Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 08:34

Я начал тему с подборкой информации о бое ледокольного парохода "А. Сибиряков" с немецким линкором "Адмирал Шеер". "Сказание о Сибирякове" будет выложено отдельно. Порядок размещения источников ничем не был обоснован, как они находились у меня на компе, в такой очередности и выкладывал. Многие данные сходятся в публикациях и книгах, но есть и некоторые нюансы, которые в дальнейшем хотелось бы уточнить. Буду признателен форумчанам за размещение информации из других источников, не только книжных.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 08:40

http://www.polarpost.ru/Library/Akkurat ... l-202.html

Лед и пепел

Автор: Валентин Аккуратов.
Источник в сети: —
Выходные данные: "Современник", М. 1984

...В 1942 году геройски погиб ветеран Арктики ледокольный пароход “Сибиряков”, который в 1932 году впервые в истории Северного морского пути в одну навигацию прошел сквозным рейсом из Мурманска во Владивосток под командованием капитана Владимира Ивановича Воронина и начальника экспедиции Отто Юльевича Шмидта. 25 августа в Карском море он встретил большой военный корабль под флагом Великобритании. Капитан парохода Качарава, зная, что в Арктике нет военных британских кораблей, объявил боевую тревогу, продолжая идти по курсу сближения. Но вот на корабле прежний флаг спущен и поднят — фашистской Германии. “Сибирякову” приказано ложиться в дрейф и сдаваться.

Новейший фашистский крейсер “Адмирал Шеер”, ощетинившийся тяжелыми башенными орудиями, зенитными пушками и пулеметами, надвигался на ледокольный пароход, вооруженный по закону военного времени малокалиберными орудиями и пулеметами. На “Адмирале Шеере” уже готовили спуск катера для пленения команды и взятия секретных кодов ледовой разведки. Как вдруг “Сибиряков” повернул к расположенному неподалеку острову Белуха.

Словно остолбенев от такой дерзости, фашистский крейсер молчал, но первым же залпом 280-миллиметровых башенных орудий он зажигает судно. Объятый пламенем “Сибиряков” начинает ответный огонь. Убит комиссар Земек Абрамович Элимелах, тяжело ранен капитан Анатолий Алексеевич Качарава. В живых из ста человек остается не более тридцати. Но бой продолжается. Уничтожены кормовые орудия, снесены мачты, труба, капитанский мостик. Сплошной огонь заставляет оставшуюся команду перейти в шлюпки, фашисты расстреливают моряков из пулеметов. Боцман Николай Григорьевич Бочурко сквозь огонь проникает в трюм и открывает кингстон, чтобы врагу не попали в руки секретные коды. Судно, объятое пламенем, тонет, вместе с ним погибает и боцман. К уцелевшей шлюпке подходит катер. Сопротивляющихся фашисты добивают, а раненых забирают в плен, в надежде узнать коды ледовой разведки.

Героически вели себя сибиряковцы и на борту крейсера, и позднее, в гитлеровских концлагерях; фашисты так и не узнали, что среди пленных были капитан и парторг корабля. Указом Президиума Верховного Совета СССР группа оставшихся в живых сибиряковцев за мужество и стойкость, проявленные в бою с фашистским крейсером, была награждена боевыми орденами, в том числе капитан Анатолий Алексеевич Качарава — орденом Красного Знамени.

Но это произойдет 29 апреля 1961 года. А пока впереди — вся война...
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 08:54

Аммон, Георгий Алексеевич
Морские памятные даты
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Аммон Г. А. Морские памятные даты. — М.: Воениздат, 1987.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/ammon_ga1/index.html
OCR, правка:
Дополнительная обработка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru); Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Аммон Г. А. Морские памятные даты / Под ред. В. Н. Алексеева. — М.: Воениздат, 1987. — 398 с. Тираж 65 000 экз.
Аннотация издательства: В справочнике кратко изложены основные события истории Военно-Морского Флота, отражены революционные и боевые традиции военных моряков, даны сведения о выдающихся географических открытиях, совершенных российскими мореплавателями, освещены наиболее важные этапы отечественного кораблестроения. Рассчитан на массового читателя, и в первую очередь на военнослужащих Советской Армии и Военно-Морского Флота.

1942, 25.8. Подвиг л/п «Александр Сибиряков» {262}.

Юго-западнее арх. Норденшельда л/п «А. Сибиряков», шедший с Диксона на Северную Землю с грузом и персоналом для новой полярной станции, обнаружил тяжелый крейсер. Это был «Адмирал Шеер» {263}, который вел поиск советских конвоев в Карском море. Пытаясь обмануть советских моряков, крейсер поднял американский флаг. Командир парохода старший лейтенант А. А. Качарава в 13 ч 17 мин передал по радио на Диксон донесение о встрече с иностранным кораблем. [317]

В ответ на запросы с крейсера о ледовой обстановке в прол. Вилькицкого и о местонахождении каравана судов на «А. Сибирякове» была объявлена боевая тревога. Силы были слишком неравны, поэтому Качарава пытался увести судно на мелководье к о. Белуха. Крейсер поднял фашистский флаг и быстро приближался. С него был сделан предупредительный выстрел и передан сигнал спустить флаг и сдаться. В ответ командир «А. Сибирякова» приказал открыть огонь.

Снаряды крейсера сбили на «А. Сибирякове» мачту, прекратилась радиосвязь. Очередными залпами была уничтожена кормовая батарея. На судне возник пожар, появились пробоины. Моряки боролись с огнем, восстанавливали радиосвязь, продолжая стрелять по врагу. Наконец, все средства борьбы были исчерпаны: на «А. Сибирякове» были уничтожены орудия, погибло большинство членов экипажа. Огонь быстро распространялся по судну, вода затопляла нижние помещения. Качарава приказал спустить шлюпки и открыть кингстоны, но в этот момент он был тяжело ранен и потерял сознание. Радисту А. Г. Шаршавину удалось передать на Диксон: «Помполит приказал покинуть судно. Горим. Прощайте. 14 ч 05 мин».

Выполняя приказ командира, старший механик Н. Г. Бочурко открыл кингстоны. «А. Сибиряков» накренился на левый борт, погрузился носом и стал тонуть. Помполит капитан 3 ранга 3. А. Элимелах и несколько его товарищей, не пожелавшие покинуть корабль, погибли вместе с ним. Фашисты пулеметными очередями расстреливали сибиряковцев. Не многим удалось спастись. Один из них кочегар П. И. Вавилов сумел добраться до о. Белуха. 34 дня прожил на необитаемом острове мужественный моряк и был спасен полярным летчиком И. И. Черевичным.

После войны сибиряковцы вернулись к мирному труду. А. А. Качарава плавал в Арктике, позднее стал начальником пароходства {264}.

Ныне, проходя мимо о. Белуха, корабли и суда салютуют героическому судну и его мужественному экипажу. В 1945 имя прославленного парохода было присвоено новому линейному ледоколу Северного ледокольного флота СССР. [318]

{262} Водоизмещение 3000 т, скорость 13 уз. Вооружение: 2 76-мм, 2 45-мм орудия. Экипаж 104 человека.
{263} Водоизмещение 10000 т, скорость 26 уз. Вооружение: 6 280-мм, 8 150-мм, 6 105-мм орудий, броня 76–102 мм. Экипаж 926 человек.
{264} Его именем названо торговое судно Морфлота.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 09:05

Ачкасов, В. И., Басов А. В., Сумин А. И. и др.
Боевой путь Советского Военно-Морского Флота
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Боевой путь Советского Военно-Морского Флота / В. И. Ачкасов, А. В. Басов, А. И. Сумин и др.. — М.: Воениздат, 1988.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/vmf/index.html
OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Боевой путь Советского Военно-Морского Флота / В. И. Ачкасов, А. В. Басов, А. И. Сумин и др. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Воениздат, 1988. — 607 с.: ил. Тираж 90000 экз. ISBN 5–203–00527–3. / Под редакцией доктора исторических наук А. В. Басова. Авторы: В. И. Ачкасов, А. В. Басов, Н. В. Большаков, Г. М. Гельфонд, Р. Н. Мордвинов, А. И. Сумин. Рецензенты: д-р ист. наук Г. А. Амман, А. А. Потапов.
Аннотация издательства: Показан славный боевой путь Советского Военно-Морского Флота от Великой Октябрьской социалистической революции до настоящего времени, беспримерный героизм моряков — участников революции, гражданской и Великой Отечественной войн. Повествуется о восстановлении флота, об участии Ленинского комсомола в его строительстве, о создании атомного, подводного и авианосного ракетно-ядерного Военно-Морского Флота под руководством КПСС и Советского правительства. Рассчитана на широкий круг читателей. В написании книги участвовали: доктор исторических наук профессор В. И. Ачкасов (гл. VII), доктор исторических наук А. В. Басов (гл. IV, V, VI, IX, X, XII и приложения), Н. В. Большаков (гл. III), доктор исторических наук Г. М. Гельфонд (гл. VIII, XI), доктор исторических наук профессор Р. Н. Мордвинов (введение, гл. II), кандидат исторических наук А. И. Сумин (введение, гл. I). При работе над книгой помощь критическими замечаниями, поправками, пожеланиями, а также предоставленными материалами оказали Б. С. Банников, Н. Ю. Березовский, С. С. Бережной, П. Я. Вольский, С. Е. Гуров, Л. Т. Ермилов, Б. И. Зверев, Г. М. Иванов, Д. В. Ильюк, А. А. Комаров, О. Ю. Кузнецова, Л. В. Мельников, В. Н. Миронов, О. А. Мрыкин, 3. В. Николаева, Ю. А. Пахомов, Б. П. Тюрин, В. С. Шломин, Василий Иванович Ачкасов, Алексей Васильевич Басов, Николай Владимирович Большаков, Григорий Михайлович Гельфонд, Ростислав Николаевич Мордвинов, Андрей Иванович Сумин.

...На арктической коммуникации кроме подводных лодок пытались действовать и крупные надводные корабли противника. 16 августа из Норвегии вышел немецкий рейдер — тяжелый крейсер «Адмирал Шеер». Он поднялся на север до кромки льда и затем, идя на восток, обогнул мыс Желания и вошел в Карское море. Самолет с крейсера обнаружил во льдах караван советских судов, однако суда скрылись в тумане, и крейсер не смог их увидеть. 25 августа в 180 милях юго-западнее мыса Челюскин «Адмирал Шеер» встретил ледокольный пароход «Александр Сибиряков» и, подняв для маскировки американский флаг, запросил его семафором: «Сообщите состояние льда в проливе Вилькицкого и где находится караван транспортов и ледоколов». Не отвечая на запрос, ледокольный пароход повернул к о. Белуха. Капитан «Александра Сибирякова» старший лейтенант А. А. Качарава, искусно маневрируя, стремился пробиться через лед и в то же время сбить пристрелку противника.

Сделав предупредительный выстрел, с крейсера передали сигнал: «Спустить флаг!». Тогда Качарава передал приказ артиллеристу младшему лейтенанту С. Ф. Никифоренко открыть огонь. Комиссар ледокола 3. А. Элимелах приказал старшему механику Н. Г. Бочурко в случае опасности пленения открыть кингстоны и затопить судно{185}.

Снаряды двух 76-мм и двух 45-мм орудий были бессильны против бронированного великана. Фашисты ожесточенно вели огонь из 11-дюймовых орудий. После нескольких залпов «Александр Сибиряков» получил попадание в кормовую часть судна и снизил ход до самого малого. Очередные залпы снесли орудия, затем разворотили полубак, корабль был охвачен пламенем. Капитан Качарава подал команду [205] спустить шлюпки. Несколько шлюпок уже были заполнены ранеными и частью экипажа, когда старший механик Бочурко открыл кингстоны. Но его самого уже больше никто не видел. Когда подошел фашистский катер, спущенный с немецкого крейсера, «Александр Сибиряков» уходил под воду. На корме у флага стояли комиссар Элимелах и несколько его товарищей, не пожелавшие покинуть тонущий корабль. Немецкий адмирал Руге в своей книге писал, что «Шеер» потопил мужественно и искусно сопротивлявшийся большой ледокол...»{186}.

Буржуазный историк Юрг Мейстер в книге «Война на море в восточноевропейских водах» писал, что шлюпки, спущенные с «Адмирала Шеера», подобрали 21 человека. Другие русские отказались сесть в шлюпку. Девять человек из команды «Александра Сибирякова» предпочли смерть фашистскому плену.

Корабли, идущие ныне по Северному морскому пути, у о. Белуха приспускают Государственный флаг и салютуют гудками кораблю-герою и героям-сибиряковцам.

Командование фашистского рейдера так и не смогло получить от сибиряковцев сведений о ледовой обстановке в проливе Вилькицкого и о местонахождении каравана судов. Операция с громким названием «Вундерланд», целью которой было уничтожение каравана советских судов, провалилась, так как две подводные лодки, действовавшие вместе с крейсером «Адмирал Шеер», разведывательных сведений не дали, а самолет с крейсера при возвращении из очередного полета разбился.

В то же время советскому командованию из радиограмм с «Александра Сибирякова» стало известно о нахождении рейдера в Карском море, и оно приняло срочные меры к его уничтожению. В район севернее Новой Земли была послана подводная лодка с целью атаковать крейсер при его возвращении из Карского моря. На восточных аэродромах для поиска и уничтожения рейдера сосредоточилась авиация...

{185} Е. М. Сузюмов в книге «Подвиг «Александра Сибирякова» указывает, что команду открыть кингстоны дал капитан Качарава. Однако это не исключает предварительного распоряжения комиссара.
{186} Руге Ф. Война на море. С. 275–276.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 11:13

Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Вайнер Б. А. Советский морской транспорт в Великой Отечественной войне. — М.: Воениздат, 1989.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/vayner_ba/index.html
OCR, правка:
Дополнительная обработка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru); Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Вайнер Б. А. Советский морской транспорт в Великой Отечественной войне. — М.: Воениздат, 1989. — 303 с., 12 л. ил. — Тираж 10000 экз. isbn 5–203–00312–2.
Аннотация издательства: Книга о коллективном подвиге моряков советского морского транспорта в Великой Отечественной войне. В ней на документальной основе воссоздается картина героической работы торгового флота на морских театрах военных действии, его участия в боевых операциях, в перевозках воинских и народнохозяйственных грузов на внутренних коммуникациях, в обеспечении экономических связей СССР со странами антифашистской коалиции. В книге раскрывается мужество и профессиональное мастерство экипажей транспортных судов.

...25 августа «Адмирал Шеер» вышел в район юго-западнее архипелага Норденшельда и начал здесь крейсировать. Около полудня с него заметили появившееся в этом районе судно. Это шел ледокольный пароход «А. Сибиряков» (командир старший лейтенант А. А. Качарава). Он накануне вышел с Диксона с заданием доставить на северную оконечность Северной Земли персонал и оборудование для полярной станции на мысе Арктический. Рейдер поднял американский военно-морской флаг и развернулся к судну носом, чтобы его трудно было опознать. Это был излюбленный прием германских пиратов, которым они пользовались еще во времена первой мировой войны. Сообщив «А. Сибирякову», что перед ним корабль Соединенных Штатов Америки, командир крейсера потребовал от него подойти ближе. Но старший лейтенант А. А. Качарава не поддался на эту уловку. Он немедленно передал радиограмму в порт Диксон о появлении незнакомого крейсера, а вслед за ней послал еще одно сообщение: «Военный корабль поднял американский флаг. Гонится за нами» — и повернул пароход к острову Белуха, до которого было примерно 10 миль.

Крейсер стал заглушать радиоволну, на которой работал «А. Сибиряков», а визуальными средствами связи потребовал сообщить, есть ли поблизости конвои, а также сведения о ледовой обстановке. Не получив ответа, гитлеровцы в 12 ч 02 мин с дистанции 64 кабельтовых открыли огонь.

С ледокольного парохода прозвучали ответные залпы из двух 76-мм орудий. Решение старшего лейтенанта А. А. Качаравы вступить в бой было мужественным и единственно правильным. Оно основывалось на расчете задержать, насколько удастся, фашистский рейдер, чтобы [169] штаб морских операций на Диксоне, получив радиограмму, успел предупредить находящиеся в море суда о грозящей опасности.

Для спасения судна, пассажиров и экипажа (на борту «А. Сибирякова» находилось 104 человека) имелся только один выход — выброситься на береговую отмель. Идя на это, капитан приказал поставить дымовую завесу и под ее прикрытием направил пароход к ближайшему острову. Однако осуществить свой замысел А. А. Качараве не привелось. Силы были слишком неравные. Тяжелый крейсер имел на вооружении шесть 280-мм, восемь 150-мм и шесть 105-мм орудий, совершенные средства автоматического управления стрельбой. Беспримерный артиллерийский бой длился около получаса. Второй залп из орудий главного калибра был точным. В ледокольный пароход угодили четыре 11-дюймовых снаряда. Охваченный пламенем, он продолжал сражаться, пока не вышли из строя все его орудия. Радист А. Шершавин послал в эфир последнюю радиограмму: «Помполит приказал покинуть судно. Горим, прощайте. 14 ч 05 мин». Моряки спустили единственную исправную шлюпку. В ней поместилось лишь 19 человек вместе с перенесенным в нее, тяжелораненым капитаном.

От рейдера к «А. Сибирякову» направился катер в надежде захватить коды, шифры и получить сведения о ледовой обстановке в Карском море и проливе Вилькицкого. Но судовые документы уже были уничтожены, а старший механик Н. Г. Бочурко открыл кингстоны, чтобы не дать врагу ступить на борт советского корабля. «А. Сибиряков» погиб вместе с большей частью экипажа и пассажиров.

Фашистский катер подошел к шлюпке и захватил находившихся на ней сибиряковцев{124}. Кочегар Н. Матвеев, оказавший сопротивление, был тут же убит.

Из оказавшихся за бортом спасся кочегар П. Вавилов, который держался на бревне, а потом на опустевшей шлюпке добрался до острова Белуха. Там, на необитаемом клочке земли, он прожил в одиночестве 36 дней, пока не был обнаружен с парохода «Сакко» и снят гидросамолетом, пилотируемым Героем Советского Союза И. И. Черевичным. [170]

Радиодонесение сибиряковцев сыграло свою роль. Начальник морских операций Главсевморпути западного района Арктики Л. И. Минеев послал по радио всем судам, находившимся в Карском море, предупреждение oб опасности и указание укрыться в ближайших портах и рейдах. Транспорт «Беломорканал», следовавший из Исландии в бухту Кожевникова, как только поступило сообщение, изменил курс и укрылся в районе островов Арктического Института. Западный караван судов и присоединившиеся к нему в эти дни ледокол «Ленин» и танкер «Хопмаунд», получив предупреждение, зашли в лед моря Лаптевых, куда тяжелый крейсер не решился бы идти. Лишь пароход «Куйбышев» не смог укрыться. Он получил оповещение северо-западнее Диксона, но дойти до порта не успел — от торпеды фашистской подводной лодки пошел ко дну.

Таким образом, первая часть плана операции «Вундерланд» провалилась. Нанести ощутимый ущерб, а тем более нарушить на сколько-нибудь длительное время внутренние коммуникации в Карском море надводному рейдеру не удалось. На внезапность последующих своих действий ему уже не приходилось рассчитывать.

Гарнизон Диксона тоже был предупрежден о возможном нападении и энергично готовился к защите. Командир тяжелого крейсера, однако, считал, что его корабль сможет легко сокрушить оборону удаленного от военно-морских баз и аэродромов Северного флота небольшого порта. Ему очень нужен был более или менее значительный результат, чтобы избежать полного провала дорогостоящей, так тщательно подготовленной операции. При этом гитлеровцы надеялись захватить на Диксоне документы, содержащие сведения об условиях ледового плавания в Карском море...


...В память о подвиге экипажа «А. Сибирякова» после войны на острове Белуха построена башня-памятник с мемориальной доской. По морской традиции суда, проходя мимо острова, приспускают флаги и дают гудок в честь арктического «Варяга», как часто называют легендарный пароход.

В 1962 г. исполком Диксона присвоил группе островов, расположенных вокруг Диксона, имена моряков, погибших в том памятном бою, — дежневцев Борисихина, Давыдова, Карачаева, Майсюка, Суслова, Ульянова, Хайрулина, сибиряковцев Бочурко, Дунаева, Иванова, Кузнецова, Никифореико, Прошина, Элимелаха и Вавилова{125}...


{124} 13 из них, в том числе А. А. Качарава, выжили и после войны вернулись на Родину.
{125} См.: Рудный В. Л. В море нет обелисков. М., 1986. С. 27; Правда. 1983. 28 марта.
{169} См.: История второй мировой войны 1939–1945. Т. 5. С. 262.
{170} См.: Боевая летопись Военно-Морского Флота, 1941–1942. С. 87.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 11:19

Козлов, Иван Александрович, Шломин Владимир Семенович
Краснознаменный Северный флот
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Козлов И.А., Шломин В.С. Краснознаменный Северный флот.— М.: Воениздат, 1983.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/ksf/index.html
Иллюстрации: http://militera.lib.ru/h/ksf/ill.html
OCR и правка: Андриянов П.М.
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
{1} Так помечены ссылки на примечания.
{*1} Так обозначены ссылки на примечания к приложениям.
Козлов И.А., Шломин В.С. Краснознаменный Северный флот.— 3-е изд., доп. — М.: Воениздат, 1983.
Аннотация издательства: В этой книге рассказывается о зарождении и развитии отечественного мореплавания в северных морях, о боевой деятельности русской военной флотилии Северного Ледовитого океана в годы первой мировой войны. Военно-исторический очерк повествует об участии моряков-североморцев в боях за освобождение советского Севера от иностранных интервентов и белогвардейцев, о создании и развитии Северного флота и его вкладе в достижение победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. Многие страницы книги посвящены послевоенной истории заполярного флота, претерпевшего коренные качественные изменения, ставшего океанским, ракетно-ядерным, способным решать боевые задачи на любых широтах Мирового океана. Книга рассчитана на массового читателя.

...16 августа «Адмирал Шеер», выйдя из района Нарвика, направился к Новой Земле. Обогнув мыс Желания, он проник в Карское море и здесь встретился с подводными лодками «U-601» и «U-251». Получив от них необходимую информацию о состоянии льдов в Арктике, он проследовал к проливу Вилькицкого. Но советские суда и ледоколы задержались на переходе в море Лаптевых, и «Адмирал Шеер» не смог их обнаружить. Повернув на обратный курс, он направился к Диксону, чтобы уничтожить на острове радиостанцию и порт. [121]

25 августа к западу от архипелага Норденшельда крейсер обнаружил ледокольный пароход «А. Сибиряков». Подняв для маскировки американский флаг{187}, он приблизился к советскому пароходу и предложил ему застопорить машины. Капитан «А. Сибирякова» старший лейтенант А. А. Качарава отказался выполнить требование гитлеровцев. Пароход, увеличив ход, направился к острову Белуха. Рейдер открыл огонь из 280-мм орудий. Сибиряковцы стали отвечать фашистскому пирату из трех 76-мм зенитных орудий. Неравный бой экипажа «А. Сибирякова» с фашистским тяжелым крейсером продолжался около получаса. Под мощным артобстрелом погибла большая часть экипажа (85 человек). Сибиряковцы до конца выполнили свой долг перед Родиной...


{121} Константинов Ф.В. Под холодными волнами. М., 1971, с. 15.
{187} Meister J. Der Seekrieg in den osteuropäischen Gewässern 1941 —1945 München, 1957, S. 149.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 11:26

Руднев, Георгий Алексеевич
Огненные рейсы
Проект "Военная литература": militera.lib.ru
Издание: Руднев Г. А. Огненные рейсы — Владивосток: Дальневосточное книжное издательство, 1990
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/rudnev_ga/index.html
Иллюстрации:есть
OCR, правка:
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Руднев Г. А. Огненные рейсы.— Владивосток: Дальневосточное книжное издательство, 1990 —Тираж 10000 экз. Издание второе, исправленное и дополненное
Аннотация издательства: Георгий Алексеевич Руднев — ветеран Дальневосточного морского пароходства, в годы войны работал начальником радиостанции легендарного парохода «Ванцетти», потопившего немецкую подводную лодку. После войны продолжал работать в пароходстве в должности девиатора. В 1975 году в Дальневосточном книжном издательстве вышло первое издание его книги-альбома «Огненные рейсы», которая явилась итогом многолетней работы над документами и основана на исторических материалах и рассказах непосредственных участников описываемых событий. Настоящее второе издание, переработанное и дополненное, поможет читателю более подробно узнать об опасной работе торговых моряков в годы войны.


Арктический «варяг»


Вооружение л/парохода «А. Сибиряков» состояло из четырех орудий 76 мм и 45 мм и нескольких зенитных пулеметов.

Вооружение линкора «Адмирал Шеер»: шесть 280 мм орудий (главный калибр), восемь 150 мм орудий (средний калибр) и зенитные орудия: шесть — 105 мм и восемь — 47 мм калибров, а также десять спаренных крупнокалиберных зенитных пулеметов. На палубе корабля стояли два четырехтрубных торпедных аппарата калибра 533 мм.

* * *

Фашистское командование знало, что в период арктической навигации на запад и на восток по Северному морскому пути движутся караваны советских судов с ценными грузами. Поэтому они решили послать в Карское море крупный рейдер — тяжелый крейсер, или, как его еще называли, «карманный» линкор, «Адмирал Шеер» в сопровождении нескольких подводных лодок. В его задачу входило уничтожить ледоколы и караваны наших судов, а также разгромить порты Диксон, Дежнев. Этот план получил кодовое название «Вундерланд», что в переводе означало «Страна чудес».

... Первым с рейдером встретился у острова Белуха ледокольный пароход «А. Сибиряков». Он следовал на Северную Землю и другие островные полярные станции — вез снаряжение, продовольствие, топливо, оборудование и смену полярников. Всего на борту было 104 человека.

Обнаружив крейсер, капитан «А. Сибирякова» А. А. Качарава направил свое судно ближе к острову Белуха. Но уйти и скрыться от рейдера, развивающего скорость в 26 узлов, старому пароходу было невозможно. Несравнимо было и боевое вооружение военного пирата и мирного ледокольного судна.

Сигнальщик читает требование: «Спустить флаг и сдаться». Одновременно немцы сделали предупредительный выстрел... И сразу же А. А. Качарава командует: «По фашистскому бандиту — огонь».

Гитлеровцы были ошеломлены неслыханной дерзостью советских торговых моряков, посмевших сопротивляться. И на ледокольный пароход обрушился шквал огня из крупнокалиберных пушек. В первые же минуты были снесены два кормовых орудия, убиты 32 человека прислуги с их командиром С. Ф. Никифоренко. Упала носовая мачта, оборвав антенну. Начался пожар...

Радист А. Г. Шаршавин на аварийной радиостанции передал в эфир: «Нас обстреливают ... нас обстреливают... горим ...»

Один из снарядов попал в носовую часть парохода, где стояли бочки с бензином. Они начали взрываться, пожар охватил весь пароход. Фашисты продолжали расстреливать горящее судно.

Капитан А. А. Качарава по переговорной трубе приказал старшему механику Н. Г. Бочурко: «Открывай кингстоны. Выводи людей. Выходи сам, будем...» Капитан не договорил. Осколком его тяжело ранило в живот и в кость правой руки. Его подхватили матросы и по горящему трапу спустили к последней сохранившейся шлюпке.

В это время А. Г. Шаршавин еще успел передать в эфир последнюю радиограмму: «Горим, прощайте. 14 часов 05 минут». Очередной снаряд угодил в радиорубку. Шаршавин чудом остался жив.

Старший механик приказ капитана выполнил — кингстоны открыл. За совершенный подвиг Николай Григорьевич Бочурко был награжден орденом Отечественной войны II степени посмертно.

Из всего экипажа и пассажиров в шлюпке оказалось 18 человек, многие из них были тяжело ранены. Как только шлюпка отошла от тонущего парохода, показался быстроходный катер с наведенными на шлюпку пулеметами. Фашисты, действуя прикладами автоматов, насильно заставили моряков перейти на катер и отвезли их на рейдер. В тот момент, когда немецкий катер на большой скорости увозил сибиряковцев, кочегар П. И. Вавилов находился в воде и держался за бревно. Его не заметили за обломком бревен и плавающих бочек. Потом кочегар на опустевшей шлюпке добрался до острова Белуха, до которого было примерно две мили, и там он в одиночестве прожил около месяца, пока не был» обнаружен с парохода «Сакко» и снят самолетом.

До 1944 года моряки «А. Сибирякова» находились в данцигском концлагере и только после освобождения Советской Армией 14 моряков, оставшихся в живых, вернулись на Родину.

Из приказа командующего Краснознаменным Северным флотом от 28 апреля 1965 года: «Для отдания воинских почестей героизму, мужеству и самоотверженности моряков-североморцев на местах их героических боев определить координаты мест боевой славы:

широта 76 градусов северная,

долгота 91 градус 31 минута восточная.

Здесь 25 августа 1942 года пароход «А. Сибиряков» дрался с немецким крейсером «Адмирал Шеер». Пароход погиб, флага не спустив...

Всем кораблям, проходившим объявленные координаты мест боевой славы, приспускать флаги, подавать звуковые сигналы...»


...Командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко дал высокую оценку действиям советских моряков: «Преклоняюсь перед мужеством и героизмом полярников — экипажа и персонала научной станции «А. Сибирякова», экипажей «Дежнева» и «Революционера», артиллеристов и портовиков Диксона — все они исполнили свой долг советских патриотов» (Головко А. Т. Вместе с флотом. М., 1979, с. 129-130)...
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 11:30

Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Сергеев К. М. Лунин атакует «Тирпиц»! — СПб.: ГУП СПМБМ «Малахит», 1999.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/sergeev_km/index.html
Иллюстрации: http://militera.lib.ru/h/sergeev_km/ill.html
OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
Сергеев К. М. Лунин атакует «Тирпиц»! — СПб.: ГУП СПМБМ «Малахит», 1999. — 232 с. — (Вестник «Подводное кораблестроение. Прошлое, настоящее, будущее». Выпуск № 13) / Тираж 800.
Аннотация издательства: В книге изложена история создания подводных лодок XIV серии типа «К» и 12 боевых походов наиболее знаменитой из них Краснознаменной подводной лодки «К-21» Северного флота. Рассказывается о том, как создавался и мужал её экипаж во главе с Героем Советского Союза Николаем Луниным, о его боевых успехах. Автор, один из офицеров «К-21», полемизирует с историками, искажающими историю Великой Отечественной войны. Книга может представить интерес для офицерского корпуса армии и военно-морского флота, а также для тех, кто интересуется историей Великой Отечественной войны.


Седьмой боевой поход (31 августа — 21 сентября 1942 года)


В связи с оживлением в летний период 1942 года советского судоходства в Арктике и предстоящим переходом с Тихоокеанского на Северный флот лидера «Баку» и эсминцев «Разумный» и «Разъяренный» немецкое командование направило в Карское море тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» и пять ПЛ для ударов по караванам судов, а также по портам Диксон и Амдерма.

16 августа «Адмирал Шеер» вышел из Нарвика. Обогнув северную оконечность Новой Земли, он проник в Карское море. 25 августа в районе к юго-западу от архипелага Норденшельд он напал на [126] советский ледокольный пароход «Александр Сибиряков» и, пользуясь подавляющим преимуществом в мощи артиллерии, утопил его. Однако капитан «Сибирякова» Качарава сумел до гибели парохода сообщить по радио на о. Диксон о нападении на него фашистского рейдера.

Командованию СФ стало известно о рейдере. На о. Диксон полетела шифровка. Под руководством военкома Северного отряда полкового комиссара Василия Бабинцева гарнизон о. Диксон сумел в короткий срок установить на причале два 152 мм орудия и 27 августа вместе с пароходом «Революционер» и СКР «Дежнев» геройски отбился от атак рейдера. «Адмирал Шеер» получил несколько прямых попаданий и ушел от Диксона, прикрываясь дымовой завесой.

Командующий Северным флотом решил перехватить и уничтожить фашистский рейдер, выслав против него нашу ПЛ...


...К 19 сентября выяснилось, что рейдер и «К-21» разминулись. Еще 29 августа «Адмирал Шеер» после афронта у Диксона получил приказание возвратиться. Подумать только, такой гигант, вооруженный шестью 280 мм, восемью 150 мм, шестью 105 мм и восемью 37 мм пушками, восемью торпедными аппаратами и двумя самолетами, фактически ничего не смог поделать с двумя 152 мм орудиями, открыто стоявшими на причале о. Диксон, и четырьмя 76 мм орудиями на СКР «Дежнев».

В самом деле, что мог подумать командир фашистского рейдера о советских моряках, когда ледокольный пароход «Сибиряков», вооруженный двумя 76 мм и двумя 45 мм пушками, ни секунды не раздумывая, вступает в бой с его гигантом, имеющим двадцать восемь пушек и броню? Качарава, командовавший «Сибиряковым», и не думал о сдаче в плен. Гарнизон о. Диксон, моряки СКР «Дежнев» и парохода «Революционер» также вступили в бой. Потеряв 7 человек убитыми и 21 человека ранеными, получив четыре прямых попадания, моряки «Дежнева» продолжали сражаться. Кораблем командовал и вел бой тяжело раненный помощник командира старший лейтенант Кротов. Пароход «Революционер» тоже сильно пострадал.

Герои сумели показать несгибаемую волю советских людей.

«Адмирал Шеер» позорно отступил, имея на своем «боевом» счету лишь потопленный пароход, поврежденный СКР да несколько сгоревших деревянных построек на о. Диксон. Порт и жители острова не пострадали.

21 сентября «К-21» вернулась в главную базу. На совещании по разбору действий ПЛ, вернувшихся из боевых походов, обсудили доклад Лунина. Командующий флотом положительно оценил его действия, подчеркнул правильный выбор позиции ожидания у мыса Желания. Неоднократные выходы лодки в эфир для передачи донесений из различных точек Карского моря безусловно были засечены радиоразведкой противника и немецкому командованию пришлось побыстрее убрать из опасного района свой единственный «карманный линкор». И в самом деле, встреча рейдера с «К-21» на дистанции торпедной стрельбы грозила ему куда более неприятными последствиями, чем встреча с храбрым, но слабо вооруженным «Сибиряковым». И рейдер применил для ретирады из Карского моря все 28 узлов своей максимальной скорости. У немцев уже был опыт встреч с «К-21» и ее командиром и они знали, чем встреча может закончиться.

Несмотря на похвалу командующего, Лунин был очень недоволен итогами похода...
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 11:39

Справочник
class=tname>Суда Министерства морского флота, погибшие в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
Проект "Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Суда Министерства Морского флота, погибшие в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. — М.: ГПИНИИМТ «Союзморниипроект», 1989.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/mmf/index.html
OCR и правка: Peter St.Petersburg
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
{1} Так обозначены ссылки на примечания
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
Суда Министерства Морского флота, погибшие в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. — М.: ГПИНИИМТ «Союзморниипроект», 1989. — Печ. л. 7,0. Тираж 4600 экз.
Из предисловия: Великая Отечественная война, в ходе которой Вооруженные Силы СССР нанесли сокрушительное поражение германскому вермахту, явилась тяжелым испытанием для всего Советского государства. В годы войны погибло более 20 млн. советских людей, были разрушены сотни городов, тысячи сел и деревень, промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Большие потери понес морской транспорт страны, осуществлявший на протяжении всей войны воинские и народнохозяйственные перевозки на внутренних и внешних морских сообщениях в зонах военных действий. Транспортные суда активно участвовали в оборонительных и наступательных операциях Красной Армии и Военно-Морского Флота СССР на приморских направлениях. Они перевозили к фронту войска, боевую технику, боеприпасы и продовольствие; вывозили с суши изолированные группировки войск; эвакуировали раненых бойцов, население, промышленное оборудование; перевозили народнохозяйственные грузы на Черном, Азовском и Каспийском морях, в Арктике и на Дальнем Востоке; доставляли из стран антигитлеровской коалиции военную технику и другие стратегические грузы. Многие транспортные и вспомогательные суда, переоборудованные в боевые корабли, вошли в состав Военно-Морского Флота. Основное назначение Справочника — дать работникам морского флота документально обоснованный перечень судов, погибших в годы Великой Отечественной войны, с указанием, по возможности, точного места гибели и количества погибших людей для отдания им почестей в памятных местах, а также для использования приводимых данных в справочно-исторической и воспитательной работе. В Справочник включены транспортные и некоторые служебно-вспомогательные суда Минморфлота грузоподъемностью более 100 т. О гибели малотоннажных и несамоходных судов указывается лишь в том случае, если она сопровождалась значительными человеческими жертвами.


«АЛЕКСАНДР СИБИРЯКОВ»


лед. п/х, 1384 брт, ГУСМП. Командир — А. А. Качарава, ст. лейтенант (тяжело ранен, попал в плен).

Дата и место гибели — 25.08.42, Карское море, в 10 милях к зап. о-ва Белуха, 76°12' с.ш., 91о30' в.д.

Следовал к Северной Земле для смены зимовщиков. Погиб в неравном бою с немецким тяжелым КР «Адмирал Шеер». В течение 20 мин экипаж ледокольного парохода, имевшего па вооружении две 76-миллиметро'вые и две 45-миллиметровые пушки, вел беспримерную артиллерийскую дуэль с крупным военным кораблем, вооруженным 28 орудиями, в числе которых было шесть орудий 280-миллиметрового и восемь 150-миллиметрового калибра. Радиограммы парохода о появлении в Карском море надводного рейдера и бое с ним дали возможность штабу морских операций Главсевморпути оповестить суда о грозящей опасности. Погибло 79 чел., кочегар П. И. Вавилов спасся на о. Белуха. 19 чел. были захвачены в плен. 6 из них умерло в фашистских застенках.

ЦАМО, ф. 363, оп. 6208, д. 126, л. 155; ЦВМА, ф. 2, д. 16907, л. 1-4; Вайнер Б.А. [6], с. 188-193; Белов М. И. [3], с. 495- 497; Боевая летопись [4], с. 66; Руднев Г.А. [30], с. 97-104; Морской атлас, описания [22], с. 234.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 11:42

Бронтман, Лазарь Константинович
Дневники 1932–1947 гг.
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Бронтман Л.К. Дневники 1932–1947. @ Журнал «Самиздат», 2004.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/db/brontman_lk/index.html
Книга одним файлом: http://militera.lib.ru/db/0/one/brontman_lk.rar
Иллюстрации: militera.lib.ru/db/brontman_lk/ill.html
Источник: Журнал «Самиздат» (zhurnal.lib.ru/r/ryndin_s_r)
Публикатор: Рындин Сергей Ростиславович (werify@zmail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Бронтман Л.К. Дневники 1932–1947 / Прим. Hoaxer. @ Военная литература, 2004. ≡ Бронтман Л.К. Дневники 1932–1947. @ Журнал «Самиздат» (zhurnal.lib.ru), 2004.
Аннотация публикатора: Вашему вниманию предлагаются дневники журналиста Лазаря Константиновича Бронтмана, моего деда, работавшего в «Правде» больше 25 лет. Дневники велись с 1932 г. по 1947 г. За свою долгую журналистскую жизнь Л.К. Бронтман участвовал в автопробеге Москва-Каракумы-Москва, путешествовал в Арктике на ледоколах, вместе с коллегой И.Виленским стал первым журналистом в мире, побывавшим на Северном Полюсе с экспедицией Папанина. Уникальность дневников в том, что они писались в стол, для себя, сохранили аромат того времени, содержат тысячи уникальных эпизодов, нигде ранее не публиковавшихся.


...Приехали. Торжественная передача (см. отчет в ? от 28 мая), затем -газ. Я сидел рядом с Белоусовым. Не виделись с начала войны. Он мне рассказал подробности гибели «Сибирякова». Произошло это в Карском море тогда, когда рейдер обстреливал Диксон. Точнее — не рейдер, а (по словам Белоусова) линкор «Адмирал Фон-Шпее», который возвращался от Диксона на запад. Командовал «Сибиряковым» капитан Качарава — грузин, чудесный парень. Немцы предложили ему спустить флаг. В ответ он храбро открыл огонь изо всех орудий, а их у него было кругом десять, из них старшая — трехдюймовка. Скорлупа против линкора! Бой продолжался две минуты. Спасся только один человек — кочегар Королев (или Голубев), его подобрал Черевичный — он лежал где-то на берегу у маячного знака...
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 11:50

Бадигин, Константин Сергеевич
На морских дорогах
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Бадигин К.С. На морских дорогах.— М.: Политиздат, 1980.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/badigin/index.html
OCR и правка: Мятишкин Андрей (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Бадигин К.С. На морских дорогах.— М.: Политиздат, 1980.— 336 с.— 2-е изд. Тираж 100 000. экз.
Аннотация издательства: Автор этой книги Герой Советского Союза К. С. Бадигин — капитан дальнего плавания, один из известных советских исследователей Арктики. Его книга воскрешает славные страницы прошлого Советской страны и советского народа. К. С. Бадигин — автор нескольких повестей и романов. Читатели хорошо знают его книги «Путь на Грумант», «Корсары Ивана Грозного» и другие.


...25 августа новая разведка с воздуха. Туман. Возвратившись ни с чем, самолет при посадке потерпел аварию и был уничтожен своими. После полудня неподалеку от острова Белухи гитлеровцы наткнулись на наш пароход, идущий с юго-запада. «Шеер» направился к нему, передав прожектором по-русски: «Кто вы, куда следуете, подойдите ближе»{29}.

Советский корабль (это был ледокольный пароход «Александр Сибиряков») не сразу определил национальную принадлежность крейсера. Однако немедленно сообщил о нем на Диксон...


...В Арктике 25 августа события не закончились разбойничьим рейдом на мыс Желания.

Около 2 часов дня радиостанция Главсевморпути перехватила телеграмму капитана «Сибирякова» А. А. Качаравы. Она состояла из отрывочных фраз: «Вижу большой неизвестный корабль... Запрашивает, кто мы, куда следуем. На мой вопрос о названии, национальности корабля ответил: «Сисияма»... приказывает прекратить работу рации... обстреливает нас, открываю огонь... имею попадание радиорубку, огонь, горим...»

На этом радиограмма обрывалась.

Папанин забил тревогу. Вечером он был поставлен в известность, что все меры для поиска и уничтожения вражеского рейдера приняты. Посланы самолеты и подводные лодки. А кораблям экспедиции особого назначения, находящимся, правда, еще в море Лаптевых, отдан приказ: при обнаружении фашистского корабля атаковать его и уничтожить.

Вскоре после августовских событий Наркомморфлот, Управление Главсевморпути и Архангельский областной комитет партии одновременно поставили перед правительством и военным командованием вопрос о неудовлетворительном прикрытии транспортных судов в восточной части Баренцева моря и в Карском море. [160]

Глава восьмая.

Опасная навигация в высоких широтах


Анатолия Алексеевича Качараву я знал с давних пор. Когда-то мы вместе сидели за одной партой судоводительского класса Владивостокского мореходного училища и прокладывали курсы на учебной карте.

Когда я прочитал отрывочные фразы телеграммы с ледокольного парохода «А. Сибиряков», воспринял обстановку особенно остро. Места, где происходили события, мне были хорошо знакомы. Лед, туманы и безлюдные каменные острова. На пароходе я тоже бывал неоднократно и знал его во всех подробностях.

. Представлял себе и зловещий силуэт фашистского рейдера. Координаты, которые радисты «Сибирякова» сумели передать на Диксон, мне еще не были известны, но указан остров Белухи. Я открыл лоцию.

Остров Белухи... Длина по параллели 0,5 мили и ширина 0,3 мили. Высокий, из скал серого гранита, берега обрывистые, особенно в южной части. На востоке крутизна склонов несколько смягчается. На высшей точке острова стоит знак — деревянная, четырехгранная пирамида с визирным шестом и раскосинами, обшитыми со всех сторон досками. Хорошо помню этот одинокий знак. Когда приходилось определять место в море после плавания в тумане, я радовался ему...

Несколько лет спустя, уже после войны, когда Анатолий Алексеевич вернулся из плена, я встретился с ним и записал его рассказ. Теперь привожу те записи, подновленные сравнительно недавней беседой:

— Когда ты вышел из Диксона?

— Утром 24 августа. В понедельник, к сожалению.

— Ты что, суеверен?

— Да нет,— замялся Качарава.— Впрочем, я хотел подождать до вторника, особой срочности не было. Но приказали выходить.

— Кто оставался в порту?

— По-моему, порт был пустой, не помню.

— Ты знал, что вражеский рейдер в Карском море? Минеев что-нибудь говорил тебе?

— Нет. Я вышел, как всегда, со спокойной душой. Проложил курс архипелагом Мона. На борту 104 человека: экипаж, военная команда и пассажиры.

— А цель похода? [161]

— Северная оконечность Северной Земли. Должен был открыть там новую зимовку. На подходе к острову Белухи сыграли учебную тревогу. Флагманский артиллерист Медведев не давал нам отдыха. Погода была пасмурная, временами туман. После обеда зашел в каюту. Вдруг слышу в приоткрытый иллюминатор возглас сигнальщика Алексеева: «Вижу силуэт корабля!»

Выскочил на мостик, схватил бинокль. На горизонте — расплывчатое пятно. В дальномер хорошо различил очертания военного корабля. Четко обозначались орудийные башни. Скомандовал: «Боевая тревога, право на борт! Самый полный ход машине!»

— На остров Белухи?

— Да.

— Что ты в тот момент почувствовал?

— Знаешь, Костя, я испугался. Отяжелели ноги. Но голова работала ясно. Куда укрыться, как спасти судно, что делать? И еще одна мысль: что с красинским караваном, ведь он совсем недавно ушел с Диксона? Может быть, его не существует?

Тем временем боевые посты докладывали мне по очереди о готовности.

Неизвестный корабль быстро приближался, рос на глазах. Его скорость больше нашей раза в три. В пяти милях он дал предупредительный выстрел. Яркими вспышками прожектора запросил по-русски: «Кто вы, куда следуете, подойдите ближе».

Я немедленно дал радиограмму на Диксон, что в районе Белухи обнаружен крейсер неизвестной национальности, запрашивает, кто мы, куда идем.

Наши радисты превосходно держали связь. Ответ пришел почти мгновенно: «Не сообщать. Минеев». Конечно, я и сам знал, что сообщать не следует.

Радист Шаршавин, принеся телеграмму, сказал: «Нас забивает этот корабль, он, наверное, вражеский».— «Переходите на другую волну».

И семафором запросил корабль: «Кто вы такой, ваша национальность».

На крейсере снова вспыхнул прожектор: «Сисияма». И приказ: «Прекратите работать радиостанцией, остановите машину, сдавайтесь».

«Сисияма»?.. Но крейсер поднял фашистский флаг и дал второй выстрел — перелет.

Я решил принять бой. Отдал приказ: огонь!

«Сибиряков» тем временем продолжал идти полным ходом курсом «зигзаг» к острову Белухи. За островом я надеялся укрыться от снарядов или посадить пароход на мелкое место. На вражеском [162] рейдере палуба была полна народа. Все вышли посмотреть, как будет сдаваться советский корабль. Мы поставили дымовую завесу.

Когда наша артиллерия открыла огонь по фашисту, я сквозь клочья дыма увидел, что палуба крейсера опустела.

Дымовая завеса на время помогла, но враг уже пристрелялся. Первым попаданием снаряда у нас снесло фор-стеньгу и повредило радиостанцию. Перешли на аварийный передатчик. Вторым снарядом накрыло корму, кормовые пушки выведены из строя, вся прислуга, около тридцати человек, погибла (снаряд главного калибра рейдера весил больше 300 килограммов). Третий снаряд попал на носовую палубу, взорвался бензин. На носу были собаки, парты... К дымовой завесе прибавился дым и огонь на пароходе. Четвертый снаряд угодил в ботдек и взорвался в котельном отделении.

— Левый котел вышел из строя, есть жертвы,— позвонил механик Николай Бочурко.

Но мы еще шли к острову...

— О чем ты думал в это время? — спросил я с волнением, представив страшные картины этого неравного боя.

— О том, как бы подороже продать жизнь. Вошел в азарт. Забыл о смерти... Заметил, что несколько человек сели в шлюпку и хотели ее спустить. Взрывом шлюпку опрокинуло. Люди барахтались в горящем море. Я ничем не мог им помочь. Не имел права остановить судно. Тяжко сделалось на душе. Часто вспоминаются эти люди, во сне вижу.

Прибежал старпом Судаков, доложил: в кают-компании открыт лазарет, работает аварийная группа. Смелый человек, ни на минуту не потерял самообладания. После второго попадания Георгий Федорович Сулаков вызвался поставить дымовую завесу и побежал на бак. Третий снаряд, угодивший в носовую часть, был для него смертельным.

Снова вспомнился караван с Диксона. Предупредят ли его наши о фашисте?

Еще один удар в корпус, судно вздрогнуло... И тут же резкая боль: ранен, все поплыло в глазах, свалился...

Когда очнулся, услышал чей-то встревоженный голос: «Что с тобой, командир?»

Смутно помню, как меня перенесли в каюту. Надо мной склонилась врач Валя Черноус. Но что она могла сделать? Она и сама была тяжело ранена...

Опять забытье... Очнулся, будто лежу на верхней палубе. Стрельбы не слышно. Снова провал сознания... очнулся у входа в машинное отделение. Шатаясь, ко мне подходит второй механик, тяжело раненный в живот. [163]

Я тоже, видимо, упал. Через меня перешагнул боцман Павловский, но, когда заметил открытые глаза, спросил: «Ты живой, капитан?»

Я, наверно, застонал. Боцман накрыл меня своим ватником. Как положили в шлюпку — не помню. Очнулся на чьих-то коленях. Видел, как «Сибиряков» тонул, уходил носом в воду. Флаг был сбит с гафеля, но кто-то поднял его на корме{30}.

Позже мне рассказывали, что когда с мостика передали в машину: «Капитан убит», старший механик Бочурко поднялся к себе в каюту, выпил бутылку водки и пошел открыть кингстон. Он утонул вместе с судном.

Кингстон открыли, когда уже не осталось никакой надежды спасти пароход, уйти от врага...

«Катер!» — услышал я чей-то голос в нашей шлюпке. Это шел катер с крейсера.

Потом голос боцмана Павловского: «Не говорите, что капитан с нами».

Вспоминаю, как лежал на носилках на палубе рейдера и нас, сибиряковцев, снимали киноаппаратами. От боли я надолго потерял сознание. Когда открыл глаза — темнота. Спрашиваю: «Кто здесь есть?» — «Командир, это я, Сараев».— «Где мы?» — «В плену, на борту крейсера».— Сараев тяжко застонал. Потом я увидел себя на операционном столе.

Нас разделили, раненых поместили отдельно, здоровых — отдельно. Обслуживал нас, раненых, матрос Котлов. На третьи сутки плена он рассказал мне об обстреле крейсером порта Диксон.

«Нас разбудил грохот над головами,— говорил Котлов.— Палуба вздрагивала от сильных ударов. В нашем отсеке появился офицер и два матроса. Согнали нас в кучку и долго держали под дулами автоматов. Один снаряд разорвался на палубе прямо над нами. Офицер сказал, что они ведут бой с «английской эскадрой». Как только стрельба прекратилась, крейсер дал полный ход, мы ощущали скорость по вибрации...»

Много лет спустя я читал скупые строчки донесения командира «Шеера», и перед моими глазами снова возникла героическая драма...

Несмотря на совершенно очевидное неравенство сил, наш пароход ответил огнем своих 76-миллиметровых пушек.

«Шеер» стрелял обеими башнями из 280-миллиметровых пушек. Всего он сделал 27 выстрелов. «Сибиряков» получил четыре [164] прямых попадания, загорелся, остановился и стал тонуть, продолжая стрелять.

Крейсер спустил шлюпки и вылавливал в воде оставшихся в живых. Некоторые сопротивлялись и тонули.

Все это написано в отчете врага. Даже враг отдал дань мужеству команды советского корабля...

Под вечер 25 августа 1942 года радиостанция острова Диксон сообщила командирам всех кораблей в Карском море, что в районе побережья Харитона Лаптева действует крейсер противника. Это была как раз та радиограмма Минеева, которую в 16 часов того же дня получил капитан «Красина» М. Г. Марков.

Станция на Диксоне упорно вызывала и «Сибирякова», но тот ответить уже не мог: его радиорубка вышла в бою из строя тремя часами раньше-После потопления «Сибирякова» нужно было ждать новых действий вражеского крейсера. Куда он пойдет? На северо-восток, к проливу Вилькицкого, или в иное место? Над караваном транспортов и сопровождающими его ледоколами нависла грозная опасность{31}.

Я представляю себе состояние тех, кто там находился. Мне рассказывали потом, что ледоколы и транспорты упорно пробивались во льдах, стараясь разрушить пробку, преграждавшую путь к морю Лаптевых.

Через несколько часов после гибели «А. Сибирякова» радиостанция на мысе Челюскин передала открытым текстом: «Вижу дым на горизонте».

На всех судах радисты затаили дыхание. Да и мы в штабе тоже.

«Вижу мачты неизвестного корабля»,— продолжал Челюскин.

Однако тревога оказалась ложной. То был корабль «Георгий Седов». Он тоже получил приказание уходить к проливу Вилькицкого и молча спешил выполнить приказ.

Перед лицом опасности все пароходы, даже совсем не приспособленные к работе во льдах, вели себя почти как ледоколы. Под дружными усилиями лед наконец не выдержал, и дорога на восток открылась. 28 августа красинский караван вышел на чистую воду. К нему примкнул и «Седов». В штабе царило ликование...

Но что же с сибиряковцами? Нас очень беспокоила их судьба...


...Поиски потерпевших бедствие на «Сибирякове», несмотря на то что мы знали довольно точно место нападения на пароход, велись чуть ли не по всему пути его плавания.

У нас, конечно, было мало надежды, что «Сибиряков» уцелел. Но что сталось с командой, с пассажирами? Еще много времени их судьба оставалась для нас загадкой.

В предполагаемый район гибели парохода были посланы шхуны полярной гидрографии и самолеты ледовой разведки. Летали ежедневно целую неделю. Безрезультатно. Все полярные станции, расположенные поблизости, следили за морем и сушей. Поиски затруднялись сложными очертаниями берегов и множеством островов, больших и малых.

Мы надеялись, что сибиряковцам удалось спустить хотя бы одну шлюпку и где-либо высадиться.

Прошло более десяти дней, пока нам стало известно, что строители, работавшие на мысе Де-Колонга, расположенном в 25 милях от острова Белухи, слышали 25 августа орудийные выстрелы и видели далеко на горизонте корабль, окутанный дымом. Это сообщение дало возможность сконцентрировать поиск.

Затем и с других полярных станций стали поступать донесения о находках: к берегу волны прибивали обгоревшие деревянные предметы, принадлежавшие пароходу. Мы все это проверили, и сомнения у нас не осталось: «Сибиряков» потоплен...


...26 сентября капитан парохода «Сакко» В. С. Введенский по прибытии на остров Диксон сообщил Минееву, что видел на острове [179] Белухи человека, размахивающего белым полотнищем, но не мог его снять из-за шторма.

Немедленно к Белухе вылетел гидросамолет, пилотируемый М. Н. Каминским. Однако сесть из-за крупной волны он не смог. Самолет сделал несколько кругов низко над островом. Разобрали написанное на выложенных по берегу досках: «Команда Сибир. Спасите».

Каминский сбросил на остров спальный мешок и пакет с продовольствием. Он летал и на следующий день, но спуститься на воду опять не удалось.

Только 28 сентября возле острова посадил самолет И. И. Черевичный. И сразу увидел: на прибрежных камнях стоял человек и размахивал чем-то белым. Когда самолет приблизился, он побежал навстречу. Человек вошел в воду по пояс, и Черевичный сильным рывком втащил его в кабину.

Спасли сибиряковца Павла Вавилова.

Смеясь и радуясь, благодаря летчиков, Вавилов показывал им свой дневник, который вел на острове по обычаю мореходов-поморов.

На Диксоне Вавилова подробно расспрашивали Минеев и его сотрудники. Однако Павел Иванович{36} далеко не все видел и мало что мог рассказать о судьбе своих товарищей. Ничего не знал он и о капитане, А. А. Качараве.

Снова поиски. В район гибели «Сибирякова» полетели гидросамолеты, направились гидрографические суда. Искали до тех пор, пока стало ясно: надежды найти людей больше нет...


{29} Сведения о действиях «Адмирала Шеера» взяты из донесений командира крейсера (см. Стеенсон Р. С. Северный морской путь. Копенгаген, 1957).
{30} Согласно донесению командира вражеского крейсера, «Сибиряков» и в эти минуты продолжал отстреливаться.
{31} Только после опубликования отчета капитана «Шеера» стало ясно, что, оставшись без самолета, а значит, без глаз, командир побоялся попасть в ледовую ловушку и в пролив Вилькицкого не пошел.
{36} П. И. Вавилов последним покинул тонувшее судно. Очутившись в воде, он ухватился за шлюпку, которую не успели потопить фашисты. На шлюпке Вавилов добрался до острова. В послевоенные годы П. И. Вавилов за доблестный труд удостоен звания Героя Социалистического Труда.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 12:11

Головко, Арсений Григорьевич
Вместе с флотом
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Головко А. Г. Вместе с флотом. — М.: Финансы и статистика, 1984.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/gol ... index.html
Книга одним файлом: http://militera.lib.ru/memo/0/one/russi ... vko_ag.rar
OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Головко А. Г. Вместе с флотом. — 3-е изд. — М.: Финансы и статистика, 1984. — 287 с., ил. — (Военные мемуары). Тираж 200 000 экз. / Текст печатается по изданию книги: Головко А. Г. Вместе с флотом. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Воениздат. 1979.
Аннотация издательства: Автор в годы Великой Отечественной войны командовал Северным флотом, ставшим затем Краснознаменным. В книге говорится об особенностях боевых действий в условиях Заполярья, о подвигах подводников, летчиков, морских пехотинцев, моряков надводных кораблей, о совершенствовании их боевого мастерства.


...Первые сведения о рейдерстве «Адмирала Шеера» на арктических коммуникациях, полученные нами с запозданием, были таковы.

Крейсер прошел в Карское море мимо северной оконечности Новой Земли — мыса Желания — со стороны кромки льдов высоких широт, использовав благоприятную навигационную обстановку: южные ветры оттеснили тяжелый паковый лед далеко к северу. 25 августа рано утром (в 5 часов) зимовщики полярной станции на мысе Желания увидели неизвестный корабль, шедший из Баренцева моря. Прежде чем они успели опознать его (на подходе к мысу в это время находился наш грузовой транспорт «Беломорканал», совершавший одиночное плавание из Исландии в бухту Кожевникова), неизвестный корабль открыл орудийный огонь по радиостанции, чтобы лишить зимовщиков возможности сообщить о нем. Обстрел вызвал пожары. Сгорели жилой дом, метеостанция, дом летчиков, склад. Было повреждено здание радиостанции, но аппаратура уцелела. После обстрела вражеский корабль ушел на восток и скрылся в Карском море, а с мыса Желания на Диксон было передано радиодонесение: «Напало неприятельское судно, обстреляло, горим, горим, много огня...» Направление, в котором ушел фашистский рейдер, указано не было, что свидетельствовало не только о растерянности зимовщиков, но и о плохом инструктаже их. [126]

Несколькими часами позже, в 12 часов 56 минут, радиоцентр Диксона принял сообщение, посланное капитаном ледокольного парохода «Сибиряков» А. А. Качаравой. «Сибиряков» накануне вышел из Диксона с оборудованием и персоналом новой полярной станции, которую намечалось открыть на Северной Земле, и не успел покрыть еще и половины расстояния до места назначения. В своем первом сообщении капитан Качарава указал, что к нему направляется вспомогательный крейсер противника. На самом деле это был не вспомогательный крейсер, а все тот же «Адмирал Шеер», стоивший десятка вспомогательных крейсеров. Второе донесение капитана Качаравы гласило: с «Шеера» потребовали данные о ледовой обстановке на пути к району пролива Вилькицкого и у мыса Челюскин, куда как раз в тот момент приближался третий арктический караван, благополучно прошедший в сопровождении наших эскортных кораблей от Архангельска до новоземельных проливов и оттуда следовавший уже самостоятельно, под проводкой линейных ледоколов «Ленин» и «Красин», к проливу Вилькицкого и дальше на восток по Северному морскому пути. Судя по запросу, на «Шеере» имелись сведения о третьем арктическом конвое.

Не отвечая на требование гитлеровцев, капитан Качарава повернул «Сибирякова» к берегу; однако «Шеер» последовал за ним, настиг и вновь потребовал данные о ледовой обстановке. Тогда капитан Качарава постарался выиграть время. Он запросил, что за корабль перед ним, и одновременно сообщил на Диксон о требовании «Шеера». В ответ с фашистского рейдера передали японское название — «Сисияма». В то же время на «Шеере» был поднят американский флаг. Теперь сибиряковцы убедились, что перед ними вероломный противник. Капитан Качарава приказал старшему лейтенанту Медведеву (на пароходе имелись 76-мм и 45-мм пушки) подготовиться к открытию огня по вражескому рейдеру, а всему экипажу и пассажирам-полярникам — занять места по боевому расписанию. Тем временем радист послал новое сообщение капитана в штаб морских операций на Диксон, после чего с «Шеера» последовало ультимативное требование прекратить работу рации, застопорить машину, спустить флаг и сообщить данные о ледовой обстановке в проливе Вилькицкого. В тот момент, когда на Диксоне принимали четвертое донесение радиста «Сибирякова», капитан [127] Качарава приказал открыть орудийный огонь по фашистскому рейдеру.

И «Сибиряков» начал неравный бой. Сам по себе этот факт достоин всяческого восхищения. Стоит сравнить хотя бы данные тяжелого крейсера, приведенные мной выше, и данные «Сибирякова», того самого «Сибирякова», который десять лет тому назад совершил под командованием капитана-помора В. И. Воронина всемирно известный исторический сквозной поход по Северному морскому пути в одну навигацию. В единоборство с мощным, вооруженным одиннадцатидюймовыми (280-мм) орудиями, одетым в броню быстроходным фашистским рейдером вступил старый грузовой пароход ледокольного типа, ветеран Арктики, имевший слабое вооружение и малый ход! Конечно, «Сибиряков» не мог рассчитывать на какой бы то ни было успех. Но решение, принятое капитаном Качаравой, было правильное: он надеялся задержать гитлеровцев, насколько удастся дольше, чтобы дать возможность уйти в безопасное место третьему арктическому каравану.

В 13 часов 37 минут «Шеер» открыл ответный огонь, держась на дистанции, исключавшей попадания снарядов «Сибирякова». Несколько сообщений, принятых на Диксоне от судового радиста по ходу неравного боя, подтверждали то, что следовало ожидать: снаряды «Шеера» вывели из строя сначала кормовое орудие, затем носовые пушки, вызвали пожар и взрыв бочек с бензином, находившихся на верхней палубе парохода, попали в борт в районе машинного и котельного отделений, лишили пароход возможности маневрировать и двигаться, разрушили мостик и носовую палубу. Шрапнельными снарядами, рассчитанными на поражение живых целей, были убиты многие члены экипажа и многие пассажиры-полярники, в том числе женщины. В 14 часов 5 минут связь с ледокольным пароходом оборвалась. По всей вероятности, «Сибиряков» был потоплен, а его люди погибли, самоотверженно исполнив свой долг, задержав фашистский рейдер на один час десять минут, но возможно, и дольше.

Посланный с Диксона в район боя самолет не нашел там ни «Сибирякова», ни «Шеера». Не оказалось и каких-либо следов на поверхности моря, характерных для потопления.

А на следующий день, 26 августа, в 12 часов 30 минут [128] я получил довольно-таки нервную радиограмму от начальника Главсевморпути И. Д. Папанина с просьбой срочно дать приказание командующему Беломорской флотилией об отправке звена бомбардировщиков с запасом бомб в Арктику для уничтожения вражеского рейдера, якобы прошедшего в час ночи, то есть за полсуток до обращения начальника Главсевморпути к флоту, на восток мимо мыса Челюскин полным ходом по чистой воде.

Выяснилось, что сообщение о рейдере, прошедшем на восток (что в дальнейшем не подтвердилось), было получено штабом морских операций на Диксоне в 1 час 40 минут. К счастью, «Шеер» не проходил проливом Вилькицкого, не был у мыса Челюскин и не проник за кромку льдов.

Почти одновременно с просьбой Папанина мне было передано по радио через начальника Главморштаба приказание: в связи с усилением деятельности подводных лодок противника в районе Новой Земли и появлением рейдера к востоку от нее срочно доложить о предполагаемых мероприятиях.

Приняты меры противодействия «Шееру». Командующему Беломорской флотилией приказано при благоприятной погоде немедленно выслать бомбардировщики в Арктику для поисков и уничтожения фашистского рейдера. Такое же распоряжение дано командующему авиацией флота. Соответствующие приказания даны также командиру бригады подводных лодок и командиру бригады миноносцев.

Все это, конечно, было просто в пределах отдачи приказаний. Пока мы не можем всерьез говорить ни о преимуществах, ни о равенстве сил на театре, да и авиация наша количественно слабее воздушных сил противника. Из надводных кораблей мы можем противопоставить рейдеру эскадренные миноносцы, значительно уступающие ему в боевых качествах. До прибытия подкреплений с Тихоокеанского флота (лидер «Баку» и эсминцы «Разъяренный», «Разумный» уже вышли из Владивостока через Арктику по Северному морскому пути) надо рассчитывать на подводные лодки, на инициативное мастерство наших людей, такое, каким зарекомендовали себя Лунин и экипаж «К-21» в случае с «Тирпицем»...


...истов и портовиков Диксона — все они исполнили свой долг советских патриотов. Отпор, который они дали фашистскому рейдеру, сорвал планы гитлеровцев. И все же урон, нанесенный «Адмиралу Шееру», мог быть куда большим, если бы информация, полученная флотом, не запоздала. Ведь только получив эту информацию, мы послали к мысу Желания одну подводную лодку типа «К» и две лодки типа «Щ», а на второй лодке типа «К» срочно прекратили ремонт и также стали готовить ее к выходу в море. Однако время (срок для развертывания боевых сил) было упущено. Если бы не это упущение, вряд ли фашистский рейдер, несмотря на свою артиллерийскую мощь, отделался бы тремя прямыми попаданиями 152-мм снарядов. Пример Лунина и «К-21» в случае с «Тирпицем» не исключение, а напоминание о наших возможностях, которые теперь не были использованы.

Об этих реальных возможностях североморцев фашисты знали. Вот почему, получив отпор дважды — от «Сибирякова» и от диксоновцев, — «Адмирал Шеер» не задержался на арктических коммуникациях. Полным ходом он поспешил уйти той же дорогой, какой проник в Карское море: вдоль кромки льдов в Северную Атлантику, в норвежские шхеры, в одну из баз гитлеровского флота.

Во всяком случае, в Арктике его, как говорится, только и видели.

Примечание (запись в дневнике).

...30 сентября 1942 года. Ритм будничной жизни на арктических коммуникациях, нарушенный набегом фашистского рейдера, уже был восстановлен, когда с Диксона пришло сообщение о том, что на одном из необитаемых гранитных островков Карского моря, в районе, где погиб без следа в неравном бою с «Адмиралом Шеером» ледокольный пароход «Сибиряков», нашелся участник боя, проживший в одиночестве полярным «робинзоном» больше месяца. Фамилия его — Вавилов, зовут Павлом Ивановичем. Он был на «Сибирякове» кочегаром, уроженец архангельского пригорода — Соломбалы, коренной северянин, помор. Увидели его с мостика парохода «Сакко», шедшего из бухты Тикси к Диксону, но снять с острова не могли из-за сильного волнения моря. Капитан парохода сообщил о нем, как только прибыл на Диксон, и оттуда был послан самолет. На третьи сутки «робинзон» [133] был снят с острова полярным летчиком И. И. Черевичным и доставлен на Диксон, где рассказал подробности боя и гибели «Сибирякова». В частности, рассказал о том, что погибли не все сибиряковцы. Он, Вавилов, еще оставался на борту объятого пламенем парохода, расстрелянного фашистами за отказ экипажа спустить советский флаг, когда увидел неподалеку от борта катер, спущенный с «Адмирала Шеера». Катер подошел к шлюпке, в которой находилась группа сибиряковцев, в основном раненые. Гитлеровцы застрелили одного из моряков, остальных увезли на катере к «Шееру». Был ли среди них капитан Качарава, кочегар не знает. Из всех, кто находился в шлюпке, он разглядел и запомнил двоих — Сибиряковского радиста Шершавина и начальника полярной станции геолога Золотова, — но слышал еще в конце боя, как говорили на палубе, что капитан убит или тяжело ранен. В момент, когда «Сибиряков» стал быстро тонуть, Вавилов бросился за борт, однако не успел отплыть на безопасное расстояние и был втянут водоворотом, образовавшимся на месте гибели парохода. Выплыл потому, что случайно ухватился за деревянный предмет, вместе с которым его вытолкнуло на поверхность моря; два других моряка, попавших в водоворот вместе с Вавиловым, погибли. Он же добрался вплавь до шлюпки, из которой гитлеровцы несколькими минутами ранее насильно пересадили спасавшихся сибиряковцев в катер и увезли на рейдер. Вскарабкавшись на борт шлюпки, Вавилов опознал в убитом фашистами человеке своего товарища по вахте — кочегара Матвеева, затем принялся грести к гранитному островку, выуживая из воды все, что всплыло на поверхность после гибели «Сибирякова» и могло пригодиться. Высадившись на остров, он прожил там в одиночестве, бедствуя, тридцать четыре дня{35} [134]...


{35} После войны П. И. Вавилов продолжал плавать на ледоколах и был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Судьба сибиряковцев, захваченных гитлеровцами, выяснилась в 1945 году. «Адмирал Шеер» доставил их в Норвегию, откуда они поело многократных допросов, не давших фашистам ничего, были переправлены в Пруссию, брошены в концлагерь и находились в нем вплоть до освобождения нашими войсками. Среди освобожденных сибиряковцев оказался и капитан А. А. Качарава, захваченный в плен в бессознательном состоянии после тяжелого ранения. Остался в живых он благодаря стойкости своих товарищей, два с полови-пой года скрывавших, что среди них под видом рулевого находится капитан советского ледокольного парохода, осмелившийся преградить путь фашистскому рейдеру. — Примеч. авт.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 12:35

Каневский, Зиновий Михайлович
Цена прогноза
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Каневский З.М. Цена прогноза. — Л.: Гидрометеоиздат, 1976
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/kan ... index.html
OCR и правка: McShley (benwolf@lenta.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Каневский З.М. Цена прогноза. — Л.: Гидрометеоиздат, 1976 — 128 стр. + вкладка 12 стр. Тираж 50000.
Аннотация издательства: Автор Зиновий Михайлович Каневский, в прошлом географ-полярник, в своей книге рассказывает о значении прогноза погоды и его роли во время Великой Отечественной войны в Арктике, о том, какой ценой давались в то время метеорологические и ледовые сведения, о борьбе наших полярников и героев датского Сопротивления с секретными немецкими метеостанциями.


...В навигацию следующего, 1944 года Б. А. Кремер плыл на Чукотку из Владивостока на пароходе «Анадырь». В проливе Лаперуза их остановил «японец». После краткого допроса, учиненного капитану «Анадыря» Л. К. Шар-Баронову, японский офицер «милостиво» разрешил судну продолжить плавание. В этот момент кто-то из наших матросов на полную мощность запустил через динамик пластинку с песней о «Варяге»! Японские офицеры тотчас принялись очищать верхнюю палубу своего корабля от «нижних чинов» — они не могли допустить, чтобы те слушали «крамольную» песню о подвиге русского крейсера…

Вместе со всеми Борис Александрович слушал «Варяга», но эта песня напоминала ему о корабле, [47] судьба которого причудливым образом переплелась с его, Кремера, судьбой, с судьбами многих полярников, О том самом корабле, который так и не пришел в августе 1942 года к ним, на остров Домашний, не доставил туда смену во главе с новым начальником, радистом Шаршавиным. Это был другой, арктический «Варяг» — легендарный ледокольный пароход «А. Сибиряков».

Почему не пришел «Сибиряков»?


...25 августа 1942 года, вскоре после полудня, с борта германского крейсера был замечен какой-то мирный корабль. «Шеер» решительно направился к нему, передав на ходу несколько сигналов — коротких вопросов и приказов, звучащих примерно так: «Кто вы? Куда и откуда идете? Какова обстановка в проливе Вилькицкого? Прекратите работу судовой рации. Спустите флаг».

Корабль, на сближение с которым шел «Шеер», был прославленным ледокольным пароходом «А. Сибиряков». В 1932 году «Сибиряков», впервые в истории, прошел Северный морской путь без зимовки, за одну навигацию. Он пробился сквозь льды, а когда потерял гребной винт и стал неуправляемым и беспомощным, сибиряковцы поставили самодельные паруса из брезента и все-таки провели свой корабль через Берингов пролив в Тихий океан!

Пароход-труженик, участник бесчисленных арктических плаваний, научных и промысловых экспедиций… Сейчас он направлялся на отдаленные полярные станции с грузами для зимовщиков. На острове Домашнем в архипелаге Северная Земля «Сибирякова» ждали Борис Александрович Кремер и два его товарища. На судне шла смена во главе с радистом Шаршавиным, там же находилась группа полярников, которым было поручено продолжить прерванные наблюдения на мысе Арктическом. На борту ледокольного парохода было сто четыре человека, но лишь тридцать два из них входили в военную команду.

«Сибиряков» не подчинился гитлеровскому приказу. Его передатчик не замолчал. Напротив, радисты открытым текстом оповестили Диксон о появлении [52] неизвестного, предположительно — вражеского военного корабля. Одновременно командир советского судна старший лейтенант (в годы войны корабли ледокольного флота были сформированы в ледокольный отряд Беломорской военной флотилии, а их капитанам присваивались офицерские звания) Анатолий Алексеевич Качарава отдал приказ: «Орудия к бою!»

Две 45-миллиметровые пушки на носу, две 76-миллиметровые пушки на корме, несколько зенитных пулеметов — вот и все вооружение «Сибирякова». К тому же у ледокольного парохода не было броневой обшивки, а скорость его составляла всего лишь 8,5 узла. Германский же крейсер имел шесть орудий главного калибра (280 мм) и восемь — калибра 150 мм; его зенитная артиллерия состояла из шести орудий калибра 105 мм и восьми орудий калибра 37 мм. Кроме того, он имел восемь торпедных аппаратов. Его броня достигала толщины 102 мм, скорость хода — 26 узлов, а экипаж насчитывал девятьсот с лишним человек. Крейсер шел на восток, к проливу Вилькицкого, к каравану, он явно нуждался в ледовой информации, и нужно было не позволить ему завладеть этими сведениями, задержать его любой ценой. В тех условиях это означало одно: ценою собственной жизни, и каждый сибиряковец понимал это. Потому-то и прозвучала команда: «Орудия к бою!»

Тот бой нельзя назвать даже неравным. Это было яростное сражение обреченных на гибель людей со спокойными, уверенными в быстрой победе гитлеровскими пиратами. Тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» уже успел на своем веку поразбойничать в Атлантике. Он пустил под воду десятки беззащитных мирных судов, плававших под флагами самых разных стран, и еще ни разу никто не осмелился перечить приказам командира крейсера, ни одно судно не отважилось вступить в схватку с бронированным пиратом. Но сейчас была другая ситуация, и в сторону «Шеера» полетели первые снаряды. В ответ ударили орудия главного калибра рейдера.

Советский корабль охватило огнем. Погиб весь расчет кормовых орудий, был убит старший помощник капитана Г. П. Сулаков, тяжело ранен капитан Качарава, не стало любимца экипажа комиссара 3. А. Элимелаха. На носовой палубе взорвались бочки с бензином, горящее судно резко сбавило ход. [53] Укрыться за небольшим островком Белухой или выброситься на берег «Сибирякову» не удалось. Оставшиеся в живых раненые и обожженные моряки перебрались в шлюпку. В 13 часов 49 минут радиостанция парохода замолчала. Но прежде чем к горящему судну приблизился немецкий катер с автоматчиками, шифровальщик М. В. Кузнецов, выполняя последний приказ капитана, уничтожил все секретные документы, в том числе и сведения о льдах Карского моря. И в эти же минуты старший механик «Сибирякова» Н. Г. Бочурко открыл кингстоны, и советский полярный «Варяг» ушел в пучину…

Быстроходный катер с крейсера догнал шлюпку, восемнадцать сибиряковцев попали в фашистский плен. Девятнадцатому, кочегару Вавилову, удалось на обломке бревна добраться незамеченным до опустевшей шлюпки и подгрести на ней к острову Белуха. Он прожил там в одиночестве 34 дня, питаясь случайно обнаруженными отрубями. Его спасли наши пилоты. Черевичный, совершив посадку на воду у берега островка, вывез Вавилова на материк. От него-то и узнали первые подробности разыгравшегося сражения. (После войны П. И. Вавилову было присвоено звание Героя Социалистического Труда.)

А захваченных в плен сибиряковцев гитлеровцы долго допрашивали о том, что их больше всего интересовало: о караванах, о льдах пролива Вилькицкого. Ни один моряк не проронил ни звука, ни один не выдал своего потерявшего сознание командира (фашисты числили его как «метеоролога Кучерявого»). Всех их увезли в Германию, в концлагерь. Они и там вели себя мужественно. Несколько сибиряковцев умерли от ран и болезней, остальных освободила Советская Армия. Радист Анатолий Шаршавин пошел сражаться на фронт. Он погиб в самые последние дни войны и похоронен в немецкой земле. Его товарищи дожили до Победы, вернулись домой. Продолжая прерванную войной «службу погоды и льда», снова стал летать в ледовые разведки над арктическими морями участник сражения с «Адмиралом Шеером» гидролог А. Н. Золотов. Он погиб при катастрофе в очередном исследовательском полете. Долгие годы водил корабли в океанах — в том числе и в Ледовитом — капитан дальнего плавания А. А. Качарава, нынешний начальник Грузинского морского пароходства. [54]

Работают на Большой земле другие сибиряковцы. Ходит во льдах новый ледокол «А. Сибиряков». А караваны мирных торговых кораблей, которые идут Карским морем мимо маленького, только на самой подробной карте обозначенного острова Белуха, приспускают флаги и гудками отдают честь погибшим героям-сибиряковцам и их легендарному судну.

Да, «Сибиряков» погиб, погиб почти весь его экипаж. Но ценою собственной жизни полярные моряки оповестили Арктику о нависшей над нею угрозе, позволили нашим кораблям выиграть время, укрыться во льдах. «Сибиряков» сознательно подставил себя под удар, подобно солдату, закрывающему грудью вражескую амбразуру.

Есть в одной из книг, посвященных подвигу сибиряковцев, фотография, лучше всяких слов говорящая о том, что произошло 25 августа 1942 года близ острова Белуха, недалеко от таймырского побережья. Снимок сделан кем-то из членов экипажа германского крейсера. Широко расставив ноги, спокойно, уверенно стоит на верхней палубе «Шеера» немецкий моряк. Стоит и смотрит, как горит, осев на борт, советский ледокольный пароход. Самодовольный фашист не мог тогда предположить, что именно в эти секунды решилась судьба всей операции «Вундерланд».

Капитан 1 ранга Мендсен-Болькен довольно быстро понял, что операции грозит бесславный провал: крейсер обнаружен прежде, чем он успел напасть на караван противника, и все, что он сумел, — это потопить один-единственный ледокольный пароход. Не оставалось ничего иного, как атаковать Диксон: быть может, это в какой-то мере поможет «реабилитироваться» в глазах командования. Атаковать порт, высадить там десант, разрушить до основания радиоцентр, метеостанцию, уничтожить штаб морских операций, перебить население поселка. Впрочем, судя по некоторым документам, обнаруженным уже после войны, решение напасть на Диксон было отчасти продиктовано дополнительными соображениями: по признаниям самих моряков с «Шеера», они рассчитывали раздобыть на Диксоне желанную информацию о льдах, ту, что унес с собою в пучину «Сибиряков»...


...Трудно вспомнить хотя бы один, деже самый незначительный эпизод, связанный с операциями в Арктике во время войны, в котором не принял бы участия Иван Иванович Черевичный. Вместе с М. Н. Каминским он несколько дней подряд обследовал акваторию Карского моря, пытаясь найти следы погибшего «Сибирякова». (В результате, посадив свой гидроплан на очень крутую и опасную волну, Черевичный вывез с необитаемого островка кочегара Вавилова.)...
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 12:38

Кузнецов, Николай Герасимович
Курсом к победе
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Кузнецов Н.Г. Курсом к победе. — М.: Голос, 2000.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/kuz ... index.html
OCR, правка, оформление: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
{1} Так помечены ссылки на примечания.
Примечания после текста книги.
[1] Так помечены номера страниц. Номер предшествует странице.
Аннотация издательства: Адмирал Флота Н.Г. Кузнецов с фашистами начал воевать ещё в Испании. Узнав от Г.К. Жукова о начале войны с Германией, он сразу же отдал приказ о приведении флота в боевую готовность. Н.Г. Кузнецов пережил опалу, понижение в звании, но в истории страны, в памяти моряков, навсегда остался выдающимся флотоводцем. Адмиралом Флота Советского Союза.


...Утром 25 августа линкор направился к банке Ермака. Около 12 часов фашисты заметили мачты ледокольного парохода "Сибиряков", который следовал к Северной Земле с грузом для метеорологической станции. Увеличив ход, линкор пошел на сближение. В 12 часов 18 минут "Сибиряков" сообщил на Диксон, что его преследует корабль противника. Через полчаса после этого линкор открыл по ледоколу огонь. "Сибиряков", на котором были только две старые пушки, стал отстреливаться, одновременно стараясь скрыться за своим дымом. Однако получил несколько попаданий тяжелых [258] снарядов, загорелся и начал тонуть.

18 человек из числа команды "Сибирякова", находившиеся в спасательной шлюпке, в том числе тяжело раненный капитан А. А. Качарава, были захвачены фашистскими пиратами. Только одному члену экипажа — кочегару П. И. Вавилову — удалось на полузатопленной шлюпке добраться до острова Белуха, откуда через месяц, после неимоверных лишений, его снял высланный с Диксона самолет{45}.

Дальнейшие события развивались так. Сразу же после уточнения сведений, полученных от Монда, штаб морских операций западного сектора Арктики оповестил все суда в море и береговые станции о возможности появления вражеского рейдера. Радиосвязь в Арктике работала четко. Хотя при прохождении через "зоны молчания" судовым радиостанциям действовать запрещалось, на всех судах в определенные часы слушали передачи радиоцентра Диксона и своевременно получали нужные сведения. За судами периодически следили с воздуха самолеты нашей полярной авиации. На острове Диксон начальник штаба Н. А. Еремеев и дежурный диспетчер аккуратно передвигали по карте флажки с названиями судов и каждое утро докладывали по радио в Москву о движении транспортов и о работе арктических портов. Круглые сутки несли вахту радисты на радиоцентре Диксона и полярных станциях. Крепко прижав наушники, они старались уловить в хаосе звуков, заполнявших эфир, позывные судов, установить, что происходит на трассе Северного морского пути и за ее пределами.

После потопления "Сибирякова" командир "Адмирала Шеера" больше не мог рассчитывать на скрытность своих действий в Карском море. Пираты стали торопиться, тем более что под влиянием северо-западных ветров ледовая обстановка у пролива Вилькицкого резко осложнилась. Перед уходом из Карского моря командир рейдера решил нанести удар по острову Диксон, разгромить порт и радиоцентр, лишить Северный морской путь основной базы в его западной части. Фашисты намеревались высадить десант, захватить в плен руководителей штаба морских арктических операций и добыть важные документы с планами навигации по Северному морскому пути...


{45} Судьбу захваченных гитлеровцами сибиряковцев удалось выяснить в 1945 году. Доставленные на "Адмирале Шеере" в Норвегию, они были затем переправлены в концлагерь в Пруссию, где и находились вплоть до освобождения нашими войсками. Среди освобожденных сибиряковцев оказался и капитан А. А. Качарава.— Прим. ред.
[258] описания в электронной версии нет.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 12 Апрель 2012 12:49

Папанин, Иван Дмитриевич
Лёд и пламень
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Папанин И.Д. Лед и пламень. — М.: Политиздат, 1977.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/pap ... index.html
Источник: lib.nexter.ru
OCR и правка:
Дополнительная обработка: sdh (glh2003@rambler.ru); Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
{1} Так обозначены ссылки на примечания.
Папанин И.Д. Лед и пламень. — М.: Политиздат, 1977. — 416 с. с ил. Тираж 300.000 экз.
Аннотация издательства: Автор этой книги, дважды Герой Советского Союза, кавалер восьми орденов Ленина, известен всему миру как начальник первой в мире дрейфующей станции «Северный полюс-1» И Д Папанин рассказывает в своей книге о том, как под руководством партии и правительства осваивался Северный морской путь и обживались районы Крайнего Севера, об удивительных людях — ученых, моряках, летчиках, чьими трудами были покорены эти суровые края; о том, как создавался советский научный флот и какие проблемы решают сегодня наши ученые, осваивая Мировой океан.


...Не дать возможности нашим судам ходить по трассе Северного морского пути — эта задача поручалась военно-морскому флоту Германии, а сама операция получила название «Вундерланд» ( «Страна чудес»). Арктика, с ее коварной природой, непостоянной погодой, малоизученными законами движения льдов действительно была страной, полной загадок. Но ожидаемого чуда от своих действий фашисты не добились.

Операция «Вундерланд» преследовала цель действиями надводных и подводных судов разорвать трассу Северного морского пути в Карском море между устьем Енисея и проливом Вилькицкого.

Проведение операции было намечено на вторую половину августа. Именно в это время в Карском море должны были находиться советские суда: один караван формировался у Диксона для следования на восток, а второй караван транспортных кораблей с ценными грузами шел на запад из бухты Провидения. За ним следовали три миноносца, их перегоняли с Дальнего Востока в Кольский залив. Как полагается, при караванах находились линейные ледоколы и ледокольные пароходы. Фашисты рассчитывали уничтожить ледокольный флот Западного сектора Арктики, ведь ледоколы обеспечивали проводку транспортов зимой в Белом море.

Гитлеровское командование послало в Арктику тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» — один из трех «карманных» линкоров, построенных Германией в начале тридцатых годов в нарушение Версальского договора, запретившего Германии строить крупные боевые корабли. Но вооружение этих трех судов было значительно сильнее, чем на крейсерах такого же тоннажа.

В помощь рейдеру{17} были приданы три подводные лодки. Они должны были до выхода тяжелого крейсера в Карское море собрать разведывательные данные о движении наших судов и выяснить положение кромки дрейфующих льдов в Карском море. До начала операции «Адмирал Шеер» укрылся в одном из фьордов Северной Норвегии.

Выйдя из фьорда, крейсер взял курс на северо-восток. Убедившись, что он не пошел в район движения конвоев в Северной Атлантике, английские разведывательные самолеты прекратили его поиск.

Утром 24 августа ко мне пришел старший морской офицер военной миссии Великобритании в Архангельске капитан Монд. (Впоследствии, когда Монд должен был уезжать в Африку — туда бросала его военная судьба, — Советское правительство наградило этого бесстрашного и справедливого британского офицера орденом Красной Звезды.)

— По сведениям нашей разведки, — сказал Монд, — несколько дней назад фьорды Северной Норвегии тайно покинул германский тяжелый крейсер «Адмирал Шеер». Наши самолеты потеряли его из виду, и мы не знаем, где он находится сейчас.

Я немедленно поставил в известность руководство Северного флота и отправил на остров Диксон А. И. Минееву телеграмму, в которой сообщал, что, возможно, на арктических коммуникациях появится вражеский рейдер, и требовал принять меры предосторожности. Штаб сразу же оповестил об этом все суда в море и береговые полярные станции.

Но рейдер уже находился в это время в Карском море.

18 августа «Адмирал Шеер» пришел в район мыса Желания, затем направился к западному побережью полуострова Таймыр. Он выбирал себе путь с помощью самолета, базировавшегося на борту. С этого же самолета 19 августа был обнаружен караван из девяти транспортных судов и двух ледоколов, вышедший с Диксона. Командир «Адмирала Шеера» приготовился нанести удар по каравану, но в это время, как часто случается в Арктике, пал густой туман и гитлеровцы потеряли из виду наши корабли. Не удалась и вторая атака на караван, так как менаду рейдером и советскими кораблями оказался сплошной тяжелый лед. Сам рейдер едва не оказался в ледовом плену и поспешно отошел в западную часть моря.

Фашистам до зарезу нужны были сведения о ледовой обстановке в Карском море, о местонахождении наших караванов. Эфир молчал, и фашисты решили захватить какое-нибудь советское судно. «Адмирал Шеер» отправился на юг, к архипелагу Норденшельда, где шла судоходная трасса от Диксона к проливу Вилькицкого, и здесь, недалеко от острова Белухи, встретил «Сибирякова».

25 августа в 11 часов 25 минут команда «Сибирякова» заметила вражеское судно в свободном от льда районе. Рейдер на всех парах пошел к советскому кораблю, стремясь отрезать ему путь к берегу.

Капитан Качарава дал команду повернуть и идти полным ходом под прикрытие островов Белухи и Предолговатого. Но старая машина «Сибирякова» — наибольшая скорость судна составляла всего 8,5 узла — не могла соревноваться с могучими дизелями тяжелого крейсера мощностью 54 тысячи лошадиных сил. Крейсер развивал скорость до 26 узлов...

Боевую мощь обоих кораблей нельзя даже и сравнивать. «Адмирал Шеер» был вооружен орудиями для боя с тяжелыми броненосцами и крепостной артиллерией, а сибиряковцы имели всего четыре пушки для защиты от надводных атак вражеских подлодок и от самолетов. Убедившись, что от врага не уйти, капитан решил принять бой и первым открыл огонь.

Гитлеровцы полагали, что, оценив мощь тяжелого крейсера, команда советского парохода спустит флаг и сдастся в плен. Враги просчитались — команда «Сибирякова» осталась до конца верна своей Родине.

Неравный бой продолжался недолго. В этом сражении наши моряки и полярники проявили необычайное мужество и чудеса храбрости. Они знали, что идут на верную смерть, но не дрогнули.

С каждой секундой шансы на спасение корабля уменьшались, и капитан тщетно искал выход из сложившегося положения. Потерявший скорость пароход был прекрасной мишенью для мощной артиллерии «Адмирала Шеера», и гитлеровцы в упор расстреливали беззащитное судно.

Команда и пассажиры принимали поистине героические меры, чтобы погасить пожар, сохранить плавучесть корабля и его ход. На верхнем мостике около капитана почти все были ранены или убиты. Вскоре упал и Качарава, тяжело раненный.

До гибели «Сибирякова» были считанные минуты, когда оставшиеся в живых 18 моряков, взяв своего лежавшего без сознания капитана, спустились в шлюпку. Они пытались уйти к берегу, но были схвачены подошедшим с рейдера катером. При этом гитлеровцы расстреливали из пулемета беззащитных людей, державшихся за обломки судна, а кочегара Матвеева застрелили в шлюпке. Сибиряковцы не спустили советского флага. Их корабль, растерзанный тяжелыми снарядами, ушел в морскую пучину с реющим флагом. Сто четыре человека были па борту «Сибирякова». 18 человек попали в плен, в том числе тяжело раненный А. А. Качарава. Остался в живых и миновал плена один кочегар Н. И. Вавилов. Фашистская пуля обошла его. Он долго плавал в студеной воде, потом заметил шлюпку и сумел добраться на ней до острова Белухи, прожил на этом необитаемом клочке суши 34 дня. Вавилова увидел и снял с острова Иван Иванович Черевичный. От Вавилова мы узнали о трагедии в Карском море и страшной судьбе команды «Сибирякова».

Капитаны западного каравана, узнав от штаба Минеева о появлении врага, проявили должную бдительность, не стали мешкать, смело двинулись в льды и прорвались в море Лаптевых. О том, как это произошло, можно судить по выписке из судового журнала ледокола «Ленин» за 25 августа 1942 года.

Капитан Николай Иванович Хромцов, как всегда, лаконично записал: «25/VIII — 42 г. На пути от о-ва Диксон в Тикси. Около 01 час. 00 мин. было получено от Штаба проводки сообщение о возможном появлении в Карском море немецкого линкора. В 13 час. 28 мин. приняли сообщение ледокольного парохода «Сибиряков» о том, что он видит неизвестный крейсер. В 13 час. 47 мин. «Сибиряков» сообщил, что крейсер его обстреливают. Дал сигнал S0S. В 13 час. 48,5 мин. работа радиостанции «Сибирякова» прекратилась. В 15 час. 00 мин. к каравану подошел пароход «Сакко». Учитывая возможность продвижения немецкого линкора на восток к проливу Вилькицкого, в 20 час. 20 мин. караван снялся и пошел в море Лаптевых. Состав каравана: ледокол «Красин», танкер «Азербайджан», танкер «Донбасс», пароходы «Комсомолец Арктики», «Щорс», «Сакко», ледокол «Ленин», танкер «Хопмаунд», пароходы «Чернышевский», «Двина», «Моссовет», «Элна-11»...

Как узнал я потом, на перехват рейдера к мысу Желания была послана подводная лодка, но «Шеер» сумел избежать засады. Перед тем как уйти из вод Советской Арктики, «Шеер» попытался разгромить порт и радиоцентр на Диксоне. Но и это ему не удалось.

Операция «Вундерланд», можно считать, провалилась. Караван транспортов и ледоколов благополучно дошел до места назначения, порт на острове Диксон по-прежнему действовал, навигация по Северному морскому пути продолжалась.

Почему же все-таки немецко-фашистскому рейдеру удалось незамеченным проникнуть в Карское море, оставаться там несколько дней и так же благополучно выскользнуть из него?

Во-первых, военная разведка Северного флота, видимо, не оказалась на должной высоте, а во-вторых, Северный флот тогда не располагал достаточными силами для сражения с таким мощным военным кораблем...

{17} Рейдер — военный корабль, выполняющий самостоятельные боевые действия.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3173
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

След.

Вернуться в Международная поисковая операция "А. Сибиряков"



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения