Кучин Александр Степанович (1888 - 1913)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Кучин Александр Степанович (1888 - 1913)

Сообщение VicSer » 30 Ноябрь 2008 23:42

«А.С. Кучин полярный капитан- исследователь»

Именем А.С. Кучина названы
Ледник в Антарктиде (САЭ 1958г.)
Мыс Кучина, сев.о.Новой Земли (эксп. Самойловича)
О-ва Кучина на архипелаге Земли Франца-Иосифа (1932г.)
Пик Кучина в Антарктиде (САЭ – 1961 г.)
О-ва Кучина в шхерех Минина (1957 г. - гидрографическая партия Троицкого)

http://www.onegaonline.ru/muz/kuchin/kuch2.htm
Аватара пользователя
VicSer
 
Сообщения: 423
Зарегистрирован: 25 Июнь 2008 14:49
Откуда: Москва

Кучин Александр Степанович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 21 Декабрь 2008 22:05

Скопировано из "Памятные даты 2008 года"

Капитан дальнего плава­ния Кучин Александр Степанович 16(28).09.1888 - 1913(?)г., уроженца села Кушерека Онежского уезда. Океанограф, полярный исследователь. С детских лет плавал юнгой в Баренцевом и Белом морях. Закончил Онеж­ское городское училище. Поступил в Архангельский торгово-мореходное училище, из которого был исключен за участие в революционном движе­нии. Уехал в Норвегию, а через год вернулся на родину, свободно владея норвежским языком. В издательстве «Помор» выпустил «Малый русско-норвежский словарь», содержащий 4000 слов. В 1909г. с золотой меда­лью закончил Архангельское торгово-мореходное училище, получив дип­лом штурмана дальнего плавания. В эти годы в Норвегии г. Бергена были созданы первые в мире курсы океанологов. Решив посвятить свою жизнь науке - изучению морей, морских течений, ледовых условий - Кучин уехал в Берген. Кучин работал под научным руководством Ф.Нансена. Участво­вал в экспедиции Р.Амундсена к берегам Антарктиды в 1910-1911 годах. Был включен в состав экспедиции вопреки постановлению стортинга, ко­торый высказался за то, чтобы экспедиция носила чисто национальный характер. Кучин и штурман Х.Хансен выполнили ценнейшие океаног­рафические работы, в числе которых 190 сборов планктона, 891 проба воды.

В конце января 1912 г. Кучин вернулся домой и принял приглаше­ние В.А.Русанова участвовать в экспедиции, на должность капитана суд­на «Геркулес», по обследованию Шпицбергена. Экспедиция погибла у бе­регов Таймыра.
Именем Кучина названы два острова в Арктике, ледник и горный пик в Антарктиде, учебное судно в г.Архангельске, морской буксир и переулок в городе Онега.


Сайт музея г. Онега:
http://www.onegaonline.ru/muz/

 letopis-3.jpg
Статья Г.А. Бергмана из ежегодника "Летопись Севера", том 3, 1962 год.

Изображение
Капитан А. С. Кучин
Г. А. Брегман

В августе 1910 года из Норвегии на корабле «Фрам»(1) вышла в плавание экспедиция Руала Амундсена, намеревавшаяся, по сообщениям печати, достичь Северного полюса. Спустя месяц судно встало на рейд в порте Фун-чал на острове Мадейра. Только здесь экипаж узнал о том, что руководитель экспедиции Амундсен, в связи с тем что весной 1909 года Северный полюс был достигнут американцем Робертом Пири, решил отправиться не на Крайний Север, а на Крайний Юг. Решение Амундсена приветствовали все его спутники. С далекого атлантического острова участники экспедиции послали письма родным. Одно из них было адресовано в Россию, в Онегу — город на Белом море. Его отправил единственный иностранец в норвежской экспедиции, наш соотечественник, капитан и океанограф Александр Степанович Кучин.

В состав полярной экспедиции на «Фраме» А. С. Кучин был рекомендован Фритьофом Нансеном и норвежским океанографом Б. Хелландом-Хансеном(2).

Необычно сложилась жизнь этого незаурядного русского моряка. К сожалению, его недостаточно оценили современники и незаслуженно забыли в наши дни.

Собирая материалы об этом выдающемся полярном исследователе, мы встретились с его сестрами Анной Степановной и Елизаветой Степановной Кучиными, племянницей Надеждой Павловной Мищенко. Они многое рассказали о близком им человеке. Прошло более 45 лет со дня гибели в арктических льдах А. С. Кучина и остальных участников экспедиции В. А. Русанова на «Геркулесе», но до сих пор в семейном архиве бережно хранятся ценные реликвии, рассказывающие о жизни А. С. Кучина.

Сохранились многие фотографии и письма А. С. Кучина, русские и норвежские книги по астрономии, морской практике и океанографии с его автографами. Он пользовался этими книгами, когда учился в Архангельском тор-гово-мореходном училище, плавал на зверобойных судах и «Фраме». Позднее Кучин внимательно изучал труды по океанографии, написанные Фритьофом Нансеном и Б. Хелландом-Хансеном. Среди его бумаг — норвежский морской альманах за 1910 год, тетради практических занятий по норвежскому языку.

Кучин настолько свободно владел норвежским языком, что составил малый русско-норвежский словарь. Он содержал около 4000 слов, необходимых русским морякам для их плаваний в Норвегию, и краткие сведения о норвежской грамматике. Сохранился один экземпляр этого словаря, изданного в 1907 году в типографии «Помор» в норвежском городе Варде. Типографию содержала группа русских политических эмигрантов, которым Кучин активно помогал.

Руководил океанографическими курсами при Бергенской биологической станции.

После возвращения «Фрама» из Антарктики вместе с Фритьофом Нансеном выполнил обработку материалов гидрологических исследований, произведенных А. С. Кучиным и его товарищами.

Большой интерес представляют материалы А. С. Кучина о его плавании на «Фраме» к берегам Антарктиды. Перед нами письма, посланные из Осло, Бергена, Буэнос-Айреса... Все они отправлены в конвертах с изображением «Фрама» и названием норвежской экспедиции. Мы видим снимок, где «Фрам» с флагами расцвечивания стоит на якоре у стен старинного замка в Осло.

А вот еще один интересный документ—контракт, заключенный между русским моряком и начальником норвежской антарктической экспедиции. Но где же путевой дневник А. С. Кучина, записи о виденном и пережитом в далеком плавании и на ледяном материке? Среди его бумаг найдена только небольшая тетрадь без первых и последних страниц. Это—первая часть дневника. Записи в ней, сделанные чернилами и карандашом, охватывают плавание «Фрама» с 15 августа по 25 декабря 1910 года, когда корабль норвежской экспедиции пересекал под парусами океанские просторы на пути к берегам Антарктиды.

Второй части дневника, относящейся к пребыванию экспедиции на шестом континенте, обнаружить не удалось. Осенью 1911 года А. С. Кучин, возвратившись в Осло после плавания на «Фраме», в беседе с корреспондентом московской газеты «Русское слово» сообщил, что в Буэнос-Айресе у него украли часть багажа.

Там находились некоторые его бумаги. Возможно, среди них были и записи о пребывании в Антарктике.

Ранее неизвестные и неопубликованные документы позволяют уточнить биографические сведения об этом энергичном и способном русском полярнике и его участии в экспедиции Руала Амундсена.

Александр Степанович Кучин родился 16 (28) сентября 1888 года в селе Кушереке на берегу Онежского залива Белого моря в семье потомственных моряков-поморов. Дед его погиб во время шторма у берегов Мурмана. Отец Степан Григорьевич после окончания мореходных классов получил диплом штурмана и дослужился до капитана. Командуя поморскими шхунами, зверобойными и торговыми судами, он совершал рейсы в Белом и Баренцевом морях, в порты Скандинавии и в Петербург. Мало кто знает, что отец А. С. Кучина в 1917—1918 годах строил деревянную шхуну «Персей» для морских зверобойных промыслов в водах Земли Франца-Иосифа(3). В советское время корпус этой шхуны был использован для известного одноименного экспедиционного судна.

Александр Степанович был старшим сыном в семье. Учился он в сельской школе, потом в Онежском городском трехклассном училище. Летом служил юнгой на судах, промышлявших зверя в Баренцевом и Карском морях, побывал на Шпицбергене и Новой Земле, плавал в Норвегию. В 1904 году А. С. Кучин был принят в Архангельское торгово-мореходное училище, готовившее штурманов дальнего плавания (4).

В дни первой русской революции будущие штурманы, протестуя против произвола, царившего в училище, забастовали. В наказание класс, где учился А. С. Кучин, был закрыт, а его как одного из руководителей забастовки исключили из училища. Семнадцатилетнему моряку пришлось уехать в Норвегию, где он поступил матросом на промысловую шхуну. В городе Варде юноша познакомился с русскими политическими эмигрантами и стал помогать им в издании газеты и доставке нелегальной литературы в Россию.

Когда в торгово-мореходном училище возобновились занятия, А. С. Кучин вернулся на родину. На причале в Архангельском порту он был арестован якобы за провоз запрещенных книг. Однако у жандармов не оказалось прямых улик и вскоре его освободили.

В 1909 году Александр Степанович окончил Архангельское торговомореходное училище с золотой медалью и получил диплом штурмана дальнего плавания. После окончания училища Кучин вновь уехал в Норвегию. Здесь он плавал на норвежском судне к острову Ян-Майен, совершил рейс на Шпицберген, откуда послал в Онегу письмо сестрам: «У вас тут, наверно, лето, все зеленеет, цветет и тепло. А у нас здесь всюду лед и вечные снега и нет совсем тепла, хотя солнышко и стоит на небе круглые сутки».

В порту Тромсе русский моряк познакомился с капитаном научно-исследовательского судна «Михаэль Сарс», известным норвежским гидробиологом доктором Иоганном Иортом.

Узнав, что А. С. Кучин живо интересуется новой в ту пору наукой — океанографией, Иорт дал Кучину рекомендательное письмо к профессору Б. Хелланду-Хансену, руководившему биологической станцией в Бергене. Кучин начал работать в лаборатории и заниматься на океанографических курсах.

Вскоре русский штурман стал одним из ближайших учеников Б. Хелланда-Хансена.

Норвежский ученый предложил ему место ассистента. На станции Кучин познакомился с Фритьофом Нансеном, которому понравился любознательный молодой помор.

И вот весной 1910 года по рекомендации Фритьофа Нансена и Б. Хелланда-Хансена русский моряк был принят в состав экспедиции Руала Амундсена. На «Фраме» он должен был выполнять одновременно обязанности океанографа, и штурмана.

Норвежская пресса в связи с этим писала: «В числе национальной норвежской экспедиции, отправившейся на знаменитом судне «Фрам» к Северному полюсу, среди других участников состоит уроженец Архангельской губернии А. С. Кучин.

Кучин включен в состав экспедиции вопреки постановлению стортинга, который высказался за то, чтобы названная экспедиция носила исключительно норвежский национальный характер и участники ее были только норвежскими подданными.

Такое нарушение организатором экспедиции пожелания стортинга было сделано ввиду исключительных способностей и таланта А. С. Кучина в области океанографии» (5).

Об участии своего земляка в экспедиции Руала Амундсена сообщил журнал Архангельского общества изучения Русского Севера. Автор заметки с гордостью писал: «Весь экипаж «Фрама» состоит из норвежцев. Исключение сделано только для одного русского — помора А. С. Кучина, родом из Архангельской губернии...

По окончании с отличием Архангельского мореходного училища он посвятил себя изучению океанографии при Бергенской биологической станции, где своим трудолюбием, любознательностью и пытливым умом вскоре обратил на себя внимание норвежских ученых» (6).

14 марта 1910 года в Осло между Руалом Амундсеном и А. С. Кучиным был подписан контракт об участии в экспедиции на «Фраме». В качестве поручителя русского моряка выступил Б. Хелланд-Хансен. Ознакомление с текстом контракта объясняет, почему после возвращения из Антарктики А. С. Кучин ничего не опубликовал о работе норвежской экспедиции.

Приводим текст отдельных пунктов этого контракта:

«Я, нижеподписавшийся, Александр Кучин, заявляю при этом, что нанимаюсь для выполнения различной работы в составе экипажа полярного корабля «Фрам», направляющегося под командованием капитана Руала Амундсена — начальника экспедиции к Северному Ледовитому океану и отплывающего из Норвегии в 1910 году.

Согласно решению начальника экспедиции ее ближайшей целью является исследование до сих пор неизвестных районов вокруг Северного полюса.

Обещаю точно исполнять данные им приказания, ...неутомимой и упорной работой содействовать, как только я могу, положительным результатам экспедиции.

Все результаты работы являются собственностью экспедиции.

Все наблюдения, предпринятые каждым отдельным участником экспедиции, должны находиться в ее распоряжении, так же как и вообще все записи в дневниках, касающихся самой экспедиции, если в этом будет желание руководства.

Участники экспедиции не могут без согласия ее руководителя опубликовать что-либо ранее трех лет после возвращения в Норвегию».

Как известно, в январе 1912 года А. С. Кучин вернулся в Россию из Антарктики, а летом, командуя экспедиционным судном «Геркулес», отправился в Арктику.

Таким образом, он не имел возможности опубликовать свои материалы о плавании на «Фраме» к берегам шестого континента.

Представляет интерес письмо А. С. Кучина отцу и сестрам, отправленное 29 апреля 1910 года еще до выхода «Фрама» в плавание: «Давно не писал, потому что перед отъездом накопилось много работы и хочется окончить все. Затем, в последнее время меня интервьюировали и напечатали кой-что о моих работах на станции... От некоторых газет поступили письма с просьбой прислать фотографическую карточку.

...Кажется, мне удалось пробить себе дорогу, даже в России. О нашей экспедиции уже знают, знают и о том, что я еду с ней. Буду стараться работать так, чтобы Амундсен не раскаивался о том, что взял с собой иностранца, да еще русского.

Изображение
Во всяком случае здесь, в Бергене, моя работа была важна и полезна. И среди ученых в музее я пользуюсь почетом и уважением. Только бы достало энергии на дела».

И вот настал день, когда «Фрам» покинул гавань. В дневнике А. С. Кучина появились первые записи об этом необычном для него плавании.

Руководствуясь старинным правилом русских штурманов — «Пишем, что наблюдаем, а чего не наблюдаем, того не пишем»,— он вносил в дневник самое, на его взгляд, необходимое и существенное.

Спустя семнадцать дней после выхода из норвежских фьордов «Фрам» уже был в просторах Атлантического океана.

Ниже приводятся некоторые записи из дневника А. С. Кучина на борту «Фрама» в 1910 году.

«27—28 августа. Адская качка! Судно черпает обоими бортами, и нет возможности уснуть.
Все летает по каюте. В 2 часа ночи вышел на вахту. На средней палубе хаос.
Все катается по палубе. В темноте запнулся за что-то и раза два прокатился во всю ширину судна. На палубе собаки воют и визжат.
Ночью случилось, впрочем, забавное происшествие. Поросенок, вероятно, заскучал в одиночестве и выпрыгнул из своего хлева около руля и пустился бежать вдоль судна.
Но это был бег с препятствиями. Короткие ноги не могли стоять на качке.
У обоих бортов он попадал в зубы привязанным там собакам. Перед входом на среднюю палубу нам удалось отнять его от собак и с большим трудом водворить на место жительства.



Примечания:

(1).Фрам» был построен в 1892—1893 гг. в Ларвике на верфи Колина Арчера для знаменитой дрейфующей экспедиции Фритьофа Нансена через Центральную Арктику (1893—1896). Позднее, в 1898—1902 годах на этом корабле экспедиция Отто Свердрупа работала в Канадском Арктическом архипелаге. В 1935 году этот исторический корабль установлен в Осло, на берегу в Бюгденесе, над судном выстроено здание, напоминающее гигантскую палатку.
(2). Бьорн Хелланд-Хансен — известный норвежский ученый, один из авторов современной теории динамики моря. Вместе с Фритьофом Нансеном осуществил ряд оригинальных исследований по физической океанографии и выявил, в частности, влия ние подводного рельефа Северной Атлантики на направление океанических течений.
(3) В советское время С. Г. Кучин был заведующим сетевязальной мастерской Мурманского рыбтреста. В связи с пятидесятилетием работы на морском флоте он был награжден весной 1927 года ценным подарком — именными золотыми часами. Старый моряк-помор умер в 1942 году в Ленинграде во время блокады.
(4) Архангельское мореходное училище — одно из старейших учебных заведений нашей страны. 24 марта 1961 года исполнилось 180 лет со дня его основания. Из стен этого училища вышло много известных моряков-исследователей, таких, как Д. И. Шваненберг, В. И. Воронин, П. А. Пономарев.
(5) «Morgenbladet» (Оs1о), 1910.
(6) «Известия Архангельского общества изучения Русского Севера», 1910, № 17.
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Кучин Александр Степанович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 21 Декабрь 2008 22:08

Скопировано из "Памятные даты 2008 года"

Сообщение И.К.
120 лет со дня рождения А.С. Кучина.
Вариант поправленный по рекомендациям В. Шевченко, который также занимается этим юбилеем.
Действительно, выглядит получше.

Изображение Изображение
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Кучин Александр Степанович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 22 Декабрь 2008 01:19

Дорога длиною в 1000 лет
Поморы и норвежцы: историческая связь

Находки в музее
Казалось, что за истекшие 115 лет со дня рождения прославленного помора из онежского села Кушереки и 94 года со дня трагической гибели исследователя Арктики капитана судна «Геркулес» Александра Кучина что-то новое о нём найти невозможно. Тем не менее я обратился за советом и помощью к уважаемому историку-краеведу, почётному доктору Поморского государственного университета им. М.В. Ломоносова Г.П. Попову. Он более 40 лет преподаёт морские дисциплины в Архангельском мореходном училище им. В.И. Воронина и 35 лет возглавляет созданный им удивительный по содержанию музей истории училища. Александр Кучин окончил это учебное заведение в 1909 году с отличием, получив диплом штурмана дальнего плавания.
Геннадий Павлович многие годы скрупулезно собирал материалы о знаменитом выпускнике «мореходки», состоял в переписке с родственниками А. Кучина. Много из того, что он собрал и что не вошло в постоянную экспозицию музея училища, Геннадий Павлович передал в дар музею на родине А. Кучина в Онеге. Музей создан в доме, в котором жили родители Кучина и который теперь именуется мемориальным. В запасниках Геннадия Павловича оказалось 2 частично опубликованных письма Кучина и фотография с его автографом.

Письмо из прошлого

Первое письмо Александра Кучина, адресованное отцу, датировано 1910 годом. Как видите, оно написано почти 100 лет назад (97?) - 29 апреля 1910 года в^ норвежском городе Берген. Многие годы оно хранилось в личном архиве племянницы -дочери его родной сестры Ефросиньи - Елизаветы Дмитриевны, проживавшей в Ленинграде. Фрагменты этого письма сегодня публикуются в нашей газете. К сожалению, текст сохранился не полностью.
«Христос Воскрес! Дорогой папа! Целую тебя и поздравляю с праздниками. Давно не писал, так как перед отъездом накопилось много работы и хочется окончить всё. Затем последнее время меня интервьюировали и напечатали кое-что о моих работах на станции. На следующей неделе поеду в Христианию. Весёлое расположение духа не покидает меня теперь и больше не скучаю, как зимой. Познакомился с двумя молодыми писателями и художником, который нарисовал мой портрет. Так как от некоторых газет получил письма с просьбой прислать фотографическую карточку, то я снялся и скоро пришлю тебе карточку, а также снимки в газете».
Далее часть письма оборвана, и восстановить её пока не представляется возможным. На сохранившемся участке письма речь идёт о работе его на «Фраме» и предстоящем походе на Южный полюс. Далее А. Кучин делится с отцом своими планами и успехами: «... Что же касается меня, то, кажется, мне удалось пробить себе дорогу даже в России. О нашей экспедиции уже знают и о том, что я еду с ней. Буду стараться работать так, чтобы Амудсен не раскаивался в том, что взял с собой иностранца, да ещё русского. Во всяком случае здесь, в Бергене, моя работа была важна и полезна, и среди учёных музея я пользуюсь почётом и уважением. Только бы достало энергии надела».
В этом письме сын информирует отца о том, что с Надей у него «всё покончено». Здесь речь идёт об онежской девушке Надежде Черепановой, которую ему пророчили в невесты, и Кучин очень переживал в разлуке с ней. Но в том же году у него появилась новая невеста - норвежская.

Жених и невеста

История поморско-норвежских отношений знает немало породнённых семей - русских и скандинавских. О некоторых из них мы расскажем в следующих публикациях. Сегодня пойдёт речь о невесте А. Кучина Аслауг Поульсон. Будучи любящим сыном и серьёзным человеком по природе, Александр о новом своём увлечении сообщил своим родителям, причём сразу же после помолвки, состоявшейся 10 декабря 1911 года. В письме отцу Александр утверждал, что «дети, которые не говорят всю правду родителям, просто лгут».
12 декабря 1911 года он в письме родителям в Онегу писал: « Дорогой мой отец! Целую тебя, маму, Фросю, Анну, Лизу, Настю и Колюшку. Здесь я получил 2 твоих письма. Целую за них. Это письмо большой важности. Поэтому я его откладывал несколько дней. Ещё 2 года тому назад, когда я работал здесь, в Бергене, я познакомился с семьёй литературного критика Поульсона. Очень скоро я близко сошёлся с этими чудными людьми и был у них как друг, как свой. Особенно близки стали мы, то есть я и младшая дочь Поульсонов - Аслауг, тогда ещё гимназистка. Мы вместе гуляли, читали и стали большими друзьями. Я уехал на «Фраме». Мы переписывались, как только была возможность. Из её писем я узнал её ещё ближе. Это чудная девушка. Под влиянием своих родителей она воспитывалась так, что совершенно не похожа на своих норвежек, даже на свою старшую сестру. Ещё во время плавания, даже ещё раньше, я понял, что полюбил эту девушку.
Приехав в Христианию, я ещё колебался, ехать ли в Берген или нет. Скрывать мои чувства я более не в состоянии, но вместе с тем я боялся связывать её. Ведь я никогда не думал оставаться за границей, всю мою жизнь всегда думал жить в России. И мысль, что она не сможет ехать в Россию, где для неё всё чужое, мешала мне решиться. Письмо Нансена помогло. Я поехал в Берген и поселился загородом.
За это время она развилась, похорошела. Мы часто стали бывать вместе, и я узнал, что и она любит меня. На мой вопрос, хочет ли она быть моей женой, ехать в Россию и жить в России, в каких бы не пришлось условиях... (здесь мысль не закончена, и А. Кучин, вероятно, не дописал фразу- прим. автора).
Ради её самой я долго хотел убедить её забыть меня. Но уж такова её натура. Больше я не мог бороться с собой. Да и к чему? Лучшей жены, лучшего друга мне не найти. Мы пошли к её родителям. За последние дни они заметили, что между нами что-то произошло. Так как они меня знали давно и хорошо, то мы получили их согласие.
- Если она хочет ехать в Россию и сделаться русской, то с Богом, -ответили Поульсоны. И с тех пор мы жених и невеста».


11.12.2007 «Независимый Взгляд»
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Кучин Александр Степанович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 22 Декабрь 2008 01:24

© Артем Попов, “Северный рабочий”

Внучатая племянница «русского Амудсена» живет в Поморье

12 июня 1912 года на небольшом судне “Геркулес” из Александрова-на-Мурмане отправилась обследовать Шпицберген экспедиция В.А. Русанова. Связь с “Геркулесом”, уже побывавшим на острове и выполнившим ряд гидрографических работ, потерялась 18 августа после шторма. Как оказалось, навсегда. Капитаном судна был уроженец Онеги Александр Степанович Кучин - по мнению многих современников, обещавший, но волею судьбы так и не ставший звездой морей первой величины. Отважному капитану было всего 24... Внучатая племянница полярника, которая живет в Северодвинске, уже старше его.

Вера Валентиновна Вершинина ждет результатов анализа ДНК, подтверждающих подлинность найденных на Таймыре останков мореплавателя. Вера Валентиновна Вершинина достает с антресолей увесистую папку с пожелтевшими газетными вырезками и картонными фотографиями начала и середины прошлого века. “Этот архив начала вести моя мама, а после ее смерти он достался мне по наследству,- рассказывает Вера Валентиновна.- Сейчас в Петербурге живет мамина сестра, моя тетя Елизавета Павловна. Александру Степановичу Кучину она приходится племянницей, а я, выходит, дочка племянницы”. В семейных архивах хранились и личные письма молодого Александра Кучина своей невесте Аслаунд Паулсон, с которой он познакомился в Норвегии. Как известно, А.С. Кучин какое-то время жил и осваивал океанографию в этой стране; единственным из иностранцев он участвовал в национальной экспедиции под руководством Р. Амундсена к Южному полюсу и даже был награжден королем за прекрасно проведенные исследования. Со своей невестой Александр был уже помолвлен, но судьба распорядилась иначе... “Читать их письма - дух захватывает. Столько эмоций, галантности, уважения к своей возлюбленной! - говорит В.В. Вершинина.- Я даже давала их почитать коллегам”. Все письма и личные вещи А.С. Кучина были переданы в музей на его родине в Онеге, открывшийся к 100-летию со дня рождения полярного исследователя.

По материнской линии В.В. Вершинина после своей тети Елизаветы Павловны осталась самой близкой родственницей Александру Кучину. Поэтому тете и ей предложили сдать кровь на анализ ДНК для идентификации останков членов экспедиции, найденных на Таймыре. В прошлом году в Архангельском медицинском университете этот анализ был взят и отправлен в Российский центр судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения. В Онеге пройдет множество мероприятий, посвященных 115-летию со дня рождения полярного исследователя и капитана А.С. Кучина, приедут гости, в том числе из Норвегии. Ожидается, что с до-кладом выступят специалисты судмедэкспертизы Министерства здравоохранения, которые ведут исследование останков. “Очень хочется узнать результат их работы,- говорит Вера Валентиновна.- Чтобы поскорее предать останки земле, как того заслуживает Александр Степанович”.
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Кучин Александр Степанович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 03 Май 2009 18:08

Норвежцы возвращают на малую родину письма капитана Кучина
02.05.2009, 14:20

В Архангельск 3 мая прибывают норвежские представители Фредерик Хагеманн и Бьёрн Братбак для передачи писем полярного исследователя капитана Александра Кучина в Онежский краеведческий музей...

Как сообщили ИА «Двина-Информ» в пресс-службе администрации области, на следующей неделе в Архангельском краеведческом музее состоится открытие выставки «Письма Кучина» (1905-1912 г.г.), которые были отправлены в норвежский город Тромсё дяде Фредерика – Бартольду Хагеманну.

А 6 мая в Доме А. Кучина в Онеге состоится торжественная передача писем в Онежский краеведческий музей. Затем гостей ждут экскурсия по экспозициям музея и встреча с потомками Кучина – семьёй Мищенко. В этот же день в Онежской центральной библиотеке имени Пушкина состоится презентация книги краеведа Александра Ульянова «Онежские мореходы».

7 мая пройдет встреча с российскими и норвежскими студентами в Норвежско-Поморском университетском центре, где будет рассказано о капитане Кучине, о письмах Кучин, о связях Кучина с Норвегией и показ фильма о Кучине.


(ИА «Двина-Информ») http://dvinainform.ru/news/2009/05/02/75919.shtml
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Кучин Александр Степанович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 06 Май 2009 17:22

http://pravdasevera.ru/?id=1051775285

Татьяна МЕЛЬНИК. член Архангельского отделения Российского общества историков-архивистов.
30/04/2009
(C) ООО "Редакция газеты "Правда Севера"

«Я не хочу искать славы...»
Из писем капитана Александра Кучина, обнаруженных накануне его 120-летия.

В начале мая в Архангельск приезжает гость из Норвегии Фредерик Хагеманн. Повод для визита иностранца простому обывателю может показаться незначительным, но для наших краеведов он уникален. Фредерик Хагеманн привезет в Россию письма нашего земляка, капитана из Онеги Александра Кучина (1888-1913?). К сожалению, не так много северян знают об этом отважном человеке - участнике экспедиции Р. Амундсена и В. Русанова. И о том, что в Онеге есть музей, посвященный нашему земляку, погибшему в Арктике. А в Норвегии знают, потому что Кучин, хотя и прожил всего 25 лет, сыграл большую роль в полярных исследованиях.

Совершенно случайно в распоряжении краеведа Татьяны Мельник оказались копии шести писем онежского капитана, привезенные в Архангельск норвежцем Бьорном Братбаком...

После окончания в 1903 году Онежского городского училища Александр Кучин был оставлен отцом в городе Тромсё в семье Гюндерсонов для обучения норвежскому языку. По мнению отца, не поскупившегося на расходы, это было необходимо будущему капитану, каким он видел своего сына. По возвращении в Россию Александр не забыл норвежских друзей, а своему ровеснику Бартольду Гюндерсону с 1905 по 1912 год он написал около сорока писем. Эту уникальную коллекцию хранит внук Бартольда - Фредерик Хагеманн.

К сожалению, история русского капитана по прошествии целого столетия в этой семье забылась, и господин Фредерик, узнав о поездке Бьорна в Россию, поручил ему узнать, «кто есть такой Саша Кутчин». С этим-то вопросом Бьорн Братбак и обратился ко мне. Характеризуя письма Кучина, он подчеркнул, что автор в совершенстве владел норвежским языком. Это отмечено и доцентом ПГУ Ириной Ершовой (спасибо ей за оперативный перевод!). Нет сомнения, что Александр был прилежным учеником. Норвежским он увлекся так, что собрал четыре тысячи «необходимейших» слов и в 1907 году издал «Малый русско-норвежский словарь» (у поморов он был очень популярен).

Письма Александра Кучина эмоциональны и содержательны. В них воспоминания о Тромсё и норвежских друзьях, о невесте Аслауг Паульсон, о жизни в Онеге, о событиях революции 1905-1907 годов.

Из писем 1906 года. «Зиму я провел на родине. Кровь и пожары повсюду, пустые дома, везде полиция и солдаты. Мы не могли этого терпеть и попросили наших учителей освободить нас от занятий (в Архангельском торгово-мореходном училище. - Т.М.), чтобы присоединиться к политическим партиям и бороться за свободу народа...» «Однажды мы шли с красным знаменем и встретили полицию. И много связанных людей под конвоем. Они начали бить мальчиков, которые были с нами. Началась драка. Я был ранен в ногу. В ноябре было спокойнее, и мы возобновили занятия. Но в декабре учеба закончилась, руководство выгнало из училища одного ученика... Я уехал домой в Онегу, там для меня было много работы. Я разговаривал с земляками о времени, в котором мы живем, о других странах и о том, что нужно делать для роста нации. Но вот пришла весна. Я не хочу ходить в море с моим отцом, не желаю быть пассажиром на борту. Но я должен заработать денег, чтобы продолжать учебу...» «Мою работу в революционной организации я должен закончить, так как не разделяю социально-демократическую тактику «парламентской» революции. Надеялись, что осенью рабочие при поддержке крестьян смогут провести «всеобщую» забастовку. Но это было невозможно, так как крестьяне собрали маленький урожай, и сейчас они не смогут прокормить всех безработных и бастующих».

Письмо от 17 октября 1907 года. «Сегодня двухлетний юбилей Борьбы, которую мы ведем на улицах, поэтому мы не пошли на занятия... Мысль перебраться в Петербург не осуществилась, так как не хватает денег... в кассе взаимопомощи у нас не больше тридцати крон. В городе царит холера».

Из писем октября 1908 года. «Каждый день умирает по пятнадцать-двадцать человек. Нищие не могут вести нормальный образ жизни. Бактерии холеры нашли в воде, поэтому пить ее нельзя. Но чиновники ничего не делают, чтобы рабочие могли пить кипяченую воду...» «Школьная жизнь протекает тихо и спокойно. В Санкт-Петербурге и других городах бастуют студенты. Но мы в средней школе, гимназии и профшколе связаны правилами начального звена. Например, там есть пункт, запрещающий ученикам ходить в гражданской одежде до девятого класса, посещать театр, оперу и т. д. На все требуется специальное разрешение. Кроме того, мы под надзором полиции и не уверены, что она придет рассмотреть наши заявления».

Наибольший интерес представляют письма, написанные в Онеге в 1912 году, ведь именно тогда решилась судьба Александра.

Из письма от 19 февраля: «Санкт-Петербург, как ты знаешь, я сопоставляю с моей будущей работой в экспедициях в Мурман и на Белое море. Я встретил господина Книповича (Николай Книпович - организатор научно-промыслового дела и исследования морей России. - Т.М.). Он очень милый человек. Мы долго разговаривали об экспедиции, но изменений мало. Всегда ведутся разговоры, но происходят большие перемены в Министерстве по делам сельского хозяйства, и в результате экспедиционному проекту чинят препятствия, выставляя его как «законодательное» собрание. Может быть, это будет продолжаться еще пару лет, прежде чем мы приступим к осуществлению проекта. Книпович очень хочет, чтобы я принимал участие в экспедиции. Но сейчас я должен заниматься поисками работы, может быть, в качестве штурмана. Мой отец желает, чтобы я ходил на старом «Николае», но я не хочу этим заниматься. Книпович сказал, что может подвернуться какая-нибудь работа на Черном или Каспийском море, но я в этом сомневаюсь. Я жду середины апреля и тогда наймусь матросом. Если не будет никакой экспедиции, на следующий год я отправлюсь в Северный Ледовитый океан... Мне не хватает постоянной работы, но до нее, видимо, еще далеко».

Из письма от 28 марта (за сто дней до отхода в Арктику «Геркулеса», канувшего в неизвестность. - Т.М.). «Я получил предложение от геолога Русанова участвовать в его следующей экспедиции на Шпицберген и на Новую Землю. Если бы я получил это предложение, пока был в Бергене, я бы отказался, так как очень сильно ожидал экспедицию в Мурманск. Но сейчас все по-другому. Это, конечно же, была рекомендация Книповича. Я согласился и попросил его поподробнее написать об экспедиции. Вскоре я получил длинное описание. Он предлагает мне вести корабль и нанять команду. Обещает зарплату три-четыре тысячи крон за всю работу на семь-десять месяцев. Хорошая сумма. Русанов хочет купить маленький корабль в Норвегии. Может быть, скоро мы поедем в эту красивую страну, он просил меня присутствовать при покупке корабля. Через месяц ожидайте в гости. Мы выедем либо из Норвегии, либо из Санкт-Петербурга в конце мая или начале июня и вернемся лишь в октябре-ноябре. Достаточно проблематично нанять команду. Я написал своему однокурснику (Константину Белову? - Т.М.), хочет ли он быть штурманом, ожидаю ответ. Будет много работы, требуется время проявить способности. Экспедиция под руководством Русанова будет лишь прелюдией перед другой, более серьезной. Мы отправимся туда с гидрографом. Это будет настоящее испытание и большой задел на будущее. Я не хочу искать славы и «команду» в будущем, но лишь нужную и продуктивную работу. Северный Ледовитый океан, Белое море - там я хочу работать. А сейчас будет экзамен. Если вскоре начнется Мурманская экспедиция, я с ней точно отправлюсь...»

После нашей встречи Бьорн Братбак посетил своего друга Фредерика. Тот передал благодарность за предоставленные мною материалы о Кучине. Ко всему Хагеманн сообщил, что последнее письмо Александра написано «at Spitzbergen during Summer 1912» (из Шпицбергена летом 1912 года). Что ж, будем надеяться на Фредерика Хагеманна, который позволит нам узнать содержание всех писем Кучина. Более того, по договоренности с директором Онежского краеведческого музея Алексеем Крысановым попробуем издать сборник писем А. С. Кучина.
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Кучин Александр Степанович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 06 Май 2009 17:27

Из Норвегии через сто лет
http://pravdasevera.ru/?id=1051775370

Письма капитана Кучина возвращаются в Онегу. Всего лишь на один час в Архангельске в Гостиных дворах открылась выставка писем уроженца онежской земли, легендарного полярного исследователя капитана Александра Кучина, написанные им сто лет назад своим норвежским друзьям. Нынче наследник писем Фредерик Хагеманн решил передать их в Онежский краеведческий музей. Впрочем, у этих писем могла быть совсем другая судьба, если бы не счастливое стечение обстоятельств, произошедшее на пароходе «Гоголь».

...Его именем названы два острова в Арктике, ледник и горный пик в Антарктиде. Уроженец села Кушерека Онежского уезда Саша Кучин, будучи 13-14-летним пацаном, уже ходил вместе с отцом в полярные рейсы и бывал в Норвегии. Из отважного смышленого мальчишки вырос известный океанограф. Он участвовал в экспедиции Р. Амундсена к берегам Антарктиды в 1910-1911 годах. Причем был единственным русским на судне! Его включили в состав вопреки норвежским властям, которые выступали за то, чтобы экспедиция носила чисто национальный характер. Тогда Кучин и штурман Х.Хансен выполнили ценнейшие океанографические работы.

В конце января 1912 года Александр Кучин принял приглашение В.А.Русанова стать капитаном судна «Геркулес» и отправиться обследовать Шпицберген. Увы, экспедиция погибла у берегов Таймыра. Капитану Кучину было всего лишь 25 лет...

- Письма Кучина долгие годы бережно хранил мой дядя. После его смерти я не сразу, к сожалению, обратил внимание на эти письма. Сами понимаете, это была большая кипа бумаг... Когда же я прочитал письма Кучина, меня впечатлило, насколько близки были Александр с моими дядей и отцом! - рассказал «ПС» Фредерик Хагеманн.

В сентябре прошлого года друг и бывший коллега Фредерика исследователь Бьорн Братбак засобирался в Архангельск. Он был приглашен в наш город для участия в международной конференции «Холодная война в Арктике». На борту парохода-колесника «Н.В. Гоголь» Братбак выступал с докладом о советских подводных лодках, заходивших в норвежские воды... Однако во время неофициальных встреч Бьорн по просьбе Хагеманна пытался узнать что-либо об Александре Кучине.

По словам Братбака, он до сих пор не может забыть выражение лица участницы конференции Татьяны Мельник, когда он рассказал ей о письмах. «По ее взгляду, эмоциям я сразу понял: произошло что-то значительное!» Бьорн передал Татьяне копии шести писем онежского капитана (подробнее «ПС» за 30 апреля с.г.).

- Благодаря этой поездке Бьорна я узнал, каким знаменитым человеком является Александр Кучин и о том, что на его родине в Онеге есть музей, - отметил Фредерик Хагеманн.

Любопытно, что сам Хагеманн является живой легендой Норвегии. Он был главным геологом королевства, стоял у истоков развития нефтяной промышленности и 25 лет возглавлял Норвежское нефтяное управление. Узнав об этом, посетители выставки в Архангельске отметили: «Значит, это благодаря Хагеманну Норвегия стала жить так хорошо...» Но в то же время собравшиеся люди, среди которых было немало видных архангельских ученых, констатировали: заполучить у Фредерика письма Кучина были бы рады как норвежские, так и российские столичные музеи, связанные с историей мореплавания. Но наследник писем решил передать их онежанам. Почему?

- Просто я считаю, что музей на родине Александра Кучина - лучшее место для этих писем. И это лучший способ сохранить их для будущих поколений, - ответил Хагеманн.

6 мая состоялась передача писем в Онежский краеведческий музей. Сегодня в Норвежско-Поморском университетском центре в Архангельске состоится показ фильма о знаменитом капитане


Надежда ШИЛОВА.
07/05/2009
ООО "Редакция газеты "Правда Севера"; Все права защищены
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

т/х «Александр Кучин»

Сообщение Иван Кукушкин » 24 Июнь 2009 12:49

 Ship+Photo+Aleksandr++Kuchin.jpg
Пассажирский теплоход "Александр Кучин"

Shipspotting.com http://www.shipspotting.com/modules/mya ... lid=621810
Vitaliy Kostrichenko : Soviet small passenger ship 1978
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11596
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Re: Кучин Александр Степанович (1888 - 1913)

Сообщение Иван Кукушкин » 03 Июль 2009 15:12

 mannskap_pa_sydpoleksp_hi_33.jpg
Из LiveJournal:
periskop , 30 июня 2009г, 10:20 Полярная Заря, часть LXX. На борту легендарного "Фрама"

... Самое интересное про Осло я, однако, оставил на десерт. Вы, наверное, догадались - это я про шхуну «Фрам», детище Колина Арчера и один из самых легендарных кораблей в истории мореплавания.
Неудивительно, что на борт «Фрама» экспедиционеры поднимались с некоторым волнением: что-то там нас ждёт? что мы увидим? Должен сказать, что наши ожидания полностью оправдались и мы не пожалели после этого, что заехали в норвежскую столицу, несмотря на некоторую унылость общих впечатлений от города - «Фрам» всё реабилитировал! И вообще, если вы не видели «Фрам», то и в Осло, на мой взгляд, не были.


Фотография: Команда "Фрама" в Третьей (антарктической) экспедиции.
Часть этих людей впервые в истории достигнет Южного полюса, 14 декабря 1911 года.


update: фотография взята видимо отсюда: Frammuseet

Александр Кучин судя по всему — крайний справа в нижнем ряду.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11596
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Re: Кучин Александр Степанович (1888 - 1913)

Сообщение Иван Кукушкин » 03 Июль 2009 16:28

 polarpost-rgmaa-kuchin.jpg
Кучин Александр Степанович
Фотография из фондов Российского Государственного Музея Арктики и Антарктики
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11596
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Re: Кучин Александр Степанович (1888 - 1913)

Сообщение Военная Разведка » 08 Июль 2009 22:20

 Jul08249.JPG
Аватара пользователя
Военная Разведка
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 2483
Зарегистрирован: 24 Август 2007 17:17

Кучин Александр Степанович (1888 - 1913)

Сообщение Иван Кукушкин » 24 Январь 2011 10:20

В "Библиотеке": Бойко В., Единственный иностранец на «Фраме» // «Филателия СССР» 1/1988 / viewtopic.php?f=52&t=1705&p=13306#p13306

Недолгая, но полная ярких событий жизнь выпала известному полярному исследователю А. С. Кучину. Время бережно донесло до нас почтовые документы, свидетельствующие об основных этапах его жизненного пути: в фондах Архангельского краеведческого музея сохранилась корреспонденция Кучина — пожелтевшие от времени письма и открытки. Они дополняют малоизученные страницы его биографии...
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11596
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Кучин Александр Степанович (1888 - 1913)

Сообщение Иван Кукушкин » 24 Январь 2011 18:16

Онежская библиотека. Сборник: Тетрадь Кучина (Кучин Степан Григорьевич) http://www.onegaonline.ru/biblio/see2.a ... sdel=prosa

... В 1900 году я поехал в Архангельск взял плотников и помощником И. Ф. Михова. Весною работали новый руль, ставили новую шок мачту, а с открытием навигации стали покупать рыбу в Архангельске соленую для Петербурга. Весною была у меня жена в Архангельске. Нагрузившись в первых числах июня, отправились в Петербург. Путь в этом году был очень скорый, но торговля была в Петербурге ужасно плохая особенно на переборную треску. И я вынужден был в Петербурге прожить до 10 декабря, в этом году родилась Настя, а Александр уже учился в Городском училище в Онеге. Приехав домой к рождеству, 18 Марта 1901 года я опять выехал в Петербург, погрузив в судно ржаной муки и крупчатки Я отправился из Петербурга в Тромсо. Путь был скорый из Петербурга до Тромсо в 18 дней. Помощником был Иван Михов, а матросы - частъ эстонцы и кок Алексей Равин, который в последствии жил несколько лет в Норвегии и участвовал в экспедиция Русанова с моим сыном Александром в 1912 году к Шпицбергену и в Карское море. Год этот для меня был удачней чем предыдущий. Но все же большого убытка не было.

1907. Саша составил русско - норвежский словарь 2000 экземпляров. У Саши промысел был не важный но его стал увлекать этот опасный звериный промысел и он решил идти на следующий год. В 1908 году Саша ушел на промысел зверей и увел своего товарища Владимира Семеновича Гринера. Проездом через Онегу, Саша снимался с нами группой при чем принимали участие наши знакомые Кондратий Иванович и Ульяна Петровна Ивановы. Весною с Колей случилось несчастье, его облила мама нечаянно кипятком, но к счастью еще не попало в глаза. Через две недели он поправился. Я в этом году сходил тоже не дурно. 1909 году Саша окончил Мореходное училище с золотой медалью и летом приехал в Норвегию и ходил из Тромсо на остров Яимайена на судне Гудмонсена капитаном, путь их был скорый. Вернувшись обратно он побывал у меня в Люнге, но ему на месте не сиделось - он пристрастился к опасным путешествиям. Для этого он вздумал изучить океанографию. В это время когда мне нужно было уходить в Россию, он остался в Норвегии. Он был откровенный и честный. Я его страшно любил и жалел. старался отговорить, но ни что не помогло. Он настоял на своем, чтобы ехать в Берген учиться. Прощаясь с ним, я до того был взволнован, что когда отвалил из гавани в Архангельск долго плакал как ребенок. Я почувствовал тогда, что окончательно потерял сына. Осенью родился Леонид. Пробыв зиму в Бергене, Весною 1910 года Саша поступил океанографом на полярное судно «Фрам» в экспедицию Амундсена к Южному Полюсу. Зимою в 1910 году дома я не мог нарадоваться на маленького бойкого Леню, он стал понимать меня и от матери протягивал ручонки ко мне. Я брал его на руки носил напевая, а он слушал и тоже уркал. Весною в Архангельске я купил ему коляску и послал домой, но не долго суждено было нам порадоваться ребёнком...

( Далее страница утрачена. - Т. Н. )

… что я ему не писал писем отдельно, но мне было писать нечего, а когда я узнал что он поступил капитаном в экспедицию Русанова на Шпицберген, и что им совместно с Русановым куплено маленькое судно «Геркулес», и что они намереваются на таком судне рисковать идти в Карское море. Я писал сыну письмо с Русановым, который отправлялся из Архангельска в Александровск (ныне г. Полярный - Т. Н.), куда пришел и Саша, что не советую, пускаться в такое опасное плавание и как бы предвидя что то ужасное я упрашивал даже самого Русанова оставить попытку идти в Карское море и не ходить до поздней осени на таком маленьком суденышке, которому название дано совсем не по величине. Прошла зима мы не получили никаких вестей. В навигацию 1913 года я плавал на "Андромеде" сначала на зверином промысле, а потом по Мурману ловил и продавал промышленникам наживку и все лето с нетерпением ожидая вестей от сына, но вести не приходили...


... В первых числах Июля я опять был в Тромсо. Скоро пройдет июль, а от Саши все нет никаких вестей как тяжело и грустно. Пришли на поиски их суда «Герта» и «Эклипс», на первом я был и вынес caмoe скверное впечатление, Герта мне не понравилась, а т. б ея начальство, я сразу потерял надежду на это судно, так и случилось, в последствии. Стоя в Туревоге, 20 Июля мы услышали, что между Россией и Германией вспыхнула война, которая затем превратилась в ужасное Европейское побоище. К нам примкнули Французы, Англичане, Сербы и Черногорцы, а к Германии - Австрия, Турция и Румыния. Из России целый месяц не пропускали ни телеграмм, ни писем и мы читали только ложные Берлинские телеграммы.


(Черновик письма Л. Л. Брейтфусу)

Его Превосходительству
Господину Леониду Львовичу Брейтфусу.
Главное Гидрограф. Управ. Петрограда.

Многоуважаемый Леонид Львович!
Отправляясь в экспедицию Русанова мой сын писал, что он поступил, что он ходил в экспедицию на следующих условиях: за навигацию (зачеркнуто «при плав») он будет получать 2000 и в случае зимовки еще 2000. Т. е. всего за год 4000 рублей в счет своего жалованья (зачеркнуто "он завещал") из Министерства вн. дел будет высылать на имя матери по 50 руб. в месяц до его возвращения. Высылку денег Министерство прекратило в настоящее время, мотивируя тем что будто бы сыном нашим ряжено на сходе до Шпицбергена 2000 руб. которые и высылались. (зачерк. "но мне кажется что Министерство обязано пло. . а. т. к. плавание на Шпицберген было окончено в 1912 году т. е. в каких то 2 - 3 месяца") Плавание на Шпицберген было оконч. 1912.
Но кто же должен платить за остальное время. Нам известно (зачеркнуто "Русанов Начальник») Представитель от Министерства Начальник Экспедиции Русанов okончив экспедицию на Шпицберген не пошел прямо на Мурман, а занимался гидрографией у Новой Земли, был в Маточкином Шаре и не смотря на позднее время безрассудно пошел в Карское море (зачерк. "увлекая") не слушаясь советов моего сына, который еще будучи на Шпицбергене говорил, что пускаться на таком судне как «Геркулес» в Карское море было бы равно сильно гибели, о чем передавал мне бывший в экспедиции геолог Сватош. Следовательно во всех последствиях я обвиняю Господина Русанова и как быто не было, мне кажется что Министерство вн. дел обязано платить нам жалованье сына до тех пор пока не выяснится вопрос о их гибели или существовании. О гибели пока нет никаких данных и снаряжаемым поисковым экспедициям я (зачеркнуто "как сам моряк") не придаю ни какого внимания кроме презрения (далее зачеркнуто "т. к. мне хорошо известно ея путешествие около Шпицбергена и не первый уже год они забирают провизию на 2 года а ходят 2 месяца да Со") быть может что в настоящее лето наши путешественники высадились на Землю Франца Иосифа куда не могла пробраться в этом году ни одна из экспедиций и проведут эту зиму там и мне кажется необходимо бы (зачеркнуто:"послать в будущее р по») назначить и объявить премию зверопромышленникам норвежцам (зачеркнуто «осмотр. . ") за доставление каких либо сведений относительно экспедиции Русанова и Брусилова.


(текст вверху этой же страницы)

По этому зная Ваше отзывчивое сердце я решился обратится к Вам с покорнейшею, просьбою не потрудитесь ли Вы походатайствовать перед министерством вн. дел о выдаче нам сыновнего жалованья хотя бы за 3 года по 4000 руб. 12000, а т. к. около 2х тысяч уже получено то еще остается 10, 000 рубл. (зачеркн:"или будте до. . . ") или же посоветуйте Как нам поступить.


(текст без заголовка)

«Юг Шпиценбергена Остров Надежды окружены льдами, занимались гидрографией, штормом отнесены южнее Маточкиного Шара Иду к северезападной оконечности Новой земли от туда на восток. Если погибнет судно направлюсь к ближайшим на пути островам Уединения Новосибирским Врангеля провизии на год все здоровы. »
Вот какого содержания была последняя телеграмма В. А. Русанова оставленная самоедам в Маточкином Шаре Новой Земли 18 Августа 1912г. которая была получена в том же году Борис. Ив. Садовским 23 Сентября; Телеграмма эта ясно указывает куда стремился Русанов и где надо его искать, но у нас с уверенностью можно сказать что ни Русанова ни Брусилова не искали, а искали только ассигнованных на поиски полмиллиона рублей. За чем мол их искать и рисковать собой их наверно уже не существует, так говорят у нас, но наперекор этим умникам судьба выбросила 2х человек из экспедиции Брусилова, как бы подсказывая, что как вы не ленитесь и как нелегко вы получили пол миллиона, а все таки Русский народ потребует от Вас отчет, Куда вы употребили народные деньги ассиг нованные народными представителями на поиски пропавших экспедиций. Правда Вы купили старее чем «Фока» с гнилым рангоутом суда и как говорят заплатили около 200 тысяч рублей. Интересно кто бы теперь заплатил за «Герту» которая в Архангельске меняет рангоут хотя бы 20 тысяч, не думаю что бы кто дороже оценил это старье, Свердруп норвежец на "Эклипсе", таком же старом спокойно зимует на устье р. Енисея, по этому тo и надеятся на поисковые экспедиции нечего а надо положится на судьбу котора скорее сжалится над несчастными страдальцами.


(далее следует вариант предыдущей записи)

"Юг Шпицбергена остров Надежды окружены льдами занимались гидрографией Штормом отнесены южнее Маточкина Шара Иду к северо - западной оконечности Новой Земли Оттуда на восток если погибнет судно будем стремиться к ближайшим на пути О - вам Уединения, Новосибирским или Врангеля Все здоровы Провизии на год. " Вот копия последней телеграммы В. А. Русанова оставленной в Маточкином Шаре которую получил и доставил в Арханг. от Самоедов Борис Ив. Садовский (далее зачеркнуто: "бывший на Новой Земле") 23 Сент. 1912года на пароходе Myрм. Товар. Корол. Ольга Константиновна. Оставляя телеграмму (далее зачеркнуто :"в которой Русанов"). и упоминая что провизии на год и указывает где его искать. Русанов знал как у нас собираются на поиски экспедиций. Если сказать что провизии на 2года, как было у него на самом деле то у нас, собрались бы искать через 3 года, а т. к. он упомянул что провизии на год то и собрались искать через 2 года в третий да и как. Скоро и охотно получились ассигнованные на поиски Зх экспедиций деньги 500 ТЫС. руб. еще охотнее куплены не куда не годные с гнилым рангоутом старее чем «Фока» суда: «Герта» и «Экплис», за которые не знаю верить или нет заплочено около 150 тыс. р. но (далее зачеркнуто: "цена им много 50 а 100 куда то украдены, да и кто бы купил теперь «Герту» за 25 тыс.") Но интересно бы знать во сколько тысяч оценили бы теперь «Герту», которая стоит теперь в Архангельске и меняет свой гнилой рангоут. Долго готовились эти суда к плаванию (далее зачеркнуто: "подумаешь ну теперь проходят 2 - 3 года”). Сколько писалось в газетах о пригодности этих судов к полярному плаванию но как всегда продавцы не щадя красок расхваливают свои гнилой товар, а так же и покупатели, которые купили не для себя товар но с большим барышом сбыли его срук. В норвежских газетах писалось что суда «Герта» и «Эклипс» придут около 13го Июня н. с., т. е. 30 Июня по нашему стилю но прошло около 2Х недель когда явилась только «Герта» в Тромсо, а «Эклипс» пришол через 2 - 3 дня.
С трудом были справлены эти суда. Из Александровска вышли уже в Августе по этому можно было судить что этим судам не суждено будет сделать какое - либо серьезное плавание по поводу розыска. Так и случилось. Эклипс застрял в Карском море около р. Енисей, а «Герта» вернулась обратно дойдя только до Земли Франца Иосифа, от которой только что вышло судно экспелиции Седова «Фока». К тому же случилась проклятая Европейская война, перевернувшая весь мир и показавшая все неказистые стороны Имперализма.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11596
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Кучин Александр Степанович (1888 - 1913)

Сообщение Igor3313 » 28 Декабрь 2013 10:43

Отдел краеведения "Русский Север". 1898

28 сентября исполнилось 125 лет со дня рождения Александра Степановича Кучина (1888-1913), мореплавателя, полярного исследователя-океанографа, уроженца Архангельской губернии (15.09 – ст.ст.)
http://vk.com/rusnor

Иллюстрации из книги: Шпаро, Дмитрий Игоревич. Капитан "Геркулеса" / Д.И. Шпаро, А.В. Шумилов. - М. : Политиздат, 1992. - 176 c.

Александр Кучин (1888-1913) : 00-1.jpg
Александр Кучин (1888-1913)
Александр Кучин 1907 г. : 00-2.jpg
Александр Кучин 1907 г.
Аслауг Поульсон 1909 г. : 00-3.jpg
Аслауг Поульсон 1909 г.
Аслауг Поульсон и Александр Кучин, помолвка 10 декабря 1911 г. : 00-4.jpg
Аслауг Поульсон и Александр Кучин,
помолвка 10 декабря 1911 г.
Парусно-моторный куттер "Геркулес" : 00-5.jpg
Парусно-моторный
куттер "Геркулес"
Онега. Дом-музей А.С. Кучина : 00-6.jpg
Онега. Дом-музей А.С. Кучина
Учебное судно "Александр Кучин" : 00-7.jpg
Учебное судно
"Александр Кучин"
Igor3313
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 02 Март 2012 20:10

След.

Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения