Радиосвязь в Антарктике

Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение [ Леспромхоз ] » 20 Июль 2012 08:31

Журнал "Радио", №9 1956 г., с.4-5
 56-9 - 0001.jpg
 56-9 - 0002.jpg
РАДИОРАЗГОВОР

Радиоцентр Главсевморпути. Здесь ни на минуту не прекращается напряженная работа. Днем и ночью, в будни и праздники, в любое время суток коллектив радиоцентра непрерывно и бесперебойно держит связь с многочисленными радиостанциями, расположенными в самых различных пунктах Советской Арктики.
В конце прошлого года и без того огромный объем работы на радиоцентре еще более возрос. Страна отправляла в Антарктиду большую научную экспедицию и на работников радиоцентра была возложена обязанность — подготовиться к работе с радиостанцией, которая будет установлена на берегу шестого континента, и позаботиться о том, чтобы была обеспечена надежная и уверенная радиосвязь антарктической экспедиции со столицей нашей Родины — Москвой.
И вот на берегу Антарктиды вырос поселок Мирный. В предельно короткий срок коллектив радиоотряда советской антарктической экспедиции, возглавляемый опытным полярным радистом И. Магницким, смонтировал радиостанцию.
С тех пор установилась регулярная радиосвязь Мирного с Москвой. Не было еще случая, чтобы эта связь прервалась. Ни отдаленность корреспондентов, ни сложность трассы и плохое прохождение радиоволн, ни атмосферные разряды, создающие сильнейшие помехи,— ничто не может сорвать работу советских радистов. Начальник приемной станции радиоцентра И. Терещенко, радиотехники В. Матюшкин, Т. Красавина, М. Аносов, начальник радиобюро А. Голубев, начальник смены А. Ануфриева, операторы Н. Саблина, Л. Вылерова, К. Ермолаев и другие в любых условиях обеспечивают четкую и надежную связь с радиостанцией Мирного. Недавно работники радиоцентра Главсевморпути помогли корреспонденту журнала «Радио» связаться по радиотелефону с поселком Мирный. У микрофона занял место начальник радиоцентра И. Минеев.

— Внимание, внимание., Говорит RBO, говорит RBO... Вызываю UFU. Даю счет для настройки: раз, два, три... Как слышите? Прошла минута, другая, и И. Минеев, улыбаясь, говорит:
— Все е порядке, слышимость хорошая. У телефона — начальник радиоотряда антарктической экспедиции Иннокентий Михайлович Магницкий...
Так начался наш радиоразговор с Мирным.

— Здравствуйте, Иннокентий Михайлович,— обратились мы к т. Магницкому.— Редакция журнала «Радио» просит Вас рассказать нашим читателям, как живет и трудится отважный коллектив советской антарктической экспедиции, как работают радисты Мирного.
— Об этом можно рассказывать очень долго. Коллектив нашей южнополярной обсерватории, выполняя стоящие перед ним задачи, непрерывно ведет большую научно-исследовательскую работу. Научные работники постоянно наблюдают за погодой, изучают циркуляцию атмосферы и состояние ионосферы е Антарктике, строение льда и направление его движения, выходы коренных пород, определяют движение ледников. Магнитологи ведут наблюдения за состоянием магнитного поля и фиксируют никому не видимые и не страшные, исключая, конечно, нас, радистов, магнитные бури. Словом, каждый участник экспедиции самоотверженно трудится на своем участке.
Много забот и у радистов. Мы несем круглосуточную вахту, обеспечивая связью все нужды экспедиции. Достаточно сказать, что только для синоптиков ежедневно принимается несколько тысяч групп метеоинформации из Южного полушария и станций, расположенных в Антарктике. Геологоразведочные и другие отряды широко пользуются радиосвязью для обмена научной информацией с антарктическими экспедициями других стран, а все без исключения жители Мирного — для личной «переписки» с родными и знакомыми. Нужно сказать, что е этом отношении наиболее выгодное положение у одного из членов нашего радиоотряда — Павлина Михайловича Романова. Дело е том, что он может разговаривать со своей женой Ниной Ивановной Саблиной почти в любое время, так как она работает оператором на радиоцентре Главсевморпути...
Наши радисты ежедневно принимают газетные и другие материалы, трансляционный узел передает последние известия и концерты из Москвы, а также ведет местные передачи.

— Иннокентий Михайлович, с какими корреспондентами поддерживают связь радисты Мирного?
Корреспондентов у нас много. Вот, например, расписание работы на сегодняшний день. В нем значатся: Москва, станция «Пионерская», французские экспедиции на земле Адели и острове Кергелен, австралийские экспедиции на Моусоне и острове Маккуори, радиостанция американской легкоавиационной группы в проливе Макмурдо. Кроме этого, здесь указаны сроки приема метеосводок: Канберры — Австралия, Веллингтон — Новая Зеландия, Претория— Южноафриканский союз, порт Стенли, расположенный на Фолклендских островах. Всего 27 сроков общей продолжительностью 23 часа 20 минут. Как видно из перечисленного, работа ведется большая. Но члены радиоотряда успешно справляются с ней. Этому способствует то, что у нас подобрался опытный состав радистов, много лет проработавших в Арктике и знающих условия работы в высоких широтах.

— Как Вы оцениваете радиоаппаратуру, которой оснащена экспедиция?
Радиоаппаратура, изготовленная отечественной промышленностью по нашим заявкам, действует отлично. Она позволяет вести работу как амплитудной, так и частотной телеграфией, что делает связь более устойчивой, особенно при наличии у нас направленных приемных и передающих антенн. Работаем мы и радиотелефоном. Несмотря на то что советская экспедиция в Антарктике находится первый год, она имеет радиосвязь почти со всеми экспедициями на этом материке.

— Не можете ли Вы рассказать об особенностях радиосвязи в Антарктике и специфических помехах? Интересно также узнать, каково прохождение радиоволн, как слышны советские радиовещательные станции.
— В Антарктике мы столкнулись с рядом интересных явлений. Например, оказалось, что длинные волны в сторону материка здесь проходят чрезвычайно плохо. Так, передатчик мощностью свыше киловатта слышно всего на расстояние 200—250 километров в то время как в сторону моря его слышно на три тысячи километров. Это, по всей вероятности, объясняется тем, что снег и лед, видимо, поглощают электромагнитные колебания. Однако, с другой стороны, проведенный нами опыт как бы противоречит такому заключению. Станция «Пионерская», расположенная от на на расстоянии 375 километров, вела в ночное время передачи на частоте 480 килогерц поочередно — на антенну, подвешенную к мачте, а затем на голый провод, положенный прямо на снегу и льду. На Мирном произвели замеры напряженности поля. Разница выразилась всего в пяти процентах.
Очень часто наблюдается полное отсутствие ионизированных слоев. Экран электроннолучевой трубки ионосферной станции не показывает отражений ни одной из излучаемых частот, тем не менее в это время проходит связь с Москвой. Это, видимо, можно объяснить тем, что отражения на этой линии связи происходят на расстоянии, превышающем радиус действия ионосферной станции. Иногда связь проходит за счет наличия спорадических слоев. Нередко во время сильной пурги наблюдается сильный заряд антенн снежными кристаллами. Тогда в приемниках стоит сплошной шум. А бывает и так, что сильнейшая пурга не несет с собой помех.
С наступлением у нас зимы вечером и ночью стали слышны московские средневолновые станции, и даже слышали передатчик, работающий на волне 1500 метров. Правда, слышимость была чрезвычайно слабая. Что касается вещательных станций, работающих на коротких волнах, то у нас лучше всего слышны московские передатчики вечером на частоте 9,5 мегагерц, а днем — передатчик, ведущий вещание для Дальнего Востока на частоте 21,6 мегагерц.
В общем о прохождении коротких волн е Антарктике можно сказать, что картина получается сопоставимой с условиями прохождения их на высоких широтах Северного полушария, так как состояние магнитного поля и его изменения, а также состояние ионосферы Антарктики и Арктики очень схожи.

— Что Вы можете сообщить нашим читателям о радиолюбительских связях?
— С любительскими связями дело обстоит хуже. Очень уж мало свободного времени у наших радистов. Правда, оборудованию нашей коллективной любительской станции UAIKAE может позавидовать любая коллективная радиостанция.
Часто-мы работали с UA3KAA, UA3KBA (Москва), UH8KAA (Ашхабад), III8KAA (Ташкент). Работали со старейшими советскими радиолюбителями Н... Стромиловым — UA3BN и Ю. Прозоровским — UA3AB, (Москва), а также. с Красноярском — UA0AG, Хабаровском — UA0GR, Кинешмой—UA3KQC, Челябинском — UA9AA, Читой — Читой — UA0KUA, Иваново — UA3VB, Чимкентом— III7KBA, Благовещенском — UA0KJA, Александровском — на — Сахалине — Астраханью—UA6III, Киевом — Киевом — UB5UB, Ульяновском — UA4KAC, Гомелем — UA2KAB, Минском —. UC2AA. Работали также C. UA4KPA, UA3EG, UA9KOH и другими радиостанциями.

— На каких диапазонах лучше всего слышны любительские станции?
Наилучшим образом в вечернее время сигналы любительских станций проходят на 20 и 40 метрах.
— Советские ультракоротковолновики сейчас успешно проводят дальние экспериментальные связи в диапазоне 38—40 мегагерц. Установлены двусторонние радиосвязи между Барнаулом и Новочеркасском, Ереваном и Запорожьем, Уфой и Ростовом и т. д.

