Бутылочная почта

Тема: Все, что не вошло в другие категории
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Бутылочная почта

Сообщение [ Леспромхоз ] » 17 Октябрь 2009 19:37

Возможно место теме не здесь.
Но тема наша :)

© "Вокруг света"
№8 (2575) Август 1988


Забытые истории бутылочной почты

 029.jpg
Работая с материалами Государственного океанографического института (ГОИНа), я столкнулся не с дневниками великих мореплавателей и капитанов, как вправе был ожидать, а с многочисленными документами, написанными сухим канцелярским слогом, пестрящими статистикой и специальными терминами. Моя мечта — самому найти уникальные исторические документы — таяла с каждым днем.

И вдруг на стол легло объемное дело под интригующим названием: «Тихий океан. Записки из бутылок. 1910—1914 гг.». Сразу вспомнилась завязка романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта» — три документа из бутылки, найденной лордом Гленарваном в желудке акулы... С некоторым трепетом открываю папку и вижу, что дело полностью состоит из записок в половину обычного листа. Просматривая их, я стал выписывать наименования кораблей, с борта которых были брошены бутылки: крейсер «Командир Беринг», заградитель «Уссури», миноносец «Властный», парусная шхуна «Нептун»...

Сдерживая нетерпение, разбираю записки. Оказалось, что дело охватывает более длительный период — с 1907 по 1920 год. Все бутылочные записки, как напечатанные типографским способом, так и написанные от руки, содержат просьбу отвечать по адресу: «Владивосток, Гидрографическая экспедиция Восточного океана».

Дело начинается рапортом от 4 января 1912 года в Главное гидрографическое управление начальника экспедиции М. Е. Жданко: «При сем представляю... 46 записок из бутылок, брошенных с транспорта «Охотск» и найденных на берегах Приморской и Камчатской областей. Генерал-майор Жданко». К слову сказать, в деле содержится шесть автографов генерала.

Пытаюсь разузнать о Жданко подробнее. Справочники сообщают, что Михаил Ефимович Жданко (1855—1921) — известный русский гидрограф, геодезист (Фамилию М. Е. Жданко читатель «Вокруг света» встречал в связи с рассказом об экспедиции Г. Брусилова: в этой экспедиции принимала участие его племянница — Ерминия Жданко.). В 1898 году подполковник корпуса флотских штурманов Жданко был назначен начальником Гидрографической экспедиции для точной описи наших берегов в Тихом океане. С 1913 года Жданко четыре года руководил Главным гидрографическим управлением в Петербурге. Его именем назван мыс в заливе Шуберта, на восточном берегу Южного острова Новой Земли, хребет на острове Сахалин.

Узнать дату и цели образования Гидрографической экспедиции удалось из сообщения самого Жданко, сделанного в музее Общества изучения Амурского края 8 марта 1903 года. Он говорил о расширении программы исследований в Тихом океане и углублении характера гидрографических работ, в связи с чем «15 декабря 1897 года последовало Высочайшее повеление о преобразовании отдельной съемки Восточного океана в Гидрографическую экспедицию Восточного океана».

Будучи начальником экспедиции, М. Е. Жданко предложил воспользоваться — как одним из методов исследований — бутылочной почтой. В книге «К вопросу об исследовании морских течений», изданной в 1913 году, Михаил Ефимович пишет: «Шесть лет тому назад, после войны, приступая вновь к работам на поприще гидрографии, которые во время военных действий были совершенно прекращены, я обратился ко всем морякам, плавающим в водах Дальнего Востока, с коротеньким воззванием, приглашая их приложить немного труда для изучения морских течений с помощью бросания бутылок с записками. Многие откликнулись; иные отказались». Была составлена карта плавания этих бутылок. На суднах велся специальный гидрографический журнал, в котором отмечали место, где брошена бутылка, широту, долготу и порядковый номер. В сообщении, посвященном 14-летию деятельности Гидрографической экспедиции, Жданко отмечает, что «за последние 4 года всех бутылок было брошено около 10 000. Из них 219, т. е. 2 проц., найдены и записки из них доставлены в экспедицию. Такой большой процент найденных бутылок совершенно неожидан. Ведь берега Приморской и Камчатской областей населены весьма слабо...»

Бутылочная почта имеет давнюю историю. Видимо, этот способ определения направлений течений был подсказан людям самой природой. Ю. М. Шокальский, знаменитый океанограф, предполагает, что с научными целями впервые бутылочную почту применил в 1763 году француз Лагэньер. Он жил на одном из Антильских островов, вел метеорологичесские наблюдения, а когда возвращался во Францию, бросал по пути за борт бутылки с записками.

В 1837 году Г. Берггауз составил первую карту путей плавания бутылок. В скором времени бутылочная почта получает широкое распространение. Вот, к примеру, лишь некоторые факты из многих, которые я разыскал в старых книгах по океанографии.

...Принц Монакский Альберт I во второй половине прошлого века изучает с помощью бутылочной почты Гольфстрим. Шотландское рыболовное управление исследует Немецкое (Северное) море.

Гидрографическое управление Северо-Американских Соединенных Штатов составляет лоцманские карты на севере Атлантического океана, воссоздавая благодаря бутылочной почте картину течений. Капитан I ранга А. Н. Скаловский проверяет и подтверждает свою теорию «образования временных течений на Черном море под влиянием Босфора». На Каспийском море впервые бутылочную почту применяет А. А. Лебединцев. Регулярная работа с бутылочными записками Гидрографической экспедиции Восточного (Тихого) океана подтверждает существование течения вдоль западного берега Камчатки с севера на юг и кругооборот вод Охотского и Японского морей против часовой стрелки, что находит отражение в отчетах Главного гидрографического управления за эти годы.

Как же готовили бутылки к дальнему плаванию? В 1852 году гидрографический департамент морского министерства России опубликовал перевод инструкции контр-адмирала Фредрика Виллиама Бичи. Бичи так описывает порядок «оформления» бутылок: «Запечатанные бутылки должны вмещать небольшое количество сухого песку, утвержденного на дне их влитым воском или смолою, для той цели, чтобы они стояли в воде прямо и не слишком бы легко плавали». Тех же правил придерживался А. Н. Скаловский. Уравновешенные песком бутылки с записками он несколько раз окунал горлышком в растопленную смолу, а потом привязывал флагдук — кусочек белой материи. С. И. Араповский, изучавший течения Каспийского моря в советское время, точно так же готовил бутылки к плаванию, только заливал дно раствором цемента. Вложив перевязанную открытку, бутылку закупоривал, трижды просмаливая.

Ю. М. Шокальский в книге «Океанография», изданной в 1917 году, рассказывает: «Иногда с той же целью употребляют две бутылки, связанные короткою проволокой, нижняя загружается настолько, чтобы верхняя поднималась над водою только горлышком. Такая пара бутылок уже совершенно не подвержена влиянию ветра, а двигается со слоем поверхностного течения. Верхняя бутылка несет в себе записку...»

Дело «Тихий океан. Записки из бутылок. 1910—1914 гг.» содержит более 520 хорошо сохранившихся записок. Читая их, я словно слышу голоса охотников, рыбаков, священников, учителей — людей, которые невольно соприкоснулись с тайной бутылочной почты. И откликнулись. Каждый по-своему. «Бутылка сия найдена не доходя реки Косогоцкой в верстах 5-и от селения Явина. Найдена 25-го октября 1908 года. Ходил на охоту, нашел казак Уссурийский Инакентий Меновщиков, проживающий на реке устье Озерной...» Смотритель Николаевского маяка А. Майданов, отвечая на записку с крейсера «Командир Беринг», пишет: «8 октября 1909 года в 10 часов утра, в Бухте «фальшивая» около Императорской Гавани (ныне Советская.— С. Д.), мной была поймана плывущая бутылка, с этой запиской за № 286». Особые подробности содержатся в сообщении Михаила Басиева от ноября 1916 года: «Я проживаю на Ос. Сахалине Рыб-новской волости сел. Северо-Астраха-новское. На этом месте есть еще несколько таких же (записок.— С. Д.), но кто-то из русских наболтал гилякам, что за эти записки дают наградные, за каждый листок 25 руб., и когда я их просил для отправки листов во Владивосток, то они от меня потребовали половины т. е. 12 р. 50 к., что и Вам сообщаю».

Интерес представляет записка от 22 сентября 1909 года, на обратной стороне которой рукой М. Е. Жданко сделана приписка, что найдена она 17 ноября 1909 года на острове Хоккайдо. Вообще писем из Японии, привлекающих внимание пестротой иероглифов, очень много. С просьбой об установлении контактов обратилась к М. Е. Жданко рыболовная экспериментальная станция с острова Хоккайдо: «Сэр, посылаем Вам записку, вложенную в бутылку, брошенную за борт с вашего крейсера «Аскольд». Бутылка была найдена на взморье — деревни Хамамасу, Айслейкари, Хоккайдо... Мы также выполняем гидрографические наблюдения и много тысяч бутылок с открытками ежегодно бросаем за борт с нашего парового дрифтера «Фанкай».

В деле сохранилась и бутылочная записка Гидрографического управления Северо-Американских Соединенных Штатов, брошенная с борта судна «Императрица Японии» 24 марта 1908 года. Записка, размером сто на двести миллиметров с печатью Военно-Морского министерства САСШ, напечатана на плотной бумаге типографским способом и содержит просьбу: «Обнаружившего это просят послать в любое консульство Соединенных Штатов или отправить по адресу: Гидрографическое управление, Военно-Морское министерство, Вашингтон». Текст на разных языках. На обратной стороне указано — «найдена 8 июня 1909 г. на о-ве Старичкова».

Сенсацию в свое время вызвала записка с «Охотска», найденная в Соединенных Штатах. В газете «Astoria Daily budget» за 16 июня 1910 года была опубликована заметка «Интересные новости. Информация с русского обзорного корабля о направлении течений». В ней сообщалось, что «Русское гидрографическое общество, основанное во Владивостоке, старается получать информацию испытанным методом — герметически запечатанной запиской в бутылке, брошенной в течение... Информация, запечатанная в бутылке, была найдена около Сансет-пляжа, 6 миль к югу в устье реки Колумбия». Координаты: 46°51' северной широты; 123°56' западной долготы. Далее описывалось, как носило бутылку по океану более 10 000 миль, пока ее не нашла Эдна Л. Паттерсон из города Афины, штат Теннесси, отдыхавшая на Сансет-пляже с друзьями. Дальше письмо попало в редакцию газеты. Вырезку статьи из газеты, бутылочную записку и письмо от Нани Велч на имя начальника Гидрографической экспедиции время сохранило до наших дней в деле Океанографического института.

Но, пожалуй, самой неожиданной и интересной находкой среди архивных материалов стали документы Владимира Клавдиевича Арсеньева, русского путешественника, ученого и писателя. Связаны они с экспедицией 1911 года, предпринятой по распоряжению приамурского генерал-губернатора Н. Л. Гондатти для борьбы с хунхузами и браконьерами.

Небольшое, всего на нескольких листах, дело начинается письмом японского генерального консула во Владивостоке Отори полицмейстеру этого города. Он пишет: «Имею честь при сем препроводить письмо Русскаго мореходца, найденное в бутылке на берегу деревни Хигаситори, Провинции Аомори на Ваше распоряжение».

Далее идут два главных документа — бутылочная записка и письмо В. К. Арсеньева к М. Е. Жданко. Край бутылочной записки оборван, но текст, написанный четким, изящным почерком Арсеньева, читается хорошо:

Береговой прибой не позволяет высадиться
[на] бере[г]. Пароход уходит в Императорскую
[Гавань]. На обратном пути в Пятницу или в
[ ] зайдем за вами. Никуда не отлу-
[чайтесь]. Будьте готовы к посадке. Если
[мо]жно соберите у орочей для нашей экспе-
[диции] коллекции по этнографии.
[С]таршина Монгули меня хорошо знает.
[Н]апомните ему, что я зимой был на Са-
[м]арги и стоял в доме Дендибу около
[ ] Кичета, и ушел на Хор.
Можно вместо денег дать расписки —
орочи мне поверят.
Пошлите непременно на р. Самарги одного
ороча к Николаю Владимировичу Степан-
ову записку с просьбой отпустить молодого
[г]ольда Оненко ко мне переводчиком
[ ] на 3—4. Работа есть на три года

[О]yенко пусть приедет на Нахтоху.
[Б]удьте здоровы.

[ ] 1911. В. АРСЕНЬЕВ


 030.jpg

Эта записка адресована членам экспедиции. В письме к М. Е. Жданко В. К. Арсеньев возвращается к этой бутылочной записке:

Ваше Превосходительство!
Глубокоуважаемый
Михаил Ефимьевич


Давно собирался я написать Вам, да все как-то не удавалось, несмотря на то, что мысль эту я все время в себе лелеял. Наконец, переписка при сем прилагаемая, убедила меня отбросить дела в сторону, взять бумагу и перо и написать это письмо. Я помню, что Вы бросали в различных местах в море бутылки с документами, в которых обозначали широту и долготу. Этим способом Вы хотели выяснить направления движений морских течений. Удалось ли это, т. е. получили ли Вы известия о том, где бутылки были найдены? Одна из таких бутылок, брошенная мною, совершила путешествие в Японию. Зная, что Вас этот вопрос может заинтересовать, я решил сообщить Вам подробности. Дело в том, что 9 Июля 1911 года я поехал на пароходе «Георгий» в надежде высадиться около мыса «Гиляк» при устье р. Нахтоху. Там были члены моей экспедиции: Г-н Десулави (ботаник) и агроном Г. Бутлеров. Сильное волнение в море и резкий ветер со стороны S не позволили мне этого сделать. Так как ветер дул к берегу и волнение шло в том же направлении, я решил написать записку, закупорить ее в бутылку и бросить в море. Так мы и поступили, а затем ушли в Императорскую Гавань и только 14 Июля на обратном пути командир парохода Георгий высадил меня на р. Нахтоху к моим товарищам. Бутылку к берегу не прибило и я забыл об ней. От р. Нахтоху я походным порядком пошел к югу и дошел до р. Тютихэ, два раза вновь побывал на Сихотэ Алине, в верховьях Би-кина и Имана. Дня три тому назад я получил переписку через Японского Консула и Военного Губернатора. Оказалось, что моя бутылка сплавала в Японию и там была найдена около деревни Хигаситори. Таким образом путь ея известен. Представляю переписку как документы в Ваше полное распоряжение.

Пользуюсь случаем и сообщу Вам несколько слов о себе. Я из полка ушел, был в Переселенческом Управлении, а теперь состою чиновником особых поручений VI класса при Приамурском Генерал Губернаторе с окладом в 4800 руб. в год. Государь Император 26 марта 1911 г. приказали в изъятие из закона за прежния заслуги при переходе моем с военной на гражданскую службу сохранить мне военное чинопроизводство. В Петербурге я представился Государю и получил Царский подарок. В настоящее время Генерал Губернатор Гондатти оказывает мне очень широкое содействие и дает полную свободу работать научно.

В Апреле я опять ухожу в экспедицию. Все время при содействии ученых обрабатываю свои материалы литературно; думаю кончить в 1913 году. Прошу передать мой низкий поклон Вере Александровне. С искренним и глубоким уважением

В. АРСЕНЬЕВ



Ранее эти документы — бутылочная записка и письмо — не были известны. По мнению А. И. Тарасовой, автора монографии о деятельности В. К. Арсеньева, они представляют большой интерес.

Как уже говорилось, дело ГОИНа кончается 1920 годом. Но бутылочная почта и в последующие годы продолжала верно служить науке. Например, в Северном Ледовитом океане. Однако из-за своей «стеклянной ненадежности» это средство связи несколько трансформировалось. «Бутылку труднее найти, чем деревянный буй, имеющий гораздо большие размеры и закругленную яйцевидную форму. Такой обрубок дерева невольно бросается в глаза человеку, и он, обнаружив необыкновенную находку, осматривает ее, в результате чего извлекает из высверленного в буе гнезда, заткнутого пробкой, стеклянную пробирку с запаянной в ней почтовой открыткой»,— отмечает известный полярный исследователь Я. Я. Гаккель в книге «За четверть века». Он же свидетельствует, что всего советскими экспедициями, преимущественно Арктического института, с 1927 по 1943 год было выброшено для изучения течений около 1200 буев и 700 бутылок. И многие из них поступили в Арктический институт с Новой Земли и других островов советской Арктики, а также из Норвегии, Исландии, Гренландии и с Фарерских островов.



Сергей Дроков, архивист
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re: Бутылочная почта

Сообщение Иван Кукушкин » 17 Октябрь 2009 19:53

Сегодня, заполучив Визе 48-го года пролистывая заприметил там карту-схему каких-то бутылок в СЛО.
Вот это чего оказывается :)
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11549
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Re: Бутылочная почта

Сообщение SVF » 18 Октябрь 2009 12:11

В Проблемах Арктики 30-х годов практически в каждом выпуске В. Визе публиковал информацию о найденных и сброшенных буях на лед. По-существу в те годы это была единственная информация для изучения дрейфа льда (не считая вынужденных дрейфов судов).
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4261
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

Бутылочная почта

Сообщение [ Леспромхоз ] » 14 Май 2011 19:08

«Вокруг света» №7 (2562). Июль 1972
http://www.vokrugsveta.ru/vs/number/353

Если море взять в почтальоны

 034.jpg
Всем, наверное, памятно то место из романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта», где команда шхуны «Дункан» случайно обнаруживает в брюхе пойманной акулы бутылку с запиской — из-за нее дети капитана Гранта и отправляются в опасное плавание на поиски своего пропавшего отца. А героям «Таинственного острова» бутылка рассказала, что неподалеку от них на необитаемом острове влачит свои дни раскаявшийся преступник Айртон. Вспомним по случаю и начало романа Виктора Гюго, где терпящие бедствие компрачикосы бросают в море бутылку с запиской, которая в дальнейшем решает судьбу «человека, который смеется»...

Однако не следует думать, что «бутылочная почта» — только атрибут произведений приключенческого жанра. Дошедший до нас с давних пор этот способ почтового отправления широко применяется и в наши дни. За рубежом существует множество клубов собирателей морских бутылок, члены которых стараются бросить в море как можно больше бутылок, а также выловить или отыскать их на берегу. При этом каждый, конечно, в душе надеется, что ему повезет, что именно он найдет запечатанную старинной печатью бутылку с пожелтевшим от времени пергаментом, рассказывающим о судьбе забытой экспедиции, или с куском пиратской карты, на котором крестиком обозначен зарытый клад.

Наибольшей популярностью «бутылочная почта» пользуется в Англии, где почти каждая семья имеет какое-то отношение к морю и кораблям. Не мудрено» что там собирание морских бутылок — старая традиция. В Гринвичском клубе морской почты мне рассказали, что они коллекционируют бутылки чуть ли не со времен Тюдоров. Секретарь клуба, энергичный седоволосый джентльмен, показал мне наиболее любопытные экземпляры, выловленные его коллегами, а затем охотно углубился в историю. История оказалась прелюбопытной.

В 1560 году один английский рыбак близ белых утесов Дувра выловил сетью засмоленную бутылку. Заинтересовавшись столь необычным даром моря, он разбил ее и ровно через день... поплатился за это жизнью. В разбитом сосуде содержался пергамент, адресованный королеве Англии Елизавете I. Это был донос королевского шпиона, который сообщал, что голландцы высадились на островах Новая Земля, принадлежащих России. Когда пергамент вместе с незадачливым рыбаком и осколками бутылки доставили ко двору ее величества, королева поняла, что достоянием гласности стала Государственная тайна. Елизавета повелела рыбака повесить и объявить, что впредь такая участь будет ждать каждого британца, который осмелится открыть выловленную в море или найденную на берегу запечатанную бутылку. Тем же указом Елизавета I учредила при дворе должность «откупорщика океанских бутылок», в обязанности которому открывание сосуда и чтение найденных записок. Первым королевским «откупорщиком» стал Томас Тонфилд. Известно, что за первый год службы он вскрыл 52 морские бутылки.

Когда лорд являлся к королеве с докладом, она неизменно спрашивала: «Ну, что пишет нам Нептун?» — торжественно сообщил мне секретарь клуба.

Должность «откупорщика океанских бутылок» просуществовала при английском дворе почти два с половиной столетия. Столько же имел силу и закон о смертной казни. Британский парламент отменил его лишь в конце XVIII века. Но англичане по традиции продолжают почтительно относиться к «почте Нептуна». Правда, современным откупорщикам бутылок приходится в основном довольствоваться стандартными бланками различных научных обществ и учреждений, занимающихся изучением течений. Бывает и так: нашедший на пустынном берегу запечатанную бутылку с трепетом спешит её открыть. Что только ему не мерещится в эти минуты! А бутылка оказывается забавой веселого пассажира океанского лайнера, и в записке сказано примерно следующее:

«Сия бутылка была распита с моим другом таким-то на борту лайнера такого-то во столько-то часов такого-то числа». (Шутки, признал секретарь клуба, весьма стандартны в наше время.)

Но все же и в наше время бывают интересные находки. По океанам и морям плывут запрятанные в бутылки завещания, исповеди и объяснения в любви. Истории, связанные с «почтой Нептуна», обретают подчас драматический характер.

В 1942 году у восточных берегов Австралии пропал небольшой катер. Семь месяцев спустя недалеко от Сиднея была найдена бутылка с запиской владельца катера Гарольда Дугласа:

«Если эта бутылка будет найдена, передайте, пожалуйста, записку моей жене Христиане Дуглас, Пойнт-Пайпер, г. Сидней.

Конечно, ты удивишься, узнав, что произошло со мной. Отказал мотор — меня вынесло в открытое море. Прощай!» К записке было приложено завещание, написанное на бланке чековой книжки. Лишь через полтора года Христиане Дуглас удалось через суд доказать подлинность завещания погибшего в море супруга и вступить во владение наследством.

Куда больший ажиотаж вызвала записка, найденная в 1949 году Джоном Уормом — мальчиком одного из ресторанов Сан-Франциско. Собирая на пляже пустую посуду, он нашел в одной бутылке такое послание:

«Лондон, 20 июня 1927 года. Чтобы избежать путаницы, я завещаю мое наследство поровну — счастливчику, нашедшему эту бутылку, и моему адвокату Барри Когену. Дейзи Александер».

Вначале мальчик решил, что это шутка, но вскоре выяснилось, что Дейзи Александер была совладелицей фирмы «Зингер», выпускающей знаменитые швейные машины, и умерла в 1940 году в возрасте 80 лет. Ее состояние оценивалось в 4 миллиона фунтов стерлингов. Адвокат Коген все эти годы разыскивал завещание своей бывшей клиентки. Начался процесс, в котором представители фирмы оспаривали подлинность завещания. Друзья Дейзи Александер вспомнили, что одной из привычек старой дамы было бросать в Темзу пустые бутылки с записками. Но представители фирмы утверждали, что если бутылка с завещанием была брошена в Темзу, то путь ее до Сан-Франциско кажется слишком фантастическим. Они разыскали в газетах сообщение об одной бутылке, которую бросили в Темзу в 1904 году в районе Баркинга и нашли в 1922 году там же на Темзе близ Рейнхама. Получалось, что бутылка плавала вверх и вниз по реке с приливно-отливными течениями 18 лет. Бутылка же, найденная Уормом, должна была бы пересечь Атлантику, обогнуть мыс Горн и вновь подняться до Сан-Франциско либо же плыть в северном направлении и попасть в Тихий океан через Берингов пролив!

Дело о наследстве Дейзи Александер тянется до сих пор. Кстати сказать, путь бутылки с ее завещанием не так уж невероятен. Три года назад в лондонских доках случай свел меня с одним капитаном, страстным приверженцем «бутылочной почты». Он рассказал, что во время многочисленных плаваний бросал в море бутылки, обещая в записках вознаграждение за пересылку их в Англию. Урожай капитана был не слишком велик: за двадцать три года занятия своим хобби он получил назад всего семь записок. Зато одна из них, брошенная в Ла-Манше, вернулась со сногсшибательной припиской: «Сэр, ваше письмо мы извлекли из бутылки, которую обнаружили в брюхе акулы, убитой нами в гавани Сиднея». Прикиньте-ка маршрут!

Известен случай, когда записка, содержавшаяся в морской бутылке, послужила основанием для вынесения смертного приговора.

1 февраля 1916 года, в разгар первой мировой войны, во время ночного налета германских дирижаблей на Лондон англичане сбили цеппелин L-19. Упав в Северное море, воздушный гигант некоторое время держался на плаву. Экипаж начал пускать ракеты и фальшфейеры. Вскоре к дирижаблю подошел английский патрульный тральщик «Кинг Джордж V» («Король Георг V»). Но его командир старший лейтенант Фергюссон отказался принять тонущих на борт. На тральщике было всего семь человек, и он опасался, что из спасателя легко может превратиться в пленника... После недолгих переговоров с Отто Луве, командиром дирижабля, Фергюссон сказал, что направляется за помощью, приказал дать машине полный ход и скрылся во мгле. Через полчаса L-19 развалился на куски и пошел ко дну.

Прошло несколько месяцев... Тральщик «Кинг Джордж V» оказался захваченным немецким эсминцем. Старший лейтенант Фергюссон предстал перед немецким военным трибуналом. Ему был предъявлен клочок бумаги, на котором описывалась его встреча и разговор с погибающим экипажем сбитого дирижабля. Она была датирована 1 февраля 1916 года, а ее автор, Отто Луве, в яростных выражениях взывал к возмездию. Желание Отто Луве было исполнено: Фергюссон был расстрелян «за преднамеренное убийство — отказ в помощи терпящим бедствие на море».

В 1966 году на побережье Голландии обнаружили в дюнах еще одну бутылку с запиской командира L-19. Ее текст идентичен той, которую нашли немцы в 1916 году. Видимо, Отто Луве бросил в море несколько бутылок перед тем, как его дирижабль пошел ко дну.

Особое место в «почте Нептуна» занимают любовные письма. Как правило, их авторы — те, кто потерял всякую надежду найти в жизни верного спутника либо же не в силах остановить свой выбор на одной определенной кандидатуре, а посему целиком вверяют свою судьбу случаю. Вот подлинный текст английского письма, доставленного Нептуном к причалу ирландского порта Куинстаун в 1956 году:

«Если нашедший эту бутылку — женщина, у которой в голове нет седины, которая не ворчит и хорошо готовит и которая не возражает выйти замуж за матроса, большую часть времени проводящего в море, или если человек, нашедший эту бутылку, знает такую женщину, то пусть напишет Джеймсу Глизону — моряку, который запечатал эту бутылку и бросил ее в море с парохода «Виктория» посреди Атлантики 29 марта 1895 года».

Сначала это сообщение было принято как розыгрыш, решили, что оно дело рук какого-нибудь весельчака. Но члены клуба «Боттл пост» выяснили, что в прошлом веке действительно существовал такой пароход и что он затонул в шторм у мыса Гаттерас 3 мая 1900 года. В списке погибших числился Джеймс Глизон — холостой моряк!

Члены того же клуба нашли на побережье Уэллса бутылку с письмом, в котором Пауль Раффельштейн — кок немецкого парохода «Тюрингия» — объяснялся в страстной любви к некой Эрне Дюйзен. Они переслали это любовное послание адресату. Но, увы, Эрна Дюйзен уже 22 года как вышла замуж за другого и успела стать бабушкой...

Но иногда случалось, что Нептун, растроганный пылкой страстью землян, доставлял любовные письма без задержек. Летом 1957 года матрос шведского торгового флота Ак Викинг поместил в бутылку описание своей наружности с обращением к любой красивой девушке, которая найдет его морскую депешу, — обязательно ответить. Свою почту моряк «отправил» в Гибралтаре. Полгода спустя ее нашла в Сицилии на берегу дочь рыбака. Между молодыми людьми началась переписка, которая в июле 1958 года закончилась свадьбой.

А вот как использовал «бутылочную почту» американский священник по имени Джордж Филиппе, проживающий на берегах залива Пьюджет-Саунд. Некогда он был горьким пьяницей, но нашел в себе силы избавиться от этого порока и с той поры объявил алкоголю войну. Проповедник решил одолеть «зеленого змия» при помощи его же собственной оболочки. Помещая в бутылки из-под виски и джина проповеди и тексты молитвенников, отец Джордж с каждым отливом дюжинами отправлял их в океан. И видимо, Нептун оказался на стороне излечившегося алкоголика: пастор начал получать ответы. Многие из тех, кто нашел его бутылки, видя в этом перст судьбы, давали ему слово бросить пить. Стеклянные почтальоны «бутылочного пастора» (как стали называть Филиппса) достигли берегов Мексики, Гавайских островов, Новой Гвинеи и даже Аляски. Ничего удивительного — ведь отец Джордж пустил по воле волн более 20 тысяч антиалкогольных увещеваний!

Признаюсь, для меня не были неожиданностью признания членов клубов собирателей и искателей морских бутылок в Лондоне, Ливерпуле и Фалмуте в том, что солидная часть писем, найденных в бутылках, — не что иное, как подделки, причем подделки, выполненные с блеском, на уровне полиграфических средств сегодняшнего дня. Уже давно в Европе и Америке изготовление пиратских морских карт, предсмертных исповедей и завещаний поставлено на поток. Делается это примерно так: сначала добывается подлинная старинная бутылка, или же новая сначала обрабатывается песком и галькой в полосе прибоя, а потом «обрастается» морскими водорослями. На «древней» бумаге изготавливается соответствующий документ, вкладывается в обработанную бутылку, запечатывается полуистлевшей пробкой и заливается, опять-таки не менее тщательно, изготовленной «старинной» мастикой, сургучом или варом. Наконец, когда все готово, «липу» передают доверенным лицам, имеющим непосредственное отношение к морю, — морякам, рыбакам, бакенщикам и т. д. По договоренности, за определенное вознаграждение, они «находят» где-нибудь в море или на пустынном берегу эту бутылку, распускают по округе слух о редкой находке или прямо приносят ее в Клуб собирателей морских бутылок. Дальше следует торг, и находка выгодно сбывается доверчивым коллекционерам.

Одна из самых тонких и мастерски выполненных подделок — это «Послание Колумба Фердинанду и Изабелле». В свое время оно наделало немало шума. До сих пор историки не могут прийти к единому мнению — подлинный это документ или все же «липа».

Наше повествование о «бутылочной почте» будет неполным, если мы не расскажем о том, как она заменяла настоящую почту.

Небольшой шотландский остров Сент-Килда лежит в стороне от морских дорог, в 20 милях к западу от архипелага Внешние Гебриды. Его неприступные скалистые берега постоянно окутаны холодными брызгами прибоя. С августа по май свирепые штормы делают остров фактически оторванным от внешнего мира. Не мудрено, что в 1930 году он был оставлен жителями, которые переселились в Шотландию. Но до того... До того было вот что.

В начале XVIII века на остров тайно сослали по политическим мотивам жену одного шотландского графа. Зная, что Сент-Килда расположен в зоне действия мошной ветви Гольфстрима и течение движется на северо-восток, пленница нашла способ сообщить друзьям о своей печальной участи. Ее письмо, вложенное в бутылку, вскоре было найдено на берегу острова Льюис, в Гебридском архипелаге.

Видимо, об этом случае вспомнил английский путешественник Джон Сэндз, которого в сентябре 1876 года на Сент-Килду занесло любопытство. В течение последующих восьми месяцев незадачливый турист из-за непогоды не мог вернуться домой и наконец решил послать весточку по течению. Пока он ждал у моря погоды, на коварных скалах Сент-Килды потерпел крушение трехмачтовый австрийский барк. Спасшиеся девять австрийцев нашли приют у жителей острова. Джон Сэндз поведал им свою историю. Потерпевшие кораблекрушение тоже решили попытать счастья. Сообщение о своем бедственном положении они отправили в трех экземплярах на имя австрийского консула в Глазго. Два из них они закупорили в бутылки, которые положили в пустую рыбацкую лодку, а один спрятали в спасательном круге с погибшего корабля. Лодку и круг они пустили по течению... Не прошло и двух недель, как, к великой радости Джона Сэндза и австрийцев (а также жителей острова, которым было не под силу своим бедным хозяйством содержать непрошеных робинзонов), к Сент-Килде подошел английский паровой корвет «Шакал». Как оказалось, спасательный круг, пущенный австрийцами по течению, был найден на берегу одного из Оркнейских островов ровно через неделю после отправки. Позже Джон Сэндз узнал, что его письмо в бутылке нашли через девять месяцев у побережья Норвегии.

С тех пор жители Сент-Килды, уверовав в действенность бесплатных услуг Нептуна, стали использовать пустые бутылки для отправки писем в Шотландию. Достоверно известно, что из каждых пяти отправленных писем по назначению доходили три, а то и четыре!

В 1889 году на острове открыли почтовое отделение. Но, несмотря на это, жители Сент-Килды для связи с внешним миром продолжали пользоваться «бутылочной почтой». Чтобы помочь жителям сурового острова, управление Королевской, почты Великобритании в конце прошлого века взяло на себя расходы по дальнейшей пересылке бутылочных посланий адресатам. Кроме того, оно официально объявило, что каждому, кто найдет бутылку, банку или почтовый плотик с Сент-Килды, будет выплачено вознаграждение в размере полкроны. В 1906 году, когда, ко всеобщему удивлению, плотик с Сент-Килды прибыл на остров Льюис через два дня, размер вознаграждения был увеличен до кроны. Это постановление имеет силу и поныне.

Большим спросом у коллекционеров «бутылочной почты» пользуются найденные в море документы, связанные с катастрофами и авариями, — так называемые «катастрофные письма». Странно, что есть так много желающих приобрести документы, единственная ценность которых в том, что они побывали в кораблекрушении. И чем большую сенсацию вызвала морская катастрофа, тем выше котируются связанные с ней документы.

Такой ажиотаж вокруг «катастрофных писем», разумеется, не мог ускользнуть от внимания аферистов, и в мире стали появляться подделки писем, якобы поднятых из почтовых трюмов погибших лайнеров: «горевшие» на борту «Вольтурно», «Жоржа Филиппара», «Лаконии», «тонувшие» на «Андреа Дориа», «упавшие» в океан с воздушных лайнеров.

В 1966 году в Италии на одном из фешенебельных пляжей близ Неаполя нашли замытую песком старинную бутылку. Находкой заинтересовался оказавшийся на курорте богатый американец — собиратель морских реликвий. Вызванные из музея консультанты удостоверили ее подлинность, установив по просматривавшемуся тексту вложенной внутри газеты, что находка относится к сороковым годам прошлого века. Сделка состоялась — американец выложил нашедшему сто тысяч лир.

Когда бутылку торжественно разбили, среди осколков обнаружили один из июньских выпусков французской газеты «Ля Монтань» за 1846 год. На ее полях с трудом можно было различить строки, выведенные свинцовым карандашом, повествующие о гибели парохода «Атлас», таинственное исчезновение которого долгие годы будоражило умы обитателей всего Средиземноморья. Вот эти строки:

«Нас несет по воле волн... Мачты изломаны, винт оторван. Пусть эта бутылка послужит мне конвертом, а оттиск моего перстня на сургуче — почтовой маркой». Далее сообщалось о встрече с «Черным кораблем» — виновником гибели «Атласа». Текст был подписан Жаном Леверье, тут же указывался его адрес — улица Гренель, Париж.

Американец был безмерно рад приобретению и, вернувшись в Филадельфию, не без гордости показывал осколки бутылки и газету всем знакомым. Среди них был морской историк, он-то и обнаружил подделку. Все было сфабриковано на профессиональном уровне — подлинная газета, орфография, потертое стекло бутылки. Но автор текста плохо знал историю почты и, видимо, не имел понятия о конструкции парохода «Атлас». Это судно действительно пропало без вести с 340 пассажирами и экипажем в июле 1846 года на переходе из Алжира в Прованс. Оно, возможно, и могло потерять мачты, как сообщалось в тексте, но никак не винт, ибо было колесным пароходом с полным парусным вооружением. И уж никак не мог мифический Жан Леверье с улицы Гренель упоминать о почтовой марке, так как таковых в то время во Франции еще не было. Они появились три года спустя — в 1849 году. Что касается «Черного корабля», то это, очевидно, результат чтения приключенческих романов...

В 1960 году моряки польского грузового теплохода выловили в море бутылку с запиской на английском языке такого содержания:

«Я еще на палубе с немногими оставшимися людьми. Один — ребенок. Последняя шлюпка отошла. Мы быстро тонем. Оркестр играет по-прежнему бравурный марш. Некоторые рядом со мной молятся вместе со священником. Конец близок. Может быть, это письмо будет...» Здесь текст обрывался. Дата — 7 мая 1915 года — давала все основания полагать, что это не что иное, как последнее письмо неизвестного пассажира «Лузитании», торпедированной немецкой подводной лодкой близ берегов Ирландии во время первой мировой войны. Но... Так называемых «писем с «Лузитании» среди коллекционеров ходят сотни, и вряд ли кто-нибудь из их обладателей возьмет на себя смелость утверждать, что является хранителем подлинного документа. Чтобы объяснить, почему гибель «Лузитании» до сих пор привлекает к себе такое внимание изготовителей фальшивок и почему все найденные в бутылках записки следует считать фальшивыми, напомним читателю об этой катастрофе.

Весна 1915 года. Европа охвачена пламенем мировой войны. За тысячи миль от полей сражения, в Нью-Йорке, у одного из пирсов стоит трансатлантический лайнер «Лузитания». Это четырехтрубное судно длиной 240 метров получило в 1907 году право называться самым быстрым пароходом в мире. Корабль пересек Атлантический океан за 4 дня, 19 часов и 52 минуты, получив «Голубую ленту Атлантики».

Вечером 1 мая 1915 года «Лузитания» вышла из Нью-Йорка, взяв курс на Ливерпуль. На корабле находилось 1257 пассажиров и 702 члена экипажа, всего 1959 человек. Судном командовал один из опытнейших капитанов британской компании «Кунард Лайн» — Уильям Тэрнер.

Капитан знал, что во время плавания в Атлантике опасность судну не грозит: к тому времени кайзеровские подводные лодки еще не выходили в Атлантику. Первые шесть дней пути через океан прошли нормально... Утром 7 мая «Лузитания» находилась на подходе к юго-западной оконечности Ирландии. Судно шло 20-узловым ходом, меняя каждые пять минут курс, уходя на 10 градусов то влево, то вправо. Тэрнер знал, что такие зигзаги в случае атаки подводной лодки помешают ей произвести прицельный залп. Знал он также, что ни одна лодка, находясь под водой, не сможет догнать лайнер.

Море было спокойным, дул легкий бриз. Было 14 часов 10 минут.

Пассажиры не знали, что в эту минуту матрос Томас Куин, наблюдавший за морем из «вороньего гнезда» фок-мачты, крикнул в телефонную трубку капитану: «С правого борта торпеда, сэр!» Капитан Тэрнер, бросив трубку, отдал рулевому приказание: «Лево на борт!» Выбежав на крыло ходового мостика, капитан увидел отливавшее бронзой узкое тело, со страшной быстротой приближавшееся навстречу лайнеру с правой стороны...

Эхо взрыва пронеслось на многие мили над морем, когда торпеда ударилась о борт судна. Вспененная вода, обломки металла и дерева гигантским столбом взметнулись вдоль правого борта до клотиков мачт. Ошеломленные пассажиры сквозь кромешный грохот услышали в то же мгновение второй, еще более сильный взрыв, который потряс исполинский корпус лайнера. Все находившиеся на борту были уверены, что в борт попали одновременно две торпеды. «Лузитания» потеряла ход и уже не управлялась. Тэрнер, который рассчитывал выбросить судно на отмель близ мыса Кинсэйл, видневшегося в десяти милях к северо-востоку, понял, что «Лузитания» обречена. Но, зная превосходную конструкцию и отменные мореходные качества лайнера, он не хотел думать, что судно затонет. В действительности дело обстояло хуже. Сразу же после взрыва судно начало крениться на правый борт и уходить носом под воду. Крен быстро увеличивался. Вот что писал в своем отчете о последних минутах этого парохода командир немецкой подлодки U-20 Швигер, который ее торпедировал:

«На палубе «Лузитании» царила страшная паника. Перегруженные шлюпки, срываясь со шлюп-балок, падали в воду. Мужчины и женщины прыгали за борт и пытались вплавь добраться до перевернутых вверх килем шлюпок. Это была сама страшная картина, которую мне приходилось видеть».

Прошло 18 минут. «Лузитания» стала быстро валиться на правый борт. Сотни людей как горох посыпались с ее палуб в воду. Сверху на них одна за другой рушились 20-метровые трубы. Гигантское судно вздрогнуло последний раз, перевернулось вверх блестящим черным килем, задрало на 70 метров вверх корму и через несколько секунд скрылось в свинцовых водах Атлантики.

Число жертв этой катастрофы составило 1198 человек, включая почти 300 женщин и около 100 детей. После гибели «Титаника» в апреле 1912 год это была самая ужасная катастрофа на море.

Как видим, «Лузитания» погибла всего за 18 минут. И вряд ли нашелся бы человек, который вместо попытки спастись принялся бы искать пустую бутылку и писать записку. И уж совсем невероятно, чтобы кто-то сумел в суматохе так запечатать бутылку, чтобы за сорок пять лет туда не попало ни капли воды... Безусловно, текст приведенной выше записки — подделка. Ее автор перепутал широко известные обстоятельства гибели «Лузитании» и «Титаника». Оркестр «Лузитании» не играл «бравурного марша». Это во время погружения «Титаника» музыканты судового оркестра исполняли «рэгтайм», а потом церковные гимны.

Как и люди, корабли уходят из жизни разными путями. Их естественная смерть — разборка на дрова или металлолом. Таков удел большинства построенных и отплававших свой век судов. Но, подобно людям, которые их создали, корабли нередко становятся жертвой роковых обстоятельств морской стихии, войны, злого умысла, ошибок людей, которые управляют ими. История мореплавания знает сотни случаев, когда выловленные из воды или найденные на берегу сообщения в бутылках оказывались единственными сведениями, проливающими свет на загадочное исчезновение того или иного судна. Почта Нептуна помогла заполнить сотни пустых страниц в мировой летописи морских катастроф. Поэтому коллекционирование этих посланий представляет, разумеется, не только частный интерес.

Немые свидетельства бутылочных посланий доносят до нас голоса тех, кто не будет забыт. В 1958 году болгарские рыбаки на берегу Черного моря нашли бутылку. В ней — пожелтевшая бумага и текст на русском языке:

«Держались до последней капли крови. Группа Савинова. Три дня сдерживали наступление значительных сил противника, но в результате ожесточенных боев под Килией в группе капитана Савинова осталось три человека: капитан, я — младший сержант Остапов, и солдат Омельков. Погибнем, не сдадимся. Кровь за кровь, смерть за смерть!»

Рыбак отправил свою находку в Советский Союз. Сообщая об этом факте, газета города Измаила «Знамя коммунизма» писала, что, по-видимому бутылка с запиской была брошена воинами Красной Армии в Дунай, а воды реки вынесли ее в Черное море. Об их дальнейшей судьбе не известно ничего. Может, кто-то остался жив? Или знал о них?..

Лев Скрягин
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Бутылочная почта

Сообщение sobmar » 22 Июнь 2011 08:39

Отправку писем по воде в бутылках изобрел некий грек, живший за 300 лет до нашей эры, он хотел доказать людям свое предположение, что вода Средиземного моря поступает из Атлантического океана. Обычай бросать в море бутылку с вложенной в нее запиской, рассказывающей о гибели судна или о судьбе потерпевших кораблекрушение, возник очень давно. К "почте Нептуна" прибегали в тех случаях, когда не оставалось никаких других средств сообщить о разыгравшейся на море трагедии.
Хотя "бутылочная почта" была известна людям с глубокой древности, лишь в XVIII веке ученым пришла мысль воспользоваться ею для изучения течений. Первым в этих целях применил "бутылочную почту" в 1763 г. французский метеоролог Лагеньер, который на острове Св. Доминика вел наблюдения за погодой в районе Антильских островов. Возвращаясь во Францию, он пустил в океан 14 бутылок с записками. Одну из них через несколько месяцев обнаружили на берегу Бретани, во Франции.
В России "бутылочная почта" была успешно применена в 1907-1912 годах по совету начальника специальной гидрографической экспедиции генерала М.Жданко. За 6 лет плавания в северной части Тихого океана, в Японском и Охотском морях было брошено 10000 бутылок. И хотя число найденных оказалось невелико - всего 219, - это позволило составить понятие о морских течениях на Дальнем Востоке. Такая почта помогает успешно исследовать и нерестовую миграцию различных видов рыб.
Аватара пользователя
sobmar
 
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 22 Июнь 2011 08:32

Бутылочная почта

Сообщение Александр Андреев » 04 Июль 2011 16:34

 bottle.jpg
Фрагмент "бутылочного письма" Гидрографической экспедиции СЛО. Выброшено с л/п "Таймыр" в августе 1913 г. в море Лаптевых, найдено местными жителями в 1954 неподалеку от устья Колымы.
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3066
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Бутылочная почта

Сообщение ББК-10 » 06 Февраль 2016 08:16

Костер, 1937, №3, с.99-102.

 Буйковая почта - 0001.jpg
Буйковая почта
Рисунки О. ВЕРЕЙСКОГО

Этот очерк написал для членов клуба „У Костра" известный исследователь Арктики, профессор-орденоносец, Владимир Юльевич Визе. Быть может, среди читателей окажутся такие ребята, которые смогут к рассказу профессора Визе прибавить и свои собственные рассказы о находках на морском берегу.

Не раз приходилось мне плавать в Арктике вместе с капитаном Владимиром Ивановичем Ворониным. Он командовал кораблем, а я руководил научными работами.
Время от времени Владимир Иванович останавливал свой корабль у пустынных берегов какой-нибудь полярной земли или острова. Таким остановкам на корабле очень радовались, и стоило только прозвучать команде «отдать якорь», как почти сейчас же от судна отваливала битком набитая шлюпка. Всем хотелось поскорее ступить на берег, может быть, еще ни разу не посещенный человеком. В этой шлюпке — если только море было спокойно и небо не предвещало шторма — обыкновенно находились и Владимир Иванович и я. А когда погода была ненадежная, капитан оставался на корабле.
И Воронин и я очень любили бродить по берегу, недалеко от линии прибоя. Владимир Иванович при этом часто останавливался и внимательно рассматривал каждый выброшенный волной и валявшийся на берегу предмет. И чего тут только не было. Вот весло, вот обломок мачты, часть руля, деревянный блок — остатки какого-то разбитого штормом судна. Вот целый кусок борта. Из него торчит несколько ржавых гвоздей, и по этим гвоздям В. И. Воронин сразу же определяет, что борт принадлежал какой-то русской шхуне, построенной на Белом море. Часто попадаются всякого рода рыболовные поплавки — деревянные, пробковые и стеклянные. По их виду, а часто и по имеющимся на них клеймам можно судить, откуда море принесло поплавки. На Новой Земле мне случалось находить много стеклянных поплавков, — кухтелей, как их называют поморы, — употребляемых при ловле трески на севере Норвегии и на Мурмане. К берегам Новой Земли их приносит Нордкапским течением — мощной ветвью большого океанского течения, известного под названием Гольфстрима или (что правильнее) Атлантического течения.
Встречаются на берегах арктических ос-
[99]
 Буйковая почта - 0002.jpg
тровов и другие поплавки — не такие мирные, как, эти. Они напоминают нам об империалистической бойне. Это поплавки от мин. А в 1921 году на острове Вайгач была найдена даже целая мина. Ее обнаружил местный житель, ненец, промышлявший тюленя. Таких вещей ему в жизни еще не приходилось видеть, и о смертоносности странного предмета ему известно не было. Ненец стал ворочать мину, стучать по ней камнем, — она взорвалась, и несчастный зверобой поплатился за свою любознательность жизнью.
Иной раз мы с Ворониным находили на берегу много свежих досок. На некоторых из них были клейма лесопильных заводов, и по ним мы могли судить, из какой реки доска вынесена. А однажды мы нашли на Новой Земле деревянный игрушечный корабль. Вероятно, его сделал какой-нибудь мальчик, живущий на Мурмане или на севере Норвегии. Я думаю, что не многим игрушечным кораблям приходилось совершать такое большое плавание, как, этому, — он проплыл больше тысячи километров. Если б это узнал мальчик, делавший корабль, он наверное обрадовался бы. Этот игрушечный корабль мы привезли в Ленинград, в Арктический институт.
Иногда находишь в Арктике, на берегах островов, и такие предметы, которые приплыли очень издалека, из жарких тропических стран. К числу таких предметов принадлежат, например, бобы одного стручкового растения, которому ученые дали латинское название «Entada gigalobium». Эти бобы растут на Антильских островах, расположенных к востоку от берегов центральной Америки, под самыми тропиками. А находят их иногда на берегах Норвегии, на северном берегу Шпицбергена и в других местах Арктики.
В 1871 году норвежский капитан Мак обнаружил эти бобы на маленьких островах, находящихся у северо-западных берегов Новой Земли. Он сделал совершенно правильный вывод, что эти бобы могли быть принесены сюда с Антильских островов только Гольфстримом. Поэтому капитан Мак назвал острова у Новой Земли, где он нашел бобы, островами Гольфстрима. Это название сохранилось за этими островами до настоящего времени. На Мурмане также находят иногда бобы Entada gigalobium, и в старину наши поморы считали их целебными, но это неверно. Выбрасываются эти бобы и на Фаррерские острова, где жители делают из этих бобов табакерки.
Конечно, Воронин и я — не единственные люди, которых занимают всякого рода предметы, выброшенные на морские берега. Люди интересовались ими уже давно, в
[100]
 Буйковая почта - 0003.jpg
особенности моряки и ученые. Изучая различные находки, сделанные на берегах морей и океанов, и сопоставляя место находки предмета с местом, откуда предмет начал свое плавание, люди узнавали очень много ценного о господствующих в морях и океанах течениях. Так, например, появление антильских бобов у берегов Норвегии указывало на то, что существует течение, пересекающее всю северную часть Атлантического океана с запада на восток. Это течение раньше называли Гольфстримом, а теперь называют Атлантическим.
Желая полнее разгадать тайны морских течений, люди не ограничились изучением выброшенных морем на берег предметов. Они сами нарочно стали выбрасывать с кораблей предметы, помеченные какими-нибудь знаками. Чаще всего это были обыкновенные бутылки, хорошо закупоренные. Внутри их находилась записка, а в записке этой было указано, где и когда бутылку выбросили в море.
Первая такая бутылка была выброшена в море в 1763 году, и с этого времени их было выброшено много сотен тысяч. Продолжают выбрасывать бутылки с записками и в настоящее время. Этот способ изучения морских течений получил название «бутылочной почты».
В морях Арктики вместо бутылок обычно выбрасывают деревянные буи яйцевидной формы, так как они лучше противостоят сжатию льдов й не разбиваются прибоем о скалистые берега. Значит, в Арктике для исследования течений применяется «буйковая почта». В середине такого буя делается отверстие, куда вста-
вляется медная или стеклянная трубка. В нее вкладывается записка, после чего трубка запаивается. На одной стороне этой записки напечатано:

Открытое письмо.
Всесоюзный Арктический Институт. Ленинград, Фонтанка, 34.
А на другой стороне:
№...
Этот буй выброшен для изучения течений. Просьба к каждому нашедшему буй опустить эту открытку в почтовый ящик, не оплачивая ее марками, или сдать в ближайшее почтовое отделение, предварительно ответив на следующие вопросы:
Имя, фамилия и адрес нашедшего...
Где буй найден..........
Когда буй найден.........

[101]
 Буйковая почта - 0004.jpg
Этот текст напечатан не только на русском языке, но также на английском и на норвежском.
Выбрасывание буев с плавающих в Арктике судов началось в 1930 г. К настоящему моменту в Арктический институт возвращено уже более 50 открыток из выброшенных буев. Большинство буев было найдено на берегах Исландии и Норвегии. Некоторые проделали очень большой путь — свыше 4000 километров.
Почти всегда буи попадают в руки рыбаков. Находят их то на берегу, то в море.
Исландские и норвежские рыбаки хорошо знают, для чего выбрасывают в море буи, и поэтому отсылают открытки из буев очень аккуратно.
С этими добровольными корреспондентами Арктический институт ведет оживленную переписку. Совсем недавно Институт получил письмо от одного юного корреспондента, жителя Фаррерских островов, фотография которого здесь помещена. Зовут его Арнольд Дарр. Ему посчастливилось найти на берегу своего родного острова буй, который был выброшен с ледокола «Красин» около мыса Желания (северная оконечность Новой Земли). Путешествовал этот буй целых три года, пройдя расстояние не менее 4500 километров.

Проф. В. Ю. ВИЗЕ.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4780
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Бутылочная почта

Сообщение ББК-10 » 30 Август 2016 12:41

Выбрасывание буев с плавающих в Арктике судов началось в 1930 г.
Проф. В. Ю. ВИЗЕ.


Бюллетень Арктического института СССР. № 1.-Л., 1932, с.4.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 1.-Л., 1932, с.4 Буи.jpg
О ЛЕДОВЫХ БУЯХ, БРОШЕННЫХ В 1929 Г. В КАРСКОМ МОРЕ
С ЛЕДОКОЛА „КРАСИН"


Летом 1929 г. Карской морской экспедицией, с целью изучения дрейфа судов, было брошено с борта ледокола „Красин" на лед десять малых ледовых буев. В связи с наступающим Международным полярным годом, возможно, возрастет число посещений арктических районов. Поэтому, несмотря на крайне малое число указанных буев и весьма незначительную вероятность их нахождения, приводим все же некоторые о них данные.
Буи были сделаны судовыми средствами и представляли собою продолговатый, овальной формы отрезок бревна, длиною около 0.5 м. Один из буйков в средней части имел продольные грани. В буях высверливался канал, в который вплотную вкладывалась стеклянная трубка с запиской; в тексте указаны были дата, название судна и его координаты в момент посылки буя. Кроме того, в этой записке, составленной на двух языках, русском и английском, заключалось обращение к нашедшему буй с просьбой об отсылке записки в Ленинград, в Главную геофизическую обсерваторию. Трубка заливалась парафином, отверстие же канала в буе заделывалось плотно пригнанной деревянной пробкой.
Буи окрашены в яркокрасный цвет; на одной из сторон каждого из них вырезаны буквы ЛК (ледокол „Красин") и порядковый номер (1, 2, З и т. д.).
Недостатком буев являются естественно их малые размеры, вследствие чего они, к сожалению, должны быть мало заметны.
Места, где были брошены буи, показаны в следующей таблице.

Таблица
Дата Широта и долгота №№ буев Вид льда, на который брошены буи Примечания
1929 3 VIII 73°38'; 63°52' 1.2 Крупно-битые льдины. Брошены одновременно буи овальной формы.
18 VIII 69°53'; 62°33' 3.4 » » » Тоже.
21 VIII 70°01'; 60°54' 5 Обломок торосистого поля Буй овальной формы.
10 IX 72°55'; 58°00' 6.7 Мелко-битые льдины. Брошены одновременно буи овальной формы.
18 IX 70°01'; 61°28' 8.9 Первый буй на небольшую торосистую льдину, второй на обломок торосистого поля. Тоже.
29 IX 70°12'; 61°30' 10.0 Крупно-битые льдины. Буй овальной формы с гранями.

Декабрь 1931 г.
Н. ЕВГЕНОВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4780
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Бутылочная почта

Сообщение ББК-10 » 30 Август 2016 20:45

Выбрасывание буев с плавающих в Арктике судов началось в 1930 г.
Проф. В. Ю. ВИЗЕ.

В. Ю. Визе. Владивосток - Мурманск на "Литке" [Экспедиция 1934 г.]
Ленинград Изд-во Главсевморпути 1936.
c.93, 96
 93 - копия.jpg
 96.jpg
Последний раз редактировалось ББК-10 27 Сентябрь 2016 09:36, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4780
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Бутылочная почта

Сообщение ББК-10 » 24 Сентябрь 2016 17:08

Бюллетень Арктического института СССР. № 4.-Л., 1932, с.71-73.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 4.-Л., 1932,  ДРЕЙФ БУЕВ - 0001.jpg
О НАХОДКЕ В НОРВЕГИИ БУЯ, ВЫБРОШЕННОГО В МОРЕ ЛАПТЕВЫХ

В 1927 г., во время работ Морского гидрологического отряда Якутской экспедиции Академии наук, в юговосточной части моря Лаптевых, для изучения течений, были выброшены со шхуны „Полярная Звезда" 195 бутылок и 15 деревянных буев, с медными патронами для почтовых карточек. До настоящего времени были найдены 13 бутылок и 1 буй в районах, недалеко отстоящих от места, где они были выброшены.
Третьего апреля с. г. получено сообщение из Норвегии о находке буя с почтовой карточкой № 309. Этот буй был выброшен 25 августа 1927 г. в 3h 15m по поясному времени в широте 72°41' N и долготе 135°42' Е, т. е. в северной части Янского залива. Найден буй в местечке Галтен на о-ве Сере, на севере Норвегии (φ=70°44' N, λ = 22°44'Е), 29 февраля 1932 г. Буй с почтовой карточкой № 309

 Бюллетень Арктического института СССР. № 4.-Л., 1932,  ДРЕЙФ БУЕВ - 0002.jpg
- 72 —
продрейфовал, следовательно, со льдами через Полярный бассейн, пройдя весь путь в течение не более 4 1/2 лет.
Находка этого буя еще раз подтверждает существование в Полярном бассейне к северу от Евразии течения с востока на запад.
Б. ЧИРИХИН


Описанный выше „якутский" буй является третьим, продрейфовавшим через Полярный бассейн. Первые опыты с трансарктическими буями были предприняты
в 1899—1901 гг. По инициативе Г. Мельвиля и Х. Брэйента, к северу от Америки было выброшено несколько буев, из которых через Полярный бассейн продрейфовало два. Первый из этих буев был выброшен 13 сентября 1899 г. к северу от мыса Барроу (Аляска) и найден 7 июня 1905 г. на севере Исландии; второй буй был выброшен 2 июля 1900 г. у мыса Батхерст (к Е от устья р. Мэкензи) и найден 3 ноября 1908 г. на том же острове, что и якутский буй (о-в Сере). Автору этих строк известно еще, что у берегов Норвегии была найдена одна бутылка, выброшенная в южной части Карского моря. К сожалению, об этой бутылке, которая, весьма возможно, тоже продрейфовала через Полярный бассейн, никаких сведений опубликовано не было.
Якутский буй был найден через значительно меньший промежуток времени, нежели оба буя Мельвиля-Брэйента. Это и понятно, так как последним пришлось сделать больший путь в Полярном бассейне, где скорость дрейфа, как показали наблюдения „Фрама", вообще невелика. Интересно отметить, что время, потраченное на дрейф якутским буем, как раз совпадает с тем промежутком времени которое, как наиболее вероятное, было указано мною для дрейфа льдов от Сибирских „очагов зарождения льда" до выхода в Атлантику. {1}
Что касается вероятного пути якутского буя, то он показан на прилагаемом рисунке. Вариант к югу от Шпицбергена, помеченный пункти-
{1} Annalen d. Hydrogr., 1922, Heft 10.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 4.-Л., 1932,  ДРЕЙФ БУЕВ - 0003.jpg
— 73 -
ром, хотя и возможен, но маловероятен. Из Гренландского моря буй мог попасть либо в Восточно-исландское течение, либо в Датский пролив. В первом случае буй прошел севернее Исландии, во втором — обогнул ее с юга, описав большую дугу. В первом случае средняя скорость дрейфа якутского буя получается равной 2.1 мили в сутки, во втором —3.7 мили. Дрейф буя в Гренландском море и Атлантическом океане происходил, несомненно, со значительно большей скоростью, чем в По-
лярном бассейне, где он, по данным „Фрама", составляет несколько более 1 мили в сутки по результирующему направлению всего дрейфа. Конструкция якутского буя была предложена Н. В. Пинегиным. Под его же наблюдением буи были изготовлены в Якутске. Буи, яйцеобразной формы, состояли из двух половин, вытесанных из толстых сосновых бревен, соединенных прочными железными болтами. Внутри буя выдолблено отверстие для медного патрона, с отпечатанной на двух языках почтовой карточкой. Патроны были прикреплены прочной медной проволокой и закупорены надежной гуттаперчевой пробкой.
В. ВИЗЕ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4780
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Бутылочная почта

Сообщение ББК-10 » 27 Ноябрь 2016 19:12

Бюллетень Арктического института СССР. № 1-2. -Л., 1933, с. 10.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 1-2. -Л., 1933, с. 10.jpg
ДРЕЙФ ДВУХ БУЕВ ИЗ КАРСКОГО МОРЯ В НОРВЕЖСКОЕ

Арктическим институтом получены две почтовые карточки, найденные в деревянных буях, которые были выброшены в 1930 г. на севере Карского моря экспедицией на л/п „Седов".
Буй № 1, выброшенный 13 августа 1930 г. в φ = 79°30' N и λ = 74°41' Е, был найден Фритьофом Фредриксеном (Fridtjof Fredriksen) 24 марта 1932 г. в открытом море, к западу от берегов Норвегии, в φ = 69°20' N и λ = 6°15' Е, Буй № 12, выброшенный 3 сентября 1930 г. в φ = 76°58' N и λ = 85°20' Е, найден М. Антонесеном (М. Antonesen) 3 декабря 1932 г. около о-ва Хиллесо на севере Норвегии (около 69°39' N, и 17°58' Е).
Оба буя, несомненно, были вынесены из Карского моря в Полярный бассейн, продрейфовали к северу от Земли Франца-Иосифа и попали в Восточно-Гренландское течение. В дальнейшем они, вероятно, были вынесены Восточно-Исландским течением (между о-вом Ян-Майен и Исландией) в Норвежское море. Исходя из такого предположения, можно заключить, что буй № 1 за 590 суток сделал путь в 2000 миль, а буй № 12: за 825 суток — путь в 2600 миль. Таким образом, средняя скорость дрейфа буя № 1 получается равной 3.4 мили в сутки, а для буя № 12 соответственно имеем 3.1 мили в сутки. Для якутского буя, дрейф которого был описан в Бюллетене Арктического института № 4 за 1932 г., получилась средняя скорость 2.1 мили в сутки (в предположении, что буй попал в Восточно-Исландское течение). Меньшая скорость передвижения якутского, буя объясняется тем, что этот буй прошел более длинный путь в Полярном бассейне, чем рассматриваемые здесь буи № 1 и № 12 1930 г.
Первый отрезок дрейфа буя № 1 в некоторой степени совпадает с дрейфом шхуны „Cв. Анна“ в 1913—1914 гг. Дрейф этого буя указывает также на те районы, куда бы вынесло „Cв. Анну“, если бы ее не раздавило льдами.
Арктический институт пользуется случаем, еще раз выразить свою глубокую признательность Ф. Фредриксену и М. Антонесену, любезно препроводившим найденные ими карточки в институт.
В. ВИЗЕ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4780
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Бутылочная почта

Сообщение ББК-10 » 07 Январь 2017 11:45

Бюллетень Арктического института СССР. № 3.-Л., 1933, с.58.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3.-Л., 1933, с.58 буи.jpg
НАХОДКА БУЕВ И БУТЫЛОК, ВЫБРОШЕННЫХ В МОРЕ ЛАПТЕВЫХ

Нами уже сообщалось о находке в Норвегии одного буя, выброшен­ного в 1927 г. в море Лаптевых Якутской экспедицией Академии Наук. {1} В настоящее время обнаружены еще один буй и две бутылки, выброшен­ные той же экспедицией.

{1} См. „Бюллетень" Арктического Института, 1932, № 4, стр. 71.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4780
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Бутылочная почта

Сообщение ББК-10 » 23 Май 2017 13:59

Бюллетень Арктического института СССР. № 1. -Л., 1934, с.11-13

 Бюллетень Арктического института СССР. № 1. -Л., 1934, с.11-13 буи - 0001.jpg
О ЛЕДОВЫХ БУЯХ, БРОШЕННЫХ ЭКСПЕДИЦИЯМИ НА „КРАСИНЕ“ И „СИБИРЯКОВЕ“ ЛЕТОМ 1933 ГОДА

В целях изучения дрейфа льда и течений, с ледоколов „Красин“ и „Сибиряков“ в Карском море, а также с парохода „Сталин“ в море Лаптевых, были выброшены специальные буи, со вложенными в них открытыми письмами.
Буи, длиной около 0.5 м, сделаны из легкого дерева и имеют, продолговатую овальную форму. В каждом буе высверлен широкий канал, в который довольно свободно вкладывается запаянная стеклянная трубка

 Бюллетень Арктического института СССР. № 1. -Л., 1934, с.11-13 буи - 0002.jpg
— 12 —
Места, где были выброшены буи
Л/п „Сибиряков"

1933 г. Положение [φ N / λЕ] Номера буев

9 VIII . . . . 75°44' 84°30' 84, 86, 92, 83, 87
16 IX . . . . . 77 27 101 30 115, 146, 131, 117, 126
16 ..... 77 14 99 14 142, 124, 93, 134, 133
18 ..... 77 11 96 09 141, 132, 116, 103, 95
28 76 40 91 10 148, 145, 82, 79, 110
28 ..... 75 57 87 01 147, 130, 127, 105, 121
29 75 30 82 34 80,140, 125, 149, 139
29 ..... 75 20 80 67 81, 90, 111, 136, 137
30 ..... 74 39 80 11 120, 113, 97, 175, 109
30 ..... 74 25 80 43 114, 78, 122, 100, 123
30 ..... 73 35 80 31 112, 85, 102, 99, 101
З Х ..... 73 48 75 30 143, 96, 138, 89, 129
3 ..... 73 50 73 18 118, 108, 91, 94

Ледокол "Красин"
5 IX..... 75°45' 124°20' 548
5 ..... 75 45 125 05 522
6 ..... 75 48 126 20 498
6 ..... 75 44 130 50 477
6 ..... 75 25 130 48 544
6 ..... 74 50 131 10 506
7 ..... 74 18 133 00 520
7 ..... 74 10 132 30 451
7 ..... 74 06 132 22 467
7...... 73 50 132 05 512
7 ..... 73 38 131 05 494
7 ..... 73 20 131 40 498
7 ..... 73 18 131 30 466
8 ..... 73 09 131 24 543
8 ..... 72 58 131 15 459
8 ..... 72 50 131 12 525
8 ..... 72 42 131 08 514
8 ..... 72 15 130 51 519
18 . . . . . 74 20 120 32 452
74 30 120 00 536

 Бюллетень Арктического института СССР. № 1. -Л., 1934, с.11-13 буи - 0003.jpg
— 13 —
(Продолжение)
1933 г. Положение [φ N / λЕ] Номера буев

18 IX ...... 74°58' 119°20' 479
18 ..... 75 04 117 05 491
18 ..... 75 28 116 55 509
18 ..... 75 28 118 30 487
6 ..... 75 47 125 30 488
6 ..... 74 59.5 130 42 455
24 ..... 77 43 105 32 463, 486, 499, 500, 533
25 ..... 77 13 99 56 495, 540, 573, 517, 558, 547, 464, 532, 525, 475
30 ..... 74 04 79 00 546, 549, 425, 453, 534
1 X..... 75 58 71 46 451, 545, 457, 538, 478, 456, 472, 469, 527, 483
1 ..... 76 53 69 42 457, 470, 501, 521, 541

Пароход „Сталин"
8 IX . . . 77°19.5' 113°01' 461, 465, 471, 482, 528
9 ..... 75 53 120 07 521,531, 530,413,481
10 ..... 74 49.5 125 30 474, 486, 492, 496, 511
14 ..... 74 49.5 125 30 510, 529, 535, 507, 454, 516, 537, 484, 485, 1993
15 ..... 75 00 120 15 458, 482, 502, 504, 524

с открыткой. В тексте открытки указаны номер буя, дата отправления письма и название судна. Текст составлен на трех языках — русском, английском и норвежском. Отверстие канала густо заделано тавотом, во избежание проникновения внутрь канала воды, могущей во время образования льда раздавить стеклянную трубку, и плотно забито деревянной пробкой. Все буи окрашены в яркокрасный цвет и снабжены порядковыми номерами. Буи, брошенные с ледокола „Красин", имеют в месте, где находится пробка, знак +.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4780
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Дополнительно



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения