Страница 1 из 1

Сахаров Анатолий Николаевич (1905 - 1953)

СообщениеДобавлено: 13 Август 2011 21:09
[ Леспромхоз ]
Моряк Севера
июль 2005 г., №№26-29

Анатолий Николаевич Сахаров (3/16.07.1905 - 6.10.1953)

А. Н. Сахаров. Фото из архива Северного морского музея. : Сахаров А.jpg
3 (16) июля 1905 года в Архангельске в семье штурмана (с 1914-го - капитана) дальнего плавания Николая Максимовича Сахарова (1876-1932) и жены его Анны Егоровны родился второй ребенок из трех - сын Анатолий Николаевич Сахаров. В историю он войдет безаварийным ледовым капитаном с 22-летним стажем, участником операции в Гренландском море по выводу из ледового дрейфа в декабре 1939-го - январе 1940-го ледокольного парохода "Г. Седов", участником полярных конвоев QP-4 (1941) и PQ-18 (1942), лоцманом (1942-1945), воспитателем плеяды известных ледовых капитанов.
Анатолию было 7 лет, когда отец его в 1912 году ушел штурманом на "Святом мученике Фоке" с экспедицией Георгия Седова. Когда в 1913-м капитан Захаров покинул судно, а в марте 1914-го погиб Г. Я. Седов, именно Н. М. Сахаров благополучно привел "Св. Фоку" с остатками экспедиции в Архангельск в августе 1914 года.
После гимназии Анатолий хотел поступить в Горный институт, но не был принят по причине непролетарского происхождения: у отца был собственный дом в Архангельске, хотя и построенный на средства, заработанные собственным трудом. Поступил на судоводительское отделение Архангельского техникума водных путей сообщения. С 15 лет (1 мая 1921) ходил на судах матросом, плотником, боцманом: заболела туберкулезом одна из сестер, нужно было помогать семье. В 24 года (11 июля 1929) стал штурманом. В 25 лет (15 июня 1931) по рекомендации выдающегося ледового капитана и исследователя Арктики Артура Карловича Бурке был принят старшим помощником на мотосудно "Белуха", а позднее А. Н. Сахаров стал его капитаном (17 декабря 1931).
В 1934 году на судне "Пахтусов" под водительством капитана А. Н. Сахарова в Карском море работала экспедиция Я. Я. Гаккеля, которую он в ноябре доставил в Ленинград. На всю жизнь этих людей связала крепкая дружба. Одну из своих четырех дочерей Анатолий Николаевич назвал непривычным северянам именем Нонна, потому что очень ему и его жене понравилась задорная дочурка Гаккелей с этим именем.
Женившись, в ноябре 1934-го Анатолий Николаевич ненадолго расстается с морем: работает в конструкторском бюро ОСВОДа над проектом траулера для перевозки живой рыбы. Но уже 25 мая 1935 года он вновь на капитанском мостике. В 1936-м старшим помощником (капитан Н. И. Хромцов) Сахаров участвует во 2-й Высокоширотной экспедиции на "Садко" с цветом советской арктической науки на борту. В 1937-м - он групповой капитан трех испанских судов, взятых во фрахт. Проявив недюжинную самостоятельность, он не допустил зимовки двух из них в Арктике, где вмороженным с 1937-го на 1938 год оказался почти весь арктический флот страны.
В 1939-м А. Н. Сахаров - капитан парохода "Сталинград". В декабре 1939-го - январе 1940 года "Сталинград" в условиях полярной ночи снабжает в Гренландском море углем и водой ледокол "Иосиф Сталин", который 30 суток пробивался навстречу пароходу "Г. Седов", чтобы вывести его из дрейфа. Шла советско-финская война. Маяки не работали. Связь по радио - в экстренных случаях. "Сталинград" имел пробоину. В море жестокие штормы. Уголь низкокалорийный, с большой примесью породы. Кочегары надрывались. 17-18 января 1940 года пятнадцать часов в открытом море при сильной зыби шла перегрузка 600 тонн угля со "Сталинграда" на спасенный "Г.Седов". Капитан последнего К.С. Бадигин так напишет об этой операции в книге о дрейфе: "Седов" и "Сталинград", соприкасаясь бортами, прыгали на воде как пробки". Немало строк посвятил Бадигин и подвигу А. Н. Сахарова: "Я хорошо знал этого молодого смелого капитана, который без боязни вступил ночью во льды, чтобы самостоятельно пробиться к нам и поскорее доставить топливо: Уже в 1937 году, когда я плавал на "Садко" (2-м штурманом - Л.Б.), он работал старшим помощником капитана на этом первоклассном ледокольном пароходе: В своих кожаных галифе, заправленных в носки, и в туфлях Сахаров отнюдь не походил на типичного морского волка. Но он пользовался большим уважением и авторитетом как прекрасный специалист, отлично знающий свое дело".
После завершения спасательной экспедиции, нагрузившись сверх меры углем в Баренцбурге, "Сталинград" доставил его в Мурманск.
За выполнение правительственного задания по выводу из льдов Арктики "Г. Седова" ледокол "Иосиф Сталин" был награжден орденом Ленина. Его капитан М. П. Белоусов удостоен звания Героя Советского Союза. Начальник Главсевморпути И. Д. Папанин получил вторую медаль "Золотая Звезда". 56 участников экспедиции на ледоколе "Сталин" получили ордена и медали. Орденом Трудового Красного Знамени был награжден зверобойный бот "Мурманец" за ледовую разведку во время вывода из дрейфа "Седова". Семь членов экипажа самолета "СССР Н-171" за "несение охраны безопасности дрейфа л/п "Г. Седов" и три члена команды бота "Мурманец" тоже были награждены орденами и медалями. Только капризом и произволом нового начальника Главсевморпути Героя Советского Союза И. Д. Папанина можно объяснить то, что ни А. Н. Сахаров, ни кто-либо из экипажа "Сталинграда" не были за тот героический поход удостоены государственных наград! Более того, на следующий день по прибытии из этого рейса в Архангельск А.Н. Сахаров был из Главсевморпути "уволен по сокращению штатов" и оставался без работы семь месяцев! В короткой жизни талантливого человека это была не первая и, к несчастью, не последняя вопиющая несправедливость.
Косвенно каясь за допущенные ошибки, И. Д. Папанин в конце жизни, в 1982-м, признавался: "С командами я ладил, с капитанами - не всегда". Это из предисловия прославленного полярника к только что вышедшей в Архангельске книге А. Г. Николаевой и М. С. Хромцовой "Сквозь льды и штормы", которая 23 года пробивала дорогу к читателю. Правда, в случае с героическим рейсом "Сталинграда" на выручку "И. Сталину" и "Г. Седову" полярной ночью 1939-1940 года и здесь Иван Дмитриевич покривил душой. Вряд ли кто-либо из команды "Сталинграда" испытывал тогда к новому начальнику Главсевморпути теплые чувства.
В Ленинградском институте инженеров водного транспорта А. Н. Сахаров заочно успел закончить два курса, когда началась война. Она застала его капитаном "А. Сибирякова". Анатолий Качарава, под командованием которого "А. Сибиряков" в 1942 году вступит у острова Диксон в неравный бой с рейдером "Адмирал Шеер" и погибнет, был в 1941-м на нем старпомом. "А. Сибиряков" под водительством А. Н. Сахарова совершил 19 - 28 июля 1941 рейс из Архангельска в три пункта Новой Земли, доставив 726 тонн грузов и 76 пассажиров. Успешно провел он и второй арктический рейс в навигацию 1941 года в условиях войны.
В декабре 1941-го Сахарову приказали принять у капитана Л. К. Шарбаронова, которому закрыли визу, знакомый ему "Сталинград". 5 апреля 1942 года он привел судно в Ньюкасл-Апон-Тайн, где "Сталинград" вооружили. Из установленных на нем пушки и пулеметов провели тренировочные стрельбы, произвели размагничивание корпуса, погрузили 18 танков, 300 т олова, 400 т пороха, 300 т боеприпасов, продукты, уголь и приказали идти в Рейкьявик: судно включили в состав самого крупного за годы войны конвоя PQ-18.
7 сентября 1942 года конвой PQ-18 начал путь к Архангельску. Походный ордер его состоял из десяти колонн по четыре судна в каждой. "Сталинград" находился третьим в первой, правой, колонне, ближе всех проходившей у норвежских берегов, где несли боевое дежурство германские подводные лодки и самолеты - торпедоносцы и бомбардировщики.
В 9 утра 13 сентября 1942 года "Сталинград" был атакован германской подлодкой. Торпеда пробила правый борт и взорвалась в районе машинного отделения и угольных бункеров. Все, кто находился там, погибли. Если бы торпеда попала в трюмы N 1 или N 4, где перевозились порох и боеприпасы, вряд ли бы кто-то на "Сталинграде" уцелел. Капитан А. Н. Сахаров, мгновенно оценив ситуацию, поднял сигнал: "Терплю бедствие, торпедирован в правый борт", чем звал на помощь и предупреждал других об опасности справа. Он отдал приказ спустить на воду уцелевшие плавсредства и всем покинуть тонущее судно.
Судно быстро погружалось кормой в океан. Позже английская миссия в Полярном сообщит, что "Сталинград" продержался на плаву 3 минуты 48 секунд! Союзники запомнили и хладнокровие капитана, последним покинувшего судно. В бинокли они наблюдали за его действиями в эти короткие 228 секунд и свое восхищение его мужеством изложили в рапортах и представлении к награде орденом Великобритании. Он поднял сигнал: "Погибаю, но не сдаюсь!" Снял с шеи бинокль: лишний вес в воде. Но не швырнул его за борт или под ноги, а аккуратно повесил. Закурил сигару. Спокойно наблюдал, как пассажиры и команда покидают судно.
Сам Анатолий Николаевич так рассказывал жене Алефтине Федоровне о тех мгновениях: "Привязал тягу от парового гудка к поручням, и над морем понесся протяжный тоскливый сигнал беды. Решил судна не покидать: ведь дом родной уходит из-под ног. Но пронзила мысль о семье, дочках. Изо всех сил оттолкнулся от мостика и прыгнул в сторону. С ног свалились валенки. Волна захлестнула. Когда вынырнул, судна уже не было. От него осталась только воронка".
По воспоминаниям видевших гибель "Сталинграда", воронка была небольшой, так как судно почти вертикально кормой уходило в пучину, замерев на какое-то мгновение как поплавок удочки. Котлы не взорвались: они были разрушены взрывом торпеды. И это тоже способствовало тому, что не было крупной воронки, которая, безусловно, погубила бы капитана.
"Казалось, прямо на меня падала мачта,- вспоминал Сахаров,- но, чудом не задев, погрузилась в полуметре. Я заметил еще, что салинг не вычищен и подумал: "Вот, черти, а говорили, что все в идеальном порядке!" На воде никого не было видно. Вдруг на волнах увидел, что-то рябит. Подплыл, обнаружил хлебный ящик, за который еле держался машинист Михаил Матвеев, терявший уже надежду на спасение. Одной рукой ухватился за ящик, а другой помог машинисту забраться на него всем телом. На наших глазах фашисты подбили еще три судна. Первое - американское. От него в небо взметнулся столб огня и дыма. Но и топивший его фашистский самолет загорелся и затонул. Дальше тонули "Сухона", шедшая в кильватере за нами, и еще какое-то судно. Нас долго не подбирали, минут 40 мы находились в воде. Наконец нас заметили с проходившего мимо эсминца Великобритании "Джей-72". Я подал знак и сказал по-английски, чтобы первым подобрали машиниста. Петлей сначала подняли его, а затем и меня".
Рассказ этот Алефтина Федоровна крепко сохранила в памяти, как и многое из того, чем делился с ней ее знаменитый супруг. Уже в 80-е годы дочери капитана Людмила Анатольевна Ивонинская (Сахарова) и Елена Анатольевна Сахарова записали со слов матери часть рассказов Анатолия Николаевича. С включением фактов, ставших известными им из публикаций других участников конвоя PQ-18, воспоминания эти составили 30 машинописных страниц.
Спасший их эсминец вел бой с фашистскими самолетами и продолжал подбирать из воды пострадавших. Около часа Сахаров и машинист лежали на палубе обессиленные, мокрые, пронизываемые ветром. Затем их передали на госпитальное судно британского королевского флота "Кэплэнд". К спасенным там отнеслись заботливо: в кочегарке сняли сырую одежду, растерли спиртом, дали рому, завернули в одеяла.
Едва оправившись, капитан Сахаров, как сообщала Британская военная миссия, "добровольно вместе с другими советскими моряками нес службу наблюдения на борту британского военного судна, которое он благополучно привел в Архангельск". 19 сентября 1942 года конвой PQ-18 в составе 27 судов встал на якоря на Молотовском (ныне Северодвинском) рейде. Конвой потерял 13 транспортов из 40, противник - 3 подводных лодки и 41 самолет.
Благодаря мужеству и организованности экипажа гибель "Сталинграда" не повлекла больших жертв. Из 87 человек, находившихся на его борту в момент торпедирования, погибли 7 пассажиров и 14 членов команды. 66 человек спасли.
Так как вахтенные журналы и все документы погибли вместе с судном, А.Н. Сахаров составил по памяти "Рейсовое донесение" за рейс с 8 декабря 1941 по 13 сентября 1942 года. Подлинник его хранится в Государственном архиве Архангельской области. В рукописи - это четыре страницы большого формата. В нем указаны даты всех выходов и заходов судна, данные о грузах, принимавшихся в портах, работах по вооружению, размагничиванию корпуса, ремонту судна, расходы валюты в фунтах стерлингов и исландских кронах, много других сведений. Документ этот свидетельствует о прекрасной памяти А. Н. Сахарова.
Портовое начальство встретило А. Н. Сахарова репликой, переданной по-разному в публикациях. Но общий смысл ее такой: "Как ты посмел вернуться в Архангельск без судна с именем вождя на борту?". Было расследование. Ничего предосудительного в действиях капитана оно не выявило. Но и к наградам за мужественные действия не представили. Наоборот, вместо того чтобы опытному капитану дать новое судно, его увольняют. А. Н. Сахарова призывают на службу в ВМФ, присваивают звание лейтенанта и назначают лоцманом.
11 мая 1944 г. газета "Правда" опубликовала репортаж о передаче послом Великобритании господином Керром наркому иностранных дел СССР В. М. Молотову орденов и медалей для последующего вручения их гражданам СССР. Отмечалось, что это второй случай награждения советских военнослужащих британскими наградами. Среди 183 награжденных королем Великобритании Георгом VI за доблесть и мужество, проявленные в 1943 году, только двое были людьми гражданскими! Поименно назвав 181 военного, начиная с Маршала Советского Союза начальника Генерального штаба Красной Армии А. М. Василевского, репортаж заканчивался словами: "Кроме перечисленных лиц, король Георг VI наградил крестом "За Боевые Заслуги" капитана торгового флота А. Н. Сахарова и орденом "Британской Империи" 5-й степени Е. А. Пузыреву - за храбрость, проявленную во время нападения противника на конвой, следовавший в СССР из Великобритании".
Евгения Арефьевна Пузырева, пассажирка "Сталинграда", переводчица нашего диппредставительства в Лондоне, после спасения ее помогала английскому врачу ухаживать за ранеными и больными. Название британского ордена, которым наградили капитана А. Н. Сахарова, в современных изданиях переводят "За отличную службу" или, что ближе к сути, - "За безупречную службу". Награждены им были в СССР единицы!
Восемь лет, с 1945-го по 1953-й, А. Н. Сахаров без аварий ходил капитаном на судах "Юшар", "А. Синявский", "Ястреб", "Смоленск", "Академик Комаров", "Мироныч", "Петровский", "Х. Диас", "Правда", "Молотов", "Волга", "Вятка", "Карелия", "Рассказов", "Смольный", "Кировоград".
Длительное пребывание в ледяной воде после торпедирования "Сталинграда" пагубно отразилось на здоровье Сахарова. Его мучил кашель. Спать он вынужден был полусидя. Моряков, тонувших во время войны, в 50-е специально обследовали. Врачи, обнаружив эндартериит, настаивали на ампутации ног по щиколотку. Он отказался, но согласился съездить в санаторий. На курорте принимал грязи. Ногам стало лучше, но начало сдавать сердце. На медицинских комиссиях не жаловался, бодрился, шутил.
После прекрасно проведенного весной 1953 года рейса до Печоры на пароходе "Рассказов" здоровье А.Н. Сахарова резко ухудшилось. Говорил жене: "В этот раз даже море меня не излечило". 16 июня 1953 года А.Н. Сахаров повел в Арктику пароход "Кировоград". Перед уходом из дома поделился с женой: "Принял судно, но душа к нему у меня не лежит. И такой команды у меня никогда не было: одни фотографы да историки. Мне бы не в море идти, а в больницу лечь. Но обещал Бахвалову (начальнику пароходства) еще сходить в последний раз". Как чувствовал: Рейс для него и впрямь оказался последним: в жизни.
Выполнив задание, "Кировоград" зашел на остров Диксон. Там 6 октября 1953 года в возрасте 48 лет А. Н. Сахаров скоропостижно скончался.
Проводить в последний путь знаменитого капитана пришли многие архангелогородцы. Ветеран флота известный полярный капитан Ризван Ибрагимович Ибрагимов, в прошлом ходивший старшим помощником на "Молотове", где капитаном был А. Н. Сахаров, вспоминает: "Похоронная процессия растянулась на четыре квартала. Очень много людей было. И те, кто знал его отца, Николая Максимовича, и те, кто знал и любил Анатолия Николаевича. А он пользовался огромным уважением! Очень большим уважением пользовался! Он и как моряк был хорош. И человеческие качества отличные. Характер у него был такой, я бы сказал, шутейно-язвительный. Он скажет - второй раз повторять не надо! А как человек он был отличный просто. И моряк был от бога! Так, кажется, говорят о самых лучших в профессии. На столе у него можно было видеть "Анти-Дюринг", философские и другие словари. Он иной раз такое скажет - все только глазами моргают. А он хоть бы что! Он оригинал! Оригинал был! Старые моряки, будь они живы, рассказали бы вам чудеса про него".
Память о прекрасном ледовом капитане Анатолии Николаевиче Сахарове и его отце капитане Николае Максимовиче Сахарове надо увековечить в топонимах Архангельска. Они достойны, чтобы их именами были названы новые суда России.


© Л. Бойко, историк-краевед.

Сахаров Анатолий Николаевич (1905 - 1953)

СообщениеДобавлено: 11 Ноябрь 2014 18:13
Сергей Шулинин
Мне прислали адрес его дочери и ее телефон, когда-то она проживала в Санкт-Петербурге. Если кому надо, могу выслать.