Слышите ли Вы работу наших радиолюбителей на этом или других УКВ диапазонах?
— Частоты 38—40 мегагерц представляют для нас особый интерес. К сожалению, на этом диапазоне мы пока не можем слушать.
— Иннокентий Михайлович, большое спасибо за беседу. Что бы Вы хотели передать читателям нашего журнала, советским радиолюбителям?
— Мне хочется пожелать читателям журнала «Радио» больших успехов в освоении радиотехники, в строительстве новых конструкций, в установлении дальних связей. — От имени читателей журнала «Радио» передайте радистам Мирного и всем участникам антарктической экспедиции самые наилучшие пожелания. До свидания.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение [ Леспромхоз ] » 20 Июль 2012 11:42

Журнал "Радио", №6 1957 г., с.6-7
 1957-6 - 0008.jpg
 1957-6 - 0009.jpg
ГОД НА ШЕСТОМ КОНТИНЕНТЕ

Первое экспедиционное судно — дизель-электроход «Обь» — подошло к берегам Антарктиды 5 январи 1955 года. Через десять дней, 15 января, флагманский корабль находился уже возле того места, где было намечено строительство поселка Мирный.
Началась разгрузка деталей жилых и служебных домов, оборудования лабораторий, электростанции, различных материалов, продовольствия, самолетов, тракторов и вездеходов, словом, огромного количества необходимого снаряжения, которым так щедро снабдила нас Родина.
Одновременно с разгрузочными работами, которые продолжались в течение 29 дней, интенсивно велось строительство жилых и служебных помещений научной обсерватории «Мирный». Началась также подготовка к подъему и установка антенномачтовых сооружений приемной и передающей радиостанций поселка Мирный — первого советского антарктического радиоцентра.
Как только строители закончили сборку служебных помещений, члены радиоотряда сразу же приступили к установке и монтажу оборудования радиоцентра и временных силовых электростанций, необходимых для пуска и регулировки устанавливаемой аппаратуры.
К 28 февраля — дню ухода дизель- электрохода «Обь» — радиоцентр Мирного принял на себя все связи — обслуживание судов, авиации, магистральную связь с Москвой, а также обмен метеоинформацией с соседними иностранными антарктическими станциями.
В начале апреля для организации первой внутриконтинентальной станции из Мирного вышел санно-тракторный поезд под руководством М. М. Сомова и А. М. Гусева. Радистом на время перехода поезда до станции Пионерской, а также на первые месяцы работы уже организованной станции был назначен Герман Маликов, отлично обеспечивший связь с Мирным.
26 апреля начала свою работу наша коллективная радиостанция UA1KAE. Появление в эфире радиостанции советской антарктической экспедиции вызвало огромный интерес среди коротковолновиков Советского Союза, стран народной демократии и всего мира. После первого же общего вызова «Всем, всем» нам ответило большое число станций различных стран, желая установить с поселком Мирный двустороннюю связь.
Из-за ограниченности времени мы не могли часто работать со всеми желающими. Возникла своеобразная очередь. Американский коротковолновик W3VKD, например, установивший с нами связь 14 июля в 12.35 мск, сообщил, что он регулярно следит за нашей работой и вызывает нас целую неделю, но только теперь удалось установить QSO.
Особую активность проявляли советские коротковолновики. С первых же дней они начали внимательно следить за сигналами UA1KAE. Установив с нами связь, многие товарищи предлагали проводит» ежедневные встречи в эфире в определенные часы. В дальнейшем, когда были изучены диапазоны волн и определено лучшее время для работы, мы стали регулярно связываться со многими коротковолновиками Советского Союза.
Начиная с июля к нам стали поступать от радиолюбителей сведения, что в отдельные часы сигналы радиостанции UA1KAE слышны громче и лучше не по кратчайшему пути между станциями, а по более длинному— противоположному. Так, американский коротковолновик W7VY из Сиэтла сообщил, что слышимость наших сигналов, проходящих через Северный полюс, RST 559, а через Южный полюс — RST 579.
Проводя различные эксперименты с радиолюбителями, имеющими направленные вращающиеся антенны, удалось установить, что в дневные часы (в светлое время) связь с радиолюбителями Северной Америки и Канады осуществлялась с большей громкостью через Южный полюс, чем через Северный. А с наступлением темноты наоборот.
Эти данные были немедленно проверены и использованы на магистральной линии связи с Москвой. При этом мы применяли вместо ромбической антенны, направленной на Москву, антенну ВГД, а в Москве прием производился на антенны, направленные не на Мирный, а с обратного направления. В ряде случаев удавалось обеспечить уверенную работу на быстродействующей аппаратуре при слабом сигнале с антеннами, направленными на корреспондентов по кратчайшему пути.
Для того чтобы повысить громкость сигналов советских коротковолновых любительских станций и одновременно ослабить помехи от других радиостанций, мы установили V-образную приемную антенну, подняв ее вершину на 35-метровую мачту и направив ее на Москву. Эта антенна, будучи отнесенной метров на 200 — 250 от антенн основных передатчиков радиоцентра, позволила нам вести связь с радиолюбителями непосредственно на здания передающей станции.
На радиостанции UA1KAE прием производился на супергетеродинный приемник типа КВ-М с питанием от сети переменного тока. Передатчик использовался связной, позволявший работать на любительских диапазонах 7, 14 и 21 Мгц.
Активное участие в работе нашей радиостанции принимал известный советским радиолюбителям коротковолновик Георгий Миньков. Он провел большое число связей.
Много дружеских приветствий и теплых пожеланий успехов в работе всему коллективу зимовщиков Мирного было принято нами от коротковолновиков Советского Союза и стран народной демократии, а также от радиолюбителей различных стран мира. Было, например, очень приятно записать такую радиограмму при связи с радиостанцией острова Новый Амстердам (FB8ZZ), состоявшейся 10 августа 1956 года в 12.50 мск:
«Дорогие советские товарищи, мы очень рады установить связь с Вами. Личный состав экспедиции с острова Новый Амстердам вам передает свой привет. 73 Алексей и Георгий. Счастливы слышать советских товарищей».
Мы получали сотни поздравлений к праздникам от радиолюбителей Москвы, Ленинграда, Хабаровска, Ашхабада, от студентов, воинов, пионеров и школьников, моряков краболовов из районов Камчатки, от коллективов научных дрейфующих станций, китобоев флотилии «Слава».
Всего за период работы на UA1KAE было проведено более четырех тысяч связей, из них около двух тысяч с советскими коротковолновиками. Со многими из них установлено по 40, 50 и более связей. Только с научной дрейфующей станцией «СП-6», работавшей позывными UPOL-6, проведено свыше 40 связей. Это можно считать хорошим спортивным достижением.
В заключение мне хочется поблагодарить всех коротковолновиков, работавших с любительской радиостанцией поселка Мирный.

А. Рекач,
член радиоотряда первой советской антарктической экспедиции


ИНТЕРЕСНЫЕ РАДИОСВЯЗИ
Седьмого февраля 1957 года внутриконтинентальный отряд комплексной антарктической экспедиции под руководством доктора географических наук П. А. Шумского в составе двух тягачей и шести саней покинул поселок Мирный и взял курс на юг, в глубь материка. Отряд снаряжен новейшими приборами и обору­дованием.
За полтора месяца пройдено 375 км труднейшего пути.
Несмотря на на какие трудности, отряд проводит очень важную исследовательскую работу. Получены интересные данные о температуре, теплообмене, передвижении ледникового щита и т. д.
Наряду с исследованиями ледникового щита, которыми занимается отряд, проводится также изучение прохождении коротких волн с глубины Антарктического материка. Такие испытания радиосвязи проведены впервые.
Пятнадцатого февраля были установлены первые двусторонние связи с коротковолновиками Хабаровска и Южно-Сахалинска. С этого дня они при отличной слышимости проводятся регулярно. С хабаровским радиолюбителем Иваном Глушиным удалось провести сорок связей. Весь наш путь до конечной стоянки санно-тракторного поезда — станции «Пионерская» Иван Глушин уделял большое внимание связи с нами. Испытания на таком большом расстоянии проводились на разных антеннах. Антенна длиной 30 м натягивалась на мачты. Такая же антенна разбрасывалась по снегу. Применялась также штыревая антенна длиной 6 м. Слышимость менялась от одного до двух баллов.
Пользуясь случаем, хочу через журнал «Радио» выразить благодарность оператору Ивану Глушину, оказавшему большое содействие в поддержании этой интересной и нужной радиосвязи.
***
Несколько слов о связях на ультракоротких волнах. Известно, что во время нашего следования к берегам Антарктиды на теплоходе «Кооперация» была открыта любительская УКВ радиостанция—064070. Первую двустороннюю связь нам удалось установить 9 декабря 1956 года с радиостанцией 070504 (Смоленск).
До 15 декабря, то есть до пересечения экватора, было проведено 33 двусторонних связи в диапазоне 38—40 Мгц. Среди наших корреспондентов были операторы Вольский (070504, Смоленск), Кисель (058003, Калининград), Предко (039001, Станислав), Ковалев (080000, Шахты), Енин (064064, Узловая, Московской области), Закоморный (007001, Тбилиси) и др.
15 декабря, пересекая экватор, мы слышали работу радиостанций 020006 (Кишинев) и 043030 (Уфа).
Сейчас радисты Мирного продолжают опыты по установлению дальних связей на УКВ в диапазоне 38— 40 Мгц. Мы твердо уверены, что нам удастся связаться с советскими ультракоротковолновиками. Через журнал «Радио» обращаемся ко всем радиолюбителям Советского Союза: повседневно следите за работой нашей УКВ радиостанции — 064070.

М. Любарец, радист-метеоролог
Антарктида
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение [ Леспромхоз ] » 20 Июль 2012 12:17

Журнал "Радио" 1957 г., №1, с.12-13

 1957-1 - 0003.jpg
 1957-1 - 0004.jpg
 1957-1 - 0005.jpg

К берегам Антарктиды

К берегам далекого шестого континента в эти дни подошли три советских корабля — дизель - электроходы «Обь», «Лена» и теплоход «Кооперация». Они доставили в Антарктиду вторую советскую экспедицию отважных исследователей. В составе этой экспедиции 160 чело­век. Они сменят 92 полярников, которые в труднейших условиях провели большой объем научных работ и внесли в науку своими исследованиями значительный вклад.
В состав второй антарктической экспедиции входит специальный радиоотряд, состоящий из 18 человек. За несколько дней до отъезда в далекий рейс к Южнополярному материку члены радиоотряда Д. П. Аралов, А. Г. Арбузов, А. А. Максимов, Н. И. Масалов, М. М. Пономарев, М. М. Любарец и Л. К. Богданов побывали в гостях у редакции журнала «Радио».
Радисты — участники антарктической экспедиции — люди бывалые. Они имеют многолетнюю практику работы на радиостанциях, их биографии тесно связаны с многими смелыми экспедициями советских полярников в северные широты. Большинство радистов прошли хорошую радиолюбительскую школу.
Задушевно и просто течет беседа. Гости рассказывают о себе, о своих планах, о том, как радиолюбительство помогло им стать высококвалифицированными специалистами.

В 1926 году, еще школьником, увлекся радиотехникой начальник радиоотряда Д. П. Аралов.
Через два года позывной его личной коротковолновой станции уже звучал на любительских диапазонах.
— В те годы, — вспоминает он, — было особенно интересно открывать тайны эфира, связываться о коротковолновиками Африки, Новой Зеландии, Австралии.
В 1932 году я в качестве радиста участвовал в экспедиции в Арктику на ледоколе «Малыгин». Взяв с собой самодельный передатчик, я вел интересный радиообмен с многими радиолюбителями на большие расстояния.
В последующие годы Аралов принимает участие во многих морских походах вокруг Скандинавии, Европы, вместе с известными коротковолновиками Байкузовым и Востряковым проводит эксперименты по установлению радиосвязи с кораблями, аэростатами, поездами. Много лет Дмитрий Петрович провел в суровой Арктике.
Биография каждого радиста антарктической экспедиции полна особой романтики.
Более тринадцати лет провел на самых далеких радиостанциях на Севере М. М. Любарец.
— Я в 1936 году, окончил курсы радистов, — рассказывает он, — и уехал на зимовку. С тех пор я почти не расстаюсь с суровой Арктикой. Сколько интересного там для радиста! В 1954 году мне предложили поехать в качестве радиста научной дрейфующей станции «Северный полюс-5». Я с радостью принял это предложение и год работал на льдине. На «СП-5» я увлекся коротковолновым спортом. Наш позывной УПОЛ-5 регулярно звучал в эфире.
Двенадцать лет работает в Арктике радистом Л. К. Богданов.
— Когда я был на «СП-4», — говорит он, — с любительскими связями нам не повезло. Приходилось очень экономить горючее, поэтому в эфир как коротковолновики мы выходили редко. Больше работали как наблюдатели.
Радиотехническая биография А. А. Максимова началась, как и у многих радистов, с военного флота. Он служил на кораблях, плавал на подводных лодках. Много лет работал в Арктике.
Мастера радиолюбительского спорта Николая Масалова знают многие радисты-спортсмены Советского Союза и стран народной демократии. Ему принадлежит ряд рекордов по скоростному приему радиограмм.
Н. Масалов — опытный радист. Он около десяти лет работает на радиостанциях Министерства морского флота, обеспечивая связь с судами дальнего плавания.
Мы просим Дмитрия Петровича Аралова рассказать о целях второй советской антарктической экспедиции и о задачах радиоотряда.
— Второй комплексной советской экспедиции, — говорит начальник радиоотряда Д. П. Аралов, — предстоит выполнить очень большие задачи, возложенные на нее в связи с Международным геофизическим годом. Объем научных работ в этом году будет значительно рас­ширен.
Как известно, в прошлом году на шестом континенте были созданы три научные базы: обсерватория «Мирный» на восточном берегу Антарктиды, научная станция «Пионерская» в глубине материка и научная станция «Оазис» около оазиса Бангера. Нашим товарищам предстоит открыть новые пункты в глубине Антарктиды. В районе геомагнитного полюса, в 1500 километрах от Мирного, начнет работать станция «Восток», еще дальше — в 2000 километрах, вблизи «полюса относительной недоступности»,— будет организована научная станция «Советская». По всей вероятности, понадобится создать еще одну промежуточную станцию — «Комсомольскую», которая будет находиться между пунктами «Советская» и «Восток». Кроме того, будет работать подвижной научно-исследовательский санно-тракторный поезд.
Для того чтобы обеспечить связь между всеми пунктами, а также между Мирным и Москвой, экспедиции придается отряд радиосвязи и радионавигации. Излишне говорить о том, насколько важна и почетна задача радистов, которым доверена эта работа. Мы уверены, что с ней наши товарищи справятся. У нас есть для этого все необходимое: отличное отечественное оборудование и опытные, проверенные на многолетней работе кадры.
Как известно, Мирный уже почти год успешно ведет связь непосредственно с Москвой, причем связь эта осуществляется не только радиотелеграфом, но и радиотеле­фоном.
Опыт показывает, что наиболее надежными для связи в условиях Антарктиды являются коротковолновые диапазоны волн. Ультракороткие волны мы попытаемся использовать для связей на расстоянии до 50 ки­лометров.
Дмитрий Петрович рассказывает далее о том, кто из радистов где будет работать.
— На самую дальнюю станцию — «Советскую» мы предполагаем направить старого опытного полярника т. Полякова, который работал на многих зимовках Крайнего Севера.
М. Любарец будет обеспечивать радиосвязью подвижной санно-тракторный отряд, в задачи которого входит исследование льда, атмосферы в глубине материка.
Радистом станции «Восток» назначается присутствующий среди нас М. Пономарев. Он имеет громадный опыт работы в Заполярье.
На станции «Комсомольская» будет работать Н. Масалов. Тов. Озеров, который здесь не присутствует, сменит радистов «Пионерской», которые сейчас там находятся.
Ответственное задание получит А. Максимов: он отправится с подвижным транспортным отрядом в глубь материка. Этот отряд обеспечит организацию научных станций «Советская», "Восток" и всех промежуточных пунктов.
Нашей экспедиции предстоит произвести аэрофотосъемку обширной территории шестого континента. В этой группе радистом будет т. Сергеев.
Товарищи, которых я назвал, обеспечат нам организацию дальних связей в самой Антарктиде.
Ввиду того что условия работы на дальних станциях требуют большой физической нагрузки, мы будем в течение года (срок, установленный для работы нашей экспедиции) менять радистов, которые будут направляться в глубь материка. Такая возможность у нас есть. Как известно, экспедиции придается довольно мощный авиаотряд, самолеты которого регулярно будут производить полеты в глубь материка.
— Среди нас, — говорит Дмитрий Петрович Аралов, — присутствует т. Арбузов, который в прошлом году уже побывал в Антарктиде. Я думаю, он поделится с нами своими впечатлениями.
А. Г. Арбузов рассказывает о суровом климате шестого континента, о тех трудностях, которые испытывают там отважные советские полярники.
— В прошлом году мне удалось
побывать на этой «земле загадок». Мы в течение двух месяцев строили там радиостанции, установили 30-мет­ровые металлические антенны, монтировали энергетические базы.
Линия связи Москва — Мирный — самая длинная из всех существую­щих. Она дает возможность ежедневно передавать весьма ценные результаты наблюдений, которые проводят ученые в Антарктиде.
Самой интересной частью нашей беседы с радистами, уезжающими к берегам Южнополярного материка, была та часть, которая касалась планов расширения любительских радиосвязей с коротковолновиками нашей страны.
— В поселке Мирном, — говорит Д. П. Аралов, — сейчас активно работает коллективная коротковолновая радиостанция UA1KAE. Ее операторы А. Рекач и Г. Миньков провели сотни интереснейших связей с радиолюбителями Советского Союза и зарубежных стран.
Мы думаем расширить эту работу. Позывной «Мирного» также часто будет звучать в эфире.
Наши радисты хотят открыть коллективные любительские радиостанции на «Пионерской», «Оазисе», «Советской» и вести дальние экспериментальные связи из глубины шестого континента. Для того чтобы любители могли отличить, какая коллективная станция работает с ними, мы к позывному добавим индексы 1, 2, 3 и т. д., соответствующие месту их расположения. О том, какие позывные какой научной станции будут присвоены, мы сообщим дополнительно по радио.
Большой интерес могут вызвать, особенно среди ультракоротковолновиков, опыты по дальним связям в диапазоне 38—40 Мгц. Московский ультракоротковолновик Ю. Приземлин (064020) передал нашему радиоотряду свою ультракоротковолновую радиостанцию, а члены Московского городского радиоклуба — антенну, которую они успешно использовали в «Полевом дне». С помощью этой аппаратуры мы собираемся проводить эксперименты по установлению связей на ультракоротких волнах как внутри континента, так и с радиолюбителями Советского Союза.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение [ Леспромхоз ] » 20 Июль 2012 14:23

Журнал «Радио» 1958 г., №5, с.6-7

 1958-5-6_7 - 0006.jpg
 1958-5-6_7 - 0007.jpg
Преодолевая любые трудности
На долю радиоотряда второй континентальной антарктической экспедиции выпала большая и ответственная задача — организовать постоянную радиосвязь между всеми советскими станциями как на побережье Антарктиды, так и внутри материка.
Известно, что радиоцентр в Мирном был в основном построен участниками первой континентальной антарктической экспедиции. Глубинные же станции — «Комсомольская», «Восток», «Советская»— предстояло полностью укомплектовать, смонтировать и доставить на место наземным и частично воздушным транспортом. Кроме того, требовалось произвести большие работы на станциях «Пионерская» и «Оазис» (установка металлических мачт, добавление радиоаппаратуры и т. д.).
Открытие и введение в эксплуатацию новых внутри континентальных станций оказалось делом весьма трудным. Природа Антарктиды сурова. Ураганные ветры, глубокие трещины на леднике, морозы, достигающие 70° в глубине континента, и недостаток кислорода на высоком плато — все это создавало неимоверные трудности в работе. Но ничто не могло помешать участникам экспедиции выполнить стоящие передними задачи. Прошло некоторое время, и на высоких мачтах радиостанций были подняты государственные флаги Советского Союза. Станции приступили к круглосуточным научным наблюдениями по программе Международного геофизического года.
Во всей работе, связанной с открытием новых станций, трудно переоценить значение радиосвязи. Именно она позволяла немедленно организовывать нужную помощь внутриконтинентальным санно-тракторным поездам, когда в пути случались какие-либо поломки. Радиосвязь и радионавигационные средства позволяли санно-тракторным поездам и самолетам в любое время суток, в любую погоду выходить точно на заданные точки. Работа радиоприводных станций и радиопеленгатора зачастую играла решающую роль.
Радиосвязь обеспечивала регулярный (по нескольку раз в сутки) обмен научной информацией между обсерваторией Мирный и рядом иностранных станций в Антарктиде — участниками МГГ. Радиоцентр Мирный регулярно работал со станциями Кергелен, Адели (Франция), Моусон (Австралия), Холли-Бей (Англия), Мак-Мердо и Литтл-Америка (США).
Мирный — Москва, пожалуй, самая длинная по расстоянию магистраль около 16 тысяч км). Но, несмотря на это, радиосвязь между шестым континентом и столицей Советского Союза всегда была устойчивой (в основном в ночные часы на частотах от 9 до 10 Мгц).
Не всегда кратчайший путь для распространения радиоволн являлся единственным. Было замечено, что в дни неустойчивого состояния ионосферы радиоволны проходили не по кратчайшему расстоянию, а по дуге большого круга, через Южный и Северный полюса. Это легко подтверждалось сменой антенн, имеющих различную направленность, а также данными коротковолнового пеленгатора.
Д. Аралов,
начальник радиоотряда второй антарктической экспедиции


На высоте 2800 метров
Станция «Пионерская» находится в 380 километрах от Мирного на высоте 2800 метров. Само расположение этой станции определяет ее особую роль в системе радиосвязи. Достаточно сказать, что без метеорологических данных, переданных с «Пионерской», без радиообслуживания не мог обойтись ни один полет в глубь Антарктиды, ни один поход санно-тракторного поезда.
В самом начале зимовки радиостанция на «Пионерской» была оборудована новыми передающими и приемными
устройствами. С помощью радиоспециалистов заново сменили антенное хозяйство с установкой более высоких радиомачт и улучшением системы противовеса. Это в значительной мере способствовало обеспечению бесперебойной работы станции.
За 11 месяцев зимовки нами было обслужено радиосвязью, передачей метеосводок и радиоприводов 370 полетов в глубь материка и 160 посадок непосредственно на станции «Пионерская» с горючим, необходимым для заправки тягачей санно-тракторных поездов, шедших через «Пионерскую» для открытия новых станций — «Восток», «Комсомольская» и «Советская».
Можно было бы рассказать много интересного о работе нашей радиостанции, о трудностях, с которыми приходилось встречаться коллективу «Пионерской». Приведу хотя бы такой пример.
При вылете со станции «Комсомольская» самолет, пилотируемый Я. Дмитриевым, с группой зимовщиков направлялся в Мирный. В это время на «Пионерской», где самолет должен был сделать посадку для заправки горючим, резко ухудшилась погода. Видимость упала до 20 метров. Сплошная пурга, со скоростью ветра до 30 метров в секунду, слепила глаза, буквально сбивала с ног. Сигнальных огней электростарта и костров, которые в результате больших усилий удалось развести по краям взлетно-посадочной площадки, с самолета совершенно не было видно. И здесь на помощь пришло радио «Пионерской». Мы стали давать самолету беспрерывный радиопроводной сигнал. Только на четвертом развороте Я. Дмитриев благополучно посадил машину в районе радиомачт прямо на заструги.
В районе «Пионерской» наблюдались особенно сильные радиопомехи. Мне думается, что рассказ о них представляет некоторый интерес. Частым явлением у нас было также непро- хождение радиоволн.
Так, например, магнитные бури продолжались у нас круглый год, правда, в разное время с разной интенсивностью. С августа по январь 1957 года возмущение магнитного поля достигало такой силы, что даже мощный передатчик Мирного, предназначенный для связи с внутриматериковыми станциями, едва прослушивался.
Интересно то, что станции «Восток-1» и «Оазис», находившиеся в другом направлении, прослушивались в это же время очень хорошо.
Зимой, в полярную ночь, когда скорость ветра достигала 40 метров в секунду, много неприятностей доставляли нам помехи, создаваемые трением крепких снежных крупинок о провода и мачты антенн. В этот период все металлические предметы, находившиеся как на поверхности, так и в рабочем помещении, были настолько наэлектризованы, что в полной темноте светились синеватым светом. Однако нами было замечено, что и при малых ветрах металлические предметы антенн в некоторые дни оставались все же сильно наэлектризованными.
Н. Котломанов

Незабываемые связи
На коллективной любительской радиостанции обсерватории Мирный UA1KAE работали А. Ярлыков, Ю. Капин и автор этих строк. Нужно сказать, что ранее радиолюбительством занимался только А. Ярлыков. Мне же с Ю. Капиным пришлось впервые осваивать любительские диапазоны. Правда, мы быстро постигли все «премудрости» и вскоре увлеклись радиолюбительскими связями.
Обычно около 14.00 мск в диапазоне 14 Мгц очень хорошо проходили сигналы радиостанций наших дальневосточников и северян. Естественно, что с ними мы работали особенно часто. Двухсторонние радиосвязи с радиостанциями UA0AH (Норильск, оператор Лукьянов), UA0IA (Магадан, оператор Штыхно), UA1KUA (Мурманск, оператор Стронин) я считаю наиболее интересными. В Мирном эти связи были установлены впервые. Наши предшественники — А. Рекач и Г. Миньков — с этими корреспондентами не работали.
Примерно в то же время, т.е. в 14.00 мск, работали с коротковолновиками Японии и Америки. К сожалению, американские радиолюбители очень часто создавали множество помех при работе с маломощными радиостанциями.
Любительские радиостанции европейской части СССР и Западной Европы в период с 14.00 до 17.00 мск почти не были слышны. Однако после 17.00 слышимость европейских станций улучшалась и в эфире появлялось много радиолюбителей. В это же время очень хорошо были слышны радиостанции Средней Азии III8KAA, UJ8KAA и другие.
Иногда, правда это было редко, мы
пробовали работать в диапазоне 7 Мгц. Как правило, на этой частоте любительские радиостанции СССР и Западной Европы слышны были хуже, чем в диапазоне 14 Мгц. Но все же временами удавалось устанавливать довольно дальние QSO. Например, 21 февраля 1957 года в 00.08 мск состоялась двухсторонняя связь с UA1DH (Выборг, оператор Минин) с RST в обе стороны 559. В тот же день в 23.55 мы связались с UA0CD (Хабаровск, оператор Горковенко). Его RST — 329, а наше — 569. 18 марта в 00.02 мск была зафиксирована связь cUA3BC (Кунцево, Московской области), 21 марта в 00.18 мск — с UA0CA (ст. Ургал, оператор Воропаев), 8 мая в 22.45 мск — с UA3VB (Иваново, оператор Скворцов).
Работали мы и с иностранными радиолюбителями, например 29 февраля в 01.45 мск — с SM3AKW, 2 мая в 23.08 мск — с SP8CP и т. д.
Много связей имели мы с нашими соседями — антарктическими экспедициями других стран, в том числе и с Южным полюсом — KC4USN.
Большое удовлетворение доставляли нам радиосвязи с радистами UPOL-4, UPOL-6, а в последнее время и с UA0KAR (остров Диксон). Эти связи были особенно интересны, так как почти все члены нашего радиоотряда много лет работали в Арктике и лично знают многих полярников.
Пользуюсь случаем, чтобы поблагодарить всех радиолюбителей Советского Союза, с которыми мне приходилось встречаться в эфире.
Л. Богданов

Аппаратура действовала безотказно
Год назад, 1 мая 1957 года, закончился один из труднейших санно-тракторных походов в глубь Антарктиды. Мне довелось быть радистом в этом походе, и теперь, когда мои товарищи узнают об этом, они буквально засыпают меня вопросами, ожидая услышать в ответ рассказ о каких-то необычайных приключениях.
Многие почему-то полагают, что во время похода непременно должны были иметь место случаи, когда «все могло бы плохо кончиться», если бы не радио и не находчивый радист, который в лютую пургу самоотверженно восстанавливает сломанную мачту, поднимает новую антенну взамен сорванной и унесенной ветром бог знает куда, приспосабливает чудом уцелевшую полуразбитую лампу и устанавливает связь, которая, в конечном счете, спасает людей и всю технику от неминуемой погибели. Скажу откровенно: ничего подобного, к счастью, у нас не было.
Меня спрашивают: но, по крайней мере, были невиданные морозы, метели? Ведь недаром аэродром в Литтл-Америке американцы называют «Полем Хилла», в память тракториста, погибшего в трещине? Да, морозы и пурги были сильные, и они, пожлуй, больше всего мешали продвижению поезда. Все это, конечно, создавало трудности в походе, и они вполне объяснимы, если принять во внимание суровый климат Антарктиды.
Что же касается радиостанции, то, как я уже сказал, никаких происшествий не было.
Радиостанция и штурманская помещались в маленьком домике, построенном на платформе мощного двадцатитонного тягача, который с трудом проламывал крепкие снежные заструги высотой до полутора метров. Ими была изрезана поверхность антарктического плато на сотни километров. И когда машина идет по такой «дороге», невозможно даже представить себе, какому испытанию на прочность подвергаются приборы и аппаратура. Однако оборудование, которым снабдила нас советская радиотехническая промышленность, отлично выдержало экзамен!
Бывали во время похода и тревожные моменты. Например, при подходе к Мирному, из-за очень плохой видимости (дело было ночью, в пургу), наш поезд отклонился несколько в сторону и в верховьях ледника Елены попал в район трещин. Ширина небольших трещин, прикрытых снежными «мостами», достигала нескольких метров, а глубина — сотен метров. Малейшая неосторожность могла привести к печальным последствиям. Но у нас дело обошлось благополучно. Наши машины благодаря построенным на них домикам застревали над трещинами. В создавшемся положении радио выполнило свою обычную роль: мы связались с Мирным, на другой день, после улучшения видимости, к нам прилетел самолет и, обследовав наш район, сбросил вымпел с картой и запиской, в которой рекомендовался наилучший путь для выхода из опасного района. Вся эта операция сопровождалась радиотелефонными переговорами с Мирным и самолетом.
...1 мая коллектив нашего поезда, успешно выполнивший задание, был тепло встречен в празднично украшенном Мирном.
А. Максимов
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение [ Леспромхоз ] » 22 Июль 2012 18:17

Журнал «Радио» 1959 г., №3, с.25-26

 1959-3 - 0008.jpg
 1959-3 - 0009.jpg
Радиограмма из Мирного

Когда советские летчики, успешно завершив поиски бельгийских полярников, вернулись в Мирный, редакция получила от бортрадиста Николая Зорина радиограмму, в которой он подробно рассказывает о полетах над просторами Антарктиды во время спасения бельгийцев. Эту радиограмму мы печатаем сегодня. Однако о себе радист, естественно, ничего не говорит. Между тем, читателям нашего журнала интересно узнать хотя бы некоторые подробности из биографии этого скромного участника спасательной экспедиции, который вместе с другими совершил подвиг и отмечен за это высокой правительственной наградой — орденом Трудового Красного Знамени.
Мальчишкой Николай Зорин жил в городе Чарджоу. Отец его водил пароходы по Аму-Дарье, и маленький Николай любил часами просиживать в капитанской рубке или в радиорубке и вместе с радистом слушать тонкий писк в наушниках...
Все прочили Николаю быть капитаном, а он пошел в радиотехникум и стал ради¬стом. Когда пришло время идти в армию, — он и тут предпочел не флот, а связь.
Потом — война. Тяжелое, суровое испытание... Радист Зорин воевал под Сталинградом, с боями прошел путь до Берлина. Подвиги его были отмечены многими наградами. Но самой большой наградой ему было слово, которое он сам отстучал на ключе, передавая в эфир: «Победа!».
После войны Николай Зорин пришел в Главное управление Северного морского пути и попросился в Арктику. «Будем воевать с Севером», — говорил он друзьям.
Мурманск, Диксон, станции «Северный полюс-4», «Северный полюс-6» — вот маршруты полетов Николая Зорина, теперь уже не просто радиста, а радиста полярника.
Десять лет летал Зорин по Северной полярной трассе, прежде чем отправился в Антарктиду. Вместе с другими участниками советской антарктической экспедиции он участвует в исследовательских работах. Там, вдали от Родины, среди вечных льдов, где люди отрезаны от мира огромными расстояниями, радист Николай Зорин особенно остро чувствует важность и нужность своей профессии. Ведь не зря же о связи с Антарктидой говорят: «Нет другой—кроме радио».


11 декабря прошлого года в Мирном была получена тревожная радиограмма. С Бельгийской антарктической станции Бодуэн, расположенной на берегу Принцессы Ранхильды, сообщали, что в районе Кристальных гор в результате аварии самолета пропали без вести четыре бельгийских полярника. Не имея никаких транспортных средств, бельгийцы просили об оказании помощи в поисках потерпевших бедствие.
В Мирном в это время была сильная метель. Ветер достигал штормовой силы. Видимость почти отсутствовала. Однако командир нашего самолета Виктор Перов, получив приказ вылететь на розыски полярников, немедленно дал команду готовить машину.
На следующий день, когда погода немного улучшилась, экипаж самолета ЛИ-2 Н495 в составе первого пилота командира отряда Виктора Перова, второго пилота Владимира Афонина, штурмана Бориса Бродкина, первого бортмеханика Виктора Сергеева, второго бортмеханика Ерофея Меньшикова, бортрадиста — автора этих строк — и переводчика В. Макушек вылетел на поиски.
Наш самолет оборудован современной отечественной радиоаппаратурой, позволяющей вести двухстороннюю радиосвязь на большие расстояния. После вылета из Мирного сразу же была установлена надежная радиосвязь с австралийской антарктической станцией Моусон, удаленной от нашей зимовки на 1320 км и находящейся на пути нашего маршрута. Радиооператор Моусона внимательно слушал меня и аккуратно отвечал на все мои запросы. Он сообщил сводку погоды на своей станции и в районе. В Мирном в это время полет обслуживал радист первого класса В. Волков, имеющий большой опыт работы в полярных условиях. Одновременно за нашей работой следили советские внутриконтинентальные станции в Антарктиде, готовые в случае плохого прохождения помогать нам в радиообмене.
На пути в Моусон, в 640 км от Мирного, расположена вторая австралийская станция Дейвис, которая также включилась в обслуживание нашего полета радиосвязью. Нужно сказать, что четкая работа радистов обеих австралийских станций значительно облегчала наш полет.
До Моусона летели в сложных метеорологических условиях. В результате обледенения у нас порвало верхние самолетные антенны и радиосвязь пришлось вести на выпускную антенну, которую при посадке невозможно было убрать, так как она покрылась плотным слоем льда.
Зимовщики Моусона встретили нас очень тепло. Они рассказали нам о характере предполагаемого происшествия у бельгийцев. Из-за плохой погоды в Бодуэне и по маршруту вылет из Моусона пришлось отложить. Прежде чем отправиться на отдых, я зашел к австралийским радистам и договорился с ними о связи во время по¬летов. Беседовать было трудновато, так как они совсем не знают русского языка, а мне нелегко было объясняться по-английски. И все же мы отлично поняли друг друга.
Кстати сказать, австралийцы имеют три передатчика — два по 500 вт и один 1 000 вт. На радиоцентре в Моусоне — три радиооператора. Все они— опытные радисты и постоянно ведут радиолюбительские связи. Их позывные VKORO, VKOIJ, VKOAT, VKOPT хорошо известны в эфире. Радиолюбители Мирного не раз связывались с австралийцами через свою коллективную радиостанцию UA1KAE.
Утром 13 декабря вылетели в Бодуэн. Предстояло покрыть расстояние в 1 480 км. Во время этого перелета, закончившегося благополучно, поддерживалась непрерывная радиосвязь с Мирным, Моусоном, Бодуэном. Прохождение было хорошим. За нами следили не только радиооператоры, работающие на внутриматериковых станциях Пионерская, Комсомольская, Советская, Восток, но даже радист санно-тракторного поезда Ветров, который в это время находился в районе Полюса недоступности.
Наш экипаж на каждом шагу встречался с серьезными трудностями. Полетам мешали неожиданные антарктические ураганы, обледенение, магнитные бури, затруднявшие связь. В Антарктиде очень часто меняется прохождение коротких волн, а средние, которые необходимы для радионавигации, вовсе не проходят или начинают прослушиваться на очень малых расстояниях. В результате основная работа велась на коротких волнах. Однако, несмотря ни на что, всеми членами экипажа владела одна мысль: выполнить задание, найти бельгийских полярников и оказать им помощь.
В исключительно трудных условиях, рискуя всем, командир отряда Виктор Перов трижды мастерски совершал посадки на ледники, изрезанные скрытыми под снегом трещинами. Первый раз — на покинутой японской антарктической станции Сиова, затем — у Кристальных гор неподалеку от разбитого бельгийского самолета, в кабине которого было обнаружено письмо с описанием подробностей аварии, и, наконец, в нескольких километрах от горы Сфинкс — у палатки, брошенной людьми, уже обессиленными стужей и тяжестью перехода к запасному складу с питанием.
После многочасовых полетов и бесплодных поисков 16 декабря в 1 час 35 минут по московскому времени, когда Виктор Перов принял уже решение вернуться в Бодуэн, ко мне подбежал штурман Борис Бродкин и радостно прокричал: «Нашли! Вон они, смотри, слева под нами...». А командир отряда, заметив палатку и людей около нее, уже делает разворот.
Нужно ли говорить, с каким волнением и радостью передал я радиограмму в Мирный: «Нашли! Под нами палатка и люди...».
Прошло еще 10—12 минут и Виктор Перов блестяще посадил самолет на неизвестную площадку. И снова летит радиограмма в Мирный, который в свою очередь информирует о нашем успехе Москву...
Обменявшись теплыми рукопожатиями, сфотографировавшись у самолета и разобранной палатки, мы приняли на борт полярников. Самолет поднялся в воздух и взял курс на Бодуэн.
В 3 часа 32 минуты ЛИ-2 Н495 благополучно прибыл на бельгийскую станцию Бодуэн. Зимовщики встретили нас восторженно. Они от души благодарили за спасение бельгийских исследователей.
После непродолжительного отдыха мы распрощались с бельгийцами и вылетели в Мирный. В полете нами было принято много поздравительных радиограмм с благополучным окончанием работы по спасению бельгийских исследователей. В Мирном, несмотря на ранний час, нас тепло встречало все население поселка. Друзья и товарищи поздравляли с успешным выполнением задания и награждением экипажа высокими правительственными наградами.
Такова история операции по спасению четырех участников бельгийской антарктической экспедиции. Нужно сказать, что операция эта была не из легких. Что касается роли радиосвязи во время спасательных полетов, то значение ее трудно переоценить.
Хочется отметить четкую и оперативную работу радистов в Мирном — тт. Целищева, Ушакова, Богомолова, Якунина, Воронина, Волкова, Фаенова, Сазонкина и Яковлева, которыми умело руководил начальник радиоотряда т. Федоренко. Отлично действовали советские радисты т. Чернов на станции Восток, т. Иванов — на Комсомольской, т. Маликов — на Советской, т. Сушанский — на Пионерской, т. Ветров — находившийся в районе Полюса недоступности. Хорошо работали также радисты Боб Алекс Доуг (Моусон) и Рене (Бодуэн).
Пользуясь случаем, передаю от своего имени и от имени товарищей горячий привет читателям журнала «Радио».

Н. Зорин, бортрадист
пос. Мирный, Антарктида
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение [ Леспромхоз ] » 23 Июль 2012 10:53

Журнал «Радио» 1960 г., №6, с.16-17

 1960 - 6-0001.jpg
 1960 - 6-0002.jpg
РАССКАЗЫ БЫВАЛЫХ РАДИСТОВ
К ЮЖНОМУ ПОЛЮСУ
Известный американский полярный исследователь Бэрд, говоривший, что Антарктида известна человечеству меньше, чем обращенная к Земле сторона Луны, в свое время, безусловно, был прав. Однако за последние годы жизнь внесла в это утверждение серьезные поправки. Благодаря объединенным усилиям ученых многих стран — участников Международного геофизического года этот ледяной материк стал гораздо менее таинственным.
Сурова и неприветлива Антарктида! Здесь сосредоточено примерно 95 процентов всего материкового льда. Площадь ледяного щита превышает 14 миллионов квадратных километров, а толщина векового льда достигает местами четырех километров! В этом далеком краю, в труднейших природных условиях неутомимо трудятся полярные исследователи, раскрывая тайны шестого континента.
Серьезный вклад в изучение Антарктиды вносят советские ученые и техники. В целях исследования внутренних областей континента были созданы полярные станции — Пионерская в 375 км от побережья, Комсомольская— в 870 км, Восток — в районе Южного геомагнитного полюса в 1410 км от побережья, Советская,— расположенная восточнее станции Восток на таком же расстоянии. Большое научное значение имеют также работы, выполняемые во время санно-тракторных походов в глубь континента.
Опыт внутриконтинентальных походов позволил Четвертой советской антарктической экспедиции, вернувшейся недавно из Антарктиды на Родину, предпринять в конце прошлого года интересный научно-исследовательский поход от Мирного через станции Пионерская, Комсомольская и Восток к Южному географическому полюсу. Протяженность этого маршрута составила 2 700 км, из которых путь в 1 280 км от станции Восток до Южного полюса проходил по совершенно неизведанным пространствам.
Специально для похода были построены мощные снегоходные тягачи «Харьковчанка». Эти машины, снабженные дизельными двигателями мощностью более 500 л. с., весят свыше 30 тонн.
Конструкторы и строители этих машин (длина которых 8 метров, а ширина — 4 метра) позаботились о том, чтобы создать участникам похода максимум возможных удобств и облегчить трудности длительного пребывания на антарктическом высокогорном плато.
Все машины имели специальное буксирное устройство и каждая тянула за собой до 50 тонн различного груза. Поезд был оборудован новейшей аппаратурой и механизмами для гляциологических исследований, буровой установкой и сейсмической станцией, приборами для гравиметрических, магнитных и метеорологических наблюдений. Кроме того, мы везли большое количество горючего, машинного масла, различные запасные части, продовольствие и прочее.
Так как до станции Комсомольская научные работы по намеченной программе были выполнены предыдущими экспедициями, то до этой точки наш поход представлял собой чисто транспортную операцию. На станции Комсомольская к походу присоединилась основная часть научного персонала, которая прибыла сюда на самолете из Мирного.
Первые трудности дали себя почувствовать уже на Комсомольской. На высоте в три километра атмосферное давление снизилось до 60 процентов от нормального. Термометр показывал 68 градусов ниже нуля. Это сразу же сказалось на здоровье людей. Из семи научных работников, прилетевших из Мирного, четверых пришлось срочно вывезти обратно.
По опыту предыдущих походов (среди шестнадцати человек шестеро участвовали в походах второй экспедиции) мы знали, что на пути до станции Восток нас ожидают два особенно трудных участка: первый — в районе Пионерской и второй — между Комсомольской и Восток. В районе Пионерской почта беспрерывно дуют сильные ветры и поверхность снега там сильно изрезана застругами, достигающими высоты полутора и даже двух метров. Они до такой степени твердые, что даже тяжелые машины не всегда ломают их. После Комсомольской, наоборот, ветры слабые и снежная поверхность мягкая. Под тонкой коркой, которую легко проламывает тягач, лежит сыпучий снег. Даже такие машины, как «Харьковчанка», часто вязнут в нем, ложась «на брюхо» и становясь совершенно беспомощными.
О трудностях похода на участке Комсомольская — Восток можно судить хотя бы по тому, что для преодоления расстояния в 550 км нам пришлось затратить 23 дня.
В последний этап пути — от станции Восток до Южного полюса — мы вышли 8 декабря 1959 года. Декабрь — это середина антарктического лета. Небо в это время почти всегда ясное. Солнце сияло круглые сутки. Температура была ровной и не очень низкой: всего 30—40 градусов ниже нуля. Наш поезд продвигался довольно быстро и уверенно.
...25 декабря штурман экспедиции Л. И. Хрущев определил широту: 89 градусов 07 минут южной. До полюса оставалось около ста километров.
Необходимо было связаться по радио с американской станцией Амундсен-Скотт. Однако радист на Южном полюсе почему-то не появлялся в эфире, хотя мы заблаговременно договорились через Мирный и главную американскую базу Мак-Мердо относительно частот и сроков связи. Для того чтобы установить связь со станцией на Южном полюсе, радисты Мирного, Востока и нашего поезда решили вызывать американца в тот час, когда он. должен работать со своей базой. Наконец нам удалось установить с американцами связь, сообщить им о нашем местонахождении, и мы получили приглашение посетить их станцию.
Под утро 26 декабря мы остановились в 30 километрах от полюса для последнего астрономического определения и уточнения курса. В 8.30 московского времени (именно московского, так как на Южном полюсе нет утра, дня, вечера и ночи в обычном понимании: солнце летом одинаково высоко ходит над горизонтом и во все стороны есть только одно направление— север) мы тронулись дальше, к югу. На фале головной машины развевался наш «серпастый и молоткастый» советский флаг.
Примерно в 10 часов утра машины стали спускаться по очень пологому длинному склону, о котором писал еще Амундсен. Нас охватило волнение: полюс совсем близко! И вот впереди прямо по курсу, показались еле различимые в дымке постройки — два маленьких домика и правее ажурная мачта градиентной метеорологической установки.
Пройдя еще девять километров, наши машины в 12.15 мск вплотную подошли к станции. Цель достигнута!
Через Мирный в Москву полетела короткая радиограмма: участники похода сообщали, что научно-исследовательский поход успешно завершен, что санно-тракторный поезд прибыл на Южный полюс, что самочувствие людей хорошее.
Выбрав удобное место для стоянки и заглушив моторы, мы вышли из машин и осмотрелись. Недалеко от шарообразного аэрологического павильона с радиолокатором увидели трехметровый столб со стеклянным шаром наверху, означавшим точку полюса по первым определениям (см. фото). Рядом — нечто вроде дорожного указателя со стрелками, показывающими направление и расстояние до различных точек земного шара, в том числе до Северного полюса. В стороне, примерно в километре от станции, стояли две высокие мачты, одна из которых указывала место полюса по последним определениям.
Территория станции казалась безлюдной. Позже мы узнали, что здесь живут по новозеландскому времени, и что мы прибыли <'ночью». Кроме того, американцы не ждали нас так скоро.
На следующий день по прибытии, в торжественной обстановке, в присутствии всего персонала американской станции на второй мачте был поднят наш советский флаг, который развевался вплоть до нашего отъезда.
После подъема флага мы вместе с американцами совершили путешествие «вокруг света», сделав на своих «Харьковчанках» круг и пройдя таким образом через все меридианы за несколько минут. В ознаменование этого события все участники похода получили хорошо оформленные шуточные дипломы, которыми нам присваивались «все права и привилегии, принадлежащие тем немногим избранным, которые совершили полное путешествие вокруг земли». Интересно отметить, что одна южноафриканская газета, репортер которой посетил нашу «Кооперацию», когда мы возвращались на Родину, поместила заметку под таким заголовком: «За 15 минут вокруг света». Текст начинался словами: «Что это, еще один фантастический научно-технический прыжок русских?»
Три дня, проведенные на станции Южного полюса, были очень приятными. Царила атмосфера дружбы и радушия. Американские и советские ученые делились своим опытом. Хозяева охотно предоставили в наше распоряжение интересовавшие нас данные. Наши коллеги окружили нас заботой и вниманием. Мы питались в общей кают-компании, причем пищу приготовляли по очереди американский кок и наш Юра Самсонов. Для удобства совместной жизни, на время нашего пребывания на полюсе, американцы сдвинули время, по которому они обычно живут, так, чтобы это было удобно и нам. По вечерам смотрели кинофильмы и коротали часы в дружеских беседах.
29 декабря, сердечно распрощавшись с американскими исследователями, наша группа покинула Южный полюс и направилась в обратный рейс.
8 января 1960 года санно-тракторный поезд достиг станции Восток.
При подготовке к этому интересному походу меня, как радиста, особенно волновали, конечно, вопросы радиосвязи. Пришлось много потрудиться, чтобы подготовить оборудование столь длительной и ответственной экспедиции. Понадобилось увеличить высоту радиомачты, сменить такелаж, а также сделать его более прочным, изготовить новый телеграфный ключ, так как на обычном ключе работать на ходу совершенно невозможно. Тщательная подготовка дала свои плоды: за все время похода не было ни одного случая серьезной поломки или неисправности в радиооборудовании.
Для радиосвязи использовалась обычная в антарктических экспедициях авиационная аппаратура: 70-ваттный передатчик РСБ-70 и придаваемый к нему приемник, авиационный радиокомпас для навигационных целей, а для связи между машинами в походе— небольшая 10-ваттиая приемно-передающая радиостанция. Связь осуществлялась на коротких волнах. Аппаратура — исключительно надежна и удобна. Для того чтобы перейти на другую частоту, достаточно повернуть один переключатель, и автоматическое устройство за 25—30 секунд перестраивает передатчик.
Может показаться странным, но самым трудным участком для связи оказался отрезок пути, начинавшийся от Мирного приблизительно в 150 км и тянувшийся примерно 300 км. В этом районе почти постоянно свирепствуют метели. Поток несущихся снежинок, бомбардирующих металлический корпус машины, несет с собой такой электрический заряд, что полезный сигнал совершенно тонет в хаосе помех. Приходилось пользоваться «комнатной» приемной антенной, но и она помогала слабо. Дальше погода становится лучше, и устойчивость радиосвязи целиком начинает зависеть от условий прохождения. К счастью, за все время похода не наблюдалось длительных периодов плохого прохождения. Связь была устойчивой и надежной.
По мере удаления от Мирного мы постепенно переходили на все более высокие частоты. Самой высокой частотой, на которой мы работали и хорошо слышали Мирный даже на Южном полюсе, была частота 12 258 кгц.
Хочется отметить труд замечательного радиста станции Восток Я. Баранова, работавшего ранее на одной из дрейфующих арктических станций «Северный полюс», а также превосходных радистов Мирного — Ф. Рослякова, Н. Тюкова и С. Ковтанюка, которые сделали очень много для обеспечения нашего поезда бесперебойной и надежной радиосвязью.
А. Максимов,
радист Четвертой советской антарктической экспедиции Южный полюс— Москва
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение ББК-10 » 17 Февраль 2016 07:25

Радио, №1, 1956 г.

 Радио, 1956, №1. Радиосвязь в Антарктической экспедиции - 0001.jpg
Радиосвязь в Антарктической экспедиции.

30 ноября 1955 года от одного из причалов Калининградского порта в далекую антарктическую экспедицию отправился советский дизель-электроход «Обь». Ему предстоит проделать большой путь.
Советская антарктическая экспедиция, возглавляемая известным ученым-полярником, доктором географических наук, Героем Советского Союза М. М. Сомовым, отправилась к берегам Антарктиды в связи с участием нашей страны в третьем Международном геофизическом годе, который будет продолжаться с июля 1957 года до конца 1958 года. Советские полярники вместе с учеными многих стран будут заниматься всесторонними исследованиями тайн труднодоступного шестого континента.
Программа научных работ советской экспедиции весьма обширна.
Основная база советской экспедиции будет отдалена от нашей Родины более чем на четырнадцать тысяч километров. Понятно поэтому, какую важную роль в связи с этим призвана сыграть радиосвязь. Радистам экспедиции придется применить все свое мастерство, чтобы с честью выполнить возложенные на них задачи.
Ниже мы печатаем статью тт. Магницкого, Романова и Рекача, в которой они рассказывают о том, как будет организовано радиообслуживание советской комплексной антарктической экспедиции.


Ближайшей задачей советской антарктической экспедиции является создание научно-исследовательской станции — главной базы на Антарктическом побережье, и начало метеорологических, аэрологических, геомагнитных, сейсмических, ионосферных и других наблюдений. Помимо основной береговой станции, согласно плану проведения Международного геофизического года намечено создать еще две научные советские станции. Одна из них будет размещена в районе Южного геомагнитного полюса, на расстоянии более тысячи километров от главной базы, вторая — в районе так называемого «Полюса относительной недоступности» Антарктического материка.
Участники советской экспедиции будут находиться на расстоянии более 14 тысяч километров от берегов Родины. Уже по одному этому можно судить о важности и ответственности задач, стоящих перед отрядом связистов, которые будут участвовать в комплексной научной экспедиции. Советские радисты призваны прежде всего обеспечить надежную
и уверенную связь главной базы экспедиции со столицей нашей Родины — Москвой. Кроме того, предстоит обеспечивать бесперебойную связь с судами и самолетами, работающими по заданию и для нужд экспедиции, с группами экспедиции, которые будут расположены вглуби Антарктического материка, с соседями — базами иностранных научных экспедиций, расположенных рядом с сектором, отведенным для советской экспедиции. Наконец, важное место в работе радистов будет занимать связь с транспортными и подвижными средствами, приданными экспедиции (вездеходы, катеры, собачьи упряжки и пр.).
Наиболее трудную и ответственную задачу представляет связь главной базы экспедиции с Москвой, учитывая большую протяженность линии связи и то, что трасса линии

Радисты — участники советской антарктической экспедиции в редакции журнала «Радио» перед отъездом в Антарктиду.
Слева направо: П. М. Романов, И. М. Магницкий (начальник радиоотряда) и А. Г. Рекач

[7]
 Радио, 1956, №1. Радиосвязь в Антарктической экспедиции - 0002.jpg
проходит через мало исследованные полярные области Антарктики.
Опытных данных по эксплуатации подобных линий связи почти нет, если не считать работу радистов китобойной флотилии «Слава» с Москвой, а также единичные связи, проведенные радистами дрейфующих научно-исследовательских станций СП-3 и СП-4 К. Курко и И. Заведеевым с радистами «Славы». Еще раньше радист первой дрейфующей станции Эрнест Теодорович Кренкель имел связь с Антарктической экспедицией Берда; после второй мировой войны московские радиолюбители-коротковолновики Ю. Прозоровский, А. Рекач и другие имели несколько связей с радиостанциями, расположенными в районе Южно-Шетландских островов. Имеющийся опыт, конечно, будет использован связистами антарктической экспедиции, но его вполне понятно, недостаточно.
Как же будет осуществляться радиосвязь в антарктической экспедиции? Для связи с Москвой предполагается использовать коротковолновый диапазон. Путем тщательного подбора радиоволн, а также времени работы мы рассчитываем обеспечить прямую связь с Москвой по расписанию. В зависимости от условий прохождения радиоволн, громкости сигналов и уровня помех будет применяться тот или иной вид работы — слуховой прием, быстродействующий или буквопечатающий прием корреспонденции. Для связи с отдельными отрядами экспедиции, судами, самолетами, подвижными средствами, а также с соседями будут использоваться как короткие, так и средние волны в зависимости от местных условий прохождения, а также от имеющегося оборудования. Думается, что можно будет широко использовать многолетний опыт работы советских радистов на средних волнах в районе Крайнего Севера.
Для выполнения поставленных перед связистами экспедиции задач на главной базе предполагается сооружение антарктического радиоцентра, включающего в свой состав передающую станцию и приемную станцию, совмещенную с радиобюро. На передающей станции будет установлено несколько передатчиков мощностью от одного до пяти киловатт. Приемная станция оборудуется несколькими магистральными приемниками, обеспечивающими различные виды работы. Оконечная аппаратура, устанавливаемая в радиобюро, позволит производить любой вид работы — от ручной до буквопечатающей.
Учитывая трудность и важность прямой связи Антарктической экспедиции с Москвой, приемные и передающие антенные сооружения выполняются направленными, с односторонней характеристикой направленности. Кроме того, предполагается использовать работу частотно-манипулированными сигналами, дающими выигрыш в эквивалентной мощности передающих устройств, а также повышающими помехозащищенность линии связи.
Значительные затруднения могут возникнуть при установке и эксплуатации антенно-мачтовых сооружений. Здесь нужно учитывать тяжелые климатические условия, изобилующие низкими температурами, частыми буранами, а также ветрами большой силы.
Служебные помещения радио-центра, как и другие постройки, будут весьма прочные, с фундаментами, рассчитанными на возможную деформацию ледяной поверхности, с повышенной герметичностью; все дома оборудуются электроводяным отоплением.
В качестве обслуживающего персонала первого антарктического радиоцентра в экспедицию направляются радиоспециалисты, преимущественно полярники, получившие хорошую закалку и выучку на арктических радиоцентрах и полярных станциях.
Каждый из нас предвидит всю сложность работы в суровых условиях Антарктиды и готов преодолеть любые трудности.
Коллектив связистов — участников Советской антарктической экспедиции — полон уверенности в том, что почетная и ответственная задача, поставленная перед ними любимой Родиной, будет с честью выполнена.

Участники антарктической экспедиции:
И. Магницкий, А. Рекач, П. Романов

[8]
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4525
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение ББК-10 » 17 Февраль 2016 20:26

Радио, 1958. №9.

 Радио, 1958, №9. Исследователи шестого континента - 0001.jpg
Исследователи шестого континента

Советские люди — неутомимые исследователи. Ныне флаги нашей Родины гордо реют у Северного полюса, на просторах далекой Антарктиды, в местах, где никогда не ступала нога человека. Нет ни одной экспедиции, в которой не приняла бы участие наша славная молодежь.
В этой корреспонденции, полученной по радио с берегов шестого континента, рассказывается об отважных исследователях Антарктиды, о тех достижениях, с которыми коммунисты и комсомольцы встречают 40-летие BЛКCM.


Сорокалетие Ленинского комсомола наши молодые участники экспедиции и многие воспитанники комсомола встречают большими научными достижениями, которые будут достойным вкладом в советскую и мировую науку. Немало славных дел на счету у участников экспедиции. И во всем в первых рядах идут коммунисты и комсомольцы.
Успешно завершен в течение 69 дней беспримерный поход санно-гусеничного поезда в неизведанные просторы Антарктиды. В условиях низких температур, доходящих до минус 62 градусов Цельсия, на высоте 3500—3800 м над уровнем моря, с полезным грузом 480 т поезд прошел свыше 4000 км. Пурга, метели, низкое атмосферное давление, связанный с этим недостаток кислорода, — ничто не могло остановить отважных советских людей выполняющих задание Родины. В результате этого похода открыта станция «Советская» в районе полюса относительной недоступности. На станциях «Восток» в районе южного геомагнитного полюса и «Комсомольская», находящейся в 900 км от Мирного, были созданы все условия для успешного выполнения работ, предусмотренных программой МГГ. Уже сейчас на станциях «Восток», «Советская» зарегистрированы температуры минус 81 градус, а на станции «Комсомольская» — минус 76 градусов. Такую температуру человек пережил впервые.
В обширной научной деятельности антарктической экспедиции огромную помощь оказывают нам радиотехника и электроника. С помощью радиоэлектронных приборов ведется большая программа наблюдений в ионосфере за космическими излучениями, проводятся исследования атмосферы на высотах 30—38 км, определяется толща льда, покрывающего шестой континент. По радио мы держим надежную связь обсерватории «Мирный» с внутри континентальными станциями, санно-гусеничными поездами, самолетами, со столицей нашей Родины — Москвой. Радиотехнические устройства являются одним из основных средств навигационного обеспечения самолетов и санно-гусеничных поездов. Именно поэтому радиоспециалисты составляют 20 процентов общего состава антарктической экспедиции. Помимо специального отряда радиосвязи и радионавигации, радиоспециалисты входят в состав многих научных отрядов.
Радиоотряд третьей комплексной антарктической экспедиции возглавляет Юрий Васильевич Федоренко, который до поездки в Антарктику в течение нескольких лет работал главным инженером радиоцентра острова Диксон. Радиоотряд укомплектован радистами и радиотехниками, имеющими большой опыт работы в суровых арктических условиях. Многие из них участвовали в различных высокоширотных экспедициях, а радисты П. Д. Целищев, П. М. Романов, Е. Т. Ветров, Г. А. Маликов являются ветеранами Антарктики, так как они участвовали в первой советской антарктической экспедиции, строили радиоцентр в Мирном, работали на внутриконтинентальных станциях «Оазис», «Пионерская», участвовали в походах на санно-гусеничных поездах.
Сейчас станцию «Восток» возглавляет опытный полярник — радиотехник Василий Семенович Сидоров. Здесь трудится коллектив из 11 человек. Среди них бывалый полярный радист Б. С. Чернов, один из участников пешего похода в 1948 году из бухты Тихой Земли Франца-Иосифа на остров Рудольфа, радиоинженер М. К. Рыбченко, инженер ионосферной станции О. П. Коломийцев.
Вот один из примеров, который характеризует отвагу и мужество этого дружного коллектива. В июне, когда температура была более 63 градусов мороза, ураганным ветром оторвало полотно главной антенны. Несмотря на нечеловечески тяжелые условия, антенна вскоре была восстановлена, и в обычное время радиостанция «Восток» вышла в эфир.
С особым энтузиазмом в эти дни трудится коллектив внутриконтинентальной станции, носящей славное имя Комсомольская». Здесь в большинстве работают радиоспециалисты. Начальник станции — радиотехник Михаил Алексеевич Фокин. Он в течение десяти лет зимовал на полярных станциях западного сектора Арктики. Старший радиотехник Павел Васильевич Сорокин много лет работал на полярных станциях восточного сектора Арктики, а затем на «СП-4» и «СП-5». Хорошо знает радиотехнику метеоролог, он же повар, Игорь Алексеевич Иванов. Следует сказать, что тт. Сорокин и Фокин с неменьшим совершенством освоили специальности метеоролога и повара. Кроме того, Сорокин под руководством врачей Мирного прошел медицинскую практику. Совмещение профессий позволяет маленькому коллективу выполнять большую работу. В осенне-летнее время коллектив станции «Комсомольская» обеспечил обслуживание большого количества самолетов на своем аэродроме. Станция «Советская» возглавляется ветераном Антарктики аэрологом Виталием Кузьмичем Бабарыкиным. Он участник санно-гусеничного похода к «Пионерской», один из ее основателей. Самоотверженно трудится здесь радиотехник Герман Александрович Маликов. Он в Антарктиде уже второй раз. Ему выпала честь участвовать в первом санно-гусеничном походе на станцию «Пионерская» и быть одним из первых радистов этой станции. В опытных руках Маликова радиостанция на «Советской» работает бесперебойно. Она поддерживает радиосвязь не только с обсерваторией «Мирный» и внутриконтинентальными станциями, но нередко в дни плохого прохождения помогает связываться с «Пионерской». Научная станция «Пионерская» расположена на высоте 2700 м, на склоне ледяного антарктического щита. В этом районе повседневно свирепствуют метели, дуют сильные ветры. Обычно здесь все постройки находятся глубоко под снегом. Требуется большое искусство, чтобы в таких условиях держать связь с Мирным. Однако это успешно удавалось
[11]
 Радио, 1958, №9. Исследователи шестого континента - 0002.jpg
участнику первой антарктической экспедиции Евгению Трофимовичу Ветрову и удается опытному радиотехнику Владимиру Ильичу Сушанскому, который его сменил на трудном посту.
Самоотверженно также трудится коллектив на станции «Оазис», возглавляемый гидрологом Борисом Ивановичем Имерековым. Хотя здесь не бывает температур ниже 35 градусов,но ветры часто достигают ураганной скорости — 50 метров в секунду. Это доставляет большие неприятности радиотехнику станции Вячеславу Михайловичу Яковлеву. Ему приходилось не раз в крайне тяжелых условиях восстанавливать повреждения, нанесенные ураганом.
Большую работу ведут радисты Мирного. Они в свободное от вахты время оборудовали средствами радиосвязи и радионавигации для похода в глубь Антарктиды четыре гусеничные машины, подготовили оборудование для радиостанций «Восток», «Комсомольская», «Советская». Их руками отремонтированы антенно-мачтовые сооружения, наружные линии связи, АТС, передающая и приемная аппаратура радиоцентра. Недавно под домиком радиопеленгаторной станции образовалась трещина. Было принято решение перенести станцию на новое место. Это было сделано в рекордно короткий срок. Нужно сказать, что все работники радиоотряда — Ю. В. Федоренко, П. Д. Целищев, П. М. Романов, Г. И. Болвин, В. П. Лаптев, В. В. Якунин, И. А. Журенко, В. Н. Волков, М. К. Ушаков, В. И. Богомолов — трудились, не считаясь со временем, одновременно обеспечивая радиосвязь с корреспондентами радиоцентра Мирный, обслуживая суда, самолеты.
В особенно трудных условиях приходилось работать радистам санно-гусеничных поездов В. Т. Воронину, А. М. Агафонникову, А. И. Фаенову, Г. И. Болвину. Во время походов по шестому континенту их радиостанции в точно назначенный срок неизменно были в эфире, передавая сообщения в Мирный.
Радисты третьей Антарктической экспедиции принимают деятельное участие в радиолюбительских связях на коротких волнах. На любительских диапазонах часто звучат позывные UA1KAE/6 (оператор Б. С. Чернов, станция «Восток»), UA1КАЕ/7 (оператор Г. А. Маликов, станция «Советская»), UA1КАЕ/4 (операторы П. В. Сорокин, И. А. Иванов, станция «Комсомольская»), UA1KAE/3 (оператор В. И. Сушанский, станция «Пионерская»), UA1КАЕ/2 (оператор В. М. Яковлев, станция «Оазис»).
На коллективной станции UA1KAE в поселке Мирный очень часто работает радист-комсомолец В. Я. Сазонкин. Это один из самых молодых членов радиоотряда. Однако он успешно сочетает свою производственную и любительскую работу. Коротковолновики Мирного имеют на своем счету 1454 двухсторонних связи с радиолюбителями всех стран мира, в том числе неоднократные связи с дрейфующими и антарктическими станциями — с друзьями по совместной работе в Арктике.
Сейчас весь коллектив экспедиции, в том числе работники радиосвязи, радиотехники, готовится к новым походам в глубь Антарктиды. Штурман-радист санно-гусеничного поезда инженер Аскольд Михайлович Агафонников вместе со своим братом Юрием Михайловичем разрабатывают портативную ионосферную станцию, с помощью которой они предполагают провести ионосферные исследования при обратном следовании на Родину. Инженер авиаотряда Павел Владимирович Ионосилевич готовится провести в Антарктиде опыты по дальнему приему телевизионных передач. Неутомимый Петр Дмитриевич Целищев ведет наблюдения и запись на магнитофонную ленту сигналов третьего советского спутника Земли.

В. Парфенов,
главный инженер экспедиции

[12]
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4525
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение ББК-10 » 19 Февраль 2016 15:07

Радио, 1965, №5.

 Радио, 1965, №5. На станциях дальних - 0001.jpg
На станциях дальних ...

У радистов шестого континента

Антарктида, Мирный (по радио). Отряд связи десятой советской антарктической экспедиции приступил к работе на шестом континенте сразу же после отъезда членов девятой экспедиции.
Для многих вновь прибывших радистов Антарктида хорошо знакома. В недалеком прошлом им уже доводилось зимовать в этом далеком и суровом краю. Например, радиотехник
В. Волков — был участником третьей и шестой советских антарктических экспедиций, радиотехники П. Андреев и Б. Жомов, инженер С; Калинин — побывали здесь с восьмой экспедицией. Все члены отряда — работники арктических радиоцентров, имеющие большой опыт.
Дружный коллектив радистов, приняв эстафету от своих предшественников, продолжает трудовую вахту вдали от берегов Родины. Сейчас, когда передаются эти строки, у нас в самом разгаре летняя антарктическая навигация. Работы — невпроворот, но радисты экспедиции уверенно обеспечивают надежную радиосвязь.
Много времени отнимает подготовка к длительной зимовке. И все же, несмотря на занятость и трудности, большинство радистов умудряется выкроить час-другой для работы в любительском эфире. Поклонники радиоспорта, они остаются верны ему в любых условиях. С 20 января по 10 февраля П. Андреев провел 15 двухсторонних любительских радиосвязей с различными корреспон-
дентами. У Б. Жомова — 17 связей. Радист станции «Восток» О. Брок, зимующий в Антарктиде второй раз, за это же время установил около 80 двухсторонних радиосвязей.
Наиболее интересные QSO проведены с радиолюбителями Москвы, Николаева, Вологды и других городов Советского Союза. Имеются также связи с коротковолновиками Америки, Австралии, Новой Зеландии.
Радисты десятой советской антарктической экспедиции передают привет всем радиолюбителям Советского Союза.

До новых интересных встреч в эфире!
И. Мироненко

20 тысяч QSО

Мыс Шмидта (по радио). Три года назад в жизни коллектива радиометеорологического центра на Мысе Шмидта произошло радостное событие: в любительский эфир вышла наша первая коллективная КВ радиостанция. Вскоре ее позывные — UA0KIF стали известны коротковолновикам всего мира.
Теперь UA0KIF не одинока. «Местный» эфир дополнен позывными таких индивидуальных радиостанций, как UW0IJ (оператор С. Ксенофонтов), UW0IN (оператор В. Аколелов), UWOIO (оператор Халатурник), UW0IP (оператор О. Федоров), UW0IR (оператор В. Варушкин), UA0IE (оператор М. Советный).
Коротковолновики Мыса Шмидта с большой охотой работают в эфире, посвящая этому увлекательному занятию много свободного времени. О соревнованиях и говорить нечего: стараются ни одного не пропустить. В итоге на их счету в общей сложности более 20 тысяч двухсторонних радиосвязей с корреспондентами многих стран мира, со всеми континентами земного шара.
С апреля 1964 года операторы коллективной радиостанции UA0KIF начали работать на SSB. Узнав об этом, сотни радиоспортсменов очень обрадовались: у них появилось больше возможностей для подтверждения своих SSB связей с 19-й зоной. Для нас же наибольший интерес представляют QSO SSB с советскими коротковолновиками, встречи с которыми стали довольно частыми.
В числе дальних связей, проведенных на SSB, можно назвать QSO с радиолюбителями Гватемалы, Коста-Рики, Гваделупы, Галапагосских островов, Доминиканской Республики и других стран и территорий.
Постоянными нашими корреспондентами являются UA2AW, UA2AO, UA3QC, UA1SK, UA1KBW и многие другие популярные советские радиостанции. Много связей проведено с советской антарктической экспедицией — со станциями «Мирный» и «Молодежная», а также с американской станцией Мак-Мердо.
Следует отметить, что условия местного прохождения радиоволн, частые магнитные бури сильно затрудняют работу наших спортсменов. Особенно это ощущается во время вну-
трисоюзных соревнований. Пришлось серьезно заняться модернизацией антенного хозяйства. Думаем, что в дальнейшем дела пойдут лучше.
Хочется хотя бы кратко рассказать о работе на 20-метровом диапазоне. Здесь, как правило, очень хорошо проходят сигналы любительских радиостанций США, Канады, Японии, значительно реже — Южной Америки, Австралии, Новой Зеландии. Что касается африканских станций, то они — явление исключительно редкое в «нашем эфире». Сигналы европейских радиостанций часто можно услышать с 13.00 до 15.00 мск.
В планах радиоспортсменов Мыса Шмидта — организация DX-экспедиции на остров Врангеля. Прибыть туда мы намерены к началу проведения WWDX Contesta SSB. Цель экспедиции — популяризация коротковолнового спорта на острове Врангеля и участие во всемирном Conteste.
Пользуясь случаем, поздравляем всех советских радиолюбителей с праздником Великой Победы! 73!

В. Аколелов, начальник коллективной радиостанции UA0KIF.

QRA — ЗФИ

Земля Франца-Иосифа (по радио).
С восьмидесятого градуса северной широты шлем горячий радиолюбительский привет далеким корреспондентам! Мы рады поделиться с Вами, дорогие друзья, нашими успехами в любительском эфире.
[26]
 Радио, 1965, №5. На станциях дальних - 0002.jpg
Коллективная радиостанция UA1KED, как известно многим коротковолновикам, находится на Земле Франца-Иосифа.
Несмотря на большую занятость (дел у радистов Арктики всегда много!), операторы UA1KED с момента своей первой QSO 17 июня 1964 года смогли провести около 1800 любительских радиосвязей с коротковолновиками Советского Союза, братских социалистических стран и многих других стран мира.
Какие связи мы считаем наиболее интересными? Ответить на этот вопрос трудно. Их очень много. Это, прежде всего, QSO с ветераном советского коротковолнового спорта Э. Т. Кренкелем — RAEM и радистами UPOL-12, с радиолюбителями Мыса Шмидта и Китая, Австралии и Новой Зеландии.
Среди наших корреспондентов - операторы 5A1TW (Триполи), KP4RK (Пуэрто-Рико), OX3AY (Гренландия), 4X4DK (Израиль), 4S7NE (Цейлон), LX3AX (Люксембург), коротковолновики Анголы, Мексики, Парагвая и другие. Жаль, что многие корреспонденты не присылают в подтверждение связей свои QSL, которые нам очень нужны для получения дипломов Р-6-К, ZMT, WAS.
В конце января примерно с 06. 30 мск на диапазоне 7 Мгц слышали работу UAIКАЕ/2 — станция Новолазаревская в Антарктиде. К сожалению, установить связь не удалось, но надеемся, что она у нас все же будет.
Нужно сказать, что на протяжении всей полярной ночи у нас хорошо проходили сигналы на диапазоне 7 Мгц. Сейчас начинается прохождение на 14 Мгц. Думаем, оно принесет нам много редких связей.
Недавно наши коллеги на Новой Земле сообщили, что в скором времени они выйдут в эфир на коллективной радиостанции. Мы с нетерпением ждем этого дня. Да и все радиолюбители всегда рады появлению новой страны в списках позывных. Работать станет еще интереснее.
В заключение, шлем наши 73!
По поручению коллектива UA1KED Карасев
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4525
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение ВИзо36 » 18 Апрель 2017 18:06

Ua1ked Карасев говорит, что:"В конце января примерно с 06. 30 мск на диапазоне 7 Мгц слышали работу UAIКАЕ/2 — станция Новолазаревская в Антарктиде. К сожалению, установить связь не удалось, но надеемся, что она у нас все же будет".
Не знаю в какое время это говорилось и сохранился-ли журнал регистрации радиосвязей на о.Хейса, но 13 февраля 1970 г. в 06 час. 47 мин мною была установлена связь со ст. Новолазаревская, Uw0ih/m, оп. Валерий, слышимость 449 :?
Аватара пользователя
ВИзо36
 
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 17 Апрель 2017 11:46
Откуда: Рига

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение ББК-10 » 18 Апрель 2017 18:13

Это про январь 1965 года.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4525
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Радиосвязь в Антарктике

Сообщение ВИзо36 » 20 Апрель 2017 17:43

Понял :tnxman:
Аватара пользователя
ВИзо36
 
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 17 Апрель 2017 11:46
Откуда: Рига


Вернуться в Радиосвязь в Арктике и Антарктике



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения