1941 г.

 Пес Черный0001.JPG


Отец и сын.

 Отец и сын 70002.JPG


Нина и Лев.

 Нина и Лев 40001.JPG


Нина и Валя (сестра Льва Николаевича).

 Нина и Валя 20001.JPG


На охоте. П.с. Биллингс, июль 1941 г. На охоте с подбитой уткой.

 На охоте0001.JPG


Самолет. П.с. Биллингс, май 1941 г. Самолет R5 у полярной станции.

 Самолет0001.JPG


С утенком. Август 1942 г.

 С утенком0001.JPG


У будки ветродвигателя. П.с. Биллингс, май 1941 г.

 У будки ветродвигателя 20001.JPG
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3140
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард


Вернуться в Поиск: участники конвоя БД-5



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения