Дзердзеевский Борис Львович (1898-1971)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Дзердзеевский Борис Львович (1898-1971)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 18 Апрель 2013 10:21

 Дзердзеевский.JPG
Дзердзеевский Борис Львович
[14(26).9.1898, Чернигов, - 25.4.1971, Москва]
Советский климатолог, доктор физико-математических наук (1942), профессор (1950), заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1970).
[ключевые должности]
[участие в экспедициях/событиях]
[регалии]
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Дзердзеевский Борис Львович (1898-1971)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 18 Апрель 2013 10:21

Дзердзеевский Борис Львович

[14(26).9.1898, Чернигов, - 25.4.1971, Москва], советский климатолог, доктор физико-математических наук (1942), профессор (1950), заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1970). Член КПСС с 1948. С 1923 работал в системе Гидрометеорологической службы СССР, с 1934 начальник отдела службы погоды и ледовой информации Главсевморпути; руководил метеорологическим обеспечением первых регулярных полётов авиации в Арктике. Участник экспедиции на Северный полюс (1937). Доказал, что атмосферная деятельность в Арктике и в более низких широтах протекает идентично. С 1940 заведующий лабораторией Института теоретической геофизики АН СССР, где под его руководством были разработаны новые методы и аппаратура для исследования верхней атмосферы. С 1950 заведующий отделом климатологии Института географии АН СССР, где проводил исследования по физике приземного слоя воздуха (тепловой баланс леса и поля, разработка методов борьбы с суховеями) и сверхдолгосрочным (на 20-25 лет) прогнозам погоды. Основные результаты исследований обобщены в работе «Циркуляционные механизмы в атмосфере Северного полушария в 20 столетии» (1968). Государственная премия СССР (1946 и 1950). Награждён орденом Красной Звезды и медалями.


Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Дзердзеевский Борис Львович (1898-1971)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 18 Апрель 2013 10:27

 Дзердзеевский.JPG
Борис Львович Дзердзеевский
(26.09.1898-25.04.1971)

Дважды лауреат Государственной премии СССР профессор Б.Л.Дзердзеевский, участник Второй САЭ, выполнил цикл исследований циркуляции атмосферы, ее колебаний и связанных с ними изменений климата. Борис Львович разработал типизацию атмосферных процессов внетропических широт Северного полушария на основе выделенных элементарных циркуляционных механизмов. Ниже приводится биографический очерк, подготовленный профессором МГУ А.Х. Хргианом для сборника избранных трудов Б.Л. Дзердзеевского.

В жизни и деятельности каждого крупного ученого отражаются большие события и проблемы его века. Но в жизни и деятельности Б.Л. Дзердзеевского отразилась целая эпоха советской метеорологии от ее первых начинаний, определявшихся сельскохозяйственной-практикой, до глобальных задач, рожденных сегодняшней космической эрой. Его разносторонность кажется удивительной и даже, может быть, чуждой нам в наш век узкой специализации ученых. Чтобы понять ее значение, нам нужно попытаться представить то время, когда полвека назад начало развития советской метеорологии было положено небольшой группой энтузиастов-ученых, не имевших, по меркам наших дней, ни удовлетворительных приборов для сети станций, ни средств для нормальной научной работы. Среди этих энтузиастов был и Б.Л. Дзердзеевский.

Уроженец г. Чернигова, сын служащего сахарного завода, Борис Львович уже с молодых лет в первые трудные послереволюционные годы зарабатывал себе средства на жизнь временной работой на заводе. Он окончил Киевскую гимназию и в 1920—1923 гг. прошел курс Института Народного Образования (И. Н. О.),готовившего учителей для украинской средней школы. Его первая печатная работа, появившаяся в «Мироведении» в 1920 г., была популярной статьей, посвященной «Новой Орла»— замечательной звезде, блеск которой в 1918 г. увеличился очень быстро на 13 звездных величин, сделав ее на недолгое время в 25 раз более яркой, чем Сириус.

Таким образом, от этой первой публикации до последней работы Б.Л. Дзердзеевского, вышедшей в 1972 г., прошло 52 года. К астрономической тематике Б.Л. Дзердзеевский возвращался не раз затем в своих популярных статьях о метеорах, о солнечных затмениях и т. п., но его научная работа вскоре пошла по-иному руслу. В 1922 г. он стал заведующим метеорологической станцией и затем метеорологической сетью так называемого Шепетовского «куста» Сахаротреста. Эта сеть в 1926 г. была передана в Украинскую' метеорологическую службу - Укрмет. Как и вся метеорология топ эпохи, Укрмет был связан прежде всего с сельскохозяйственными проблемами, среди которых культура сахарной свеклы, конечно, занимала заметное место.

Деятельность Б. Л. Дзердзеевского была связана с Укрметом около шести лет. И хотя этот период был довольно короткий, он был очень важен для формирования интересов и взглядов молодого ученого.

Укрмет, сделавший много для развития метеорологической службы на Украине и вообще в СССР, был создан по постановлению Наркомзема УССР 19 ноября 1921 г., вскоре после известных ленинских декретов об организации Метеорологической службы РСФСР (21 июня и 13 октября 1921 г.). Руководил им в 1922—1927 гг. Н.И. Данилевский - необычайно преданный своему делу и энергичный ученый, сумевший собрать около себя отличный коллектив и быстро наладить работу Укрмета. Особенно большой размах в Укрмете приняли подготовка и издание многочисленных климатических очерков различных областей Украины - Харьковской, Черниговской, Подольской и других, а также климатических атласов. В Укрмет вошло и незадолго до этого образовавшееся киевское Бюро погоды, руководимое В.К. Мальгиным, первая синоптическая карта которого была расчерчена 21 июня 1921 г. Помимо прогнозов, здесь составлялись ежемесячные обзоры погоды и описания таких выдающихся и опасных явлений погоды на Украине, как грозы, большие градобития и пр. В составлении этих описаний принимал большое участие и Б. Л. Дзердзеевский.

Со временем в работе Укрмета приняли участие и такие выдающиеся и известные советские метеорологи, как Б. И. Срезневский, Н.К. Софотеров, И.Я. Точидловский и др. В этой атмосфере интенсивного и квалифицированного научного творчества работал в Киеве и молодой Б.Л. Дзердзеевский. В Укрмете он был не только специалистом, весьма тесно связанным с очень конкретными проблемами сельскохозяйственной метеорологии. Он деятельно сотрудничал в выходившем с 1925 г. журнале Укрмета «Погода и життя» и публиковал в нем статьи по широкому кругу вопросов - об организации метеорологических наблюдений, о различных явлениях погоды («серый снег», грозы и пр.), а также публиковал обзоры погоды.

Нет сомнения, что и интересы, и общее научное направление Б.Л. Дзердзеевского сложились в эти годы именно под влиянием кипучей деятельности Укрмета тех лет.

В конце 1927 г. Укрмет, к которому в это время присоединилась и Гидрометрическая служба Украины, возглавил Н. К. Софотеров. Н. И. Данилевский перешел на работу в Западно-Сибирское Бюро погоды, вместе с ним покинул Киев и Б.Л. Дзердзеевский. Новое поле деятельности, широкий диапазон условий климата и погоды Сибири открыли перед ним те новые горизонты, в которых так нуждался молодой исследователь. И хотя сибирский период работы Б.Л. Дзердзеевского был недолог (1928—1930 гг.), он несомненно пробудил в нем интерес к познанию географических условий и климата земного шара и к проблемам Арктики. Интерес этот был реализован полностью, однако значительно позднее.

В Иркутске, когда Б.Л. Дзердзеевский был заместителем директора Магнитно-метеорологической обсерватории, он стал заниматься изучением местных ветров Байкала и впервые применил шаропилотные наблюдения (в экспедициях 1929 и 1931 гг).

Но время готовило большие перемены, наша страна вступила на новый путь, который открыл новые возможности и перед советскими метеорологами. Первая пятилетка потребовала значительного расширения работ метеорологов и вместе с тем дала им для этого невиданные ранее средства. В 1929 г. был создан Гидрометеорологический комитет СССР, призванный объединить всю метеорологическую работу в СССР. Стала необходимой сильная и объединенная служба погоды. 1 января 1930 г. начало свою работу большое Центральное Бюро погоды (ЦБП) СССР в Москве, заменившее работавшее до этого Бюро погоды в Ленинграде.

С декабря 1930 г. Б. Л. Дзердзеевский стал сотрудником и ученым секретарем ЦБП СССР. Он был также секретарем редакции нового «Журнала геофизики», первый номер которого вышел в конце 1931 г. Этот журнал при большом содействии Б.Л. Дзердзеевского продолжил традицию физико-математических исследований в науке об атмосфере — традицию, созданию которой в Одесском университете способствовал А.В. Клоссовский — учитель многих сотрудников Укрмета, а в Ленинграде - Б.Б. Голицын, директор ГГО в 1913-1916 гг.

В этот период Б. Л. Дзердзеевский был деятельным организатором и участником синоптических курсов, работавших в Москве при ЦБП СССР в 1930—1931 гг. под руководством специально приглашенного из Норвегии Т. Бержерона. История и значение этих курсов для развития синоптической метеорологии очень хорошо известны, и мы не будем здесь останавливаться на них. Напомним лишь, что главным учебным пособием для студентов этих курсов и для советских синоптиков в первые после окончания курсов годы был «Трехмерно-связный синоптический анализ» Т. Бержерона. Первая часть этой книги была напечатана (сначала в гектографическом издании, затем в 1934 г. в типографском издании) в Москве в переводе Б.Л. Дзердзеевского, которому пришлось разработать и терминологию нового синоптическо-фронтологического метода на русском языке и сформулировать на нем понятия совершенно новой синоптической системы.

Фронтологический метод, который иногда называли норвежским, на самом же деле был разработан в значительной мере как норвежскими, так и советскими синоптиками. Он отличался большой физической ясностью своих основных понятий, вытекающих непосредственно из основ термодинамики атмосферы, наглядностью методов анализа и прогноза погоды и возможностью использовать для этих последних многие другие достижения физики атмосферы - учение об облаках и осадках, представления о пограничном слое и т. д. Его введение в практику советской службы погоды было многим обязано и Б. Л. Дзердзеевскому, который, в частности, несколько лет (1933 - 1936 гг.) вел преподавание синоптической метеорологии в Московском гидрометеорологическом институте. Развивая понятия фронтологического метода, Б.Л. Дзердзеевский воспользовался и своими незаурядными способностями фотографа. Он собрал немало очень характерных фотографий фронтальных, местных и других форм облаков, которые потом нашли достойное место в первом советском «Атласе облаков», изданном в 1957 г. с его участием.

Однако Б.Л. Дзердзеевский, имея острый аналитический ум, не мог не замечать и недостатки фронтологического метода, в особенности его неспособность охватить атмосферные явления масштаба, большего чем циклоны и фронты (1-2 тыс. км), и, следовательно, дать прогноз более чем на 12-24 часа. Можно полагать, что представление об этом возникло у Б.Л. Дзердзеевского очень давно, вместе с желанием найти пути преодоления этой трудности. Вместе с тем его несомненно привлекла идея, получившая большое распространение в начале 30-х годов, заключавшаяся в том, что главная «кухня погоды» находится в Арктике и что именно там формируются атмосферные процессы самого большого масштаба и интенсивности, определяющие погоду чуть ли не всего северного полушария.

В 1934 г. Б.Л. Дзердзеевский перешел на работу во вновь сформированный Арктический отдел Гидрометеорологической службы, преобразованный в 1935 г. в отдел службы погоды Главного управления Северного морского пути, где Б.Л. Дзердзеевский работал до 1940 г.

Это был «золотой век» в исследовании Арктики, когда советские мореплаватели и ученые смогли сделать очень многое для изучения природы Арктики и для ее освоения. Были организованы многочисленные базы и обсерватории, проведены важные экспедиции и открыты воздушные пути через Арктику. К тому же эти годы совпали с периодом большого потепления климата Арктики, когда, например, в навигацию 1938 г. Карское море было свободно ото льда до самых высоких широт, так же как и море Лаптевых. В больших северных экспедициях этого времени Б.Л. Дзердзеевский принимал не раз личное участие: в 1935 г. - в составе 3-й ленской экспедиции, в 1937-1938 гг. - в летных экспедициях на Северный полюс, к каравану «Садко» и на «Ермаке».

В этот период Б.Л. Дзердзеевский с увлечением взялся за новую научную работу, вернее, за решение новых больших проблем синоптики. Уже в конце 1936 г. он выступил в Москве с первым своим докладом о летних синоптических условиях в Арктике в 1932 -1936 гг., определяющих ее ледовитость. Позднее он дополнил этот материал еще двумя годами наблюдений (всего 502 дня наблюдений), характеризующих наиболее трудный для плавания участок Северного морского пути от устья р. Пясины до моря Лаптевых. Так были намечены первые макросиноптические типы циркуляции — классификация, идея которой принесла потом столь важные плоды в трудах Б.Л. Дзердзеовского и его ближайших сотрудников. Правда, вначале он скромно ограничивал свою задачу «краткосрочным прогнозом синоптических типов, обусловливающих ту или иную конфигурацию льда», но подобная статистика типов циркуляции атмосферы имела, конечно, гораздо более универсальное значение.

Следующий этап разработки этого большого синоптического замысла имел самостоятельное и очень большое научное значение. В мае 1937 г. удалось впервые высадить в Арктике близ самого полюса дрейфующую экспедицию в составе И.Д. Папанина, Э.Т. Кренкеля, П.П. Ширшова и Е.К. Федорова. Экспедиция вела свои наблюдения до февраля 1938 г., когда ее участники смогли благополучно вернуться на Родину. Результаты наблюдений экспедиции были изданы в 1941-1945 гг. Это был не только журнал метеорологических наблюдений, но и свидетельство того, что специалисты-метеорологи близко познакомились с погодой и климатом района, расположенного непосредственно у самого полюса. Б.Л. Дзердзеевский не только принял деятельное участие в обработке и подготовке к печати материалов экспедиции, но и добавил к ним свою интерпретацию их - анализ атмосферной циркуляции 1937—1938 гг. над Центральным полярным бассейном. Вопреки средним картам давления воздуха, говорившим о наличии в Арктике устойчивого зимнего, пусть слабого, антициклона, Арктика оказалась ареной очень бурной синоптической активности. Ее, как оказалось, пересекают траектории быстрых и медленно движущихся циклонов и фронтальные зоны, которые в ней удавалось распознать временами почти до самого полюса. Эта работа была удостоена в 1946 г. Государственной премии СССР.

Насколько результаты дрейфующей экспедиции оказались важны для понимания генезиса арктической погоды, настолько и связанное с ними исследование Б. Л. Дзердзеевского стало существенным этапом нового учения о типах циркуляции всей атмосферы северного полушария. Развитие этого учения уже было связано с Институтом теоретической геофизики Академии наук СССР, куда Б. Л. Дзердзеевский перешел в 1940 г. Соответствующая типизация была разработана им совместно с 3. М. Витвицкой и В. М. Курганской уже в 1946 г. Дальнейшее развитие этой идеи происходило в рамках Отдела климатологии Института географии АН СССР. Б. Л. Дзердзеевский был заведующим этим отделом с 1950 г.

Для характеристики системы типов общей циркуляции атмосферы и их повторяемости Б.Л. Дзердзеевский, несколько позднее, уже при содействии коллектива отдела климатологии Института географии АН СССР составил в 1956 г. календарь «элементарных циркуляционных механизмов» (ЭЦМ) Северного полушария за 55 лет — с 1899 по 1954 г. Эта система типов, с одной стороны, была связана с изменениями такой наглядной и широко используемой в синоптике характеристики циркуляции, как «индекс циркуляции», а с другой - связана с проблемой структуры климата и его колебаний. Как оказалось, преобладание зональных или меридиональных типов циркуляции и их смена от сезона к сезону в масштабе Северного полушария определяют глобальные вековые изменения температуры, осадков и пр., которые Б. Л. Дзердзеевский проследил по наблюдениям в Стиккисхольме (Исландия), Гринвиче, Копенгагене, Москве, Барнауле, Владивостоке и т. п. Развивая эту идею в докладе римскому коллоквиуму по изменениям климата, созванному ЮНЕСКО в Риме летом 1961 г., Б. Л. Дзердзеевский упомянул и о возможности объяснить колебания циркуляции гелиофизическими явлениями. Еще несколько ранее, в докладе Нью-Йоркской Академии наук, он указал, что повторяемость типов зональной циркуляции в течение полустолетия менялась приблизительно параллельно числу солнечных пятен, то есть что космически возмущенные периоды отличались сравнительно «выровненным» типом циркуляции в северном полушарии.

Еще важнее был тот вывод Б.Л. Дзердзеевского в его докладе в Риме, что изучаемые с помощью статистики различных ЭЦМ колебания циркуляции и климата сильнее всего проявляются и вместе с тем имеют наибольшее значение в аридных (засушливых) климатах. Хорошо известно, как велики были колебания климата в историческую эпоху, например, в Северной Африке и в Передней Азии и какое значение они имели для хозяйства государств, расположенных на этих территориях.

Все эти примеры показывают, какое универсальное значение имела классификация ЭЦМ, разработанная сначала в Институте теоретической геофизики и затем в Институте географии АН СССР, и с какими фундаментальными задачами метеорологии она была связана. Мы уже видели ранее, что умение ставить и формулировать актуальные задачи геофизики всегда отличало Б. Л. Дзердзеевокого.

Заметим также, что позднее он довел свой календарь ЭЦМ до 1970 г., так что теперь каждый исследователь атмосферных процессов большого масштаба всегда имеет возможность сравнить свои анализы с типами циркуляции, описывающими северное полушарие в целом. Терпеливый труд, вложенный в этот календарь Б. Л. Дзердзеевским, еще поможет будущим поколениям ученых в их повседневной работе и в объединении (гомогенизации) их результатов.

Мы не будем здесь останавливаться на истории развития этой идеи Б. Л. Дзердзеевского, тем более, что она хорошо освещена в ряде статей этого сборника. Упомянем лишь, что он смог получить хорошее подтверждение своей основной концепции единого, охватывающего все полушарие механизма циркуляции таким новейшим методом, как спутниковые наблюдения (кумулятивные фотографии) облачности. В статье 1971 г., используя также материалы фотографий за 1967 - 1968 гг., он показал, что меридиональные типы циркуляции связаны с характерными обширными, но расчлененными массивами облачности в умеренных широтах и большими «просветами» у полюса и в субтропиках. При зональном же типе такой организации облачности не обнаружилось, облака в это время гораздо более однородным образом распределены над материками и океанами. Эта работа о новой интерпретации ЭЦМ, к сожалению, появилась в печати уже после смерти Б.Л. Дзердзеевского.

Большую практическую важность имели работы Б.Л. Дзердзеевского о метеорологии засухи как в ее макроклиматическом, так и микроклиматическом аспектах. Эти исследования были организованы им как в Институте географии, так и в созданной для этого Комплексной научно-исследовательской экспедиции, работавшей в 1951 г. в Прикаспии и изучавшей микроклимат степного и полупустынного ландшафта этого района. Эти исследования, очень важные для установления норм орошения, селекционной работы и пр., были посвящены в значительной мере и изучению суховеев. К их генезису Б.Л. Дзердзеевский подошел тогда также с макросиноптической точки зрения, связав их с притоком сухих воздушных масс при меридиональных типах циркуляции. Он отверг старую гипотезу А.И. Воейкова о прогревании опускающегося воздуха как источнике повышенной температуры и сухости суховея. Б. Л. Дзердзеевский связал этот последний с вторжениями арктического воздуха. Тем самым был поставлен вопрос о механизме трансформации прежнего холодного воздуха в теплый, о тепловом балансе и подобных процессах, могущих создать суховейный комплекс. Именно поэтому в экспедиции Института географии было обращено такое большое внимание на тепловой баланс поля и впервые в науке в столь обстоятельном виде — на тепловой баланс лесных ценозов, включая наблюдение за испарением и испаряемостью в них.

Многочисленны были и популярные статьи и брошюры Б.Л. Дзердзеевского на разнообразные метеорологические темы, чаще всего рассказывающие об основной проблеме - движении и переменах атмосферы. Последнюю он образно назвал в заглавии одной из своих брошюр «Воздушный океан». Неоднократно он обращался и к своей любимой «малой» теме - фотографированию характерных облачных форм. В последние годы (1964 – 1970 гг.) многие из своих популярных выступлений Б.Л. Дзердзеевский посвятил актуальному вопросу о сверхдолгосрочном прогнозе колебаний климата. Лично для него этот вопрос был особенно живым с тех пор, как большое потепление в Арктике в 1930—1940 гг., столь способствовавшее тогда ее экспедиционному исследованию, сменилось постепенным похолоданием.

Б. Л. Дзердзеевский принимал участие в многочисленных конференциях и рабочих комиссиях, составлял отчеты о них, писал многочисленные отзывы, рефераты и обзоры, вложив в них и свою богатую эрудицию и трудолюбие. Много раз он докладывал результаты своих работ, а также исследований советских географов и синоптиков на зарубежных симпозиумах — от Мадрида до Мельбурна, где в успехе у слушателей и при защите своих взглядов ему очень помогало отличное знание языков, в том числе польского, немецкого, болгарского и чешского. И в этом, на первый взгляд, менее важном «лингвистическом» обстоятельстве проявился ученый той классической школы, которая придавала столь большое значение широте взглядов и познаний, разнообразию интересов и запросов и умению связывать воедино выводы, полученные весьма разнообразными научными методами. В своих поисках решения фундаментальных задач динамики атмосферы он понимал, что частичный успех в изучении основных проблем атмосферы может значить больше, чем крупный прогресс в каких-либо очень частных вопросах, такой, какой нередко прельщает ученых молодого поколения метеорологов. Может быть, именно этот вывод, что в науке об атмосфере следует обращать внимание прежде всего на ее главные проблемы, подчиняя их изучению решение вторичных и вспомогательных задач и в то же время пользуясь самой разнообразной методикой исследования всех масштабов — камерального, статистического, классификационного, экспериментального, экспедиционного и т. п., и является важнейшим итогом, к которому нас приводит знакомство с научной биографией Б. Л. Дзердзеевского и с тем огромным вкладом, который он внес в науку об атмосфере на всех ступенях ее развития в СССР.

© А. X. Хргиан.

Избранные публикации:

Дзердзеевский Б.Л., Курганская З.М., Витвицкая З.М. Типизация циркуляционных механизмов в Северном полушарии и характеристика синоптических сезонов // Труды НИУ ГУГМС. Гидрометеоиздат. 1946. 80 с.
Дзердзеевский Б.Л. Воздушный океан. Молотов.ОГИЗ Областное издание.1947. - 40 с.
Дзердзеевский Б.Л. Значение анализа общей циркуляции атмосферы при установлении границ сухих и влажных областей // Вопросы географии. М.-Л. Издательство АН СССР. 1956.
Дзердзеевский Б.Л. Общая циркуляция атмосферы и климат: Избранные труды. М. Наука 1975 - 287 с.


Российские исследователи Антарктики
© ААНИИ
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Дзердзеевский Борис Львович (1898-1971)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 18 Апрель 2013 10:29

БОРИС ЛЬВОВИЧ ДЗЕРДЗЕЕВСКИЙ

Специалист в области метеорологии и климатологии, доктор физико-математических наук, профессор, дважды лауреат Государственной премии, заслуженный деятель науки и техники РСФСР.

Работал в Институте географии АН СССР последние двадцать лет своей жизни (1950-1971 гг.). С 1951 г. возглавлял отдел климатологии Института. Здесь под его руководством были организованы работы по изучению теплового баланса различных географических зон и ландшафтов. Собственные же исследования Б.Л. Дзердзеевского связаны главным образом с изучением циркуляционных процессов в атмосфере и их влиянием на генезис и динамику климата.
Б. Л. Дзердзеевский родился 26 сентября 1898 г. в Чернигове в семье служащего сахарного завода. Окончил Киевскую гимназию и в 1920-1923 гг. прошел курс Института Народного Образования в Киеве. В 1937 г. защитил кандидатскую диссертацию по физико-математическим наукам в Ленинградском Государственном университете.
Трудовой путь начал в качестве метеоролога-наблюдателя на Украине, позже занимался организацией и налаживанием метеорологической сети в районах свеклосеяния, изучал сложные аэрологические условия вновь организуемых полетов, позволявших связать центр страны с ее восточными окраинами. Будучи заместителем директора Иркутской метеорологической обсерватории, он тщательно изучил ветровые условия над Байкалом, первым применив для такого рода исследований шары-пилоты.
Б. Л. Дзердзеевский принимал активное участие в организации первого Центрального бюро погоды Советского Союза. Когда в 30-е годы широко развернулись работы по освоению Арктики, он участвовал в метеорологическом обслуживании почти всех экспедиций, перелетов и морских походов. В эти же годы, будучи заведующим отделом и начальником службы погоды Главсевморпути, он провел большую организационную работу по налаживанию метеорологического обслуживания Арктики. Он был также синоптиком экспедиции, высадившей на лёд первую дрейфующую станцию «Северный Полюс», и участником экспедиций на Северный полюс в 1937-1938 гг.
В эти же годы, наряду с организационной работой, Борис Львович вел и научно- исследовательскую деятельность. Изучение циркуляционных процессов в атмосфере Арктического бассейна позволило ему получить практические правила для прогнозирования погоды в Арктике. Обобщение материалов составило содержание его докторской диссертации, которая была защищена в 1942 г. Он построил схему циркуляции атмосферы над Арктикой, показав, что и в этих районах имеет место циклоническая деятельность. Тем самым он опроверг существовавшее до того времени представление о постоянстве приполярного антициклона. Это было большим научным достижением. В дальнейшем Б. Л. Дзердзеевский развил эти идеи применительно к процессам более крупных масштабов и вместе со своими сотрудниками создал типизацию циркуляционных механизмов, действующих в атмосфере Северного полушария в целом. Разработанная им типизация циркуляционных процессов широко используется учеными всего мира и вошла во многие учебники как в России, так и за рубежом.
Использование разработанной ранее типизации циркуляционных механизмов позволило Борису Львовичу выявить существование длительных (порядка 25-30 лет) периодов относительного преобладания зональной или меридиональной форм циркуляции (циркуляционные эпохи). Было также установлено, что такие флуктуации циркуляционного режима достаточно хорошо согласуются с флуктуациями климата. Все это позволило ему заложить основы методики сверхдолгосрочного прогноза колебаний климата.
Б. Л. Дзердзеевский часто выступал с докладами как на родине, так и за рубежом. В течение всей жизни он уделял много внимания и сил научно-педагогической работе и популяризации географических знаний, был членом общества «Знание» и постоянно выступал с лекциями и докладами. Преподавал на курсах Гидрометслужбы, в Заочном Гидрометеорологическом институте, на кафедре климатологии в МГУ. Он вел большую общественную деятельность: возглавлял Секции метеорологии и физики атмосферы Междуведомственного геофизического комитета при Президиуме АН СССР, состоял вице-президентом общества СССР — Австралия, почетным членом Всесоюзного географического общества (1964), почетным полярником.
Проводил консультации в Румынии, Болгарии, читал лекции в Финляндии и был членом-корреспондентом ее Географического общества, был членом исполкома Международной ассоциации метеорологии и физики атмосферы и представителем СССР в этой организации.
Б.Л.Дзердзеевский был дважды лауреатом Государственной премии: в 1946 и в 1950 г. За успешную работу в метеорологическом обслуживании арктических работ он был награжден орденом Красной Звезды и премией ВЦИК.

Основные публикации:

- Циркуляционные механизмы в атмосфере Северного полушария в XX столетии. М.: ИГАН, 1968. 240 с.
- Общая циркуляция атмосферы и климат: Избранные труды. М.: Наука, 1975. 286 с.

© 2013. Институт географии - Российская Академия Наук. Российская Федерация, Москва.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Дзердзеевский Борис Львович (1898-1971)

Сообщение ББК-10 » 17 Май 2019 13:38

Бюллетень Арктического института СССР. № 10.-Л., 1934, с.368-370

 Бюллетень Арктического института СССР. № 10.-Л., 1934, с.368-370 Бюро прогнозов - 0001.jpg
ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ СЛУЖБЫ ПОГОДЫ В АРКТИКЕ

Регулярное участие службы погоды в работе по освоению Арктики началось с 1925 г. Оно выражалось в организации на ледоколе-лидере Карской экспедиции — Пловучего Бюро Погоды в составе двух специалистов синоптиков Центрального Бюро Погоды. В 1932 г. прибавилась

 Бюллетень Арктического института СССР. № 10.-Л., 1934, с.368-370 Бюро прогнозов - 0002.jpg
— 369 —

вторая синоптическая экспедиционная ячейка в Северовосточной экспедиции („Литке“).
В навигационный период 1933 г. в полярном бассейне работало уже шесть синоптических ячеек с десятью специалистами. Они были раскинуты на всем побережье советской Арктики, обслуживая ряд экспедиций Главного Управления Северного Морского пути.
Ячейки Службы Погоды были на „Челюскине“, „Красине" (лидер Ленской экспедиции), „Ленине" (Карская), „Володарском" (Морские суда Ленской экспедиции), „Первой Пятилетке" (речные суда Ленской экспедиции) и „Литке" (Северовосточная экспедиция).
Опыт этого года и ставшая постоянной практика приглашения синоптиков для обслуживания всех спорадических походов (походы „Красина" 1928, 1932 и 1933 гг. и др.) побудило Центр Бюро Погоды к выделению специальной арктической ячейки.
В ее задачи входили: обработка имеющегося материала по синоптике Арктики, научно-исследовательская работа в этом направлении, подготовка к обслуживанию экспедиций 1934 г. и, наконец, проведение самого обслуживания. Так как одновременно в Центральном Бюро Погоды должна была начаться синоптическая обработка материалов Второго Международного Полярного года, то эта задача была включена в план работ арктической ячейки.
Все эти работы, вместе с наметками обслуживания экспедиций 1934 г. е большей и большей ясностью устанавливали необходимость более тесной связи Службы Погоды с Главным Управлением Северного Морского пути, ее органического вхождения в его систему.
Вместе с тем, крайне нецелесообразно было бы спешное создание отдельной Службы Погоды, совершенно независимой от общегосударственной ее организации, являющейся, к тому же, монопольной. Поэтому была принята форма организации специального отдела Центрального Управления Единой Гидро-Метеорологической службы, работающего в системе Главсевморпути по его заданиям и имеющего задачей проведение всего обслуживания работ на Севере. Таким образом, Отдел ЦУЕГМС, и явился звеном, объединяющим оба учреждения по Службе Погоды и руководящим всей работой в этой отрасли в полярном районе.
Арктический Отдел ЦУЕГМС при Полярном Управлении Главсевморпути официально начал свою работу 3—5 мая 1934 г.
В текущую (1934 г.) навигацию на „Ермаке" пошли синоптики В. А. Самойлова и аэролог М. В. Кичев, на „Малыгине" — синоптики А. А. Лучшев и Н. А. Аристов, на „Литке" — К. А. Радвиллович. На ледоколе „Красин" продолжает работу Вл. А. Березкин.
Таким образом, и в этом году работа службы погоды в навигационный период охватывает все северное побережье СССР. Но сейчас такая

 Бюллетень Арктического института СССР. № 10.-Л., 1934, с.368-370 Бюро прогнозов - 0003.jpg
— 370 —

сезонность уже недостаточна. Работы проводятся круглый год, время полетов тоже не ограничивается навигационным периодом.
В 1934 г. впервые отправлены на полярные станции зимовщики-синоптики, и создано два Бюро оповещаний: на о-ве Диксона в Бюро оповещаний работают синоптики: Д. А. Драгайцев и С. А. Лысяков. На мысе Шмидта — Н. П. Георгиевский и В. И. Буланцев. На о-ве Диксона также организован выделенный радио-прием специально для службы погоды.
Для зимовок и экспедиционных бюро Арктическим Отделом организована передача двух специальных полярных сводок, содержащих данные по северному полушарию за 07 и 19 часов.
Все эти вопросы приняли особую актуальность после расширения ранее предполагавшихся функций Отдела и поручения ему работы собственно Бюро Погоды Арктики. В настоящее время эта работа уже окончательно налажена. Ежедневно анализируются две карты северного полушария (07 и 19 час.) и четыре (01, 07, 13, 19) Полярного района СССР. Сведения из Полярной сети поступают в копиях в Главсевморпути, а остальные — из Отдела Прогнозов (б. ЦБП) ЦУЕГМС. В отделе установлен радио-приемник и прямой провод с Отделом Прогнозов ЦУЕГМС.
С 7 июня издается ежедневный „Бюллетень Погоды", содержащий синоптическую карту, метеорологические сведения полярных станций, ледовые наблюдения, обзор и прогнозы.
В период навигации выпускается также специальное приложение с метеорологическими и ледовыми наблюдениями экспедиционных судов.
Бюллетень представляется руководящему персоналу и Управлениям Северного Морского пути и ЦУЕГМС. В последнее время удалось наладить его печатание в красках, вместо прежнего способа изготовления от руки.

Начальник Арктического Отдела
Б. ДЗЕРДЗЕВСКИЙ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5360
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Дзердзеевский Борис Львович (1898-1971)

Сообщение ББК-10 » 04 Июнь 2019 21:50

Бюллетень Арктического института СССР. № 1-2. -Л., 1935, с.16-18

 Бюллетень Арктического института СССР. № 1-2. -Л., 1935, с.16-18 синоптика - 0001.jpg
МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ АРКТИЧЕСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ В 1934 ГОДУ


В прошедшую навигацию в Арктике работало три пловучих бюро погоды: на „Ермаке", „Малыгине" и „Литке“. Распределение синоптических ячеек было произведено следующим образом: л/к „Ермак“ — синоптик В. А. Самойлова и радио-зондист М. В. Кичев; л/п „Малыгин" — синоптики А. А. Лучшев и Н. А. Аристов; л/р „Литке" — синоптик К. А. Радвиллович. Для организации зимовочной синоптической ячейки и проведения работы во время навигации на о-в Диксона был командирован синоптик И. Г. Пчелко.
Изменения общих заданий отдельным судам в процессе работы повлекли за собой и частичное изменение порядка работы Службы Погоды. В отношении Карской экспедиции это выразилось в последовательном обслуживании ее синоптиками „Малыгина" (25 июля — 2 сентября), „Литке" (2—16 сентября) и „Ермака" (16 сентября —11 октября), в согласии с выполнением соответствующими судами функций лидера экспедиции. Прогнозы по Карской экспедиции давались регулярно CQ на русском и английском языках. Раньше всего метеорологическая и синоптическая работа была начата на „Литке", вышедшем в море 28 июня, „Ермак" и „Малыгин" начали синоптическую работу еще в портах (оба 14 июля), а на о-ве Диксона 27 июля. Количество составляемых синоптических карт колебалось от двух (07 и 19 час.) до четырех в сутки. Например, на „Ермаке" за время экспедиции составлено 297 карт.
Во время перехода „Литке “ от Владивостока до Петропавловска синоптиком проводилось обслуживание только своего похода, выражавшееся в предоставлении руководству ежедневных прогнозов. Они давались по утренней карте с последующими уточнениями и дополнениями по вечерней. После Петропавловска начали передачу прогнозов и для Колымской экспедиции, продолжавшуюся до полного исчезновения слышимости.


 Бюллетень Арктического института СССР. № 1-2. -Л., 1935, с.16-18 синоптика - 0002.jpg
— 17 —

Синоптическая работа на „Ермаке" осложнилась рядом особых заданий, связанных с работой и перемещениями самого „Ермака", обслуживанием других экспедиционных судов (особенно „Садко") и авиации. Загруженность рации ледокола вызывала перебои в приеме метеосводок. Положение оказалось особенно напряженным при походе „Ермака" на север к „Садко", где при общем ухудшении слышимости и перегруженности рации „Ермака", пришлось прибегать к переприему сводок через „Сибирякова".
За время экспедиции „Ермаком" было передано по радио для морских судов 150 прогнозов, не считая обслуживания авиации и своего командования, производившегося постоянного мере получения сведений.
Следует особо отметить два ответственных случая использования прогнозов синоптической ячейки „Ермака":
1) пятидневный прогноз в первой декаде сентября позволил осуществить проводку балластных судов 1-й и 2-й Ленских экспедиций;
2) при снятии самолетом А. Д. Алексеева зимовщиков с о-вов Сергея Каменева ему в воздух был дан прогноз о необходимости изменения маршрута вместо о-ва Диксона на мыс Челюскина. Это сделало возможным благополучную посадку самолета в благоприятных условиях, в то время как посадка в тумане на о-ве Диксона для перегруженного самолета была бы чрезвычайно опасной.
На „Малыгине", после успешно проведенной работы по обслуживанию Карской экспедиции и авиации, к Службе Погоды были предъявлены большие требования во время стоянки у мыса Стерлегова и постройки там станции. Близость кромки льдов, успешность и быстрота выгрузки, производившейся частично на плотах, требовали вполне определенных, заблаговременно предсказанных, метеорологических условий.
На всех судах велись также метеорологические наблюдения, проводившиеся на „Литке" совместно всем научным персоналом экспедиции, а на остальных судах — синоптиками. Наблюдения велись шесть раз в сутки, по вахтам. На всех судах были установлены психрометрические будки и самописцы.
Аэрологические наблюдения проведены только на „Ермаке". Здесь было выпущено семь радио-зондов. Пять из них проникли в стратосферу, а два явились рекордными по высоте (22000 и 23280 м).
По сравнению с прошлыми годами можно отметить значительное увеличение количества метеонаблюдений, производившихся на экспедиционных судах, находившихся в Ледовитом море. Проведенное, наконец, в 1934 г. включение этих наблюдений в общие сводки дало возможность использовать их для синоптической работы на севере и в Москве.
Все ячейки перед отъездом снабжались долгосрочным прогнозом на сезон, составленным по просьбе отдела Институтом Долгосрочных прогно-


 Бюллетень Арктического института СССР. № 1-2. -Л., 1935, с.16-18 синоптика - 0003.jpg
— 18 —

зов ГГО. Получаемые от него же периодические прогнозы передавались в двух полярных сводках: в ночной радио-телефонной передаче, проводимой отделом прогнозов и информации ЦУЕГМС, и частично посылались прямыми телеграммами.
Весь привезенный материал по окончании навигации принят Арктическим отделом для дальнейшей обработки.

Б. ДЗЕРДЗЕЕВСКИЙ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5360
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения