Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

Сообщение ББК-10 » 18 Апрель 2020 20:08

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)
советский биолог (геоботаника), лауреат Государственной премии СССР (1951), лауреат премии им. В. Л. Комарова АН СССР, засуженный деятель науки РСФСР и ЯАССР, доктор биологических наук, профессор
 3.jpg
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7708
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

Сообщение ББК-10 » 18 Апрель 2020 20:25

НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ, 2007. №3, с. 187-192

 НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ, 2007. №3, с. 187-192 - 0001.jpg
 НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ, 2007. №3, с. 187-192 - 0002.jpg
 НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ, 2007. №3, с. 187-192 - 0003.jpg
 НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ, 2007. №3, с. 187-192 - 0004.jpg
 НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ, 2007. №3, с. 187-192 - 0005.jpg
 НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ, 2007. №3, с. 187-192 - 0006.jpg
В. Н. Андреев - выдающийся эколог-тундровед

В этом году широко отмечается 50 лет со дня организации Сибирского отделения РАН - крупнейшего научного центра страны.
Мероприятия, посвященные этому событию, проведены в Ганновере (Германия), Вашингтоне, Хьюстоне (США), в Новосибирске, во всех научных центрах СО РАН. Это событие в г. Новосибирске отмстили своим присутствием многие выдающиеся ученые страны, иностранные члены РАН, нобелевские лауреаты из многих стран. Знаменательно, что это событие совпало со 100-летним юбилеем одного из выдающихся ученых Сибирского отделения РАН — заслуженного деятеля науки РСФСР и ЯАССР, лауреата Государственной премии СССР, доктора биологических наук профессора Владимира Николаевича Андреева.
В. Н. Андреев родился 7 мая 1907 г. в г. Санкт-Петербурге. В 1929 г. он окончил Ленинградский госуниверситет по специальности «геоботаника». Его учителями по университету были академик В. Л. Комаров, член-корр. АН СССР А. П. Шенников, член-корр. АН СССР Н. А. Буш и проф. Б. Н. Городков - выдающиеся ботаники первой половины ХХ века.
Академик Владимир Леонтьевич Комаров, будущий президент АН СССР, в 1934 г. писал, что «В. Н. Андреев обнаружил несомненный талант, всегда оригинальный, интересный и совершенно самостоятельный подход к делу и углубленное изучение каждого вопроса, дающее ему возможность делать новые выводы. Он имеет все данные, чтобы сделаться крупным ученым» (Комаров, 2007).
Этот отзыв великого ученого, выдающегося исследователя флоры Дальнего Востока и Севера, о работах 26-летнего ученого-ботаника В. Н. Андреева, звучит как его наказ молодому поколению. Это тем более интересно, что академик В. Л. Комаров является автором фундаментальной монографии «Введение в изучение растительности Якутии» (1926) и дает он отзыв о работе ученого, который в будущем более 20 лет своей жизни посвятит изучению растительности этого региона.
В настоящей работе я больше не буду останавливаться на чисто биографических данных профессора В. Н. Андреева. Об этом мы много говорили на торжественном собрании сотрудников ИБПК СО РАН и членов Якутского отделения Русского ботанического общества, посвященного 100-летию Владимира Николаевича, которое состоялось 7 мая 2007 г. в институте. Об этом много говорится в только что изданном родными и близкими ученого сборнике воспоминаний коллег и учеников, друзей и родственников, материалов из личного и семейного архива под прекрасным названием «Рыцарь тундры». Задача настоящего сообщения - попытаться охарактеризовать Владимира Николаевича как ученого тундроведа-эколога. Начну с того, что профессор И. Хустиг, министр просвещения Финляндии, назвал нашего юбиляра «Нестором северной экологии». Многозначительное и справедливое признание. Действительно личность профессора Андреева напоминает нам образ древнего мудрейшего царя из Пилоса.
В наше время экология стала знамением эпохи. Это связано с той ролью, которую она стала играть в связи с усилением воздействия человека на окружающую среду. Практически с самого начала своей деятельности Владимир Николаевич изучал фундаментальные и прикладные проблемы взаимодействия человека и природы в районах тундры. Об этом говорит простое перечисление названий опубликованных им работ.
1930 г. - Геоботаническая карта европейской части СССР (соавторы: Г. М. Крепс, Ю. Д. Циндерлинг, В. И. Влодовец, Г. Д. Рихтер, А. С. Салазин). Л.: Изд-во Бот. сада АН СССР.
- Геоботаническое исследование тундровых оленьих пастбищ // Советский Север. 1930. № 5. С. 101-103.
- Остатки культа сядаев у самоедов // Изв. Русск. географич. общ-ва. 1930. Т. 62, вып. 4. С. 387-399.
- Программа для геоботанического изучения тундры // Программа для геоботанических исследований. Л., 1932. С. 27-41.
- Обработка материалов полевых исследований кормовых угодий лесной и тундровой зон // Там же. С. 98-107.
- Подзоны тундры полярного края // Природа. 1932. № 10. С. 889-906.
В следующем году на немецком языке выходит «Die Tundren-Unterzonen des Notden uropaischen Teiles der USSR - Botaniche Jorbucher, Berlin, 1933, Band 6, Heft 1, p. 119-127.
В 1936 г. выходит в печать новаторская работа Владимира Николаевича «Первый опыт применения самолета в тундроведении. Изучение
оленьих пастбищ» (Бюлл. Арктического ин-та 1936. № 12. С. 512-517). В последующие годы довоенного времени опубликована серия работ В. Н. Андреева по этой тематике (1937; 1938 а, б; 1940). Подробная характеристика аэровизуального (воздушно-глазомерного) обследования растительности тундры дана в специальных работах автора (Андреев, 1940 б: 1949). Пожалуй, лучше всего характеризует научную работу Владимира Николаевича в довоенный период его деятельности один из его учителей, выдающийся тундровед Б. Н. Городков: «Последняя статья Андреева о кормовой базе Ямальского оленеводства в значительной мерс подводит итоги его теоретическим изысканиям в области пастбищного и кормового вопроса на примере очень важной по количеству поголовья территории Ямальского нац. округа и вместе с тем является образцом всестороннего и исчерпывающего использования статистических материалов по пастбищам. Вообще, стремление все свои положения выразить в цифрах или подкрепить числовым материалом очень характерно для Андреева.
Нго работы по картографированию и районированию исследованных территорий дали многое не только для методики производственной оценки оленеводческих районов, но и для географии и геоморфологии страны вообще. В некоторых своих работах Андреев проявил себя как хороший систематик.
Достойна внимания также целеустремленность геоботанических работ Андреева, в которых он неуклонно развивает очень важную и в теоретическом и практическом отношении идею изменения растительности под влиянием деятельности человека. С его схемами, подтверждаемыми примерами, можно иногда не согласиться целиком, но первостепенное значение неумеренного выпаса на эволюцию растительных группировок в тундровой зоне им бесспорно доказано.
Таким образом, мы считаем Андреева совершенно законченным научным работником, который не только самостоятельно изучил и описал растительность оленеводческой территории западных тундр, дал много практических сведений для нужд социалистического оленеводства, но и оказался инициатором определенного направления в тундроведении, изучающим динамику растительности в зависимости от деятельности человека» (Городков, 2007).
Таким образом, уже в 1934 г. 26-летний В. Н. Андреев был признан как «инициатор» самостоятельного направления тундроведения.
Через 20 лет при защите докторской диссертации Владимир Николаевич выступил не только как «инициатор», но и основатель этого нового направления науки. Заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Сталинской премии, д. б. н., профессор И. В. Ларин писал: «Для меня, геоботаника-кормовика особенно интересна вторая половина автореферата, посвященная хозяйственному освоению тундры. В. Н. Андреев первый подробно изучил особенности роста кормовых лишайников, что позволило ему обосновать систему (пастбищеоборот) использования лишайников... Он первый четко поставил и обосновал возможность и необходимость продвижения древесных растений в тундру. Он первый разработал и применил на практике исследование тундровой растительности с самолета» (Ларин, 2007). Обратите внимание: как много раз повторяется «первый». Профессор В. П. Дадыкин, тогдашний председатель президиума ЯФ АН СССР, так оценил диссертацию Владимира Николаевича: «В диссертации подводятся итоги более чем 25-летним исследованиям автора по геоботанической характеристике растительного покрова восточно-европейской тундры, предложена классификация растительности тундровой зоны, рассмотрены вопросы происхождения, смен и хозяйственной ценности различных типов тундр. Изложены результаты обстоятельных и оригинальных исследований по приросту кормовых лишайников и предложены приемы по его регулированию. Рассмотрен вопрос о безлесье тундры и о путях его преодоления. Разработана методика инвентаризации кормовых угодий северного оленеводства, которая широко внедрена в практику (на основе этой методики за ряд последних лет в различных районах Крайнего Севера обследовано более 300 миллионов гектаров оленьих пастбищ)» (Дадыкин, 2007).
Всеволод Петрович Дадыкин подчеркивает, что в работе Владимира Николаевича «впервые как в нашей, так и в зарубежной литературе с такой полнотой рассмотрены вопросы роста и возобновления после стравливания подеция ягельников и предлагаются доступные «колхозному оленеводству приемы ускорения возобновления ягельников»... Наряду с изучением состояния оленьих пастбищ с помощью разработанного аэровизуального метода им еще в 1936-1938 гг. впервые на Ямале были проведены авиаучеты домашних оленей, водоплавающих птиц, числа песцовых нор. В конце 50-х гг. были начаты авиаучеты диких северных оленей» (Андреев, 1959).
Дальнейшее развитие идеи использования авиации в изучении тундры получило в Якутии. С помощью разработанного Владимиром Николаевичем аэродесантного метода изучения растительности в 1970-1980 гг. была изучена динамика оленьих пастбищ приарктических районов Якутии и сформировано понятие делихенизации тундры (Андреев, 1975; 1977). Картирование с борта вертолета и описание растительности и почв в местах посадок позволили охватить огромную территорию материковой тундры от Анабара до Колымы и Новосибирских островов. Было впервые показано, что здесь происходит ежегодное обезъягеливание тундры на 2-3 %. Это явление в 1975 г. В. Н. Андреевым было названо делихенизацией, а сопряженный процесс заселения нарушенных ягельников злаками, известный еще с 30-х гг. как процесс олуговения, в 1977 г. был назван Владимиром Николаевичем более подходящим термином «озлаковение».
Основной зимний корм оленя - лишайники -выбивается в результате перевыпаса оленей, уничтожается при пожарах, строительстве населенных пунктов, дорог и т. Удельный вес факторов в изменении состояния пастбищ, по В. Н. Андрееву, выглядит следующим образом: 80 % приходится на чрезмерный выпас оленей и нерациональные приемы их пастбищного содержания, 10 % - на пожары, 5 % - на техногенные факторы. Остальная доля приходится на роль диких животных и другие факторы.
Усиление процесса делихенизации может оказать катастрофическое влияние на состояние кормовой базы северного оленеводства. В связи с этим В. Н. Андреев выдвинул следующие природоохранные мероприятия, направленные на оптимизацию тундровых экосистем: 1) установление строго регулируемого пастбищеоборота; 2) дальнейшее совершенствование методики определения оленеемкости как составной части экологической емкости; 3) четкое разграничение пастбищ домашнего и дикого оленя; 4) изменение порядка и методов землеустроительных работ в зоне промыслово-оленеводческого хозяйства на основе требований оптимизации, естественных угодий, создание высокопродуктивных агрофитоценозов загороженных территориях; 5) усиление охраны тундры от пожаров за счет усовершенствования авиапатрулирования и улучшения обеспечения средствами пожаротушения авиаподразделений северных районов; 6) распространение запрета движения вездеходного транспорта в бесснежный период по всей зоне тундры и т. д. Все эти мероприятия могут быть осуществлены при активной работе местных органов самоуправления и сельскохозяйственных органов районов.
С середины 50-х гг. интересы В. Н. Андреева значительно расширяются. Во-первых, он начиняет знакомиться с состоянием оленеводства и оленьих пастбищ, в Фенноскандии - Финляндии, Норвегии, Швеции. В печати появляются публикации Владимира Николаевича на финском, шведском, норвежском и английском языках.
Во-вторых, в эти же годы появляются его работы по данной проблеме в Восточной Сибири и на севере Дальнего Востока. Уже в 1960 г. в сборнике «Состояние и перспективы развития народного хозяйства ЯАССР» была опубликована его статья «Перспективы развития оленеводства в Северо-Восточной Сибири».
С 1965 г. В. Н. Андреев окончательно переезжает в г. Якутск и в течение 22 лет руководит лабораторией геоботаники и споровых растений Института биологии ЯФ СО АН СССР. Огромные якутские просторы, своеобразие северных экосистем, а главное, душевная широта северных людей - якутов, русских старожилов, эвенков, эвенов, юкагиров и чукчей вызвали новый подъем творческих сил. Здесь он нашел здоровую научную среду, встретил выдающихся ботаников, кстати, выпускников ленинградских вузов -И. И. Щербакова, В. А. Шелудякову, Л. Е. Комаренко, а также молодых, но уже опытных исследователей В. И. Перфильеву, В. М. Михалеву, Р. В. Чугунову, Т. Ф. Галактионову и многих др. В Якутске он встретился с выдающимся биохимиком профессором А. Д. Егоровым, с молодой командой биохимиков которого и своими родными ботаниками Владимир Николаевич выполнил уникальную работу «Тебеневочные пастбища Северо-Восточной Якутии» (1974) и создал тундровый стационар Походский в Нижнеколымском улусе.
Под руководством и при активном участии В. Н. Андреева были завершены монографии «Определитель высших растений Якутии» (1974) и «Луга Якутии» (1975), сыгравшие большую роль в развитии ботанических исследований в Якутии.
Но мне кажется, что главным делом якутского этапа научной деятельности В. Н. Андреева стало создание комплексного стационара Походский, в котором были развернуты работы по Международной биологической программе. Надо сказать, что Международная биологическая программа активно осуществлялась в ряде научных центров Советского Союза с 60-х гг. прошлого века и один из лучших стационаров по его осуществлению был создан именно в Походске. После 1975 г. стационар стал работать по программе МАВ -«Человек и биосфера». По итогам работы стационара были опубликованы монографические сборники «Сезонная и погодовая динамика фитомассы в субарктической тундре» (Новосибирск, 1978), «Растительность и почвы субарктической тундры (Новосибирск, 1980). В этих работах основное внимание уделено главной проблеме северной экологии - изучению продуктивности тундровых экосистем. Главное отличие проведенных на стационаре исследований -комплекс с биохимиками и почвоведами. Этому способствовало умение В. Н. Андреева находить общий язык с комплексионерами. Походск стал общим делом выдающихся ученых современности В. Н. Андреева, А. Д. Егорова, а позже -В. Г. Алексеева.
Владимир Николаевич сумел привлечь к комплексным работам почвоведов Л. Г. Еловскую, Д. Д. Саввинова, Л. В. Тетерину, Р. В. Десяткина и других.
В годы работы в ИБПК СО РАН профессор В. Н. Андреев расширил свои международные связи. В российских и зарубежных изданиях опубликовал работы по растительности Фенноскандии и Аляски. Постепенно он становится признанным лидером исследователей мира по оленеводству и изучению растительного покрова тундры. В 1975 г. он становится членом Американского общества исследователей северного оленя и карибу и почетным гражданином Аляски, в 1978 г. — член-корр. Ботанико-географического общества Швеции.
Вся жизнь Владимира Николаевича была посвящена тундре, с которой он познакомился в далеком 1928 г., когда он, 21-летний студент Ленинградского университета, поехал на практику в Канин Нос. В конце жизни вместе с учениками опубликовал «Красную книгу Якутской АССР. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений», среди которых большое число арктических видов.
В. Н. Андреев был не только выдающимся ученым, но и замечательным педагогом. 15 лет он преподавал в Ленинградском сельскохозяйственном институте. Более 20 лет он был бессменным председателем Государственной экзаменационной комиссии БГФ ЯГУ, читал курс лекций по оленьим пастбищам на сельскохозяйственном факультете ЯГУ. Вершиной его педагогического творчества был комплексный единственный в СССР и мире курс «Тундроведение». В этом курсе в полной мере нашел отражение более чем полувековой опыт изучения тундровых экосистем России, Аляски и Фенноскандии.
Владимир Николаевич был также выдающимся пропагандистом науки, он в течение многих лет возглавлял первичную организацию общества «Знание» Якутского филиала СО АН СССР, 10 лет вел телепрограмму «Земля людей».
Профессор Андреев пользовался огромным уважением и любовью не только ученых (что вполне понятно), но и огромного числа простых людей - оленеводов, охотников, рыбаков, всех, кто с ним общался, на что я обратил внимание во время совместных поездок в Томпонский, Аллаиховский и Нижнеколымский районы. Это было связано прежде всего с личностью Владимира Николаевича, его эрудицией, глубокими знаниями, великой доброжелательностью, его уважением к простым людям, северянам, их заботам и обычаям. Не могу в этой связи не привести отрывок из письма юного Андреева из далекого 1928 г.: «Я еще ничего не сказал о самоедах и их жизни. С самоедами мы прожили больше месяца и немножко их раскусили. Недоверчивое и боязливое отношение к нам очень затрудняло отношения. Правда, почти все самоеды принимали нас очень хорошо, и мы пользовались почетом в каждом чуме. За чаем, который подается на низеньких столиках, мы сидели, поджав ноги, на оленьих шкурах за серединой стола между хозяином, который угощал нас разговорами, и хозяйкой, молчаливо подливавшей чай в наши чашки. Нас часто звали «обурдать» оленя, т. е. идти к туше только что убитого оленя и есть теплое сырое мясо, макая его в дымящуюся кровь. Но все же у нас для этого не хватало духа. Правда, пришлось под конец путешествия питаться вместе с самоедами, т. к. наши запасы продовольствия не были рассчитаны на утроившийся в тундре аппетит. Вместе с обитателями чума мы хлебали из общей чашки болтушку из муки, ели полусырое мясо и сырые мозги оленьих костей, каждый день одно и то же. Самоеды напоминают детей, которые теперь под влиянием проникающей культуры начинают немножко хулиганить». Такое отношение к простым людям сохранилось у Владимира Николаевича до конца своей жизни.
В конце статьи не могу не сказать о некотором опыте личного общения с Владимиром Николаевичем. Прежде всего вспоминается его работа в качестве председателя Государственной экзаменационной комиссии биолого-географического факультета ЯГУ. В течение 22 лет я был
в составе ГЭК, возглавлявшейся маститым профессором. Всегда нас, тогда еще относительно молодых преподавателей, поражало отношение Владимира Николаевича к студентам, его внимательное, доброжелательное и в то же время достаточно требовательное отношение к качеству дипломных работ, умению студентов хорошо представлять результаты своих исследований, их умению защищать свои выводы. При этом бывали случаи, когда сам председатель защищал студента от слишком ретивой критики молодых преподавателей. Можно сказать, что защита дипломных работ была школой не только для студентов, но и преподавателей.
Во время моей первой поездки в Канаду в 1969 г. на конференцию по экологии северных регионов я услышал много хороших отзывов зарубежных коллег о ботанических работах двух выдающихся советских ботаников - Владимира Николаевича Андреева и Веры Даниловны Александровой.
В Институте биологии ЯФ АН СССР, куда я перешел на работу в 1973 г., мы много общались с Владимиром Николаевичем по вопросам изучения северных экосистем. В 70-е годы я от популяционно-экологических проблем перешел к изучению эколого-физиологических механизмов адаптации северных животных. Вспоминается 1970 год. Свердловск. Симпозиум по биологическим проблемам Севера. С докладом выступает профессор В. Н. Андреев. В своем докладе он рассказывает о биологии чукотского отродья домашнего северного оленя - харгин, который, по словам докладчика, приспособился к зимнему питанию преимущественно зелеными кормами. Этот тезис Владимира Николаевича тогда привлек внимание многих зоологов, экологов животных и физиологов. Лично на меня выступление Владимира Николаевича также оказало большое влияние. В последующие годы наша лаборатория изучила многие экофизиологические параметры харгина, которые действительно оказались уникальными. Среди них особенно интересным оказались поведенческие и физиолого-биохимические аспекты его адаптации к условиям тундры.
Позже, в конце 70-х гг., мы вместе с Владимиром Николаевичем задумали подготовить Красную книгу ЯАССР. В 1987 г. были опубликованы 2 тома этой Красной книги, ботаническая ее часть под руководством и редакцией проф. В. Н. Андреева, зоологическая часть - под моим руководством. О работе над подготовкой Красной книги мы в соавторстве подготовили доклад и он опубликован в трудах XI симпозиума по биологическим проблемам Севера (1986). В 1984 г. мы вместе с Владимиром Николаевичем опубликовали в газете "Социалистическая Якутия" статью "Золотой фонд тундры: оленеводство". Должен сказать, что в начале 70-х гг. Владимир Николаевич выступал как противник дикого северного оленя - за резкое сокращение его численности, однако в 80-х гг. когда мы готовили данную статью, он изменил свое отношение к "дикарю", придя к выводу, что наша тундра и горнотаежные районы могут прокормить до 400 тысяч диких оленей. В этом случае мы видим, что Владимир Николаевич, будучи великим ученым, сумел отказаться от ранее высказанной им идеи о судьбе дикого северного оленя.
Об этой особенности В. Н. Андреева писал еще в 1934 г. его учитель проф. Б. Н. Городков: "Большая заслуга Андреева заключается также в том, что он сумел быстро ликвидировать свои методологические и методические ошибки... ".
Ныне, в дни юбилея В. Н. Андреева, мы должны признать, что он своей многолетней научной деятельностью внес огромный вклад в развитие региональной экологии «тундра-биос».

Литература

Андреев В. Н. Самолет в оленеводстве // Сов. Арктика. 1937. №8. С. 58-62.
Андреев В. Н. Обследование тундровых оленьих пастбищ с помощью самолета // Труды НИИ Полярного Земледелия. Сер. Оленеводство. 1938. Вып. 1. С. 7-132.
Андреев В. Н. Опыт воздушно-глазомерного обследования пастбищ на Ямальском севере // Труды НИИ Полярного Земледелия. Сер. Оленеводство. 1938. Вып. 1. С. 151-171.
Андреев В. Н. Пастбища и пастбищеобороты в оленеводстве // Вопросы оленеводства Крайнего Севера. М., 1940. С. 18-39.
Андреев В. Н. Разработка приемов воздушноглазомерного обследования пастбищных и охотничьих промысловых угодий Крайнего Севера СССР // Труды НИИ Полярного земледелия. Сер. Оленеводство. 1940. Вып. 1. С. 151-171.
Андреев В. Н. Исследование растительности аэровизуальным методом // Тр. Всесоюз, географ. съезда. Т. 3. М., 1949. С. 168-178.
Андреев В. Н. Определение численности северного оленя // Охота и охотничье хоз-во. М., 1959. № 4. С. 7-8.
Андреев В. Н. Современная динамика тундровых экосистем // Тез. докл. представленных XII Международному Ботан. конгрессу. Л., 1975. С. 176.
Андреев В. Н. Роль антропогенных факторов в развитии северных биогеоценозов // Теорет. и прикладные проблемы биологии на Северо-Востоке СССР. Якутск, 1977. С. 17-26.
Городков Б. Н. Отзыв на работы Андреева от 12 апреля 1934 г. // Рыцарь тундры. СПб., 2007. С. 125-127.
Дадыкин В. П. Отзыв на докторскую диссертацию В. Н. Андреева от 8. 09. 1954 г. // Рыцарь тундры. СПб., 2007. С. 25-27.
Комаров В. Л. Отзыв на работы В. Н. Андреева от 1 апреля 1934 // Рыцарь тундры. СПб., 2007. С. 125.
Ларин И. В. Отзыв на докторскую диссертацию В. Н. Андреева от 14. 12. 1954 г. // Рыцарь тундры. СПб., 2007. С. 24-25.
Н. Г. Соломонов, член-корреспондент РАН
Последний раз редактировалось ББК-10 18 Апрель 2020 21:30, всего редактировалось 2 раз(а).
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7708
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

Сообщение ББК-10 » 18 Апрель 2020 20:46

Бюллетень Арктического института СССР. № 8-9. -Л., 1936, с. 376-377
 Бюллетень Арктического института СССР. № 8-9.-Л., 1936, с.376-377 тундроведение - 0001.jpg
 Бюллетень Арктического института СССР. № 8-9.-Л., 1936, с.376-377 тундроведение - 0002.jpg
ПРИМЕНЕНИЕ САМОЛЕТА В ТУНДРОВЕДЕНИИ

Самолет вносит во все отрасли хозяйства, в которых он применяется, передовую технику и небывало высокие темпы работ, и необходимость использовать самолет в области тундровой геоботаники вполне назрела. Больше того, для этого уже созданы основные предпосылки.
Обслуживая такие отрасли хозяйства Крайнего Севера, как оленеводство, охотничье-промысловое хозяйство и т. п., тундроведение имеет дело с обширнейшими территориями, и первая стадия освоения растительного покрова этих территорий — это его качественный и количественный учет, а также составление геоботанической карты.
Звеном в исследовательских работах в этом направлении является осмотр и фиксирование распределения растительности: чем крепче это звено, тем богаче собранный первичный материал, тем полнее и правдоподобнее геоботаническая карта.
Между тем, эта часть исследования в проводящихся до сих пор работах очень слаба. Примитивные виды транспорта ограничивают возможности геоботаника, и большинство составленных геоботанических карт на Крайнем Севере на 95—97% основаны на предположениях и догадках (так называемые интерполяции). В этом одна из серьезных причин отставания тундроведения от практики освоения Арктики.
Необходимость в геоботанической карте не исчерпывается в стадии организации хозяйства (любого направления: оленеводческого, скотоводческого, охотничьего), когда она служит для целей выбора места и организации территории. Для последующей культурной эксплоатации последней ее значение увеличивается.
Таким образом, потребность в интенсификации геоботанических работ вполне определенная, и применение самолета разрешает эту задачу.
Самолет, во-первых, неизмеримо увеличит производительность труда сравнительно с наземным исследованием, а следовательно и удешевит стоимость подобных работ. Во-вторых, он дает возможность произвести сплошное обследование территории и отказаться от интерполяций при составлении геоботанической карты. В третьих, получается возможность производить наблюдения и делать сопоставления, недоступные исследователю при наземной работе.
В настоящее время на Крайнем Севере имеется ряд оборудованных аэропортов и облетанных воздушных трасс. Они могут служить базами для подобных обследований, и из машин Управления полярной авиации Главсевморпути наиболее удобными представляются поплавковый „ЛП-5“ в условиях посадки на озера и реки и „МП-1“—в условиях посадки на море: оба типа требуют лишь небольшого дооборудования.
Таким образом, вторая основная предпосылка налицо. Полярная авиация в лице своих авиалиний уже в силах для многих районов обеспечить эти работы машинами и базами.
В целях создать третью предпосылку для этих работ Всесоюзный Арктический институт в текущем году организовал специальную экспедицию, возложив на нее проведение опытного воздушного обследования и разработку методики. Метод воздушного глазомерного (авиавизуального) обследования уже применялся в 1932/33 г. Чукотской летной экспедицией Арктического института под руководством С. В. Обручева в геоморфологических и орографических целях. Особенно же детально разработан этот метод филиалом лесной авиации Центрального научно-исследовательского института лесного хозяйства (ЦНИИЛХ) по отношению к изучению лесов. Растительность тундровой зоны таким обследованиям не подвергалась.
В задачу нашей экспедиции входит выяснить признаки отдельных растительных группировок, различимые с высоты полета, приемы их картирования, методы организации воздушного обследования и увязки его с наземными работами, особенности вождения самолета в условиях тундры и точного фиксирования пройденного маршрута. В заключение полевых работ экспедиции на самолете будет покрыт густой сетью воздушных маршрутов участок пастбищной территории приблизительно в 1 млн. га и составлена его геоботаническая карта.
Последующей наземной проверкой будут установлены точность этой карты и правильность выделенных контуров. Предполагаемый масштаб съемки 1: 100 000, а сводной карты 1: 500 000.
Работы экспедиции происходят в тундре и лесотундре Ямальского округа. Для обследования Обской группой полярной авиации Главсевморпути на договорных началах выделена машина с опытным экипажем.
Начальник экспедиции В. Н. АНДРЕЕВ

OCR © ББК-10
Последний раз редактировалось ББК-10 18 Апрель 2020 21:33, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7708
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

Сообщение ББК-10 » 18 Апрель 2020 21:29

Охота и охотничье хозяйство. М., 1959. № 4. С. 7-8.

 Охота и охотничье хоз-во. М., 1959. № 4. С. 7-8 - 0001.jpg
 Охота и охотничье хоз-во. М., 1959. № 4. С. 7-8 - 0002.jpg
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЧИСЛЕННОСТИ СЕВЕРНОГО ОЛЕНЯ

В. АНДРЕЕВ
Доктор биологических наук

В РЯДЕ районов Крайнего Севера дикий северный олень занимает видное место в промысловой фауне. Особенно много оленя на Таймырском полуострове и в северной части Средне-Сибирского плоскогорья. Для коренного населения — оленеводов и охотников северной части Красноярского края — дикий олень является наиболее важным источником получения мяса и мехсырья. При правильной эксплуатации дикий северный олень, выпасающийся на пастбищах, не используемых в оленеводстве, может дать большое количество мясной продукции и ценного мехового сырья.
Необходимой предпосылкой для рационального использования дикого оленя является прежде всего установление его численности. До настоящего времени учет дикого оленя не организован и о численности его высказываются весьма разноречивые предположения. Например, для севера Красноярского края П. Е. Терлецкий (1932) определил численность «дикаря» исходя из данных о его промысле по материалам приполярной переписи 1926—1927 гг. в 60 тыс. голов, а И. В. Друри (1949) на этой же территории предполагает наличие не менее 350 тыс. голов. Некоторые специалисты считают и эту величину заниженной. Они убеждены в том, что число диких оленей на севере Красноярского края достигает 0, 5 млн. голов. Можно ли назвать это учетом зверей, если численность их колеблется от 60 тыс. голов до полмиллиона? Наиболее надежным способом, с помощью которого возможно определить запасы дикого северного оленя в слабо населенных обширнейших северных районах, является аэрофотографирование. Еще в 1930 г. А. Н. Формозов, а в 1937 г. В. Н. Андреев рекомендовали этот способ как наиболее быстрый и надежный. Однако на практике он не был разработан. По имеющимся сведениям, в последние годы в северной Канаде с помощью авиации учтена численность карибу. Однако методика этой работы нам неизвестна. Поэтому могут представлять интерес наши рекогносцировочные работы, проведенные по заданию Научно-исследовательского института сельского хозяйства Крайнего Севера в Таймырском национальном округе в 1958 г. В полетах и фотографировании оленей приняли участие, кроме автора этих строк, в отдельных вылетах научные сотрудники М. М. Геллер, Е. И. Горбунов, М. А. Сергеев и фотооператор Ю. Я. Ледин.
Первые полеты были произведены в апреле и мае — в период, наиболее благоприятный для аэрофотосъемки. На это время приходится наибольшее число ясных, солнечных дней. Повсеместно еще лежит снег, на фоне которого особенно четко вырисовывается каждое животное. Съемки с борта самолета АН-2 проводились фотоаппаратами различных систем, в том числе специальными аэрофотосъемочными киноаппаратами КС-16-2, «ФЭД», «Киев» и др. В результате удалось установить, что на снимках, сделанных с высоты ниже 150 м, вполне возможно распознать основные половозрастные группы оленей (производители, матки, молодняк годовалого возраста, телята). На снимках, произведенных без телеобъектива с большой высоты (до 600— 700 м), можно подсчитать лишь общее количество животных, без подразделения их на отдельные группы.
Последующие полеты производились с июля по октябрь. Несмотря на менее благоприятные условия проведения аэрофотосъемки, подсчет оленей на снимках также оказался вполне возможным. При значительной кучности оленей наибольшую ценность для подсчета представляют снимки, сделанные прямо сверху или с отклонением оси фотоаппарата от вертикали не более 20°. Перспективные снимки дают преуменьшенные данные из-за того, что одни животные заслоняют других.
В целях контроля желательно иметь не менее 3—4 снимков каждой группы или стада, сделанных с интервалами в несколько минут. Расположение животных непрерывно меняется. Поэтому повторные снимки дают возможность учесть животных, не попавших на первый снимок. Это особенно важно при наличии в стаде телят, которые подлезают под матерей и ускользают от съемки.
Во время наших полетов на Таймыре отдельные группы оленей при высоте полета более 200 м вели себя довольно спокойно, и только при снижении самолета до 50 м они бежали.
Для подсчета оленей изготовляются отпечатки по возможности более крупного размера. При большом количестве животных отпечаток разбивается на прямоугольные клетки, размер которых зависит от густоты расположения животных.
Желательно, чтобы в одном прямоугольнике было бы не более 15—20 животных.
Следует признать, что с наибольшим эффектом метод аэрофотографирования может быть проведен лишь при достаточной изученности биологических особенностей дикого северного оленя. Особенно важно выявить направление миграций животных в различные сезоны года и сроки их наибольшей концентрации.
Во время наших рекогносцировочных полетов на Таймыре мы обнаружили в летний период огромные скопления диких оленей в часы интенсивного лёта комаров.
Мы считаем, что аэрофотографирование диких оленей для определения их численности наиболее эффективно проводить во время наибольшего скопления животных. Летом е области пастбищ северного Таймыра два самолета вполне смогут заснять в течение 2—3 дней значительные скопления «дикарей». В то же время отдельные олени и их небольшие группы могут быть учтены на выборочных участках, что позволит распространить данные на определенные районы.
Повторный учет желательно провести осенью по наиболее важным путям перекочевок, обратив особое внимание на скопление оленей у речных переправ.
Вероятно, в некоторых местах происходят скопления оленей и в период отела. Пилоты Гражданского воздушного флота ежегодно наблюдают в мае большие скопления диких оленей в горных тундрах к востоку от Туруханска, где происходит отел «дикарей» остающихся там на лето. В это время их также можно было бы наиболее эффективно заснять для учета.
Предложение некоторых специалистов о проведении учета диких оленей весной, когда они переходят на летние пастбища, едва ли приемлемо, так как животные очень подвижны и за сутки уходят на десятки километров. Полный охват всей территории, по которой движутся дикие олени, невозможен, а результаты выборочных учетов не смогут быть распространены на всю территорию.
Таким образом, наиболее полно численность диких северных оленей может быть учтена аэрофотографированием в различные сезоны полностью в местах их концентрации и выборочно на участках, где они располагаются рассеянно.
Необходимым дополнением метода аэрофотографирования должны явиться наземные работы по изучению биологии оленя и проведению районирования территории с целью изучения мест летовок, зимовок и путей миграции.
г. Норильск

OCR © ББК-10
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7708
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

Сообщение ББК-10 » 19 Апрель 2020 12:15

Советская Арктика, 1937, № 8, с. 58-62
 Советская Арктика, 1937, № 8, с.58-62 - 0001.jpg
В. Н. АНДРЕЕВ

САМОЛЕТ В ОЛЕНЕВОДСТВЕ

I

Первые попытки использовать авиацию в оленеводстве были сделаны в Северной Америке для характеристики некоторых территорий Аляски. Наблюдения, произведенные во время облетов, не сопровождались научно-обоснованными методами учета пастбищ и кормов, ограничивались лишь общим обзором.
Непосредственно в оленеводстве самолет используется в Северной Аляске. При помощи самолета там производятся розыски оленей и собирание их в табуны. Пилот, применяя бреющий полет, заставляет ушедшие группы оленей возвращаться к центру стада. Известны случаи заброски самолетами сена для подкормки голодающих оленей и лосей в национальных парках Соединенных Штатов, когда наземные виды транспорта из-за сильных снегопадов не могли быть применены.
Большим препятствием использованию авиации в зарубежном оленеводстве является частновладельческий характер последнего. Отдельным фермерским хозяйствам не под силу освоить такую совершенную и дорогую технику, несмотря на ее очевидную пользу. Совершенно иначе ставится вопрос в условиях советского оленеводства. Здесь возможности в применении самолета очень велики.
"Являясь образцом передовой техники, самолет, став средством скоростных сообщений, способом связи и производственной машиной в земледелии, лесном хозяйстве, промышленности, способствует ускорению темпов хозяйственного и культурного развития Союза", писал В. В. Куйбышев в приветствии Гражданскому воздушному флоту СССР в день его десятилетнего юбилея.
Становясь фактором хозяйственного и культурного развития Крайнего Севера, самолет должен сделаться и производственной машиной в области оленеводства.
Особенно большое значение в настоящее время имеет самолет в процессе исследований и учета пастбищных угодий оленеводства.
Несмотря на то, что простейшее землеустройство Крайнего Севера подходит к концу, наши представления о кормовых ресурсах должны быть значительно уточнены и исправлены. Особенно это относится к районам, где организуются машинно-промысловые станции Главсевморпути и интенсивно происходит коллективизация оленеводческих хозяйств.
Неполноценность проводившихся до настоящего времени пастбищных обследований в основном происходила из-за поверхностного рекогносцировочного характера работы. Небольшие отряды специалистов с ограниченными транспортными возможностями должны были в короткие сроки обследовать миллионы гектаров пастбищных площадей. В результате фактически обследовалось не более 5% площади, а остальные 95% заполнялись по расспросам местного населения, по догадкам и другими не совсем надежными способами.
Более точные пастбищные обследования могут быть проведены тремя способами: во-первых, путем сплошной геоботанической контурной съемки пастбищной территории, на основании которой может быть дана карта в масштабе 1:200 000; во-вторых, путем сплошной аэрофотосъемки, на основе которой может быть составлена карта в масштабе от 1:5000 до 1:35 000; в-третьих — путем аэровизуального (воздушно-глазомерного) обследования.
Несомненно, будущее принадлежит аэрофотосъемке. В настоящем же следует отдать предпочтение аэровизуальному методу, с помощью которого при минимальных наземных геодезических работах возможно в кратчайший срок получить необходимые данные по кормовым ресурсам оленеводства.
Показателен опыт экспедиции Арктического института, которая под начальством автора летом 1936 года в Ямальском округе произвела воздушно-глазомерное обследование пастбищных территорий. Было установлено, что все типы пастбищных угодий имеют достаточно хорошо распознаваемые признаки различия, руководствуясь которыми возможно производить с воздуха таксацию пастбищных площадей. Структура поверхности растительного покрова, ее окраска и еще ряд дополнительных признаков позволяют опытному геоботанику безошибочно определять типы пастбищ и отмечать состояние, в котором они находятся.
Перед взором исследователя, находящегося на самолете, раскрывается исключительно яркая и красочная картина растительного покрова. С небольших высот (400—600 метров) могут быть различены даже небольшие по площади растительные ассоциации. Лишайниковые тундры, представляющие основные пастбища тундрового оленеводства в зимнее время, выступают своими светлыми белесыми тонами. Отдельные виды лишайников придают определенный оттенок основному фону: кладонии (альпийская и лесная) снежно-белый; оленья кладония — сероватый; стереокаулон — пепельно-серый; алектории—сизо-зеленый; бриопогон — коричнево-черный и т. д.

 Советская Арктика, 1937, № 8, с.58-62 - 0002.jpg
-59-
Даже степень потравленности лишайникового пастбища при известной натренированности глаза может быть оценена по трехбалльной системе.
Моховые тундры имеют зеленовато-буроватые тона и мелкоячеистую структуру поверхности: наличие разнотравных кормов на них выделяется зелеными оттенками, наличие ерника (полярной березки)—темнозеленым оттенком.
В области лесотундры, где появляются древесные породы, признаки различия пастбищных угодий становятся еще более резкими.
Во время полетов экспедиция имела возможность зафиксировать различия свыше 70 растительных группировок. Зарисовка топографической и пастбищной ситуации с борта самолета производилась нами при помощи технических приемов, разработанных Трестом лесной авиации. Воздушные маршруты прокладывались обычными аэронавигационными методами. Инструментальное вождение самолета осуществлялось находившимся на борту летчиком-наблюдателем, который отчасти принимал участие в глазомерной зарисовке. Топографическим и геоботанический закартовыванием по маршруту был занят специалист-геоботаник, который своей зарисовкой охватывал полосу шириной в 5—6 километров (по 2,5—3 километра в стороны от маршрута) при высоте полета в 500 метров. За час полета таким образом охватывалась площадь в 600—1000 квадратных километров.
В результате полученные по аэромаршрутам материалы, аналогичные материалам маршрутно-глазомерных съемок, могут быть использованы для составления крупномасштабной карты.
В виде первого опыта экспедицией было произведено воздушно-глазомерное обследование южной части территории Ныдинского оленеводческого совхоза. За один рекогносцировочный и три съемочных полета получено полное представление о пастбищных угодиях территории в 700 тысяч гектаров. На основе собранных материалов составлена карта пастбищ в масштабе 1:200 000, подготовляемая в данное время к печати в масштабе 1:500 000. Составление карты стало возможным в силу того, что на территории совхоза были проведены геодезические работы, сопровождавшие в 1933/34 году внутрихозяйственное устройство его территории.
В результате землеустроительных работ была составлена- пастбищная карта (масштаба 1:200 000). Составленная на основе редкой сети наземных маршрутов, она страдает схематизмом и неточностями.
Сравним данные по пастбищным обследованиям указанной территории, проведенным различными методами.

Аэровизуальный метод / Наземный метод (землеустройство)
Длина маршрутов... 1800 км 1000 км
Продолжительность обследования... 10,5 ч. (за 5 дней) 10 мес. (за 2 года)
% обследованности территории... 130% 6%

Сравнение явно не в пользу наземного обследования.

 Советская Арктика, 1937, № 8, с.58-62 - 0003.jpg
-60-
Сравним также качество пастбищных карт масштаба 1:200 000.
Карта, составленная по данным аэровизуального обследования /Карта, составленная по данным наземных землеустроительных работ
Количество пастбищных типов ... 34 11
Количество контуров... 316 112
Средний размер контуров... 2995 га 6897 га

Карта, составленная по материалам аэровизуального обследования, оказывается более детальной и более полной.
Таким образом основные моменты, определяющие применимость аэровизуального метода к обследованию пастбищных территорий оленеводства (различимость типов пастбищных угодий, возможность их качественной оценки и картографирования с самолета), работами экспедиции разрешены в положительном смысле.
По скорости и полноте охвата территории аэровизуальное обследование во много раз превосходит наземное. Отметим еще, что обзор сверху дает более объективное представление о составе и конфигурации площадей, нежели наземные наблюдения. В равнинных местностях у наземного наблюдателя картина растительного покрова, даже на близких расстояниях, искажается перспективой; в условиях расчлененного рельефа условия для обзора на земле становятся еще хуже. Лишенный недостатков аэровизуальный метод заслуживает таким образом внимания с точки зрения не только темпов, но и качественных показателей.
Однако не следует и переоценивать значение нового метода: полученные при его помощи карты могут быть, очевидно, по точности не крупнее масштаба 1:500 000 или 1:400 000, карты же масштаба 1:200 000 и 1:100 000 следует расценивать лишь как схемы. Материалы аэровизуального обследования могут иметь значение лишь в случае проверки их в известной части наземными маршрутами и корректирования таксационной работы спусками в некоторых пунктах на землю; в силу пестроты тундровых покровов неизбежны схематизация и обобщение пестрых мелких участков в более крупные выделы. Расшифровка последних производится глазомерно, что понижает точность обследования. Выходом из этого положения являются аэрофотосъемка небольших пестрых участков и установление по снимкам процентного соотношения типов пастбищ.
Следует заметить, что экспедицией был произведен с небольших высот (500—600 метров) ряд фотоснимков аппаратом "ФЭД", на которых исключительно хорошо выступают отличия мельчайших растительных, группировок. Их дешифрирование для опытного геоботаника не представляет затруднений. Аэрофотосъемка в тундре и лесотундре может наиболее точно отобразить пастбищную ситуацию.
Итак, обследование с участием самолета, должно строиться комплексно. Наибольший удельный вес должен получить аэровизуальный метод, которым обследуется вся территория. Наиболее пестрые участки (но не более 3—5% от всей площади) аэрофотографируются. Наземные работы сводятся к геодезическому обоснованию съемки путем определения нескольких астрономических пунктов и полуинструментальной съемки ряда ориентиров, а также к проверке пастбищной ситуации по одному или нескольким линейным маршрутам, некоторым должно быть одновременно произведено тщательное пастбищно-геоботаническое изучение всех типов угодий.
Стоимость подобного комплексного обследования в конечном итоге должна быть, меньше, нежели стоимость работ, проводимых в настоящее время. 1)
Успешное развитие в СССР за последние годы авиационных лесообследовательских работ, в основу которых положена комбинация аналогичных методов, говорит о правильности намеченного пути.
II

Второй вид применения самолета в. оленеводстве—учет животных с воздуха— не представляет чего-либо принципиальнонового. Успешные подсчеты лосей с самолета—глазомерные и путем фотографирования—производились в Америке. У нас в Союзе путем фотографирования подсчитывался морской зверь и котики на лежбищах. Были также опыты глазомерного подсчета диких оленей.
Нашей экспедицией в 1936 году установлено, что самолет, летящий на высоте 600 метров, не пугает оленей. На глубоких, виражах возможно произвести глазомерный пересчет небольшого стада (до 150—250 голов) на открытой местности за 3—5 минут.
Большое значение может иметь аэрофотографирование стада. Аппаратом ФЭД с высоты 600 м при небольшом отклонении (до 30°) оси аппарата от вертикали захватывается площадь не менее 8 гектаров. На ней свободно может разместиться стадо
1) По предварительным данным, аэровизуальное обследование с наземным обоснованием без аэрофотосъемки обойдется в 3 — 5 копеек за гектар.

 Советская Арктика, 1937, № 8, с.58-62 - 0004.jpg
-61-
в 2—3 тысячи голов. Наилучшим фоном является снег, в летнее время—ягельная тундра или низинное осоковое болото. При увеличении снимков олень получается в виде удлиненной точки. Конечно, указанными способами аэроинвентаризации можно учесть лишь общее количество голов без выделения полово-возрастных групп. Однако этот прием может иметь значение особенно для учета поголовья в единоличном секторе, сведения о котором до сих пор страдают неточностями. Аэрофотоснимки стад являются объективными документами учета, устраняющими невольные просчеты.
Учет оленей с воздуха может производиться довольно часто. Он не требует тех больших трудовых затрат, с которыми связана инвентаризация в корралях, и не сопровождается беспокойством стад. Он может найти применение в промежуточные сроки между основными просчетами в корралях, а также как метод контроля или единовременных переписей.
Третий вид применения самолета в оленеводстве — разведка предполагаемых маршрутов кочевий. В культурно поставленном социалистическом хозяйстве производственный план предусматривает определенный маршрут кочевания каждого стада. План кочевания исходит из общего плана использования пастбищ хозяйства. Однако, в силу трудности предусмотреть ход погоды и местных особенностей на новых территориях совхозов, план пастьбы нарушается. При ограниченных транспортных средствах почти невозможно заблаговременно произвести рекогносцировку намеченных маршрутов. Между тем крайне желательно, например, просмотреть выделенные места зимовок поздней осенью перед снегопадом: выяснить, ее произошли ли гари за летнее время, не имели ли места хищнические потравы ягельников и т. д. Важно заранее произвести рекогносцировку отельных пастбищ, выяснить состояние на них снегового покрова, определить состояние ледового покрова на реках, через которые предстоит переход на места летовок; выяснить состояние развития зеленых кормов на летних пастбищах и дать указания о темпах подвижки стад с мест отела к северу.
Все это легко осуществимо при помощи самолета, который во многих случаях окажется единственно возможным средством. Нет сомнения, что пастух — начальник стада — осмотрев пастбища с самолета по своему маршруту, сумеет лучше и полнее организовать их использование, а специалист совхоза или колхоза (технический директор, зоотехник и т. п. ) после подобного просмотра сумеет лучше руководить организацией пастьбы.
Четвертый возможный вид применения самолета в оленеводстве — проверка выполнения плана использования пастбищ и расположения стад отдельных хозяйств. Во время полетов над Ямальскими тундрами мы замечали чумы на расстоянии до 4 километров в сторону от маршрута, выпасающееся стадо в 2—3 километрах; следы оленьих троп как на снегу, так и на болотах прекрасно заметны с высоты 400— 600 метров.
Нужно отметить, что проекты землеустройства оленеводческих территорий осуществляются на практике не полностью. Группы кочевых хозяйств не придерживаются выделенных им пастбищных территорий, нередко нарушаются границы пастбищ, отведенных совхозам и колхозам. При отсутствии быстрых транспортных средств представители районных и окружных органов лишены физической возможности проверить и точно установить пути кочевий и расположение оленеводческого населения, а землеустройство оказывается проведенным чисто формально. Воздушное патрулирование может за короткий срок выяснить расположение стад и установить случаи нарушения.
Остановимся еще на вопросе применения самолета для борьбы с хищниками оленеводства. Активные методы борьбы с волками, наносящими огромный ущерб оленеводству, до сих пор применяются крайне слабо. Уничтожению волков в известной мере также препятствует ограниченность транспорта.
Использовать самолет в этом деле надо, во-первых, для учета волков, во-вторых, для быстрой переброски в места появления волков охотничьих бригад. Разбрасывание в известных местах отравы (отравленного стрихнином мяса, стеариново-восковых гильз и пр. ) в условиях Севера едва ли осуществимо, это может повлечь отравление ценного пушного зверя, в первую очередь песца, а также собак.
Наконец, шестой вид применения самолета в оленеводстве — использование для живой связи с кочующими стадами и хозяйствами. Самолет в большинстве случаев явится наиболее удобным, быстрым, а часто и единственно возможным средством связаться со стадами, уходящими в отдаленные маршруты, особенно в летнее время. Самолет, вылетевший из центра округа или района, или из совхоза, снижаясь в расположении базы, может доставлять почту, газеты, директивные материалы, завозить людей и необходимые грузы. В августе 1936 года на самолете экспедиции из Ныдинского оленеводческого совхоза в промежуточную базу совхоза на расстоянии 200 километров была заброшена в два рейса бригада Сельхозотдела Главсевморпути. Одновременно перевезены почта и свежий хлеб, в котором пастухи испытывали сильный недостаток. Этот местный рейс, также как и все маршруты экспедиции, совершенные в местностях, где впервые

 Советская Арктика, 1937, № 8, с.58-62 - 0005.jpg
-62-
появлялся самолет, прошел благополучно. Появление самолета в тундре наряду с выполнением непосредственных заданий улучшает моральное состояние кочующих в тундре людей, связывая их живыми нитями с "Большой Землей".
Все летные работы, связанные с обслуживанием оленеводческого хозяйства Крайнего Севера, должны проводиться в районах тундры и лесотундры — районах, с аэронавигационной стороны мало изученных. Воздушные трассы Севера пролегают вдоль рек (Обь, Енисей, Лена) и морских побережий в силу чего в летнее время используются почти исключительно гидросамолеты. В распоряжении экспедиции Арктического института находились самолеты типа "ЛП-5" и "МП-1". Оба типа отличаются рядом неудобств, в частности неприспособленностью к посадке на сушу, большой воздушной скоростью, излишней мощностью моторов и др. Наилучшим типом самолета для выполнения рассмотренных работ являлась бы амфибия типа "Ш-2", с несколько более мощным мотором и более прочной конструкции.
Значительные трудности, в частности на Обском Севере, представляет обслуживание самолетов радиостанциями. В силу того, что в районе Обской губы кроме станций Главсевморпути часть станций находится в ведении Наркомсвязи и Рыбтреста, получается полнейший разнобой в их работе. Радиотелеграмма, посланная через станцию Наркомсвязи в Се-яга, передается, например, на соседнюю станцию Главсевморпути, в Новый Порт, через ряд промежуточных станций и приходит к месту назначения с запозданием на 2—3 суток. В силу этого затруднилось получение метеорологических сводок, а появление самолета на большинстве станций и баз оказывалось неожиданным. Эго является большим препятствием внедрению самолета в северное хозяйство.
Одновременно встает вопрос об организации авиационных баз. Нам кажется, что в организационном отношении лучше всего обслуживаться самолетами, имеющими свою базу вблизи, а не прилетающими издалека. Однако передача самолетов отдельным хозяйствам Главсевморпути по техническим и экономическим соображениям едва ли целесообразна. Отдельный оленеводчески» совхоз, или промыслово-охотничья станция, или полярная зимовка, имея один самолет, не смогут его как следует обслужить и в то же время не смогут дать ему постоянной и равномерной нагрузки. Правильнее создать при организуемых машинно-промысловых станциях (аналогичных МТС) специальные авиабазы, самолеты которых могли бы на договорных началах обслужить все местные специальные потребности совхозов, колхозов и экспедиций.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7708
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

Сообщение ББК-10 » 12 Май 2020 17:42

Бюллетень Арктического института СССР. № 8-9.-Л., 1936, с.399

 Бюллетень Арктического института СССР. № 8-9.-Л., 1936, с.399 ОЛЭ ВАИ Андреев.jpg
РАБОТЫ ОЛЕНЕВОДЧЕСКОЙ ЛЕТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ АРКТИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА

Арктический институт в июле 1936 г. снарядил на Ямал экспедицию для разработки методов визуальной съемки оленьих пастбищ с самолета. Основные задачи экспедиции — разработать бонитировочную шкалу типов оленьих пастбищ по признакам, различимым при полетах.
Начальник экспедиции В. Н. Андреев сообщил:
В распоряжение авиаэкспедиции 21 августа 1936 г. был передан Обской авиалинией самолет типа "ЛП-5 № Н-111" с экипажем и полным оборудованием аэронавигационными приборами. 21 августа экспедиция вылетела из Тюмени. По пути в Тобольск план и программа работ были обсуждены в Омском теруправлении. 23 августа экспедиция прибыла в Сале-Хард. 25 августа совершен перелет в Новый Порт. 26 августа — через центральный и восточный Ямал на устье р. Сё-яга. 27 августа — в Напалково (Гыданский п-ов) и обратно на Сё-ягу. 28 августа — пересечение Ямала от Сё-яги до устья Мороды на Карском море — устье р. Юребея — через Ярро-то до Нового Порта. 30 августа — из Нового Порта в центральную часть п-ова Малый Ямал и далее до с. Нумги (оленсовхоз). Выполненный маршрут (около 3,5 тыс. км) позволил разработать бонитировочную схему для оленьих пастбищ различных районов и зон Ямальского Севера и наметить методику картирования пастбищ, специальную для тундровых условий. Таким образом первая часть плана работ экспедиции выполнена. Вторая часть — авиавизуальное обследование компактной территории и составление ее пастбищной карты — будет проведена в ближайшее время. Продолжение летной работы намечается с 4 по 15 сентября.
В. С.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7708
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

Сообщение fisch1 » 07 Июнь 2020 21:58

Жизнь, отданная Крайнему Северу
 Andreev.jpg
В мае 2012 года исполнилось 105 лет со дня рождения замечательного советского ученого-биолога Владимира Николаевича Андреева, который в самые сложные для страны 30-40-е годы прошлого века жил и работал в Ненецком автономном округе.

Охватить всю биографию этого человека в небольшой статье просто невозможно. Достаточно перечислить лишь ряд его заслуг и регалий, чтобы понять роль Владимира Николаевича Андреева в становлении отечественной науки. Наберите его имя и фамилию в вездесущем интернете, и глобальная сеть тут же выдаст — геоботаник, доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Якутской АССР и РСФСР, лауреат государственной премии СССР за развитие оленеводства, член академических обществ Швеции, Финляндии, почетный гражданин штата Аляска, автор около 300 научных и научно-популярных работ, а также более 40 монографий и сборников.

Владимир Николаевич родился в Ленинграде. Ботаникой увлекался с детства, поэтому после окончания школы поступил на биофак в Ленинградский университет, чтобы сделать ее своей профессией. В Канинскую тундру он попал в 1928 году. Об этом ученый много лет спустя расскажет в интервью газете «Молодежь Якутии». На вопрос корреспондента, сыграло ли детское увлечение ботаникой определяющую роль в выборе профессии, Владимир Николаевич ответил:

— Да. Поступил в Ленинградский университет. Мечтал вести исследования растительности степей. Степи очень привлекали меня. Массу книг прочел о них.

— Мечтали о степях, а попали в тундру?

— Это по чистой случайности. Но счастливой для меня. Надо было ехать на практику, а место было только в Канинскую тунд-ру в Архангельской области. Поехал. И не жалел никогда. Жил там среди оленеводов, изучал оленьи пастбища. Тогда решался вопрос социалистической реконструкции северного хозяйства. И нужно было собрать данные, которые помогли бы решить этот вопрос. Тема моей дипломной так и называлась: «Растительность оленьих пастбищ Канинской тундры».

На полуострове Канин Андреев провел глубокие исследования флористического состава, установил возможности использования имеющихся пастбищ для оптимального содержания домашних северных оленей.

В 1929 году он окончил университет, поступил в аспирантуру, и уже в 1935 году Владимир Николаевичу была присвоена ученая степень кандидата биологических наук. В эти годы Андреев занимался исследованием оленьих пастбищ Большеземельской и Карской тундр, полу-острова Ямал, Полярного Урала. Им была разработана методика воздушно-глазомерного обследования оленьих пастбищ, которую он использовал при обследовании районов Крайнего Севера. Впоследствии материалы этих исследований позволили составить карту растительности Европейского Севера.

Методики Андреева позволили геоботаникам более качественно подходить к вопросам землеустройства оленеводческих хозяйств. Кроме того, им были разработаны основы рационального использования оленьих пастбищ, где особое место отводилось пастбищеоборотам в северном оленеводстве, что на тот момент явилось прорывом в отрасли.

В 1940 году Институт полярного земледелия командирует Андреева в Нарьян-Мар в качестве научного сотрудника на зональную опытную станцию для внедрения разработанного им метода аэровизуального обследования оленьих пастбищ. В 1942 году он становится директором станции.

В тяжелые для всей страны годы войны Владимир Николаевич сумел не только сохранить научную деятельность станции на высоком уровне, но и приблизить ее тематику к практике. Перед коллективом станции тогда стояла задача — не прекращая научную работу, усилить отдачу производству, расширить опытно-производственную базу.

«Все для фронта, все для победы!» — под этим девизом трудились работники станции и все жители Ненецкого округа. Особое внимание уделялось развитию растениеводства и выращиванию картофеля. Сотрудники станции в годы войны неоднократно публиковали брошюры с практическими советами по созданию огородов в условиях Нарьян-Мара, по выращиванию картофеля, капусты. Проводились курсы по овощеводству. Станция оказывала населению помощь семенами и посадочным материалом. Огромная работа, касающаяся племенной работы, введения пастбищеоборотов, использования торфяных удобрений, была проделана и в области оленеводства.

Семья Андреева была в эти годы с ним в Нарьян-Маре, здесь в семье рождается третий ребенок — дочь Ольга. Коллеги вспоминают, что Владимир Николаевич нередко приходил с дочкой на работу, не раз даже проводил ученый совет зональной станции, держа малышку на руках.

В 1941-1942 годах Владимиру Андрееву было поручено важное оборонное задание — строительство в окрестностях города аэродрома, который должен был служить запасной площадкой для полетов военных самолетов на Новую Землю. На коллектив опытной станции была возложена задача планировки поверхности и ее задернения. Впоследствии этот аэродром еще долго служил жителям НАО и стал первым сухопутным аэропортом в Нарьян-Маре.

В статье «Работаю на благо Родины», опубликованной в газете «Няръяна вындер» от 1 мая 1942 года, Владимир Николаевич пишет: «В условиях Отечественной войны правильная организация оленеводческого хозяйства, максимальное использование природных богатств Крайнего Севера в виде оленьих пастбищ может дать дополнительные продовольственные ресурсы для населения промышленных районов и Красной армии.

В течение двух лет я работаю в Ненецком округе в составе Большеземельской экспедиции, в которой руковожу геоботаническими работами. Экспедицией за это время выявлены и изучены пастбища для оленеводства на площади свыше 25 миллионов гектаров. На основе этого установлены перспективы развития оленеводства Ненецкого округа. Сейчас, после тщательного обследования и изучения пастбищ, производится наделение колхозов и оленеводческих совхозов пастбищными угодьями.

Я не успокаиваюсь одной работой в экспедиции. В свободное время я пишу главу об оленьих пастбищах для учебника по оленеводству.

Большую помощь в деле укреп-ления обороны страны я оказываю денежными средствами. Ежемесячно в фонд обороны отчисляю 10 процентов своей зарплаты. На 800 рублей приобрел билетов денежно-вещевой лотереи, 4500 рублей даю взаймы государству путем подписки на государственный Военный Заем и 800 рублей внес на приобретение подарков для бойцов, командиров и политработников Красной армии, а также на строительство танковой колонны».

В 1946 году Владимир Николаевич с семьей возвращается в Ленинград, а директором Нарьян-Марской опытной станции становится Петр Андреевич Рочев.

В будущем Петр Андреевич в своей статье «От Канина до Аляски» напишет: «Назовите при пожилых оленеводах тундры его фамилию, и они добро улыбнутся и согласно кивнут: — О, Андреев! Много сделал, помним».

Владимир Николаевич уехал из округа, но не перестал заниматься проблемами тундрового сельского хозяйства. В 1955 году он блестяще защищает докторскую диссертацию «Растительный покров Восточно-Европейской тундры и мероприятия по его использованию и преобразованию».

А до этого, в 1951 году, он получает Государственную премию СССР 2-й степени за разработку рациональных приемов ведения оленеводческого хозяйства. После этого будет еще множество наград, отличий и званий. Но именно тот научный багаж, который он по кусочкам собирал в Ненецком автономном округе, позволил ему стать одной из самых ярких звезд в научном обществе. Сегодня Владимира Николаевича Андреева можно смело назвать классиком тундроведения, основоположником учения об оленьих пастбищах. Именно любовь к северной природе, возникшая в его первом путешествии в Канинскую тунд-ру, позволила достичь ему высот, к которым в настоящее время многим людям стоит стремиться.

Умер Владимир Николаевич в 1987 году в Якутске, прожив 80 лет и ровно на один год и десять дней пережив свою жену, которая прошла с ним плечом к плечу почти 60 лет и подарила семерых детей.

В книге «Рыцарь тундры», опубликованной к 100-летию со дня рождения Андреева написано: «На высоком коренном берегу великой реки Лены, среди смолистых сибирских сосен, на песчаном холме покоится их прах. Здесь они вместе уже навсегда».

Сергей Уваров


"Няръяна вындер" 29 мая 2012 г.

http://old.nvinder.ru
fisch1
 
Сообщения: 2456
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

Сообщение ББК-10 » 22 Июнь 2020 20:45

 Андреев ВН - 0001.jpg
 Андреев ВН - 0002.jpg
 Андреев ВН - 0003.jpg
АНДРЕЕВ, Владимир Николаевич (* Петербург 7. V. 1907) — геоботаник, флорист. Окончил Ленинградский гос. ун-т (1929), прошел аспирантуру при БИН Академии наук СССР, которую окончил в 1933; кандидат биологических наук (1935, без защиты диссертации — за работы по геоботаническому исследованию тундровой растительности). В 1933—1940 работал старшим научным сотрудником в Ин-те полярного земледелия и животноводства, а последние годы начальником сектора кормодобывания. С 1940 по 1942 руководитель геоботанических работ в Большеземельской экспедиции Наркомзема РСФСР. С 1942 директор Нарьян-Марской зональной оленеводческой станции Ин-та полярного земледелия и животноводства. А. лично проводил геоботанические и флористические работы в Канинской тундре (1923), в Печорском бассейне (1929, 1940), в Малоземельской тундре (1941, 1942), в Большеземельской тундре (1930, 1931), в Карской тундре и на Полярном Урале (1933), в Ямальской тундре (1932, 1935, 1936, 1937), в Тазовской тундре (1935, 1938). А. работает по вопросам геоботанического изучения растительности тундр Европейского и Западносибирского Севера; он дал схему зонального районирования тундр, участвовал в выявлении и изучении оленьих пастбищ и разработке вопросов методики, принятых в практике землеустроительных работ. А. предложен метод воздушного-глазомерного обследования оленьих пастбищ. За работы по освоению Крайнего Севера в 1940 награжден медалью «За трудовое отличие».

Список работ

1. Геоботанические исследования тундровых оленьих пастбищ. Сов. Север 5, 1930, стр. 101—113.
2. Виды Plantago полярного побережья Европы. Тр. Русск. бот. о-ва XV, 4, Л., 1930, стр. 291—304.
3. К культу сядаев у самоедов. Изв. Русск. геогр. о-ва 62, 1930.
4. Материал к флоре Северного Канина. Тр. Бот. муз. АН СССР XXIII, 1931, стр. 147—196.
5. Растительность тундр Северного Канина. (Геоботаническое исследование оленьих пастбищ). Сб.: Оленьи пастбища Северного Края 1, Архангельск, 1931, стр. 5—85.
6. Типы тундр запада Большой Земли. Тр. Бот. муз. АН СССР XXV, 1932, стр. 121—268.
7. Подзоны тундры Северного края. Природа 10, 1932, стр. 889—906.
8. Обработка материалов полевых исследований кормовых угодий лесной и тундровых зон. Программы для геоботанических исследований. БИН АН СССР, Л., 1932, стр. 98—107.
8а. [Совместно с Дедовым, А. А., Самбуком, Ф. В., Сочава, В. Б. и Лесковым, А. И. ]. Программа для геоботанического изучения тундры. В кн.: Программы для геоботанических исследований. БИН АН СССР. Л., 1932, стр. 26—41.
9. Die Tundren Unterzonen des nordeuropaischen Teiles der U.S.S.R. Bot. Jahrb. f. Systemat. 66, Berlin, 1933, рр. 119—127.
10. Кормовые ресурсы оленеводства в западной части Большеземельной тундры (летовка Вангурей и проходной путь на р. Кую). Сб.: Оленьи пастбища Северного Края 2, АН СССР, Л., 1933, стр. 119—184, 2 карты.
11. Приуральская геоботаническая экспедиция Института оленеводства. Бюлл. Аркт. ин-та 12, 1933.
12. За реконструкцию кормовой базы Ямальского оленеводства. Сов. Север 2, 1934.
13. Кормовая база Ямальского оленеводства. Сов. Оленеводство 1, Л., 1934, Ин-т оленеводства ВАСХНИЛ, стр. 99— 164, 1 карта.
14. Освоение кормовой базы Ямальского оленеводства. Сов. Север 3, М., 1934, стр. 63—67.
15. [Совместно с Игошиной, К. Н. и Лесковым, А. И. ]. Оленьи пастбища и растительный покров Полярного Приуралья. Сов. оленеводство 5, 1935, Ин-т оленеводства Главсевморпути, стр. 171— 406.
16. О растительном покрове юго-восточного Канина. Тр. Полярн. комисс. АН СССР 20, 1935, стр. 147—196.
17. Лесная растительность южного Тимана. Геоботаническая характеристика района рек Ухты и Ижмы в Печорском крае. Тр. Полярн. комисс. АН СССР 24, 1935, стр. 7—64, 1 карта.
18. Растительность и природные районы восточной части Большеземельской тундры. Тр. Полярн. комисс. АН СССР 22, 1935, 97 стр.
19. Гидролакколиты-булгунняхи в западносибирских тундрах. Изв. Гос. геогр. О-ва 68, 2, 1936.
20. Первый опыт использования самолета в тундроведении. Бюлл. Аркт. ин-та 2, 1936.
21. Применение самолета в тундроведении. Бюлл. Аркт. ин-та 8—9, 1936.
22. Самолет в оленеводстве. Сов. Арктика 8, 1937.
23. Редкий заход песца на юг. Охотник Сибири 2, 1937.
24. 35-летие научной деятельности И. А. Перфильева. Пробл. Арктики 1, 1937, стр. 155—157.
25. Аэротофотосъемка Свальбарда. Пробл. Арктики 2, 1937.
26. Борьба с волком в оленеводстве. Сов. Арктика 12, 1937.
27. Обследование тундровых оленьих пастбищ с помощью самолета. Тр. Ин-та полярн. землед., сер. оленеводство 1, 1938, стр. 7—132.
28. Опыт воздушно-глазомерного обследования пастбищ на Ямальском севере. Тр. Ин-та полярн. землед., сер. оленеводство 1, 1938.
29. Загадочное «затмение». Природа 2, 1940, стр. 62—64.
30. [Совместно с Аврамчиком, М. Н. ]. Эффективность работ при воздушно-глазомерном обследовании оленьих пастбищ. Тр. н. -иссл. ин-та полярн. землед., животн-ства и промысл. х-ва, сер. оленеводство 12, 1940, стр. 67—81.
31. Разработка приемов воздушно-глазомерного обследования пастбищных и охотничье-промысловых угодий Крайнего Севера СССР. Тр. н. -иссл. ин-та полярн. землед., животн-ства и промысл. х-ва, сер. оленеводство 12, 1940, стр. 5—11.
32. Методика воздушно-глазомерного обследования оленьих пастбищ. Тр. н. -иссл. ин-та полярн. землед., животн-ства и промысл. х-ва, сер. оленеводство 12, 1940, стр. 13—66.
33. Пастбища и пастбищеобороты в оленеводстве. Сб.: Вопросы оленеводства Крайнего Севера. ВАСХНИЛ, М., 1940, стр. 18—39.


Автобиографические сведения

Источник: Русские ботаники: биографо-библиографический словарь / сост. С.Ю. Липшиц ; отв. ред. В.Н. Сукачев ; Моск. о-во испытателей природы, Ботан. ин-т им. В.Л. Комарова АН СССР. М.: Моск. об-во испытателей природы, 1947. Т. 1: (А-Б). 1947. 335 c.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7708
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Андреев Владимир Николаевич (1907-1987)

Сообщение ББК-10 » 29 Июнь 2020 22:02

Правда Севера, 1929, №29, 29 июня

 Правда Севера, №029_29-06-1929 эксп. Андреев ботаник.jpg

♦ Архангельский комитет Севера командировал вчера в Пезу ботаника
Андреева для обследования мест зимнего выпаса оленей.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7708
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 4

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения