Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 30 Декабрь 2009 13:46

В конце восьмидесятых и начале девяностых годов прошлого столетия Новую Землю несколько раз посетил путешественник К. Д. Носилов. Он зимовал на Новой Земле и пересек южный ее остров. Все результаты его путешествий ограничиваются, однако, только несколькими беллетристическими очерками.
Визе В.Ю., Моря Советской Арктики


К.Д. Носилов. Фото с сайта http://www.history-ryazan.ru/node/5765 : aaa.jpg

Константин Дмитриевич Носилов
© Н. Вехов, Московский журнал
01.12.1999

О писателе, геологе, географе, одном из первых исследователей и фотолетописцев Новой Земли …

Новая Земля - острова в Российской Арктике - один из крупнейших архипелагов Северного Ледовитого океана. Грандиозные новоземельские ледники, заливы, горные хребты запечатлены на картинах русского художника А.А.Борисова. Здесь нашел свое последнее пристанище знаменитый голландский мореплаватель Виллем Баренц. С XVI века на островах существовали поморские промыслы. Высоко ценился добытый поморами "рыбий зуб" (моржовый клык).
В 1760 - 1763 годах олонецкий кормщик Савва Лошкин впервые обошел этот полярный архипелаг на промысловом судне. В XIX веке Новую Землю посетили экспедиции П.К.Пахтусова и А.К.Цивольки, Карла Бэра и Ф.П.Литке. В 1900-х годах на островах работал геолог В.А.Русанов. В 1914 году вдоль западного побережья летчик русской армии Я.И.Нагурский совершил первый в мире арктический полет.
С 1870-х годов в целях охраны промыслов и утверждения суверенитета России над архипелагом здесь создаются постоянные становища - Малые Кармакулы и Маточкин Шар. Их заселили ненцами (самоедами) с материка - из Большеземельской тундры. Для доставки продовольствия и охотничьего снаряжения колонистам и вывоза отсюда охотничьей добычи Архангельско-Мурманское срочное пароходство совершало два рейса в течение навигации.
Одно из наиболее интересных мест на Новой Земле - западное побережье Южного острова - несколько столетий было основным районом промысловой деятельности поморов. В 1887 - 1889 и 1890 - 1891 годах его посетил путешественник и писатель К.Д.Носилов (1858 - 1923) - первый исследователь, проведший здесь три зимовки. Он выучил язык ненцев, подробно описал их жизнь. Изучал он также фауну, геологию и географию архипелага, в том числе не обследованные ранее области карского побережья Северного и Южного островов. На рубеже XIX - XX веков имя К.Д.Носилова было довольно широко известно в России, однако сегодня его нет даже в энциклопедических словарях...
Константин Дмитриевич Носилов родился 29 октября 1858 года в селе Маслянском Пермской губернии (ныне это село - в Шадринском районе Курганской области) на берегу реки Исети. Был он, как и многие его близкие друзья и знакомые - изобретатель радио Александр Попов, математик Иван Первушин, книгоиздатель Дмитрий Тихомиров, писатель Павел Бажов, - выходцем из семьи потомственных священников.
С 1868 года К.Д.Носилов обучался в Долматовом монастыре, позже - в Пермской духовной семинарии, откуда ушел в 1877 году, не окончив курса. Он устраивается геологом на Богословские заводы (Северный Урал). 14 июня 1879 года состоялся журналистский дебют К.Д.Носилова в газете "Екатеринбургская неделя". Скоро в специальных изданиях начинают появляться его статьи по геологии. Геологическую выучку К.Д.Носилов проходил, скорее всего, у горного штейгера немца фон Таля.
Представив зимой 1882 года в Русское географическое общество проект экспедиции по Северному Уралу и получив одобрение, Константин Дмитриевич исследует гидрографию бассейнов рек Северная Сосьва и Сылва, изучает жизнь малочисленных народностей региона (манси, самоедов), проводит опытные посевы злаков и овощей в Саранпауле. Собранные геологические коллекции Носилов передал в музей Горного института, этнографические - в Санкт-Петербургский университет, карты, материалы гидрологических и метеонаблюдений - в Императорское Русское географическое общество. В 1883 году Носилов избирается членом-корреспондентом Уральского общества любителей естествознания, а 14 января 1884 года - членом-сотрудником Русского географического общества.
В июне 1887 года начинаются арктические путешествия. В перерывах между зимовками на Новой Земле Константин Дмитриевич много выступает с лекциями о своих экспедициях в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. После возвращения в 1891 году с Новой Земли он изучает уральского бобра в верховьях реки Конды (1892), путешествует по Ямалу (1893), два семестра учится в Сорбонне (1894 - 1895). Потом были юго-западная Сибирь, Восточный Казахстан и Алтай (1895), карское побережье полуострова Ямал, где Носилов ищет поморский "мангазейский ход" и намечает русло канала через Ямал. В 1900 - 1901 годах Константин Дмитриевич - корреспондент газеты "Новое время" в Маньчжурии и Монголии, в 1904 году он - на русско-японском фронте. В 1908 году путешествует по Каспию, Казахстану, Белому морю. В последующие годы активно участвует в деле транспортного освоения Севера и Сибири - прокладке железнодорожной ветки до Шадринска (1911), организации речного караванного пути через полуостров Ямал (1914 - 1916), строительстве железной дороги до города Романов (Мурманск) (1916).
К сожалению, Константин Дмитриевич не опубликовал путевых заметок и карт маршрутов своих путешествий по Новой Земле. После его смерти пропали сотни негативов (К.Д.Носилов одним из первых использовал фотоаппарат в Арктике), на которых были запечатлены природа и люди Севера. Исчез рукописный архив, составлявший несколько тысяч страниц текста. Разрушилась его усадьба "Находка" под Шадринском. В 1918 году он продал ее и переехал в Усть-Каменогорск, а в 1920 году навсегда покинул свою малую родину и поселился с семьей на юге, в окрестностях Гагры. В родные пенаты К.Д.Носилов так никогда и не вернулся. Умер он в 1923 году.
Таким образом, в новоземельской одиссее К.Д.Носилова имеются большие пробелы. Неудивительно, что в биографических исследованиях о нем допущен ряд ошибок1. По крупицам извлекая факты из литературных произведений, путевых заметок и очерков, опубликованных когда-то в газете "Новое время", в журналах "Естествознание и география", "Природа и люди" и других, удалось проследить некоторые эпизоды...
Впервые К.Д.Носилов прибыл на архипелаг пароходом "Великий князь Владимир" Архангельско-Мурманского срочного пароходства 19 июня 1877 года. На побережье залива Моллера он поселился в доме станции Общества спасания на водах. Вместе со священником отцом Ионой, командированным сюда Архангельской епархией, матросами и несколькими ненцами Константин Дмитриевич восстанавливал часовню в становище Малые Кармакулы, поврежденную ураганом2.
В первый же год К.Д.Носилов совершает ряд дальних путешествий, не ограничиваясь окрестностями Малых Кармакул: "16 сентября 1887 г., пользуясь первопутком, я отправился с одним самоедом к хребту Новой Земли, чтобы пересечь его, перерезав остров, и выйти к заливу гр. Литке, к Карскому морю. [...] Побродив с самоедом с неделю по Карскому берегу, мы возвратились в колонию уже в конце сентября"3.
Зимой 1887 года Константин Дмитриевич познакомился с семейством ненца Логая, на зимовку которого ездил на собаках. Это событие отражено в рассказе "Таня Логай"4. Логай - маленький, юркий, веселый самоед, "зимовал от нашей колонии верстах в двадцати, на берегу широкого залива, где стояла его маленькая избушка". Скорее всего, речь идет о зимнем стойбище ненцев на баренцевоморском побережье Карельской губы. Здесь же Носилов сообщает, что двумя годами раньше семейство Логай зимовало на Гусином Носу (по-видимому, современный мыс Северный Гусиный Нос на полуострове Гусиная Земля), затем переехало на 150 верст севернее Малых Кармакул, на побережье Поморской губы, где позже, в 1890 - 1891 годах, Носилов провел свою третью зимовку.
Зимой 1887 - 1888 годов Носилов по баренцевоморскому побережью добирается до губы Серебрянки, расположенной на юго-западе Северного острова, за проливом Маточкин Шар. "Случилось так, что мне нужно было провести там несколько зимних месяцев, прежде чем устроить зимовку. На Маточкином Шаре, куда мы прибыли, оказалось жить в чуме зимой довольно затруднительно [...] и на совете было решено переселиться в Серебряный залив, где можно было еще найти в снегах маленькую поморскую избушку. Поморы, промышляющие белуху, иногда на месте ловли строят из привозного леса маленькие строения. Мы нашли ее еще не совсем занесенную буранами и устроились тут за деревянными из плах стенами"5.
Из рассказа "Самоед Неволя"6 мы узнаем, что зимой 1888 года в Малые Кармакулы приехал ненец Константин Вылка, зимовавший на мысу Южный Гусиный Нос, куда Носилов отправился с ним в мае. Здесь Константин Дмитриевич провел около месяца, охотясь на гусей и оленей, изучая местную фауну. В апреле 1888 года Носилов вновь посетил карское побережье Южного острова7. Летом 1888 года Вылка с семейством переехал на побережье пролива Маточкин Шар. Здесь его и встретил Константин Дмитриевич8. Это показывает, что островные ненцы сезонно мигрировали в поисках благоприятных условий для промысла.
В рассказе "Птичий остров" Константин Дмитриевич описал птичий базар на острове Базарный в заливе Моллера9.
В июле 1888 года Носилов выехал на материк, а через полтора месяца возвратился, захватив с собой "трех русских поморских жителей, которые, узнав о существовании храма в нашем зимовье, охотно поехали на зимовку"10.
В первое свое пребывание на Новой Земле Носилов, как уже говорилось, совершил несколько поездок к восточному карскому берегу. Маршруты 1887 и 1888 годов совпадали с традиционными промысловыми маршрутами самоедов поперек Южного острова по долинам рек. Маршрут же 1889 года проходил по припаю и льдам через пролив Маточкин Шар. Именно Носилов обнаружил у самоедов-переселенцев остатки идолопоклонничества. Хотя все они были крещеные, но во время зимнего промысла ставили идолов (например, Ефремов идол) и приносили им в жертву то оленя, то собаку11.
Если первые две поездки более-менее подробно описаны в рассказе "У берегов Карского моря" (в книге "На Новой Земле"), то подробности третьей, когда в апреле-мае 1889 года Константин Дмитриевич вместе с двумя самоедами прошел почти 1000 километров на собачьих упряжках от Малых Кармакул до заливов Канкрина, Чекина, Медвежий и Незнаемый, практически неизвестны. Картину этого путешествия можно восстановить, сопоставляя данные очерка "По берегу Карского моря (Из путешествий по Новой Земле)"12 с данными современной карты.
К.Д.Носилов договорился с двумя ненцами-промысловиками. Один из них, старый Перырка с женой, собирался провести весну в западном устье пролива Маточкин Шар. Другой - Андрей Тайбарей - направлялся в Тюленью губу (восточное устье Маточкина Шара). В марте К.Д.Носилов отправил из Малых Кармакул к устью реки Маточки нарты с кормом для собак; их сопровождали старики Перырки. Сам же Константин Дмитриевич вместе с Андреем Тайбареем выехал из становища в апреле и через пять дней достиг Маточкина Шара, где его встретили Перырки.
Отдохнув и починив одежду, тронулись на собаках по льду пролива на восток. Особо опасный участок пути - самое узкое место (не более 600-700 метров), прозванное К.Д.Носиловым "Полярный Босфор", - преодолели без происшествий. В Тюленьей губе увидели высокие горы, покрытые ледяными шапками, "обрывистый берег, заворачивающий пред морем, и ледяной низкий мыс, на котором видна черная дымящаяся точка, как поставленный бакан моряка"13. Это был чум на мысе Дровяном, где зимовало семейство Константина Вылки. У чума на привязи содержались белые медвежата, составлявшие значительную статью дохода ненцев-охотников: за каждого медвежонка в период навигации скупщики платили по 75 и более рублей.
Дальше санный караван тронулся уже на трех упряжках: на одних - провизия, на двух других - имущество К.Д.Носилова и ненцев. Константин Дмитриевич уговорил поехать с ним и Константина Вылку. Караван пересек пролив Маточкин Шар; путешественники вступили на ранее никем не изученную территорию его карского побережья. К.Д.Носилов вел полуинструментальную съемку, наносил маршрут на карту. К полудню караван подошел к отвесному сланцевому мысу, под которым сделали привал. Затем продолжили движение по замерзшему речному руслу и на исходе первого дня наконец достигли внутреннего берега залива Канкрина. За мысом (ныне мыс Канкрина) темнел островок (ныне остров Кекур). На ровном берегу залива К.Д.Носилов и его спутники устроили первую ночевку.
На другой день двинулись вдоль берега в направлении залива Чекина, планируя достичь его за сутки, но, встретив стадо оленей, решили поохотиться. Здесь и заночевали. К вечеру следующего дня на севере показались береговые очертания залива Чекина. Поднялись на вершину ближайшего к морю мыса (возможно, это современный мыс Куинджи, а вершина - гора Фитиль). Через час были уже на берегу. Ночевали при 28 градусах мороза. Пересекли залив. С высшей точки хребта (примерно 406 м), отделяющего макросклон залива Чекина от одноименного мыса, уже просматривались очертания залива Незнаемого.
К южному берегу Незнаемого вышли примерно на широте мыса Бурливого. Дальше берегом - до современных пролива Грана и бухты Гольцовой. К.Д.Носилов отметил удобство здешней якорной стоянки, защищенной от ветров высокими горами. На восточном берегу путешественники обнаружили еще одну небольшую бухту с пресной водой. Миновав кутовую часть залива, преодолели перевал и увидели западный берег Северного острова и Баренцево море. "Когда мы поднялись на перевал, на хребет этого острова, заметно понижающийся к северу, мы нашли невысокую долину, с перевала которой хорошо были видны синеющие туманы Ледовитого океана по ту сторону острова, видимые даже простым глазом"14. Таким образом, именно Носилов первым из отечественных исследователей побывал и в самом Незнаемом заливе, и в долине, прорезающей весь Северный остров Новой Земли и соединяющий Крестовую губу на западе с Незнаемым заливом на востоке. Это произошло почти за 20 лет до посещения восточной части острова известным русским полярным путешественником В.А.Русановым, который считается первопроходцем15.
Дальнейший путь осложнялся весенним снеготаянием. Собаки вязли в снежной каше; люди и животные слепли от яркого солнца. Однако это не помешало изучению местности между кутом Незнаемого залива и мысом Бурливым. В текущей с гор реке (видимо, река Байдарка) наблюдали мальков гольца, стремившихся в море на нагул. Теперь К.Д.Носилов и ненцы передвигались только ночью, когда наст держал людей и не слепило солнце. С хребтов побережья залива Медвежьего открывался вид на мыс Крашенинникова, венчающий одноименный полуостров. Дошли до мощного ледника (ледник Витте). После этого тронулись в обратный путь - в Маточкин Шар. От его восточного устья (от чума Константина Вылки) маршрут пролегал по льду пролива через Поморскую губу, в Малые Кармакулы.
В чуме Константина Вылки К.Д.Носилов встречал Пасху, о чем вспоминает в очерке "Пасха на берегу Карского моря": "В этом дырявом самоедском старом чумишке, в сообществе двух моих проводников-самоедов, в сообществе их молодых, веселых, беззаботных жен и пары премилых моих друзей-ребятишек и пришлось встретить светлый праздник 1889 года. Мы уже второй месяц кочуем вдали от колонии. [...] Вечер Великой субботы мы провели в заботах установить на нашем месте в честь праздника и на память крест. [...] Тихо поднимается флаг на мачте, тихо его подхватывает струя ветерка, раздается залп ружей".
В становище Малые Кармакулы на берегу залива Моллера К.Д.Носилов возвратился во второй половине мая 1889 года. Так закончился беспримерный, почти 1000-километровый поход на собаках по Новой Земле. Необходимо еще раз подчеркнуть: он был первым с момента открытия и беглого, предварительного нанесения на карту контуров восточного берега Северного острова экспедицией П.К.Пахтусова (1830-е годы).
До сих пор неясно, почему писатель-путешественник нигде не опубликовал хотя бы маршрутной карты. Ведь на всем протяжении маршрута он вел подробную геодезическую съемку, давал названия ранее неизвестным географическим объектам, используя, кстати, имена, понятные ненцам. Однако в итоге вышло так, что на современных картах все названия - не носиловские...
"Московский журнал" уже писал о художнике-исследователе Новой Земли А.А.Борисове (№ 9 за 1999 г.). Известно, что Носилов и Борисов были знакомы. Не исключено, что они встретились в Санкт-Петербурге, где в 1889 - 1890 годах Носилов выступал с лекциями, а Борисов учился в Академии художеств.
А.А.Борисов прибыл в Поморскую губу, где в 1890 - 1891 годах жил Константин Дмитриевич, через 10 лет. В период своего двухлетнего пребывания на Новой Земле А.А.Борисов в сопровождении зоолога Т.Е.Тимофеева и двух ненцев-проводников 11 апреля 1901 года выехал на собаках по маршруту К.Д.Носилова, прошел его и описал все заливы и мысы, горы и реки. В немецком географическом журнале участник борисовской экспедиции А.М.Филиппов опубликовал карты экспедиции художника. Поэтому официально считается, что право "первооткрывателя" заливов Чекина, Незнаемого и Медвежьего принадлежит А.А.Борисову; он же является автором географических названий этой области Новой Земли...

1. Носилов К.Д. Северные рассказы. Константин Дмитриевич Носилов (вступительный очерк). Свердловск, 1937; Омельчук А.К. К.Носилов. Свердловск, 1989; Осинцев Л.П. Носиловские дачи. Курган: Периодика. 1993.
2. Носилов К.Д. Русская колония и первый храм на Крайнем Севере // Прибавления к церковным ведомостям. 1892. № 21. С.755.
3. Носилов К.Д. Песец // Естествознание и география. 1909. № 1. С.13,18.
4. Носилов К.Д. В снегах. Рассказы и очерки из жизни северных инородцев. Библиотека для семьи и школы. Четвертое издание редакций журналов "Юная Россия" и "Педагогический листок". М: Типолитография "Русского Товарищества печатного и издательского дела". 1907. С.3-25.
5. Носилов К.Д. Песец (продолжение) // Естествознание и география. № 2. 1909. С.8.
6. Носилов К.Д. В снегах... С.26-58.
7. Носилов К.Д. Песец (продолжение) // Естествознание и география. № 3. 1909. С.4.
8. Носилов К.Д. В снегах... С.49-56.
9. Носилов К.Д. На диком севере. Первый сборник рассказов. Библиотека для семьи и школы. М.: Типолитография "Русского Товарищества печатного и издательского дела". 1908. С.71-90.
10. Носилов К.Д. Русская колония и первый храм на Крайнем Севере (окончание) // Прибавления к церковным ведомостям. 1911. № 22. С.795.
11. Там же. № 21. С.762.
12. Естествознание и география. 1911. № 6. С.1-15.
13. Там же. № 6. С.3-4.
14. Там же. № 7. С.36.
15. Корякин В.С. Владимир Александрович Русанов (1875 - 1913?). М.: Наука. 1987. С.103-105.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 30 Декабрь 2009 16:21

К.Д. Носилов

Константин Дмитриевич Носилов – неутомимый путешественник, замечательный писатель, открывший для читателей конца XIX века суровую Арктику. В своих рассказах: "Из путешествия на полуостров Ямал", "У вогулов", "С Оби на Печору" и т.д. он показывает реальные достоинства аборигенов, сумевших прекрасно адаптироваться к дикой, неласковой северной природе. Им искренне восхищался Павел Бажов: "О Носилове можно написать целое исследование! Ведь он был первым русским человеком, который предлагал проект освоения Ямальского полуострова и рассказывал о народностях Севера, которых царские чиновники и купечество называли самоедами… Мы ещё вернёмся к северу Тюменской области, вот увидите!"

ф1.jpg
А.П. Чехов пишет в письме: "Многоуважаемый Константин Дмитриевич! Вы писали мне как-то, что собираетесь издать свои сочинения. Если Вы ещё не решили окончательно, в какой именно типографии будете печатать Вашу книгу, то, приехав в Петербург, побывайте у представителя книжной фирмы "Знание" Константина Павловича Пятницкого. Я уже говорил с ним о Вас. Эта фирма, как мне кажется, для Вас подходящая. Она издала много хорошего…. Книга Ваша пойдёт прекрасно".

О его рассказах тепло отзывался Л.Н. Толстой. Вот что он пишет, прочитав рассказ К.Д. Носилова "Театр у вогулов": "Недавно прочёл рассказ о театре у дикого народа вогулов… И я по одному описанию, почувствовал, что это было истинное произведение искусства".
К.Д. Носилов также автор ряда научных работ. За проведённые исследовательские работы ему было присвоено звание член-корреспондента Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ), член-сотрудника Российского географического общества (РГО), действительного члена Минералогического общества. Его именем названы гора и ручей на берегу пролива Маточкин Шар на Новой Земле.

Имя К.Д. Носилова попадает в знаменитый Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и Е.А. Ефрона, изданный в С.Петербурге в 1897г. (т.21, стр. 381): "Носилов – исследователь Севера, преимущественно Европейской Сибири, напеч. "Изыскание пути по соединению Обского и Печорского бассейнов" ("Восточное обозрение". 1885г., №15), "В защиту обских инородцев" (там же, №13), "Остяки" ("Гражданин". 1885г., №30), "С Оби на Печору" ("Известия Имп. Русского Географического Общества". 1884, т. XX, вып. 2).

В Краеведческом календаре знаменательных и памятных дат Ямало-Ненецкого автономного округа на 2003 год (Салехард, 2003. – С.28.) приводятся даты жизни и деятельности К. Д. Носилова

  • 1858 г., 29 октября. Родился в с.Маслянское Шадринского уезда в семье священника.
  • 1868 г. Отдан на учёбу в Далматов монастырь.
  • 1877 г. Не закончив курса, вышел из Пермской духовной семинарии.
  • 1879 г. Служит геологом на Богословских заводах. Начинает этнографические, метеорологические и гидрографические исследования, проводит геологические разведки и опыты пробного судоходства на р.Ляле.
  • 1879 г, 14 июня. Журналистский дебют в "Екатеринбургской неделе".
  • 1882 г, зима. В РГО представляет проект экспедиции на Северный Урал.
  • 1883 г. Экспедиция на Северный Урал. Исследования по проходу князя Курбского, гидрографические исследования р.Сев, Сосьва, Сылва,. Опытные посевы злаков и овощей в Саранпауле.
  • 1883 г. Избран членом-корреспондентом УОЛЕ как "исследователь Северного Урала".
  • 1884 г., 14 января. По рекомендации секретаря общества А.В. Григорьева принят в члены-сотрудники РГО.
  • 1885 г. На соединённом заседании отделений математической и физической географии РГО докладывает о проекте рельсового пути через Северный Урал. В отделении антропологии и этнографии читает доклад "Антропологический очерк вогулов". На заседании Вольного экономического общества докладывает об опытах посева хлеба и овощей на Северном Урале.
  • 1886 г. Путешествует по Палестине, Египту, Турции.
  • 1887г. Принимает участие в Сибирско-Уральской научно-промышленной выставке.
  • 1887 г., 11 июня. Отплытие из Архангельска на пароходе "Великий князь Владимир" на Новую Землю для научных исследований. Начало зимовки на полярном архипелаге.
  • 1888 г. Вторая зимовка на Новой земле.
  • 1889 г., январь. Журнал "Вокруг света"(№1) сообщает, что Носилов открыл около Новой Земли три неизвестных острова, один из которых назван его именем. Позднее художник Борисов назовёт на архипелаге его именем ручей.
  • 1889-1890 гг. Год провёл на Большой земле; в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге прочитаны лекции об арктическом архипелаге.
  • 1891 г. Заканчивает последнюю, третью, зимовку на Новой Земле.
  • 1892 г.Экспедиция за уральским бобром в верховья р. Конды, на озеро Орон-Тур - "Путешествие к лесным людям".
  • 1893 г. Первая экспедиция на полуостров Ямал.
  • 1894-1895 гг. Два зимних семестра учится в Сорбонне в Париже.
  • 1895-1918 гг. Живёт на даче "Находка" на р.Исеть в 10 км от Шадринска.
  • 1895 г. Путешествие по юго-западной Сибири, Восточному Казахстану и Алтаю.
  • 1897 г., весна, лето. Длительное путешествие по Карскому побережью полуострова Ямал до Харасавэя. Обследование пути поморского "мангазейского хода" и поиск вариантного канала через Ямал.
  • 1897 г., сентябрь. В журнале "Естествознание и география" в статье "Борьба с Ледовитым океаном" оспаривает идею вице-адмирала С.О.Макарова о ледокольном покорении Карского моря.
  • 1900-1901 гг. Корреспондент газеты "Новое время" в Маньчжурии и Монголии во время восстания "Большого кулака".
  • 1902 г, апрель. В уральской газете публикует первый прогноз погоды на Урале на период с 9 апреля по 19 мая.
  • 1904 г. Носилов печатает в Шадринске "Телеграммы Всероссийского телеграфного агентства" - первое периодическое печатное издание в Шадринске. Корреспондент газеты "Новое время" на русско-японском фронте.
  • 1908 г. Поездки на Каспий, в Казахстан, в Батум, на Белое море.
  • 1911 г. Рьяно хлопочет о проведении железнодорожной линии Синарская-Шадринск. Правительство разрешило немедленно строить эту линию ввиду голода в Зауралье.
  • 1913 г. Поездка в северную Европу - Швецию и Норвегию.
  • 1914 г. Берёт концессию у русского правительства на устройство речного канального пути через полуостров Ямал из Байдарацкой губы в Обскую. Путешествие в Обскую губу к бухте Находка на собственной яхте "Салетта".
  • 1916 г. Привлечён к обследованию строящейся железной дороги на Мурман. Поездка на дрезине до г. Романова. Пострадал в железнодорожной катастрофе.
  • 1916 г., 12 сентября. Выход носиловского каравана -яхты "Галяэлия" и шхуны "Юрибей" - из Тобольска к Ямалу. Рекогносцировочное обследование южноямальского варианта канала от Ер-Яги до Нового Порта.
  • 1917 г. Рождение первенца - сына Виктора.
  • 1918 г. Продажа дачи "Находка". Переезд в Усть-Каменогорск, где семья живёт у родственников. Путешествие на полуостров Ямал на пароходе "Храбрый".
  • 1921 г. Переезд с семьёй в с. Пиленково Гагрского района.
  • 1921 г. В Москве выступает с докладом о возможностях вариантного освоения Северного морского пути.
  • 1923 г., 3 февраля. Умер в с. Пиленково Гагрского района, похоронен на кладбище у древнего храма Цандрипш.

Этот биографический справочник даёт достаточное представление о К.Д. Носилове, хотя его можно было бы и расширить. В данной статье мы остановимся только на некоторых фактах из его биографии, касающихся посещения Обдорска (ныне Салехард), и экспедиций на полуостров Ямал.

В 28 номере "Прибавлений к "Церковным ведомостям" за 1894 год опубликован большой очерк Носилова "Из путешествия на полуостров Ямал", где он описывает Обдорск.
"На самом полярном круге, пересекающем величественную Обь, стоит старинный казацкий городок Обдорск, бывший оплот дружины Ермака, остающийся и доныне самым крайним селением русских в этом пустынном крае остяков и самоедов. Расположенный на возвышенном, красиво выдающемся берегу реки Полуй, в виду громадного разлива реки Оби, в воды которой смотрится с запада седой Урал, почти всё лето покрытый снегом, этот полярный городок, ныне простое село, производит отрадное впечатление среди бедной природы Севера. Мне два раза привелось посетить Обдорск: и зимой на оленях, и прошлым летом на лодке, и каждый раз, приближаясь к нему со стороны Оби, я любовался его красивым местоположением, словно нарочно созданным для того, чтобы парить над этой пустынной тундрой".

В статье "На дальнем Севере. Обдорск (По реке Оби)" К.Д. Носилов, вспоминая о приезде в город в 1897 году, рассказывает, что Обдорск готовился к ненецкой ярмарке. Об её открытии напоминал флаг, поднятый на высоком шесте, посреди обширной площади за городом. Но купцы, перекупщики и местные жители очень волновались, потому что пора бы уже ярмарке открыться, а из тундры гостей всё нет. Жители даже выходили на обрывистый берег и в большом волнении вглядывались в голые дали тундры. Но тщетно, никто не показывался на горизонте. А ведь в Обдорск собралось немало торгового народа со многих мест государства Российского. Каждый жаждал ухватить на ярмарке кусок пожирнее. А тут ещё распустили слух, что ненцы проехали в Сургут. Тамошняя ярмарка соперничала с Обдорской.

"И вдруг, пишет Носилов, - в одну тёмную, ненастную, чисто полярную ночь, на этот городок словно высыпка птицы какой в перелёте, ринулись самоеды – санки за санками, караваны за караванами, оленьи шесты за шестами… И всё здоровый, нарядный такой люд, все разряженные в лучшие одежды, с развивающимися ленточками женщины, все – как на подбор – сытые олени – то белые – у женщин, с красными и синими ленточками на уздах и рогах, то серые, сытые, рогатые у мужчин, то пёстрые, рослые бегунцы у любителей этого оленьего спорта".

Гости тундры вмиг наводнили город. Они поют, говорят во дворах, на рыночной площади, щеголяя яркими красками. Некоторые расхаживают в бархатных совиках, другие в церковной парче, и они выделяются среди мохнатых костюмов сородичей.
Товар их богат и разнообразен. Это громадные бивни мамонта, шкуры медведей, песцов, чёрных росомах. Ненцы в течение месяца наплывали в Обдорск целыми партиями. Тут были каменные, тазовские, ямальские ненцы, печорские зыряне, жители Берёзовска, Сургута, Тобольска, Ирбита, Екатеринбурга, Москвы и Петербурга.

В 1916 году Носилов организовал свою самую масштабную ямальскую экспедицию. О том, какую деятельность пришлось развернуть, говорит хотя бы тот факт, что Омский генерал-губернатор освободил от воинской повинности рабочих, нанятых Носиловым для участия в экспедиции. Морское министерство снабдило экспедиционный караван радиотелеграфной станцией, из Петербурга в Омск по железной дороге была доставлена американской постройки яхта "Галяэлия". В Тобольске Носилов приобрёл шхуну, которая получила многозначащее имя "Юрибей" (по реке Юрибей пройдёт основная трасса его трансямальского пути). Зафрахтовал два парохода и баржу, на которую погрузили двухгодовой запас провизии (её, кстати, выделили специальным распоряжением генерал-губернатора, в том числе дефицитные по военным времена сахар и спирт), строительные материалы, комплект целого дома. Главной ударной силой экспедиции считался топографический отряд, который возглавлял инженер И. Эльпорт. Входил в экспедицию зоолог, рабочих и служащих насчитывалось два десятка.

Носилов выступал не просто в роли организатора экспедиции, а как директор-распорядитель основанного им акционерного общества. "Новое время" сообщало, что товарищество "брало на себя обязательство как финансировать предприятие, так и устроить водный путь и открыть для общего пользования".

Караван двинулся на Север только 12 сентября, поэтому на первый сезон задачи ставились скромные: Построить у входа в Обскую губу на мысе Ям-Сале станцию с тем, чтобы в навигацию 1917 года приступить, начав с мыса Салетта, к устройству двухтысячевёрстного речного пути. Окончательный проект Ямальского канала выглядел (по свидетельству "Нового времени") так:

"Весь путь будет заключаться следующих пунктах: у Мыса Каменного будет оборудована пристань Обская, с зданиями и нужными приспособлениями для остановки и ошвартовки судов. На водоразделе Ямала на озере Талын-То будет оборудован канал длиною в 36 сажен, на р. Салетта и в северной вершине р. Юрибей будут устроены шлюзы с расчётом пропуска судов грузоподъёмностью до 75 000 пудов и осадкою в пять футов. И, наконец, у мыса Марра-Сале будет устроен порт Ямал, где находится словно нарочно созданная к услугам этого пути гавань, глубокая и просторная у острова Литке, где могут останавливаться морские суда с самой глубокой осадкой".

Носилов оптимистично полагал, что если не в 1918, то в 1920 году уже точно Ямальский канал сможет быть открыт "для всеобщего пользования", то есть, с невообразимой раньше скоростью возить сибирскую пшеницу, лес и руду. По его мысли, развитее хозяйства в Сибири не составило бы конкуренции крестьянам и промышленникам центральной России. Но времена изменились, и этому Носиловскому проекту не суждено было осуществиться.
На 1918 год приходится последняя экспедиция неутомимого путешественника на пароходе "Храбрый" на полуостров Ямал.

По приезде в Обдорск он первым делом направился на телеграф, чтобы отослать домой телеграммы. Телеграф в Обдорске открылся в 1913 году. При его строительстве решено было телеграфные столбы провести по самому берегу реки, давно размытому. Это выходило легче и дешевле, чем проводить линию поодаль от берега, по просеке урмана. Этот "умный" проект был утверждён. Столбы поставили, линию провели, и она благополучно стояла… до первого половодья.

"… что ни весна, - пишет Носилов, - что ни наводнение, то порча телеграфа, столбы никак не хотят стоять на месте, с белыми стаканчиками, и купают их в водах Обского высокого разлива, другие плавают тут, ещё привязанные проволокою, а третьи, с отчаяния, просто пускаются в путь к Ледовитому океану… Иной раз ремонтные рабочие целое лето ищут повреждения, плавают по Оби на вёсельных лодках, и порой длительное время. В ведь для этого нужно паровое или моторное судно, если принять во внимание, что линия тянется на сотни километров".

В августе 1918 года в Обдорске уже установилась Советская власть, и Носилов отмечает перемены в жизни городка, когда пароход подходил к пристани, он замечает в толпе пришедших встречать экспедиционный пароход "серые шинели" неизбежных и здесь "товарищей". Совдеповский Обдорск ему активно не понравился. С Советской властью Носилова помирила идея ямальского канала. Биограф и друг Носилова К.Н. Донских пишет (Сб. "Исетский край". – Шадринск. 1931. – с. 67):

"Последние годы К.Д. Носилова всецело были посвящены изысканиям и подготовкам к североямальским экспедициям. В 1921 г. он делал в связи с этим доклад в Кремле, на котором присутствовал В.И. Ленин, сочувственно относившийся к смелым идеям и проектам отыскания североморского пути". Гидрографы Ямальской экспедиции 1921-го года, которая была создана в соответствии со специальным декретом Совета Труда и Обороны (6 апреля 1921 года), провели топографические обследования на предмет судоходства через полуостров Ямал и сделали однозначное заключении: путь не пригоден.
Представляю, какое это было разочарование для К.Д. Носилова. Не оно ли ускорило его уход из жизни?
Но фамилия Носилов многое говорит и тем, кто живёт в Коми республике. В газете "Экологический вестник" №11 за 1994 год (г. Ухта) в статье А. Терентьева "Изобретатель-самоучка Пётр Лызлов" пишет, что "на верхней Печоре его уважительно называли Петром Константиновичем, за глаза добавляя душевно "титул" - Светлая Голова. Фамилия по паспорту Лызлов, по отцу – известному учёному, путешественнику и писателю – Носилов. А родом он был из маленькой деревушки с загадочным названием Пачгино. Жизнь прожил долгую и оставил о себе светлую память".

В июле 2004 года у меня состоялась памятная встреча. Тогда вместе с сотрудницей нашего музея Ириной Николаевной Сивохой мне довелось побывать в Якше – центре Печоро-Илычского заповедника республики Коми. Ирина Николаевна много лет работала в этом заповеднике, занималась разведением лосей, создавала музей, так что она хорошо знает историю края, а значит, и судьбы многих людей. Она-то и познакомила меня с Ольгой Ивановой Садовниковой, которая считает себя правнучкой К.Д. Носилова. Конечно, я с воодушевлением восприняла предложение встретиться с ней. Ольга Николаевна живёт в одноэтажном ухоженном доме на двух хозяев, который расположен на высоком берегу Печоры. Нас встретила уже немолодая, но красивая в своей старости женщина. Как водится, за чашкой чая у нас пошёл разговор о делах давно минувших дней. Вот о чём поведала нам Ольга Ивановна.

Моя девичья фамилия Носилова. А расскажу я то, что слышала от отца и матери. Их звали Иван Петрович и Ксения Елизаровна Носиловы. Константин Дмитриевич был писателем-путешественником. Его интересовал Урал. В одну из своих экспедиций он познакомился с девушкой Ариной Лызловой, она была очень красивой. В ту пору было ей не больше 18 лет. Арина очень понравилась Константину Дмитриевичу. По-видимому, она была не только привлекательной, но умела и хорошо готовить, потому что он взял её в экспедицию поварихой. В общем, как говорят, он положил на неё глаз и после окончания экспедиции увёз к себе в Шадринск. Официально они не были женаты, но руку и сердце он ей предлагал. Константин Дмитриевич был не бедным человеком, а Арина же была старообрядкой, и эта вера не позволяла ей жить в роскоши. Никак не могла привыкнуть Арина, что за ней ухаживают слуги, что одежда у неё богатая. Не давала ей покоя мысль, что погибнет она в этом доме от греха. И решила Арина уехать обратно на Печору в родную деревню Пачгино, как ни уговаривал её Носилов. А живот уже рос и рос, ребёнок начал шевелиться. Будущий отец забеспокоился, мол, как расти будет без меня ребёнок. Он же знал, что у неё очень бедная семья. Константин Дмитриевич на прощанье её сказал: «Я буду тебе помогать. Кто бы ни родился, ты должна его выучить, чтоб образованным человеком был». Как там Арина добралась до Пачгино, мама не рассказывала. Вскоре у Арины родился мальчик, назвали его Петром. Отчество она ему дала Константинович, а фамилию свою – Лызлов. Но в деревне все знали, что он сын путешественника К.Д. Носилова и так его и звали - Носилов. Только много лет спустя Арина узнала, что Константин Дмитриевич регулярно высылал ей деньги на воспитание сына, но они оседали в карманах почтовых работников, которые воспользовались безграмотностью женщины. Впоследствии она вышла замуж за местного недотёпу, который был намного старше её. В общем, у неё несчастная жизнь сложилась. Может быть, она и сожалела потом о своём поступке. Конечно, она большую ошибку сделала - себе жизнь исковеркала и ребёнку своему жизнь искалечила. Какое образование мог бы этот человек получить! Но это мы сейчас так рассуждаем, а как уж сложилось, так и сложилось.

Я работала в библиотеке, и у нас был старенькая книга «Северные рассказы». Там есть портрет К.Д. Носилова. Так вот, судя по этому портрету, Пётр Константинович очень походил на своего отца. Прямо как одно лицо. Внешне был очень интересным. Красивый лоб, широкоплечий, среднего роста, волосы чёрные, потом-то уж седой стал, как лунь. Очень интеллигентным был, хотя и почти безграмотным. Меня всегда удивляло, как он себя держал, как с людьми разговаривал. Каждое слово взвешенное, продуманное, говорил важно, негромко, всегда у него была приятная улыбка на лице. Я ведь его хорошо помню. Одевался обычно так: рубашка-косоворотка поверх брюк, ремешок узенький такой, за который он пальцы закладывал. И характер у деда был примечательный. Хотя он рос в нищете, и мать не могла дать ему образования, но был очень толковым, смышлёным мальчиком. С К.Д. Носиловым он так и не встречался, хотя знал, кто его отец. Во всяком случае, мать никогда не рассказывала о таком событии.

Пришло время, и он женился на моей бабушке, Анне Семёновне. Бабушка у меня была тоже из себя видная, красивая женщина. А у бабушки был двухлетний мальчик – мой отец, и звали его Иваном. Пётр Константинович его усыновил и дал фамилию Носилов. Они построили двухэтажный дом в деревне Пачгино. Пилили продольными пилами тёс, доски на потолки, на полы. Хотя бабушка и была здоровой и крепкой, но пока строили этот дом, она, наверно, надорвалась, и у них не было совместных детей.

Из статьи Алексея Терентьева узнаём, что ещё в детстве Петя был большим выдумщиком.
Полмесяца, тайком от матери, мастерил на чердаке водяной велосипед. И вроде получился – на двух чурках-поплавках, с колесом-лопастями на металлической оси, со сделанным их вожжей ременным приводом от колеса-педалей. Опробовал на озерке-луже между лесом и деревней. На удивление – пошла, да ещё с волнами, как настоящий пароход. Только вот без поворотов – напрямик на берег. Приходилось каждый раз с берега поворачивать обратно. Увидели с деревни – прибежала вся ребятня. И захотелось каждому покататься по воде на диковинной раме с колесом на поплавках. Пришли и взрослые – головами покачали удивлённо. Петю по плечу похлопали, молодцом назвали. А он сиял от счастья…
Прошло пятнадцать лет. Из маленького Пети за это время вырос добрый молодец – косая сажень в плечах. Мастеровым человеком стал – дома строил по подряду зажиточным крестьянам…

А мечта у Петра осталась. Только теперь построить хотелось уже не детский велосипед. С этой мыслью и жил годами. И надумал сделать собственными руками паровую пилораму, чтобы облегчить свой и жены труд на пилке леса. В Чердыни купил лопаточного железа. Сделал, как мог, котёл размером четыре на один метр. Машину сделал из дерева: поршень, шатуны, маховик из сосны. Малый цилиндр – из двухлитровой бутыли. Рама – деревянная. Вместо приводного ремня использовалась верёвка.
И пилорама заработала. Правда, ненадолго. Рвалась верёвка, ломались деревянные части машины. Однако первый большой успех окрылил самоучку-механика, за плечами которого не было ни единого класса школы. Появилась дерзкая мысль – построить пароходик собственной конструкции. Год обдумывал. Сделал расчёты, составил чертежи, подсчитал приход-расход. Получилось – можно. И решил попробовать. Накопил денег шестьдесят рублей. Взял триста рублей кредита из государственной кассы – поручились за него своим имуществом дядя Пётр Семёнович Лызлов и другие односельчане. И купил в Чердыни старый паровой котёл с машиной в десять лошадиных сил. Перевозка до деревни Пачгино оказалась трудной. Для котла с машиной в тридцать пудов пришлось Петру Константиновичу делать специальные сани. Везли трактом Петроцово-Курья-Пачгино. За полета и зиму с женой и сыном заготовил строевой лес, построил корпус судна длиной в одиннадцать метров. А к весне Пётр Лызлов уже собрал пароходик-парокатер полностью. Спустили всем народом на воду – закачался на лёгкой волне красавец. Из трубы дым пошёл. Завёл мотор – идёт, волны в сторону бегут…

В этот день Пётр Константинович принял на себя должность капитана. Он же – механик, кочегар, матрос, лесоруб… Жена, Анна Семёновна, стала штурвальным, коком, хозяйкой парокатера. В вахтенном журнале была сделана первая запись. Дата – 3 мая 1916 года.
В тот день у села-пристани Якша стояло под погрузкой около тридцати барж. Ожидали из загрузки семь пароходов… Около шестисот грузчиков в поте лица работали на погрузке. И всё-таки событием дня стало прибытие в Якшу маленького пароходика-парокатера необычной конструкции. На новое речное чудо пришло посмотреть всё население Якши. Сбежались грузчики, матросы. Степенно подошли приказчики, капитаны, а вслед за ними, не теряя солидности, прошли через плотное кольцо толпы чердынские и почорские купцы. В плотном кольце стоял на берегу Пётр Константинович и отвечал на много численные вопросы, давал объяснения. Особенно досаждали механики, которые больше других понимали в тонкостях "рождения" пароходика. И каждый из них выражал своё удивление и одобрение. Механики принесли нужный металл, а купец Суслов подарил свисток и даже поцеловал: "За твою светлую голову, парень! Свисти на всю Печору, ты это заслужил!"

Ольга Ивановна продолжила свой рассказ. В общем, они всё-таки построили свой катер, на котором стали возить грузы: отсюда, из Якши, в верховья Печоры - продукты, оттуда пушнину. Якша в то время была, как перевалочная база. Началась гражданская война. П.К. Лызлов был призван в Красную Армию. Возил на катере красноармейце по всей Печоре и даже там, куда проехать, казалось, было невозможно. А потом начались гонения разные. Был у нас такой Артемий, в Красной Армии служил, и он сказал деду: "Я тебя, Носилов, всё равно расстреляю - ты белым помогаешь, купцам". Грозился его сначала розгами выпороть. Даже срок назвал, когда он его расстреляет. Умирать-то никому не хочется, и дед с бабушкой решили бежать. Мой отец к тому времени уже подрос, он с 1903-го года. Угнали свой катер, и ушли на нём сразу после ледохода в самые верховья Печоры. Там разобрали катер, машинное отделение. В горах был ещё снег. Они наняли остяков (раньше остяками называли хантов), погрузили это всё на специальные сани, которые смастерил дед, и перевезли через Урал на Сосьву. Там они и поселились, построили свой дом, шестиугловый, как строили в то время. Небогатый, обыкновенный одноэтажный дом, но всё рубленое. Построили помещения для скота, всё вместе - под одной крышей. Занялись охотой. В то время там житьё лучше было, люди многие в Зауралье уезжали после революции.
Катер соорудили заново - трудолюбие жуткое было. Конечно, и бабушка с отцом ему здорово помогали. На этом, как они его называли – «пароходике» - возили по Сосьве груз остякам.
Во время становления молодой советской власти такая неразбериха была, то красные, то белые придут. Красные требуют везти груз в юрты для остяков: хлеб, продовольствие. Белые приходят – у них свои требования. И рассчитывались за это хлебом, мешком ячменя или ещё чем-нибудь. Папа рассказывал, там ещё у них мальчик один был, тоже Петей звали, как деда. Дед был капитаном, бабушка - матросом, а он и ещё друг у него – кочегарами были. Когда останавливались около какого-нибудь стойбища, то все остяки старались попасть на катер – очень им было интересно за свисток подёргать. Все такие счастливые, столько радости, что вот свистком посвистят. Кричали на своём языке: "Петька, Ванька, хорошо!" И катали они их на этом катере.

А дед с папой хорошо на гармошке играли. Перед тем, как подъехать к какому-то посёлку, переодевались. Потом брали в руки гармошки и такое веселье устраивали. Весь народ на берег высыплет, слушают, смотрят. Шутки всякие, смех. После революции началась коллективизация. Богатые, бедные. Всех стали раскулачивать. И их посчитали, как богатых. Раз пароход имеешь, конечно, богатый человек! У них отобрали дом, пароходик, в общем, всё отобрали и сослали в Салехард. Это было в конце 20-х годов. Папа говорил, что там было очень много сосланных – из Воронежской, из центральных областей. Умирало жутко сколько народа. В основном, цинга косила. Они работали гробовщиками, так отец рассказывал, что они не успевали гробы делать. И они работали там гробовщиками. Умирало, говорит, жутко народу – папа рассказывал. А они, спаслись от цинги, потому что привыкли к местным условиям. Мать собирала куропаточкины яички, бруснику, морошку, клюкву, травы всякие. А эти, приезжие, откуда знают это всё? Знали бы, что это всё витамины, может быть, столько и не умирало народу. Но всё равно и им досталось. У отца были густые вьющиеся волосы, так он гребёнкой проведёт – горсть волос выпадёт. Почти за одну ночь все волосы повыпадали, совсем лысый стал. Пробыли они в Салехарде года два и их отпустили. Деду даже в партию предлагали вступить, но он отказался: "На что мне ваша партия. Меня напозорили, натаскали, А я же в Красной Армии был, не надо мне ничего, ни в какую партию".

А потом решили они на Печору перебираться, в родные места. Дед с бабкой поселились в Якше, а отец в Пачгино. В своей родной деревне он познакомился с моей мамой, она с 1912-го года. Они поженились, вступили в колхоз, потом переехали в деревню Курья, пониже Пачгино. Отец секретарём сельсовета работал, потом зав складом его поставили. В 1938 году отца сослали за растрату – склад обворовали, тогда же строго было - не хватило зерна и - всё. Два года дали. Не в лагере он сидел, а как вольный был, в Зауралье как раз, в тех местах, где они жили раньше. И говорит, столько было сосланных военных людей, военачальников. Отец всё рассказывал, какие люди накануне войны были посажены туда. А мама в 39-м году решила к нему пойти, к отцу, в Зауралье туда, где он сидел. Тогда много людей перед войной уходило – здесь ведь трудно было жить в верховьях Печоры. Народ перебирался через Урал на Сосьву, на Лозьву, и мама с ними тоже уехала к отцу. В лесу собрала ягоды, сушила – зарабатывала деньги, чтобы дом купить, когда домой вернутся. А я оставалась у бабушки. В 1940 году они снова перевалили через Урал. Дом купили, в котором я сейчас живу, отремонтировали его.

В 1941-м отца забрали на фронт. А он весь в фурункулах. Когда ещё в лагере был или когда через Урал шли, он, видимо, застудился,. Мама вспоминала, что у него фурункулами вся шея была стянута. А когда на фронт стали уже отправлять, военком говорит: "Носилов, сними свой шарф, всё пройдёт!" Видимо, такое состояние – всё прошло, все фурункулы зажили моментально. Сразу его на Ленинградский фронт отправили, он был в звании младшего лейтенанта. А в 1943-м возвратился без ноги. Нога – отросточек такой, четыре раза ему резали – гангрена. А протез на ногу невозможно одеть было – тяжесть жуткая! Помню, я так напугалась, что прибежала к бабушке и говорю: "Там идёт мой папа с мамой. Папа такой бледный, худой, а у папы одну ногу несёт мама". Он этот протез никогда не одевал, она у него валялась на чердаке. Потом он себе деревяшку соорудил свою самодельную, а потом уж его вызывали каждый год на комиссию – а вдруг нога отрастёт.

В чувстве юмора Ольге Ивановне не откажешь. За время рассказа она то посмеивалась, то грустно вздыхала. С большой теплотой вспоминала свою родную деревню Пачгино: "Наш дом на берегу стоял. Черёмуха зацветёт, форточки раскроют – ну такая красота! Едешь, там столько лугов, девять озёр окружают эту деревню. Такие угодья прекрасные!"
И снова о деде: "Пётр Константинович очень уважал мою маму, и меня любил, как родную внучку. Отец всегда говорил: "Я ему благодарен всю жизнь, он строго меня воспитывал, к труду приучал. Я вырос трудолюбивым, многое от него перенял – в ремесле, в строительстве, во всём". Дедушка прожил долгую жизнь, больше 80 лет. Его не стало в 1965 году".
Ещё раз убеждаюсь, что ничего в мире не происходит просто так. О К.Д. Носилове я узнала из книг, написанных А.К. Омельчуком (К. Носилов.- Свердловск: Сред.-Урал. Кн. Изд-во. 1989г.) и Л.П. Осинцевым (Писатель и путешественник К.Д. Носилов на Обском Севере. 1971г. г. Шадринск), которого вообще можно назвать биографом писателя. Встретила упоминание о нём в «Хронологическом обзоре достопамятных событий Берёзовского края Тобольского губернии. 1032-1910 гг.), составленном создателем нашего музея И.С. Шемановским. С громадным интересом прочитала некоторые книги К.Д. Носилова. И вот - живое соприкосновение с прошлым в рассказе О.И. Садовниковой. А ведь моя поездка в Якшу была, можно сказать, случайной. Но благодаря этому путешествию мне удалось узнать новый штрих из истории нашего края.

Как пишет тюменский писатель Анатолий Константинович Омельчук, "…помня о таких людях, как Носилов, мы сами становимся духовно богаче. Память о нём уже не нужна ему. Она нужна нам". Недавно состоялось открытие природно-исторического памятника "Дача Находка", расположенного в 10 км от Шадринска. Эту дачу К.Д. Носилов построил когда-то в память о своей матери, Юнии Васильевне, которая частенько выезжала с детьми на природу в этот замечательный уголок. Кстати, назвал он дачу по бухте на Обской губе на юго-восточном берегу полуострова Ямал. Почти два десятилетия Константин Дмитриевич жил на этой даче, именно здесь им были написаны многие произведения. Шадринцы чтят память о своём знаменитом земляке, который многое сделал и для нашего края.

Людмила Липатова
Старший научный сотрудник
МВК им. И.С. Шемановского


© 2007 МВК им.Шемановского
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 30 Декабрь 2009 16:33

 В снегах.jpg
 У вогулов.jpg

Фотографии с сайта "Музей живой книги" - виртуальный проект Объединенного музея писателей Урала (ОМПУ).
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 30 Декабрь 2009 20:18

Потрясающий фотоархив К.Д. Носилова на сайте Siberian Archives

 apu_001-108_ds-Домик на Новой Земле.jpg
 apu_001-128_ds-Ямал.Оленья упряжка.jpg
 apu_001-157_ds-Медвежонок.jpg

Выборка 222 фотографии:
http://www.arts.ualberta.ca/vcr/eap016/ ... offset=150
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 30 Декабрь 2009 20:54

Л.П. Осинцев. ПИСАТЕЛЬ И ГЕОГРАФ. Константин Дмитриевич Носилов.
Челябинск, Южно-Уральское книжное издательство, 1974. — 24 с.


Писателя-демократа и географа Константина Дмитриевича Носилова благословил в русскую литературу А. П. Чехов, с которым он на протяжении многих лет состоял в переписке. Произведения нашего земляка были известны Л. Н. Толстому; с ним дружил и Д. Н. Мамин-Сибиряк. О научной деятельности К. Д. Носилова по освоению Северного и Приполярного Урала, архипелага Новая Земля и полуострова Ямал знали не только в России, но и за границей. Знаменитый исследователь Севера норвежец Фритьоф Нансен встречался с К. Д. Носиловым в 1916 году в Бергене. В этой брошюре рассказывается о жизни и деятельности нашего выдающегося земляка.

ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ОХРАНЫ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ. КУРГАНСКОЕ ОБЛАСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ. КУРГАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ОТДЕЛ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ. КУРГАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ



Константин Дмитриевич Носилов родился 29 октября 1858 года в селе Маслянском Шадринского уезда Пермской губернии.

Его отец, Дмитрий Иванович, был священником, мать, Иуния Васильевна, занималась воспитанием детей. Мальчик рос любознательным. С раннего детства увлекался рыбной ловлей и охотой, игрой в бабки и прогулками в окрестностях села. Он дружил с деревенскими мальчишками, вместе с ними ходил за грибами и ягодами, на рыбалку. Общение с зауральской природой оставило глубокий след в душе Носилова: он навсегда остался восторженным её ценителем и певцом. Страсть к путешествиям зародилась у будущего географа под влиянием рассказов странников, останавливавшихся в доме отца.

В 1868 году Константин Носилов поступил учиться в Далматовское духовное училище, представлявшее собой учебное заведение закрытого типа, где учились дети, церковнослужителей. В его учебной программе большое место отводилось закону божьему и другим церковным «наукам».

Подросток тяжело переживал оторванность от дома, его угнетала зубрёжка и окрики наставников.

В Успенском Далматовском монастыре, под крышей которого находилось училище, была большая библиотека, в ней Носилов брал книги по географии, естествознанию, художественные произведения. И они скрашивали его жизнь.

Константин проводил каникулы у отца или у дяди в селе Никитино. Он с радостью покидал Далматов монастырь и, отправляясь домой, с нетерпением ждал момента, когда снова возьмёт ружье и будет бродить по знакомым с детства местам.

Когда училище было окончено, юноша совершил своё первое далёкое путешествие — за Уральский хребет, в город Пермь, в духовную семинарию. Он ехал туда, чтобы, продолжив образование, подготовиться к поступлению в столичный университет.

Вместе с Носиловым в семинарии учился Александр Попов, в будущем изобретатель радио. Познакомились они ещё в Далматовском училище, где преподавал старший брат будущего изобретателя — Рафаил Степанович Попов.

В Перми Л. С. Попов, К. Д. Носилов и В. И. Хламов1 углубленно изучали физику, алгебру, тригонометрию, геометрию, увлекались новейшими литературными течениями. Естественным наукам семинария отводила мало места, здесь преобладали, кроме «священных» дисциплин, логика, словесность, история, литература, психология, педагогика, языки. К счастью, изучение, многих из этих дисциплин в будущем пригодилось Носилову как литератору. Вместе с тем он самостоятельно восполнял пробел в знаниях по географии, геологии, зоологии.

В 1877 году А. С. Попов и В. И. Хламов поступили учиться в Петербургский университет. Носилову же не повезло: за «неприлежание» его исключили в том году из семинарии. Мечту об университете пришлось оставить. Но зато теперь всецело им овладела страсть к путешествиям.

Летом 1879 года Носилов прибыл на Богословские заводы и предложил свои услуги для исследования лесных заводских дач, расположенных в Верхотурском уезде Пермской губернии. Заводы нуждались в новых разработках железной руды, и Носилов был принят. Вначале на исследования молодого геолога не обращали серьёзного внимания, но, увидев, с каким энтузиазмом взялся он за раскрытие геологической карты края, правление Богословских заводов поддержало его начинание. Его работой заинтересовался горный инженер Таль, член Уральского общества любителей естествознания, и он оказал Носилову материальную поддержку.

Основную работу Носилов проводил в долинах рек Ляли и Сосьвы. В то время по реке Ляле и её притокам шла добыча золота. Носилов обнаружил мощные залежи песчаников. С помощью группы рабочих он производил буровые разведки пород. Основное задание — поиски железных руд — также было выполнено.

В письме секретарю Русского географического общества исследователь сообщал о своей работе:

«В продолжение первого лета я открыл по р. Ляле несколько месторождений сферосидеритов, дотоле неизвестных по восточному склону Урала, и сделал ряд наблюдений над горными породами. Затем я перенёс свои наблюдения на Сосьву, где занимался на расстоянии 200 вёрст в следующее лето геологическими и прочими работами. Рядом с этими работами я делал раскопки курганов, собирал ботаническую и зоологическую коллекции и гидрографические данные».

Он занимался также налаживанием судоходства по реке Ляле, сплавлял по ней плоты, делал постоянные промеры глубины реки, затем провёл по ней пароход «Эмилия» — от устья до деревни Денисовой. Управление Сосьвинских заводов использовало опыт Носилова и направило от устья Ляли вверх по течению пароход, который прошел 200 вёрст. Систематические наблюдения Носнлова над режимом реки Ляли, проход двух пароходов позволили признать её судоходной.

Во время своей первой экспедиции Константин Дмитриевич близко познакомился с жизнью народностей ханты и манси. В научном архиве Географического общества СССР хранится рукопись К. Д. Носнлова «Этнографические наблюдения жизни остяков и вогул Северного Урала», написанная в 1882 году. Исследования Носнлова в Верхотурском уезде получили освещение в печати. Так, в XVIII томе «Известий Русского географического общества», вышедшем в 1882 году, помещена заметка «Работы г. Носилова на Северном Урале», а в «Горном журнале» (1883, т. 1) напечатана статья исследователя «Геологические наблюдения в Лялинской и Вагранской дачах Верхотурского уезда Пермской губернии».

К. Д. Носилов провел в Верхотурском уезде более трёх лет. В эти годы исследователь не только работал, но и занимался самообразованием. Как и во время учебы в семинарии, Константин Дмитриевич увлекался чтением периодических изданий по геологии и гидрографии, зоологии и ботанике, этнографии и другим наукам.

Зиму 1882–1883 годов он провел в столице. Здесь он устанавливал связи с научными обществами, готовился к новой экспедиции на Северный Урал, на этот раз — в далёкий Березовский край.

В марте 1883 года путешественник распрощался с Петербургом и отправился в далёкий путь. Он хотел прибыть в Берёзов по весеннему половодью, но вынужденные остановки в Екатеринбурге и Казани надолго задержали его. В Березов К. Д. Носилов приехал только 2 июля. Наняв гребцов и погрузившись в лодку, он пошёл вверх по течению реки Северная Сосьва.

22 июля лодка Носилова причалила около села Шокурьинского, проплыв 500 вёрст от Берёзова за 20 суток. От села Сартыньинского, расположенного на берегу притока Северной Сосьвы — Сыгвы, Константин Дмитриевич занимался «бусольной съёмкой реки». Географам было известно только название реки, а на географических картах она ещё не значилась.

Обосновавшись в селе Сартыньинском, он занялся устройством метеорологической станции, оборудовав её по инструкциям Главной физической обсерватории Академии наук. Это место он считал удобным, потому что отсюда к горному хребту Урала шли четыре водных пути. В начале августа он совершил первую экскурсию по реке Шокурья и её притоку Чертынья, во время которой собрал минералогическую коллекцию береговых обнажений. В следующие поездки обнаружил «кристаллические породы и золотоносный слой», составил карты неизвестных рек.

Уже в наше время доценты Шадринского пединститута И. И. Жогин и В. П. Тимофеев, работая в Государственном архиве Свердловской области, нашли письмо К. Д. Носилова к Онисиму Егоровичу Клеру, написанное в августе 1883 года. Эта находка дополняет картину жизни исследователя в Берёзовском крае. В частности, в письме говорится о поездке Носилова на «святое» озеро аборигенов — Елбынь Тур. Писатель восхищён живописными его окрестностями, где обнаружил серебряную руду, золото с кварцем и другие сокровища.

«Там я решил построить домик для осени, — сообщает он, — куда буду в октябре с рыболовами. Рыбы удивительно много, здесь её ловит даже орёл, карауля у берега на дереве. Мы находили на берегу скелеты таких щук и тальменей, что они стоят любого музея».

Константин Дмитриевич совершал поездки по рекам восточного склона Урала до тех пор, пока реки не покрылись льдом. Осенью и зимой он посещал чумы оленеводов, собирая там этнографические и антропологические материалы.

Новый 1884 год Константин Носилов начал трудным переходом через Уральский хребет: в середине января географ отправился с караваном оленей, вёзшим кожи в село Ижемское на Печоре, через горы. Путь был долгим и трудным, особенно на перевале.

«Хребет и дорога через него, — писал К. Д. Носилов, — тянулись всего три версты. На середине был водораздел, две скатывающиеся с противоположных гор речки скоро терялись в пропастях.

Ветер тряс нарты, хлопья снега забрасывали караван; двое зырян на лыжах шли впереди, ощупывая дорогу; все это сильно задерживало движение. Далее мы нашли такое ненастье, которое редко можно испытать где-либо, кроме западного склона Урала».

Совершив переход с реки Сыгвы (Ляпинь) к Печоре, Константин Дмитриевич стал вынашивать планы соединения Обского и Печорского бассейнов для того, чтобы пробить «окно в Европу» из Сибири, минуя коварное Карское море.

Хотя главным занятием в Берёзовском крае исследователь считал геологические разведки, сбор зоологических, ботанических и археологических материалов, он очень увлекался проектом соединения двух водных бассейнов и занялся кропотливыми исследованиями, промерами. Носилов предложил свои услуги сибирскому миллионеру и меценату А. М. Сибирякову.

Караванный путь через хребет скоро был проложен, но лавры первооткрывателя достались Сибирякову, а роль Носилова была сведена к нулю. Константин Дмитриевич позднее писал, что его проект рельсового пути через Урал «был перехвачен известным деятелем Сибири А. М. Сибиряковым».2

Проблеме соединения двух бассейнов исследователь посвятил несколько научных публикаций. В частности, в «Известиях русского географического общества» (1884, т. XX, в. 2) опубликована его статья «С Оби на Печору», а в «Восточном обозрении» (1885, № 15) статья «Изыскание пути по соединению Обскогои Печорского бассейнов». В сборнике «Известия собрания инженеров путей сообщения» (1885, т. 2, в. 1) помещена работа К. Д. Носилова «Соединение бассейнов Оби и Печоры железною дорогой». В «Известиях императорского русского географического общества» (1885, т. 21, в. 4) появилась и вторая статья географа «Об исследовании проходов через Уральский хребет».

Собираясь в Берёзовский край, Константин Дмитриевич решил провести опытные посевы зерновых культур и овощей. Он обратился в Русское вольно-экономическое общество с просьбой дать ему семян. Это предложение молодого исследователя было воспринято с интересом. Он приобрёл ещё и норвежские семена.

Весной 1884 года в районе рек Северная Сосьва и Сыгва на распаханной целине произвели посев и посадку.

В июне взошли посевы, в конце июля они хорошо развились, и к концу августа исследователь с большим нетерпением ждал созревания хлебов и овощей. Природа сурового Севера, однако, напоминала о себе. Осенью при первом заморозке погиб овёс. Урожай ячменя получился слабый. Но рожь, сжатая 27 августа, дала неплохой урожай. В начале сентября сняли овощи. Хорошо уродились картофель, редька и репа.

«Результаты посева выяснили, — писал К. Д. Носилов, — что здесь с успехом возможно сеять более овощи, например, картофель, репу, лук, свёклу и редьку, чем зерна хлебные».3

Годы жизни на Северном Урале позволили исследователю близко познакомиться с жизнью малых народностей, и он стремился сказать об их тяжёлом положении в периодической печати. Так, в газете «Гражданин» за 1885 год опубликована статья «Остяки», в которой Носилов критикует местную администрацию за несправедливое отношение к ненцам и хантам.

После окончания работ в Берёзовском крае путешественник предпринял поездку в Обдорск (Салехард), чтобы познакомиться с далёким северным городком и наблюдать там торговую ярмарку. Здесь, в Обдорске, он воочию увидел, как русские купцы грабят северных охотников, рыболовов и оленеводов. В дальнейшем он не раз выступал в печати, разоблачая грабительские действия купцов.

Из Обдорска на тройке собственных оленей Константин Дмитриевич отправился в Петербург. В столице и в Москве публикуются его отчёты о научной работе на Северном Урале./На заседании Антропологического отдела общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете Носилов представил доклад «Исторические памятники манси», а на заседании Петербургского минералогического общества рассказал о своих геологических разведках.

«Результатом всех рекогносцировок экспедиции, — говорил докладчик, — было открытие трёх месторождений медных руд, пяти золотосодержащих россыпей с достаточным для разработки содержанием золота, двух месторождений железных руд, месторождения каменного угля, серного колчедана, графита, белой огнеупорной глины и соли».4

Коллекции руд и горных пород исследователь передал музею Горного института.

В 1886 году Константин Дмитриевич предпринял первое заграничное путешествие. Он ездил в Палестину, Египет и Турцию. Весной 1887 года начал деятельно готовиться к зимовке на архипелаге Новая Земля. Там было поселение, а также станция Общества спасания на водах. Константин Дмитриевич связался с Обществом, и ему предоставили возможность основаться в колонии Малые Кармакулы, на побережье Мурманского (Баренцева) моря.

В начале июня 1887 года путешественник приехал в Архангельск с тем, чтобы основательно изучить остров в геологическом и климатическом отношениях. Он планировал основать на архипелаге поселение зырян, организовать там промышленность, в частности разработку медных и серебряных руд. В середине июня Константин Дмитриевич ступил на Новую Землю.

Вот что рассказывает он о новоземельской погоде:

«Единственное, что давало себя чувствовать в сфере атмосферных явлений, это береговые бризы и бури. Близость и положение гор усиливали малейший ветер, со стороны гор и доводили его до степени шторма. Эти последние, бушуя по целым суткам, а иногда и по неделе, держали в осаде наше маленькое поселение. Двинуться куда бы то ни было было тогда невозможно, и путник должен был пережидать погоду, зарывшись в снег вместе с собаками, на которых здесь ездят, и проводить время подобно зверю в снежной берлоге».5

За три года полярной зимовки натуралистические склонности исследователя проявились очень ярко. Не имея по десять месяцев новых знакомств с людьми, Носилов старался скрасить свою жизнь, окружив, себя животными и птицами.

Писатель вдохновенно описал птичьи базары Новой Земли.

Константин Дмитриевич интересовался зоологией Севера в течение всей своей жизни. Он следил за новинками в этой отрасли знаний, сам печатал статьи. Свои богатейшие знания он частично использовал в неопубликованной капитальной монографии о Севере.

Прибыв на остров в начале лета 1887 года, он с первых же дней совершает экскурсии по нему, забирается в горы, с удовольствием наблюдает жизнь животного мира, добывает редкие экспонаты. Уже осенью того года он отправил с пароходом в Петербург чучела, в том числе и великолепное чучело песца — полярной лисички — для Академического музея в Петербурге.

Во второй половине сентября исследователь совершил поездку по южному острову, пересёк его хребет и достиг побережья Карского моря. Пустынный каменистый остров произвёл на писателя сильное впечатление:

«Море снегов, ярких, блистающих на солнце, сотни сопок, блестящих при свете всеми цветами, и при этом полная мертвая тишина природы, — мертвая до ужаса: кажется, можно простоять тут целые часы и не услышать даже шороха, не только звука!..

Только тут, па этом хребте Новой Земли, я понял ужас одиночества. Недаром Новая Земля славится несколькими случаями, когда заблудившийся даже на час человек сходил с ума от одного сознания, что его окружает мертвая природа».

Он любил поездки по острову, особенно в тёплое время года. Обычно запрягали собак в несколько санок, Константин Дмитриевич брал солёных сухарей, дорожный чайник, винтовку-штуцер, бутылку коньяка, котёл. В саквояж укладывал барометр, дорожные принадлежности. Иногда, в пути проводил несколько суток. Во время пребывания на архипелаге писатель исписал тысячи страниц дневников. Позднее эти записи помогли ему в создании научных статей и художественных произведений. Так, в 1909 году в журнале «Естествознание и география», в №№1–4 печатался большой научно-художественный очерк К. Д. Носилова «Песец», который создавался на основе дневниковых записей, сделанных на Новой Земле. В очерке приведён богатейший материал о северной лисичке. Воспроизводятся результаты наблюдений за жизнью и поведением этого зверька, рассказывается, как песец охотится, голодает, как ведёт себя прирученный.

В увлекательном рассказе «Наши инженеры» писатель поведал о двух прирученных белых медведях, в очерке «Морж» много сведений об этом хищнике Северного Ледовитого океана. В рассказе «Пип» описан тюлень, живший в бочке с солёной водой, а потом выпущенный на волю.

Условия для научной работы на архипелаге у Носилова были прекрасные. На архипелаг вместе с Носиловым прибыло оборудование метеорологической станции. Под руками были фотоаппарат и подзорная труба, микроскоп. Обстановка самого кабинета располагала к работе: энциклопедические словари, периодические иллюстрированные издания, книг по ботанике, зоологии, геологии, гидрографии.

Ещё на Северном Урале, как сказано выше, исследователь уделял много внимания вопросу соединения Сибири удобным путем с Европейской частью России.6 А теперь, находясь на архипелаге Новая Земля, К. Д. Носилов стал пристально изучать моря Северного Ледовитого океана — Баренцево и Карское. Он справедливо надеялся, что эти моря можно эффективно использовать в дальнейшем для торгового и промышленного судоходства.

Поэтому с первых же дней пребывания на архипелаге Константин Дмитриевич начал регулярные наблюдения за течениями и положением льдов Карского и Баренцева (Мурманского) морей Северного Ледовитого океана. Особенно его привлекло коварное Карское море, в котором потонул не один десяток кораблей.

В предисловий к статье «Течения и положения льдов Карского и Мурманского морей за 1887 и 1868 гг.», опубликованной в журнале «Русское судоходство», К. Д. Носилов сетовал:

«Наша морская литература не богата сведениями о состоянии льдов и течений в Карском и Мурманском морях. Относительно последнего она ещё имеет материалы из плаваний знаменитого Литке и других северных путешественников-гидрографов: Пахтусова, Циволки, Моисеева, Крузенштерна; что касается Карского моря, то мы весьма мало знаем его по сведениям Пахтусова и Крузенштерна...». Он считал, что дурная слава Карского моря несправедлива.

Однако в процессе дальнейшего знакомства с Карским морем Носилов не останется от него в восторге: это действительно коварное, своенравное море, и исследователь будет искать другие пути выхода из устьев сибирских рек Оби и Енисея в Европу. Теперь же он был полон надежды на скорейшее освоение морей русскими, во имя чего и работал:

«Наше внимание снова привлекут эти моря, почему знакомство с ними не бесполезно. Желая по силе и возможности сделать чего-нибудь для этого, я поставил себе обязанностью собрать материалы к описанию этих морей и, путешествуя по Новой Земле ежегодно, сообщать о положении льдов в нашей печати».

Константин Дмитриевич провел на Новой Земле три зимовки. Его комплексные исследования способствовали укреплению престижа России на Севере, обогатили отечественную науку, а рассказы о Севере познакомили читателей с этим богатым краем.

Об экспедиции К. Д. Носилова на архипелаг Новая Земля было напечатано много заметок и статей в иностранной научной прессе. Так, в журнале Лондонского географического общества, вышедшем в 1887 году, помещена заметка о предполагаемой поездке К. Д. Носилова на Новую Землю. В ней сообщалось о целях экспедиции.

Географам из Германии также было известно о предстоящих зимовках русского путешественника на арктических островах. В одном географическом издании за 1887 год напечатана заметка о предполагаемых геологических и этнографических работах К. Д. Носилова на архипелаге. В информации сообщалось также о том, что географ-путешественник намерен заняться составлением точной карты побережья Новой Земли.

В лондонском журнале «Природа» за 1888 год напечатано, что в Архангельск возвратился русский исследователь К. Д. Носилов, собравший ботанические и зоологические коллекции и открывший три острова у побережья Новой Земли. Этот же журнал в следующем году писал, что Носилов открыл на архипелаге золото.

Об экспедиции Носилова на Новой Земле писательница Лидия Пашкова опубликовала в Париже в 1894 году статью. В «Известиях» Венского географического общества было напечатано сообщение о работах К. Д. Носилова на архипелаге. Сам Константин Дмитриевич в берлинском журнале «Со всего света» поместил статью о полярной буре, свидетелем которой он был.

Как видим, мировая географическая печать весьма широко освещала экспедицию русского учёного на Новую Землю.

Уехав из дома в десятилетнем возрасте, Константин Дмитриевич странствовал почти всю жизнь.

В первой половине 1892 года он основался в верховьях реки Конды, притоке Оби, впадающей в нее севернее города Тобольска. В верховьях Конды жили манси. С этой народностью Носилов близко познакомился ещё во время своих экспедиций на Северном Урале.

Весьма интересное знакомство завязалось у него в селении Орантурпауль. Здесь он встретился с талантливым мансийским былинником и импровизатором по имени Савва. Писатель часами слушал вещий голос старца, в сказаниях, былинах и песнях которого оживала мансийская старина и поэзия, он тщательно записывал сказанное и спетое Саввой, и его дневники обогатились местным фольклором:

Путешествуя по Северному Уралу и Оби, Носилов не раз подвергался смертельной опасности. Вот короткий эпизод из жизни исследователя.

Летом 1884 года, исследуя проходы через Уральский горный хребет «С Оби на Печору», К. Д. Носилов в плотике, связанном черемуховыми прутьями, на быстрой горной реке Шугор спускался с хребта. Река стремительно несла плот к полноводной Печоре и вдруг — пороги, о существовании которых Носилов не знал. Плотик разметало, вещи утонули, собака отчаянно поплыла к берегу... Еле выкарабкался на берег путешественник...

* * *
В середине 90-х годов прошлого столетия писатель начал строительство дачи на левом берегу Исети, около деревни Боровая, недалеко от Шадринска.

Даче было дано название Находка, по имени бухты в Обской губе. Кстати, моторную лодку свою путешественник назвал «Ямал», а позднее, когда у него появилась яхта, он ей присвоил ямальское название — «Салетта», по речке и мысу, находящимся на этом полуострове.

На книжной полке писателя — труды русских путешественников, справочники по геологии, гидрографии, книги по этнографии, зоологии, ботанике, сочинения А. П. Чехова, Д. Н. Мамина-Сибиряка.

Возле дома — плодово-ягодный сад, десятка два ульев. Для пчёл сеялись медоносные растения, цветы. Весь участок дачи был окружён прямоугольником из тополей. Дом выходил окнами на юг, запад и восток, фасад здания смотрел на реку, у берега которой писатель соорудил небольшую пристань. Там стояла сначала моторная лодка «Ямал», а потом «Салетта».

Чуть поодаль небольшая плотина держала пруд, в котором разводили рыбу.

В 90-х годах прошлого столетия научное и писательское внимание К. Д. Носилова надолго приковывается к обскому Северу, в частности к полуострову Ямал.

Этот обширный полуостров привлекал внимание исследователя главным образом тем, что омывался Карским морем, а оно занимало Носилова, как уже сказано, ещё во время жизни его на архипелаге Новая Земля.

Как сообщал И. М. Первушин в письме к О. Е. Клеру, в 1897 году Носилов планировал «описать полуостров Ямал между Обью и Карским морем в естественно-историческом и географическом отношении, чтобы получить ученую степень от Сорбонны».

В письме к историку С. Н. Шубинскому, редактору журнала «Исторический вестник», написанном 26 марта 1902 года, Константин Дмитриевич сообщал, что он располагает материалами по истории «морского пути через полуостров Ямал новгородцев».

О своей поездке на полуостров в 1893 году писатель рассказал в очерке «Из путешествия на полуостров Ямал».7

Исследуя полуостров, Носилов пришел к замечательному открытию. Он нашёл, что судоходная трасса из Обского бассейна в Карское море, а затем Баренцево море, очень длинна, опасна и невыгодна. Стараясь найти кратчайший путь от Оби и Енисея в северные европейские моря, Носилов изучил и водную систему полуострова Ямал. И вот в статье «Результаты поездки Нансена по Карскому морю», опубликованной в газете «Московские ведомости» за 17 и 18 декабря 1913 года, он снова поднимает вопрос о судоходном канале через полуостров Ямал.

Предлагался следующий проект водного пути. Корабли проходят из Баренцева моря в Карское южнее острова Вайгач, через пролив Югорский Шар. Этим проливом в Карское море вливается тёплое течение Гольфстрим, и северное побережье полуострова Югорского освобождается от льда уже в конце июня. Глубина воды вблизи берега для прохода морских судов хорошая. Войдя в пределы Байдарацкой губы, судно направляется к острову Литке. Воды этой губы уже в мае свободны ото льдов под влиянием рек материка, впадающих в неё.

За островами Литке находится, по словам Носилова, прекрасная стоянка для морских судов, где можно перегрузить товары с морских судов на речные. Перегрузку можно производить и в устье реки Юрибей, пересекающей полуостров Ямал. Речные суда, приняв морской груз, направляются по реке Юрибей до озёр Яррото, расположенных в 25 верстах от Обской губы.

«Эти озёра, — пишет К. Д. Носилов, — легко соединить с губой при помощи рек, впадающих в Обскую губу и вершины которых близки от этих озёр, при помощи какого-нибудь пустячного в 5–6 вёрст канала. Воды для этого канала там более чем достаточно; для прорытия же канала нет никаких затруднений, потому что водораздел поднимается над уровнем Обской губы и этих озёр всего на две сажени. При помощи этого маленького канала мы пересекаем полуостров Ямал на широте 68–69°, оставляя всё Карское море к Северу и выходя против Тазовской губы, при помощи которой соединится р. Енисей с Обской губой».

«Достаточно взглянуть на карту, — пишет далее Носилов, — чтобы понять всю выгоду и простоту этого направления и проекта, для которого потребуются такие пустяки затрат, что об этом и говорить даже странно.

Вот в каком направлении нам нужно пробираться к Сибири с Севера, и я, выдвигая этот проект, едва ли ошибусь, что мы к нему неминуемо когда-нибудь направимся, как к единственной надежде осуществить то, что мы хотим сделать через Карское море».

После путешествий по Ямалу Носилов написал ряд литературно-художественных произведений. Это очерки и рассказы «Последние дни самоеда», «Окотетто», «Два дня в полярной тундре», «Полярная весна», «Белая рукавичка», упоминается Ямал и в других произведениях.

Представляют интерес газетные публикации К. Д. Носилова, в которых поднимаются животрепещущие вопросы жизни ямальцев. Так, в статье «Горе Ямала», опубликованной в 1915 году в газете «Новое время», автор рассказал о результатах свирепствовавшей на полуострове эпидемии сибирской язвы, о полуголодной жизни людей. «Беднота такая, — восклицает публицист, — что нет даже шкуры для случайного посетителя чума, чтобы постлать ему чистую постель. И в чумах, вместо прежней зажиточности и опрятности, кажется, одни только вши, которые заменили своим обилием прежних «бессчетных оленей».

А что же правительство? Оно посылает ветеринарные экспедиции, которые занимаются «исследованиями», привозя на полуостров испорченную вакцину. И раньше на полуострове свирепствовали эпидемии, но ненцы спасали свои стада, угоняя их в незараженные места. Теперь же, благодаря «исследованиям» ветеринаров, начальство запрещает перегонять стада из выморочных мест, и олени гибнут сотнями и тысячами».

Обедневший Ямал произвел на писателя удручающее впечатление, и он разуверился в том, что правительство способно поддержать нормальный уровень жизни аборигенов.

* * *
Хочется кратко остановиться на деятельности К. Д. Носилова, как писателя и журналиста.

Он являлся корреспондентом Российского телеграфного агентства, сотрудничал в нескольких общерусских и уральских газетах. Особенно долго, как журналист, был связан с газетой «Новое время», основанной ещё в конце 60-х годов прошлого столетия.

Корреспонденции К. Носилова обычно появлялись в отделах «Внутренние известия» и «Внешние известия». Журналист был ценен для газеты как человек, находящийся всегда в пути.

Он много ездил не только по родной стране, но и бывал за её пределами. Некоторые его статьи носят отпечаток консервативных влияний, но таких статей немного. Чаще он писал о тяжёлой жизни зауральского труженика-крестьянина, резко выступал против нарождавшегося кулачества, решительно вставал на защиту северных народностей. Он откликнулся на Ленские события 1912 года.

Сотрудничал Носилов в газетах и при Советской власти.

Впервые, как писатель, К. Д. Носилов дебютировал отдельным изданием в начале нынешнего века. В 1900 году вышло сразу два его сборника. Это — «В снегах», с подзаголовком «Рассказы и очерки из жизни северных инородцев», и «На охоте» — очерки и рассказы. Оба сборника были изданы редакцией журнала «Детское чтение». В сборнике «На охоте» наряду с чисто охотничьими рассказами «Дядя-кузнец» и «Неудачный день» помещены такие, как «Галейко», «Пасха среди самоедов» и «Дедушкины журавли».

Рассказ «Дядя-кузнец» повествует о старом сельском охотнике, который живёт в деревне Погореловке и почти каждый вечер пропадает на озере, благо оно находится у самого дома кузнеца. Образ выписан с мягким юмором. Рассказы «Неудачный день» и «Дядя-кузнец» биографичны. Поэтичен рассказ «Дедушкины журавли», в котором говорится об удивительно милом, очаровательном старце, горячо любящем родную зауральскую природу.

Первые книги Носилова сразу полюбились читателям, особенно детям, которым они адресовались. Сборник «В снегах» до революции выдержал девять изданий, а сборник «На охоте» — три.

В 1901 году редакция журнала «Детское чтение» выпустила в свет небольшую книжечку «Таня Логай». Ныне это — один из наиболее известных рассказов К. Д. Носилова. Прототипом героини явилась знакомая писателю девочка-ненка, семьей которой Носилов дружил. Девочка прославилась своей смелостью, находчивостью. Из плохонького кремневого ружья она убила белого медведя у порога дома и тем самым спасла родных. Рассказ до революции выдержал девять изданий. Неоднократно печатался он и в советское время.
В 1903 году писатель выступил с большой книгой очерков и набросков «На Новой Земле». В книге есть несколько материалов, написанных на основе путешествий по полуострову Ямал и Северному Уралу, но основное внимание уделено Новой Земле. Занимательно рассказано о людях Новой Земли, их физическом и моральном напряжении в борьбе с суровой природой. Широко описан быт, верования новоземельцев, природа малоизвестного края. Сборником писатель как бы открыл перед широким читателем эти острова.

В том же году редакция журнала «Родник» выпустила книгу Носилова «Среди наших инородцев». Здесь он рассказывает о школах у казахов, ханты, манси и ненцев, о тяжелой работе мансийского почтальона Води, которому приходится доставлять почту по труднейшим дорогам уральской тайги.

В том же 1903 году писатель предложил читателям новый рассказ «Юдик». Юдик — ненецкий мальчик, житель Новой Земли. Худой, болезненный мальчик страстно любит охотиться. Встретившись с русским путешественником, живущим по соседству, он, к своему удивлению, обнаруживает, что на свете много других дел. Русский путешественник по-отечески относится к своему частому гостю, учит его. Юдик проявил исключительную любознательность и необыкновенные способности, быстро научился говорить по-русски, с упоением просматривал иллюстрированные журналы путешественника, задавал тысячу вопросов. Путешественник так привязался к мальчику, что решил увезти его на Большую Землю, чтобы в дальнейшем дать ему настоящее образование.

Но вот наступила зима. Семья Юдика уехала на берег Карского моря, чтобы там промышлять. Но зверь здесь словно вымер, и семья решила снова перебраться через новоземельский хребет туда, где жила раньше. Трудный переход Юдик не выдержал, он погиб.

Через год вышел большой сборник писателя «У вогулов». Это научно-художественное исследование жизни, быта и культуры народности манси. Особенно интересны очерки и рассказы «Рождество на снегу», «Через десять лет», «Из жизни вогулов (Вогульский театр)». В них описаны суровые жизненные условия людей Севера. Женщина рожает ребёнка ночью, в снежной яме, и новорожденного тут же обтирают снегом («Рождество на снегу»). В очерке «Через десять лет» рассказывается о том, насколько сильно разлагающее действие капитализма на мирных охотников и рыболовов. Рассказ «Из жизни вогулов», в котором показан театр манси, был высоко оценен А. П. Чеховым и Л. Н. Толстым.

В рассказах «Волки», «Никифоровна», «За саранками», «Зося», «Сестра Оля», «Мои первые путешествия», «На колокольне» автор показал эпизоды из своего детства. Перед нами вырисовывается привлекательный образ умного мальчика, шалуна и проказника.

Кого изображал К. Д. Носилов? Представители каких классов и групп предстали перед читающей Россией на страницах его увлекательных книг? Он как бы поднял новые богатейшие пласты народной жизни, достоверно, убедительно нарисовал в своих очерках и рассказах представителей трудовой России. Достаточно вспомнить рассказы «Волкодав», «Мишка», «Никифоровна», «Счастливая ловля», «Таня Логай», «История одного самоеда», «На важанах», чтобы убедиться в этом.

Каждому хорошему человеку открыто доброе сердце старушки-няни Никифоровны в одноименном рассказе. И как внутренне красив смелый, сильный человек, выходящий без оружия на матёрого волка, — герой «Волкодава»! В рассказе «Мишка» Носилов с большой симпатией описал молодого повара, жившего на Новой Земле. Это очень сметливый, с лирической душой молодой человек.

* * *

В первые годы Советской власти К. Д, Носилов принимал участие в подготовке Ямальской экспедиции, проводившейся по декрету, подписанному В. И. Лениным,

В 1921 году К. Д. Носилов вместе с семьёй поселился в Абхазии, в местечке Пиленково (теперь село Гантиади Гагрского района). Однако недолго пришлось ему прожить здесь, здоровье было подорвано болезнью. В феврале 1923 года Константин Дмитриевич умер. Он похоронен на кладбище села Гантиади, возле древнего храма.

После смерти писателя в издательствах Советского Союза неоднократно выходили его произведения. В 1937 и 1938 годах в Свердловске двумя изданиями вышел сборник Носилова «Северные рассказы», в 1959 году небольшой сборник «Северных рассказов» был издан в Ленинграде.

Окидывая взором творчество писателя, мы видим, что в его произведениях широко отражена жизнь не только людей Севера, но и крестьянского Зауралья. Многие произведения писателя — демократа и реалиста — и поныне глубоко волнуют читателей.

О жизни и деятельности К. Д. Носилова в последние годы появилось несколько журнальных и газетных статей. В 1958 году литературная и научная общественность Урала отмечала столетие со дня рождения нашего замечательного земляка. Юбилейные научные заседания, посвящённые этой дате, прошли в городах Свердловске и Шадринске.

Подводя итог деятельности К. Д. Носилова как учёного, можно сказать, что его научное наследие ещё далеко не выявлено. Оно разбросано в форме публикаций в многочисленных дореволюционных изданиях. Задача советских исследователей — обобщить это наследие. Оно окажет помощь нашим учёным в дальнейших работах по освоению Севера.


1 В. И. Хламов позднее работал врачом в Шадринске.

2 Ю. Курочкин. Рукопись, молчавшая полвека. — «Уральский следопыт», 1968, № 6, стр. 60.

3 Опыты посева хлеба и овощей на Полярном Урале экспедицией Носилова в 1883 и 1884 гг. — «Труды вольного экономического общества», 1885, т. 1, в. 4, стр. 445.

4 К. Д. Носилов. О геологических экскурсиях в Северном Урале. — «Записки Петербургского минералогического общества», т. 22, 1886, стр. 319.

5 К. Носилов. Русская колония и первый храм на Крайнем Севере. — «Прибавления к «Церковным ведомостям», 1892, № 21, стр. 761.

6 Мечты К. Д. Носилова о соединении Обского бассейна с Европейским Севером железной дорогой осуществились в советское время.

7 «Прибавления к «Церковным ведомостям», 1894, № 28, 29, 35
.


© Л.П. Осинцев, 1974 г.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 30 Декабрь 2009 21:23

НА СЛУЖБЕ ПРИРОДЕ И НАУКЕ
Документальная повесть о Кондо-Сосвинском боброво-соболином заповеднике и о людях, которые там работали

Ф.Р. Штильмарк
Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН,
г. Москва




Дальнейшее изучение бобров Зауралья связано с именем очень интересного человека, краеведа, путешественника и писателя Константина Дмитриевича Носилова. В конце 1880-х гг. он исследовал Северный Урал в целях изучения возможностей прокладки железной дороги из бассейна Печоры к Оби и совершил ряд поездок по верховьям Северной Сосьвы. Там Носилов задался целью добыть шкуру бобра, чтобы вслед за Поляковым передать ее Зоологическому музею (возможно, что он не знал о Полякове). Носилов выяснил, что бобры обитают по уже упомянутой речке Лепле, одному из притоков Большой Сосвы. “Была уже осень 1886 г., когда за неделю до моего окончательного отъезда с Урала я получил известие, что мой приятель-вогул, которого я давно просил достать бобра, обещая за него большие деньги, возраставшие год от году, Кузьма Санбанталов, достал и хранит для меня бобра в своем чуме” /68/. Носилов рассказывает, с каким трудом отыскал он чум этого Кузьмы в дальней тундре, затратив лишние два дня на поиски, как расспрашивал вогула об охоте. Описание ее, приводимое Носиловым, заслуживает особого внимания.

Охотник отыскал на ручье “запор” (т.е. бобровую плотину) и сел караулить. “На другой день он наконец увидел и бобра. Тот плыл на своем березовом плоту по речке, как лоцман, сидя наверху целого вороха березовых сучьев и важно посматривая по сторонам... Налюбовавшись им и подпустив его всего на пять сажен, охотник выстрелил из своей кремневой винтовки, и красивый умный зверек свалился на окровавленные ветви свежей березы...” (там же).

Оставим это описание на совести Константина Дмитриевича. Бобры действительно сплавляют какое-то подобие “плотов” из веток к своим убежищам, но не восседают на них, “важно посматривая по сторонам”, а плывут рядом или сзади. Впрочем, всякое бывает на свете... Важнее тот факт, что именно по этому экземпляру, до сих пор хранящемуся в Зоомузее Академии наук, зоолог М.К.Серебренников описал в 1929 г. особый подвид западно-сибирского бобра (Castor fiber pohloi Serebrennikov, 1929), отличающегося от типичных европейских бобров светло-рыжеватой окраской и некоторыми особенностями строения черепа /90/. В.Н.Скалон в своей известной монографии о бобрах /93/ писал, что это описание сделано со спиртового экземпляра бобра, привезенного с Арантура, но в научном каталоге коллекций типовых музейных экземпляров указан именно “речной бобр с реки Лепли бассейна Северной Сосьвы” /70, с. 142/.

Вот он, краснокнижный западно-сибирский бобр! : Бобр зап-сиб.jpg
В 1892 г. К.Д.Носилов и его дальний родственник Порфирий Павлович Инфантьев совершили поездку к вогулам (манси) в бассейн Конды на озеро Арантур и далее, где он с проводником Савелием уже сам добыл крупного самца на реке Соусме (Шоушме), притоке Конды. Это описано в большой рукописи Носилова “Звери Уральского Севера”, одна глава из которой под названием “Бобры” была опубликована краеведом К.М. Курочкиным в журнале “Уральский следопыт” N 6 за 1968 г. /63/ Добавим, что и Носилов, и Инфантьев оставили о своей поездке на Арантур довольно интересные книги, изданные в самом начале двадцатого века /67 и 49/. Заспиртованный тот бобр несомненно был направлен Носиловым в Зоомузей (как и указывал В. Скалон, еще заставший свидетелей тех событий), а почему его нет в описаниях музейных коллекций, в том я не разобрался, дело давнее...


Надо сказать, что в начале XX века речные бобры, которыми когда-то славилась древняя Русь, были почти полностью истреблены по всей стране. Поэтому известия о существовании бобровых колоний где-то в таежной глуши Зауральского Севера были встречены столичными зоологами недоверчиво. Даже сам знаменитый охотовед и зоолог Сергей Александрович Бутурлин выражал недоверие к сообщениям Носилова и Инфантьева, требуя от них более подробных обоснований, которых тогда не последовало (Инфантьев вскоре умер, а Носилов занялся совсем другими делами, бросаясь то к Северному полюсу, то в Париж, окончив свои бурные дни в маленькой абхазской деревушке на берегу Черного моря). Лишь позднее оказалось, что во всем СССР сохранились буквально единичные бобры на речках Усманке под Воронежем и на Березине в Белоруссии. Кстати, интересна история тех усманских бобров, которыми потом заселялись многие районы нашей страны, включая Сибирь и Дальний Восток. Ее Императорское Высочество Принцесса Ольденбургская, владевшая имением Рамонь, что стояло на правом берегу реки Воронеж ниже губернского города, была любительницей животных, держала небольшой зверинец. В 1886 г. туда были привезены из Польши пять бобров, которых выпустили в старицы близ русла реки. В первое же половодье они уплыли за пределы имения и расселились по реке Воронеж и ее притокам, особенно им пришлись по вкусу глухие места по Усманке. Потомки их и живут ныне буквально по всей необъятной России. Европейские благородные олени, населяющие сейчас Усманский бор и Воронежский заповедник, тоже берут свое начало от зверинца Ее Высочества...


© Штильмарк Ф.Р., текст, 2002
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 30 Декабрь 2009 21:44

Последние путешествия Константина Дмитриевича Носилова

Авторы, писавшие о Константине Дмитриевиче Носилове ранее, обычно ограничивались рассказом о его жизни и творчестве в дореволюционный период, поэтому современный читатель мало знает о том, что он делал в последующие пять-шесть лет. И хотя, к сожалению, в нашем распоряжении мало данных для подробного рассказа об этом, но и они проясняют картину.

Как известно, Константин Дмитриевич более двадцати лет прожил под Шадринском на своей даче Находка, названной так в честь бухты на восточном берегу Ямала. Память о северном полуострове, исследованию которого он посвятил много лет, отразилась также в названиях моторной лодки «Ямал», а потом яхты «Салетта» (речка с таким названием значится на географических картах полуострова).

21 мая 1917 года в шадринской газете «Исеть» появилось объявление о продаже яхты. Как ни жаль было Носилову быстроходной любимицы, на которой он прошел тысячи миль, а видимо, он больше не мечтал увидеть Севера, не надеялся, что быстроногие олени помчат его, как в молодости, по бескрайним просторам тундры. Не ходить ему больше с молотком геолога по мрачным ущельям и солнечным, хвойным склонам уральских гор. Не тот уже возраст, да и обстановка в стране не та.

Да, интересная, деятельностью наполненная жизнь подходила к концу. Где он только ни побывал за прошедшие годы: в вогульской юрте и ненецком чуме, в китайской фанзе и африканской хижине...

В январе 1918 года, в разговоре с директором Шадринского научного хранилища В. П. Бирюковым Константин Дмитриевич коснулся своих ближайших планов и рассказал, что хочет переехать на юг {1}.

Еще в письме к А. П. Чехову от 16 августа 1901 года К. Д. Носилов делился своей мечтой «проводить свои зимы» в Крыму...

А теперь, собираясь к Черному морю, к рокоту морских прибоев, которые бы напоминали ему береговой шум Ледовитого океана, он хотел обработать и привести в систему результаты своих наблюдений и исследований по изучению Крайнего Севера.

К весне 1918 года Находка (место, где она находилась, шадринцы до сих пор называют Носиловскими дачами) была продана. Казалось, все готово к отъезду на юг.

Но не утерпел старый путешественник! Внезапно резко изменил свои планы и собрался на родной ему Север, чтобы проститься с его просторами, полюбоваться могучим разливом строгой красавицы Оби, походить по деревянному Обдорску, поклониться гордому и прекрасному Уралу, запечатлеть в памяти горные вершины, уходящие в облака.

Летом 1918 года Константин Дмитриевич поднялся на борт парохода «Храбрый», идущего по Оби в Обдорск. Зорко всматривался путешественник в знакомые очертания берегов и построек северного городка. Изменился Обдорск, постарел и путешественник. Белоголовый, с одутловатым лицом. Как прекрасна была первая встреча с городом, когда Носилов прикатил сюда на оленях с предгорий Урала в трескучую от мороза, звездную новогоднюю ночь 1884 года... А сколько было вдохновения, когда он здесь, под завывание вьюги, писал очерки и статьи о жизни и проблемах обского Севера.

Вернувшись из путешествия, Константин Дмитриевич оказался без дома и без перспективы уехать к Черному морю, так как дорога на Кавказ была закрыта: на Урале уже гремели бои гражданской войны. С семьей и багажом ехать было немыслимо, поэтому писатель направляется на Алтай, в Усть-Каменогорск, к своим родственникам Федоровым. Ведь еще в прошлом веке он совершил путешествие на Алтай и написал о нем художественный очерк.

После освобождения Шадринска частями Красной Армии Носилов возвращается в Зауралье, работает лектором Шадринского отдела народного образования. Готовясь к лекциям, ученый неоднократно занимался в библиотеке научного хранилища, а в филиале областного архива сохранилось напечатанное на пишущей машинке объявление:

«В воскресенье, 9 мая в 4 часа в здании Советской публичной библиотеки будет лекция известного путешественника-писателя К. Д. Носилова «В полярную ночь».

Вход бесплатный. После лекции будет вокально-музыкальный концерт» {2}.

В правом нижнем углу листка карандашом помечено: «1920. Шадринск».

А в справке, написанной директором Шадринского научного хранилища В. П. Бирюковым 26 декабря 1928 года, говорится, что «проработав конец 1919 и начало 1920 г., Константин Дмитриевич из Шадринска, по вызову Центральной власти, выезжает 12 мая в Москву для участия в работах по Северному морскому пути» {3}.

11 мая 1921 года в Шадринской уездной газете «Деревенский коммунист» появилась заметка «Ямальская экспедиция». Она еще раз подтверждает причастность К. Д. Носилова к работам по освоению Севера в советское время.

В заметке говорится, что Совет Труда и Обороны Республики издал декрет об организации летом 1921 года экспедиции на полуостров Ямал, которой поручалось обследовать Ямальский и Мангазейско-Туруханский водные пути, а также подходы к ним по Обской, Байдарацкой и Тазовской губам. Экспедиции поручалось изучить возможность устройства порта у мыса Маре Саале, а также железнодорожных и гужевых путей через местные водоразделы. Декрет подписал председатель Совета Труда и Обороны В. И. Ленин.

«Во исполнение этого декрета,— пишет далее автор заметки,— в Москве спешно идет работа по организации экспедиции на полуостров Ямал, и первая партия уже выехала в апреле месяце. Полу-Остров Ямал (самоедский) находится в Северном океане между Обской губой с одной стороны и Карской с другой. Полуостров Ямал почти необитаем, и целью экспедиции будет обследование полуострова, устья рек Оби, Таза и других, ввиду неотложной необходимости создания Великого Северного пути из Сибири в Европу и наши северные порты для эскпорта леса, хлеба, рыбы, мяса, жировых продуктов, богатств недр и поверхности земли и, кроме того, ввиду предстоящей колоссальной колонизации Сибири. Таким образом, экспедиции ставится боевая задача, и всем учреждениям Республики предписывается оказывать ей содействие».

В последнем абзаце заметки автор сообщает, что «в экспедиции примут участие в качестве ее сотрудников несколько шадринцев, и о дальнейшей ее работе будет сообщаться в газетах «Уральский рабочий» и «Деревенский коммунист».

Заметка подписана — «Член экспедиции», и мы не сомневаемся, что написал ее Константин Дмитриевич, так как кроме него в Шадринске никто не занимался вопросами освоения Севера. Имя К. Д. Носилова как исследователя Севера в то время было широко известно, и те, кто занимался подготовкой экспедиции, вспомнили об уральце и привлекли его к работе.

Как сообщил первый биограф К. Д. Носилова К. Н. Донских, ученый делал доклад в присутствии В. И. Ленина. Ямальская экспедиция для писателя-путешественника была далеко не безразличной: он исследовал полуостров и писал о водном пути через него еще начиная с прошлого века. Теперь, когда Петроград и Москва голодали, когда надвигался невиданный в России неурожайный год, работы ученых по освоению Северного морского пути приобретали чрезвычайную актуальность. И совершенно не случайно, что декретом об Ямальской экспедиции занимался Владимир Ильич Ленин.

Лишь после окончания работы в экспедиции Константин Дмитриевич переехал вместе с семьей в Абхазию.

Жена писателя Дарья Романовна до замужества несколько лет работала у Носиловых экономкой. Это была простая русская женщина, весьма расторопная и хорошая домоводка. У них родились сын Виктор и дочь Юлия. Виктор Константинович во время Великой Отечественной войны был военным летчиком. В последние годы потомки К. Д. Носилова жили в Воронеже.

Причерноморье Носилов знал и раньше — путешествовал по нему еще до революции и часть его корреспонденций в русские газеты писалась оттуда. Для жительства он выбрал местечко Пиленково, ныне поселок Гантиади Гагрского района Абхазской АССР.

В последние годы жизни он работал над рукописью о русском Севере, в которой пытался систематизировать обширный материал, собранный в прошлом. Рукопись содержит около 500 страниц и состоит из глав: «Полярные области Дальнего Севера», «Народы Дальнего Севера», «Звери и их жизнь», «Рыболовство», «Промыслы населения», «Пути сообщения и транспорт».

По отзыву свердловского журналиста-историка Ю. М. Курочкина, это «без сомнения самая обстоятельная монография о русском Севере тех лет» {4}.
Умер К. Д. Носилов в феврале 1923 года и похоронен на берегу Черного моря, на кладбище местечка Пиленково, около небольшого храма Святой Нины.


1 Народная мысль, 1918, 20 января.

2 Цитируется по статье М. Виноградова. Полнее знать жизнь полярного путешественника.— Путь к коммуне, 1958, 19 августа.

3 ШФ ГАКО, ф. 683, оп. 1, д. 33, л. 134.

4 Ю. Курочкин. Рукопись, молчавшая полвека.— Уральский следопыт, 1968, № 6, с. 60.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 30 Декабрь 2009 22:10

Константин Дмитриевич Носилов (1858-1923) – исследователь Севера,один из первых зимовщиков на Новой земле, писатель.


Родители и братья дедушки моего прадеда священника г.Сапожка отца Симеона Перова открылись совершенно неожиданным для меня образом. В конце февраля 1996 года меня нашел краевед из Екатеринбурга Юрий Дмитриевич Охапкин, который без всяких предисловий написал в письме «Гордитесь! Вы родственница писателя Константина Дмитриевича Носилова»! Ох уж эти краеведы!.. Все им нипочем - взял и за тридевять земель отыскал четвеюродную внучку….
Константин Дмитриевич Носилов : aaa.jpg
А что делать этой внучке, если она даже не догадывалась, что у нее есть такие родственники, да и вообще до этого письма ничего не знала о Константине Дмитриевиче? Но неугомонный Юрий Дмитриевич вдогонку за первым письмом выслал родословную, составленную человеком, родством с которым я должна была гордиться: «Со стороны матери отца моего священника села Крестовского Димитрия Иоаннова Носилова священнической вдовы Александры Андреевны Носиловой - прадед Рязанской Епархии, села Перьев, священник Сергей Сергиевский; супруга его Стефанида Иванова дети их: диакон села Перьев Андрей Сергеев Перов, мещанин города Касимова Рязанской губернии, Федор Сергеев Перов и священник города Сапожка Симеон Сергеев Перов. Диакона села Перьев Андрея Сергеева Перова дочь Александра Андреевна Носилова - моя бабушка».
Дмитрий Иванович Носилов.<br />Отец К.Д.Носилова : bbb.jpg
Так я узнала о братьях и родителях деда своего прадеда. Константин Дмитриевич Носилов в родословной написал все правильно. Я сверила его данные с документами Государственного архива Рязанской области.

Прадед Носилова диакон Андрей Перов был еще и учителем священноцерковнослужителей и их детей сел Перья, Бетино, Шостье, Мышцы, Увяз, Починки, Лубонос, Илебти, Мелехове, Салаур, Дубровка. Сохранилась ведомость за 1806 год, собственноручно написанная диаконом Андреем, о том, кто из его учеников, когда и чему начал учиться, что из какого предмета изучил, чему ныне обучается и с каким успехом, какого кто состояния и поведения.

Родился Константин Дмитриевич в семье священника на Урале, но фамилию носил рязанскую. Его прадед Василий Иосифов с 1801 по 1803 год служил священником Успенской церкви села Носилово Пронской округи. Фамилия пошла от названия села.

В клировой ведомости за 1826 год о Богородицерождественской церкви села Перья Касимовской округи показано, что дьяконом этой церкви служит Иван Васильевич Носилов. На его иждивении находятся 5 человек: жена Александра Андреевна с дочкой Надеждой, мать – Анна Афонасьевна, вдова священника села Носилова Пронской округи Василия Иосифовича, тесть заштатный диакон Андрей Сергеевич Перов и бабушка жены Стефанида Ивановна, вдова бывшего священника этого села Сергия Федорова. Понятно, что не от хорошей жизни уехали на Урал бабушка и дедушка К.Д.Носилова.

Произведения Константина Дмитриевича автобиографичны. В его рассказе о женитьбе дяди «Как я женился» есть сведения о судьбе семьи на Урале. К.Д.Носилов писал от лица дяди: «Я только что, помню, перешел в богословский первый класс семинарии, как лишился своего родителя, который священствовал в селе Зырянке. Хорошее было село, зажиточное, но у родителя была громадная семья, и доходов его только что хватало для нашего воспитания. Шутка сказать, нас было четверо у него сыновей и четыре дочери, которых хотя не учили тогда грамоте, но надо было тоже приготовить им хорошее приданое, чтобы выдать в замужество, как требовал обычай».

Помог семье архиепископ Аркадий. Он оставил за дядей К.Д.Носилова зырянский приход, как за будущим его священником, чтобы он, получая содержание, мог продолжать учение и в то же время помочь семье встать на ноги и поддержать после смерти отца хозяйство. Есть в этом рассказе и свидетельство о переезде семьи от лица бабушки, Александры Андреевны: «мы приезжие с отцом из другой, далекой губернии люди».

Старший брат Константина Дмитриевича Носилова Геннадий Дмитриевич Носилов в Рязанской губернии работал земским ветеринаром. В 1885 году он закончил Казанский ветеринарный институт.

Позже я поняла, что родством с таким человеком, как Константин Дмитриевич Носилов, действительно, можно гордиться. В феврале этого года исполнилось 85 лет со дня его смерти, а в октябре - 150 лет со дня рождения. В России конца XIX — начала XX века он был широко известен как ученый, исследователь Севера, один из первых зимовщиков и строителей храма на Новой Земле, как писатель-путешественник, как фотограф. Много материалов о Константине Дмитриевиче помещено сейчас на различных сайтах в интернете. Но было время, когда о нем помнили только его земляки с Урала.

К.Д.Носилов бывал во Франции, Австрии, Швеции, Норвегии, Китае, Монголии, Туркестане, Алтае. Поклоняясь святым местам, он путешествовал по Египту, Палестине и Средиземноморью, а также встречался со своим земляком о. Антонином (в миру А.И.Капустиным), возглавлявшим русскую православную миссию в Иерусалиме. И каждое путешествие давало Константину Дмитриевичу материал для написания очерка или рассказа, которые он иллюстрировал собственными фотографиями.

Книги К.Д.Носилова выдерживали до 9-ти переизданий. Много книг Константин Дмитриевич написал специально для детей. Его книги издавались и после 1917 года и все-таки в настоящее время стали библиографической редкостью. Не выходило книг и о самом Константине Дмитриевиче.

Только в 1989 году в Свердловске в серии «Наши земляки» увидела свет книга А. Омельчука «К.Д.Носилов». Звездный час полярной биографии Константина Дмитриевича — три зимовки на архипелаге Новая Земля в 1887-1890 годах. Это первая добровольная научно-исследовательская зимовка на грозном полярном архипелаге: ни русская наука, ни любая иная такого полярного добровольчества в ту пору не знали. Носилов стоит у истоков арктической традиции долговременных зимовок. Он показал образец, того, что может один, а тем более группа исследователей, если не налетом, а стационарно устроиться в «сердце» полярной стихии. Не с его ли новоземельской зимовки в русском сознании закрепилась мысль, что высокоширотные полярные области нужно брать терпением, долговременной осадой?

Он родоначальник еще одной гуманистической идеи: подлинно человеческого отношения к северному «дикарю-инородцу. Все его творчество озарено этой благотворной, животворящей мыслью: бесценен опыт тех, кто тысячелетиями осваивал сурово-недоступные широты.

Он рассказывал о трагическом опыте этого выживания-освоения, он сумел показать душу северного человека — ненца, манси, ханта. Одним из первых, если не самым первым, он обратился к их духовной жизни. Носилов ввел культуру этих народов в систему мировых ценностей.

А.Омельчук, сравнивая К.Д.Носилова с В.Русановым, Г.Седовым, Г.Брусиловым считает, что его заслуги не меньше, но "экспедиционной практике Носилова недостает опасной сенсации, смертельного приключения, наделавшего всемирного шума. Арктического мученика из него не получилось, его экспедиции казались слишком "благополучными" - он, возможно, излишне основательно был подготовлен к полярным переплетам, действовал рискованно, но разумно, не заходя дозволенного природой. Арктика, даруя жизнь своим отважным исследователям, взамен часто отнимает славу».

Сам же Константин Дмитриевич писал: «В нашем веке очень трудно добиться популярности. Чтобы быть известным, недостаточно, как говорят, и «пяти пядей во лбу», нужно еще сделать что-нибудь отменно хорошее или какую-нибудь колоссальнейшую глупость, да и то известность такого человека едва ли распространится далее того общества, в котором он живет, и редко-редко займет внимание массы».


Разместила: T_Schustova
вс., 22/03/2009 - 21:49

http://www.history-ryazan.ru/node/5765
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение Георгий Паруирович » 21 Июнь 2014 12:02

Фото могилы Носилова Абхазия, Гантиади, сельское кладбище (фото из Интернета) http://www.gpavet.narod.ru/Places/photo ... lovmog.jpg
Георгий Паруирович
 
Сообщения: 142
Зарегистрирован: 09 Июнь 2014 21:58

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение fisch1 » 31 Октябрь 2015 12:18

(фото из Интернета)


Фото с сайта http://www.shadr.info/news/2012/09/11/2 ... antina_dm/

В Абхазии была спасена от разрушения могила Константина Дмитриевича Носилова
2012/09/11
На берегу Черного моря, в Гагрском районе Абхазии, в красивом местечке Цандрипш, у стен старинного храм, увитого зеленью, стоит крест и мемориальная доска со словами «Писателю и путешественнику Носилову К.Д от благодарных Шадринцев».

Находясь в Абхазии с туристическими целями, редакция журнала «Городской помощник. Зауралье», - В. Мурзин и Т. Бессонова заехали навестить место захоронения великого земляка, знаменитого исследователя Севера, писателя, отстоявшего для России Новую Землю.

Как рассказали в редакции «Городского помощника»: Мы не первые, кто побывал на могиле Носилова. Были там и наши краеведы, и прямые потомки Носилова тоже приезжали в Абхазию. Наш приезд оказался крайне своевременен. Во-первых, могила Носилова находилась в полуразрушенном состоянии. Деревянный крест подгнил и был просто прислонен к стене храма, а мемориальная доска раскололась на несколько частей. Мы ее увидели реальную опасность утраты места захоронения.

В поселковом магазине в Цандрипше мы купили цемент и отреставрировали мемориальную доску и деревянный крест тоже укрепили камнями и цементом.

От всех Шадринцев мы возложили на могилу нашего земляка зеленый венок из лавра, а также зажгли свечу памяти.

Оказывается, про достижения Носилова а Абхазии знают. В этом мы убедились, посетив местную администрацию поселка Цандрипш и близлежащую школу.

Глава поселка Цандрипш отметил, что запланирован перенос кладбища, в связи с тем, что нынешнее находится слишком близко к морю, буквально в нескольких метрах. Он уверил нас , что могила Носилова, в случае переноса с одного места на другое, снова займет достойное место и ни в коем случае не будет утрачена. Это вопрос он пообещал контролировать лично.

А директор школы в поселке Цандрипш рассказала, что их школьники знают о Константине Носилове и пообещала, что школа в новом учебном году обеспечит достойный уход за его могилой.
Материал предоставлен журналом «Городской помощник. Зауралье»
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение fisch1 » 31 Октябрь 2015 13:14

На берегу Черного моря, в Гагрском районе Абхазии, в красивом местечке Цандрипш, у стен старинного храм, увитого зеленью, стоит крест и мемориальная доска со словами «Писателю и путешественнику Носилову К.Д от благодарных Шадринцев».

http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=43.37 ... &z=19&m=ys
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение fisch1 » 31 Октябрь 2015 15:24

Сочинения

Носилов, К. Д. Съ Оби на Печору. — СПб.: Синодальная тип., 1892. — С. 15.
Носилов, К. Д. Русская колонiя и первый храмъ на крайнемъ сѣверѣ. — СПб.: Тип. А.С. Суворина, 1884. — С. 9.
Носилов, К. Д. Изъ путешествiя на полуостровъ Ялмалъ. — СПб.: Сѵнодальная тип., 1894. — С. 20.
Носилов, К. Д. Въ снѣгахъ. Разсказы и очерки изъ жизни сѣверныхъ инородцевъ. — 2-е изд. — М.: ред. жур. «Дѣтское чтенiе», 1900. — С. 170.
Носилов, К. Д. На охотѣ. Очерки и разсказы. — М.: ред. жур. «Дѣтское чтенiе», 1900. — С. 90.
Носилов, К. Д. Таня Логай. Разсказъ изъ жизни сѣверных инородцев. — М.: ред. жур. «Дѣтское чтенiе» и «Педагогич. листокъ», 1901. — С. 30.
Носилов, К. Д. На Новой землѣ. Очерки и набрски. — СПб.: А.С. Суворинъ, 1903. — С. 327
Носилов, К. Д. Среди наших инородцевъ. Очерки и набрски. — СПб.: ред. журн. «Родникъ», 1903. — С. 126
Носилов, К. Д. Въ снѣгахъ. Разсказы и очерки изъ жизни сѣверныхъ инородцевъ. — 2-е изд. — М.: ред. жур. «Дѣтское чтенiе» и «Педагогич. листокъ», 1903. — С. 170.
Носилов, К. Д. Юдикъ. Разсказъ изъ жизни самоѣдов на Новой землѣ. — М.: тип. О-ва распространенiя полезныхъ книгъ, аренд. В.И. Вороновымъ, 1903. — С. 56.
Носилов, К. Д. В горахъ Хингана. Из недавних событiй въ Манчжурiи. — М.: тип. О-ва распространенiя полезныхъ книгъ, аренд. В.И. Вороновымъ, 1904. — 32 с.
Носилов, К. Д. У вогуловъ. Очерки и наброски. — СПб: А.С. Суворин, 1904. — С. 255.
Носилов, К. Д. Въ снѣгахъ. Разсказы и очерки изъ жизни сѣверныхъ инородцевъ. — 3-е изд. — М.: ред. жур. «Дѣтское чтенiе» и «Педагогич. листокъ», 1904. — С. 168.
Носилов, К. Д. Въ снѣгахъ. Разсказы и очерки изъ жизни сѣверныхъ инородцевъ. — 4-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя» и «Педагогич. листокъ», 1907. — С. 168.
Носилов, К. Д. Таня Логай. Разсказъ изъ жизни сѣверных инородцев. — 2-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1907. — С. 32.
Носилов, К. Д. Золотое время. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1908. — С. 140]
Носилов, К. Д. На диком сѣверѣ. Сборникъ разсказовъ. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1908. — Т. 1. — С. 115.
Носилов, К. Д. На диком сѣверѣ. Сборникъ разсказовъ. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1908. — Т. 2. — С. 111.
Носилов, К. Д. Въ лѣсахъ. Разсказы и очерки. — М.: ред. жур. «Юная Россiя» и «Педагогич. листокъ», 1910. — С. 70.
Носилов, К. Д. Въ снѣгахъ. Разсказы и очерки изъ жизни сѣверныхъ инородцевъ. — 5-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя» и «Педагогич. листокъ», 1910. — С. 168.
Носилов, К. Д. В горах Хингана. Из событий въ Манчжурии въ 1900 г. — М.: типо-лит.Русского т-ва, 1911. — 32 с.
Носилов, К. Д. Горе-рыболов. — СПб.: Н. Морев, Читальня нар. школы, 1911. — С. 26.
Носилов, К. Д. На китобойном параходе. Из путешествия по северу. — СПб.: Н. Морев, Читальня нар. школы, 1911. — С. 30.
Носилов, К. Д. На охотѣ. Очерки и разсказы. — 2-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1911. — С. 93.
Носилов, К. Д. Таня Логай. Разсказъ изъ жизни самоѣдов. — 3-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1911. — С. 29.
Носилов, К. Д. Юдикъ. Разсказъ изъ жизни самоѣдов на Новой землѣ. — М.: тип. Русского т-ва, 1911. — С. 48.
Носилов, К. Д. Юдикъ. Разсказъ изъ жизни самоѣдов на Новой землѣ. — 2-е изд. — М.: «Школьная б-ка», 1911. — С. 48.
Носилов, К. Д. Въ снѣгахъ. Разсказы и очерки изъ жизни сѣверныхъ инородцевъ. — 6-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1912. — С. 174.
Носилов, К. Д. За полярным кругом. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1912. — С. 118.
Носилов, К. Д. У рыбаковъ и звѣролововъ сѣвера. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1912. — С. 136
Носилов, К. Д. Золотое время. — 2-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1913. — С. 112.[37]
Носилов, К. Д. Исторiя одной полярной зимовки. Разсказъ. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1913. — С. 44.
Носилов, К. Д. Таня Логай. Разсказъ изъ жизни самоѣдов. — 4-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1913. — С. 29.
Носилов, К. Д. На охотѣ. Очерки и разсказы. — 3-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1914. — С. 94.
Носилов, К. Д. Рассказы для детей 1 сб.. — М.издательство= ред. жур. «Юная Россiя», 1914. — С. 67.
Носилов, К. Д. Рассказы для детей 2 сб.. — М.издательство= ред. жур. «Юная Россiя», 1914. — С. 106.
Носилов, К. Д. Таня Логай. Разсказъ изъ жизни самоѣдов. — 5-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1914. — С. 29.
Носилов, К. Д. Божьи люди. Разсказы. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1915. — С. 40.
Носилов, К. Д. Въ лѣсахъ. Разсказы и очерки. — 3-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1915. — С. 72.
Носилов, К. Д. Въ снѣгахъ. Разсказы и очерки изъ жизни сѣверныхъ инородцевъ. — 8-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1915. — С. 174.
Носилов, К. Д. Золотыя рѣчки. Очерк золотопромышленности. — М.: «Проталинка», 1915. — С. 47.
Носилов, К. Д. Таня Логай. Разсказъ изъ жизни самоѣдов. — 6-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1915. — С. 29.
Носилов, К. Д. У дикарей. Разсказы. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1915. — С. 74.
Носилов, К. Д. Юдикъ. Разсказъ изъ жизни самоѣдов на Новой землѣ. — 3-е изд. — М.: «Школьная б-ка» и журн. «Семья и школа», 1915. — С. 48.
Носилов, К. Д. В горахъ Хингана. Из событiй въ Манчжурiи въ 1900 году. — 3-е изд. — М.: «Школьная б-ка» и журн. «Семья и школа», 1916. — 32 с. — (Школьная б-ка).
Носилов, К. Д. Въ снѣгахъ. Разсказы и очерки изъ жизни сѣверныхъ инородцевъ. — 9-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1916. — С. 174.
Носилов, К. Д. Таня Логай. Разсказъ изъ жизни самоѣдов. — 7-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1916. — С. 29.
Носилов, К. Д. Въ лѣсахъ. Разсказы и очерки. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1917. — С. 72.
Носилов, К. Д. Таня Логай. Разсказъ изъ жизни самоѣдов. — 8-е изд. — М.: ред. жур. «Юная Россiя», 1917. — С. 29.
Носилов, К. Д. Таня Логай. — М.-Л.: Госуд. изд-во, 1928. — С. 40. — 15 000 экз.
Носилов, К. Д. Северные рассказы. — Свердловск: Свердлгиз, 1937. — С. 269. — 10 000 экз.
Носилов, К. Д. Северные рассказы. — 2-е изд. — Свердловск: Свердлгиз, 1938. — С. 304. — 10 000 экз.
Носилов, К. Д. Храбрая Таня. — Свердловск: Свердлгиз, 1942. — С. 11.
Носилов, К. Д. Северные рассказы. — Л.: Детгиз, 1959. — С. 111. — 200 000 экз.
Носилов, К. Д. У вогулов. — Шадринск: ПО «Исеть», 1993. — С. 47. — 1600 экз. — ISBN 5-7142-0026-8.
Носилов, К. Д. На Новой Земле. Очерки и наброски. — Тюмень: СофтДизайн, 1997. — С. 368. — 3000 экз. — ISBN 5-88709-079-0.

http://www.nlr.ru/e-case3/sc2.php/web_gak/lc/70395/1
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение fisch1 » 31 Октябрь 2015 15:26

Основные публикации К.Д. Носилова в журналах, учёных трудах и сборниках

1879 г.
Береговые залежи камня на р.Каме //Казанский биржевой листок.-№68.
1883 г.
Геологические наблюдения в Ляминской и Вагранской дачах Верхотурского уезда Пермской губернии //Горный журнал.- Т.1.
1884 г.
Из письма в редакцию.//Горный журнал.-Т.1.
Месторождение сферосидерита на р. Оранце, притоке р. Печоры //Горный журнал.-Т.4.
1885 г.
Опыты посева хлеба и овощей на Полярном Урале в 1883 и 1884 гг.//Труды Вольного экономического общества.-Т.1.- Вып.4.
Соединение бассейнов Оби и Печоры железною дорогой//Известия собрания инженеров путей сообщения.- Т.2.-Вып.1
Изыскание пути по соединению Обского и Печорского бассейнов.- Восточное обозрение.-№15.
Об исследовании проходов через Уральский хребёт //Известия императорского Русского географического общества.-Т.21.- Вып.4.
1888г.
Юридические обычаи маньсов //Сборник материалов по этнографии, издаваемый при Дашковском этнографическом музее.-М.- Вып.3.
1889 г.
Течения и положения льдов Карского и Мурманского морей за 1887 г. И 1888 г. //Русское судоходство.
1895 г.
История одного самоеда //Русская мысль.- Кн.4 и 5.
1896 г.
По юго-западной Сибири //Естествознание и география.- №2-6.
Тундра и её обитатели //Вокруг света.-№18-25.
Священник-математик //Пастырский собеседник.- №26.
Как люди женятся//Русская мысль.-М.-Кн.7
1897 г.
Алтайские очерки //Естествознание и география, №5.
Путешествие к вогулам //Естествознание и география.№8.
Золотое русло //Вокруг света.-№48-50.
Борьба с Ледовитым океаном //Естествознание и география.- №9.
1898 г.
Рождество в Иерусалиме //Сб.: Праздник рождества Христова. Спб.
1899 г.
Из жизни Алтая. Золотые прииски //Природа и люди. №12-13.
Очерки городов Западной Сибири. Тюмень// Вокруг света.- №19-20.
1900 г.
Вогульская школа //Церковноприходская школа.-Кн.11.
Весёлый сезон самоедов //Природа и люди.- №16.
1901 г.
В стране неприятеля //Детское чтение.-№7, 10, 11. Белый гость: К 35-летию литературно-педагогической деятельности Д.И. Тихомирова.
1902 г.
Из истории Дальнего Востока (Прошлое Обдорска)//Русская мысль.-Кн.10.
1903 г.
В юрте остяка// Сб. По Азии.-М.
1904 г.
Медведь о. Серафима //Журнал для всех.- кн.10.
1905 г.
По Гурии. Озургетты //Новое время.-№1043. 19 апр.
1909 г.
Песец //Естествознание и география.- № 1-4 По поводу водного пути с Оби на Печору //Известия Архангельского общества изучения Русского Севера.- №11.
Вешний лёд //Современный мир.- №5.
1910 г.
По Великой Сибирской железной дороге //Сб.: Азиатская Россия.-М.
1911 г.
По берегу Карского моря: Из путешествия по Новой Земле //Естествознание и география.- №6-8. Пип //Сб.:Энергия.- Спб.
Как я женился //Сб. Ианта.- Спб.
1913 г.
Результаты поездки Нансена по Карскому морю //Московские ведомости.- 17 и 18 дек.
1916 г.
Бродяга //Юная Россия.-№3
Экспедиция на Ямальский полуостров //Русское судоходство.-№12.
1917 г.
Урал, северный, средний и южный //Справочная книга.- Пг.: Библиотека вечернего времени. Изд-во Б.А. Суворина.
1925 г.
У старика Япто //Сб.: Приключения в горах и на равнинах.-Л.: Изд-во "Книга".
1927 г.
Таня Логай //Сб.: За Полярным кругом.-М; Л.
1937 г.
Спектакль в юрте //Сб.: народы Северного Урала.
1938 г.
Ночное //Сб.: Светлое озеро.
1956 г
Рассказы и повести дореволюционных писателей Урала.-Т.1.-Свердловск.

//Омельчук А.К. К. Носилов.- Свердловск: Сред.-Урал. Кн. Изд-во. 1989.-С.229-236
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение fisch1 » 31 Октябрь 2015 15:33

[ Леспромхоз ] пишет:Потрясающий фотоархив К.Д. Носилова на сайте Siberian Archives


Выборка 222 фотографии:
http://www.arts.ualberta.ca/vcr/eap016/ ... offset=150


К сожалению
404 Not Found
nginx/1.1.19


Но есть у ГУМУСа

Коллекция стеклянных негативов Константина Дмитриевича Носилова (1858-1923).
Часть 1 http://humus.livejournal.com/3528567.html
Часть 2 http://humus.livejournal.com/3530460.html
Часть 3 http://humus.livejournal.com/3540355.html
Часть 4 http://humus.livejournal.com/3541818.html
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Носилов Константин Дмитриевич (29.10.1858-03.02.1923)

Сообщение fisch1 » 16 Февраль 2016 15:07

Журнал «Лукич», 1998, № 3 с.16-27
17 (29) октября исполняется 140 лет со дня рождения путешественника, писателя, исследователя Константина Дмитриевича НОСИЛОВА (1858-1923).
Ниже публикуемая подборка посвящена этому имени.

К. Омельчук. Ямальский проект Константина Носилова
И. Словцов. Чудеса на Новой Земле, или Таинственное у самоедов
К. Носилов. В защиту обских инородцев. Изыскание пути по соединению Обского и Печорского бассейнов


«Лукич», 1998, № 3 О Носилове .pdf [524.45 КБ Скачиваний: 54]
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

След.

Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения