1933: Западно-Таймырская экспедиция ГУСМП

Тема: Исследовательские экспедиции, спасательные экспедиции, Спортивные полярные экспедиции и другие.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

1933: Западно-Таймырская экспедиция ГУСМП

Сообщение ББК-10 » 23 Ноябрь 2014 19:45

 ТЭ - 141.jpg
М. СЕРГЕЕВ
Таймырская экспедиция
(предварительные итоги)

Летом 1933 года мне пришлось принять участие в организованной Сектором полярных авио-изысканий ГУСМП комплексной экспедиции в восточную часть Карского моря.
В задачу экспедиции входило: а) гидрографическое обследование побережья Западного Таймыра от мыса Михайлова (к востоку от Диксона) до мыса Челюскин и островного района к северу от Диксона (острова Арктического института, острова "Известий ЦИК" и о-в Уединения);
б) гидрологические работы в этом районе;
в) авиационные изыскания во всем районе с целью установления возможности базирования гидросамолетов.
Попутно с этими основными работами экспедиция должна была выявить основные предпосылки к организации зверобойно - пушного промысла на побережьи Таймыра, а также изучение района в геологическом и экономическом отношениях.
Экспедицию возглавлял начальник Сектора полярных авио-изысканий ГУСМП т.Ландин И. А., проводивший полярные экспедиции Гл. Управления Гражданского Воздушного флота в 1930, 1931 и 1932 годах на Камчатке и на участке м. Дежнев — р. Лена (1931—1932 гг.).
Для выполнения работ экспедиции было предоставлено три судна:
а) моторная шхуна „Белуха" (б. „Хобби") с осадкой до 15 фут., грузоподъемностью ок. 250 тонн, находившаяся в Архангельске;
б) моторный бот Таймыркомбината „Сталинец" грузоподъемностью 80 тонн, скорость хода до 7 узлов, находившийся в Игарке;
в) м/б "Гыдо-ямо“ грузоподъемностью 19 тонн, находившийся в Красноярске в ремонте.
На всех судах имелись шлюпки с руль-моторами для шлюпочных промеров и высадки на берег.
Встреча всех судов экспедиции предполагалась на о. Диксон в пер вых числах августа, после чего собственно и должна была начаться основная работа экспедиции в районе к востоку от Диксона.
31. VII. 1933 года шхуна „Белуха" вышла из Архангельска к проливу Маточкин Шар, производя попутно авио-изыскательские работы в Белушьей губе и в Малых Кармакулах.
В пролив Матшар вошли 9.VIII, встретив здесь ледокол „Ленин" с судами Карской экспедиции.
Первый лед мы встретили в 12 милях от выхода из пролива Матшар и вышли на чистую воду лишь 17.VIII, при чем 3 дня (14, 15 и 16) „Белуха“ не могла продвигаться вперед, будучи зажатой среди крупного льда.
20. VIII „Белуха" прибыла к основному району работ экспедиции на о. Диксон, где к тому времени сосредоточились и боты экспедиции „Сталинец" и „Гыдо-ямо", спустившиеся по р. Енисею от Красноярска и Игарки.
Боты производили довольно тягостное впечатление как по своей конструктивной отделке, так и по
[141]
 ТЭ - 142.jpg
условиям размещения личного состава. Тесно, холодно, никаких удобств для ведения научной работы. В этом отношении пришлось позавидовать экспедициям на ледокольных пароходах, где научным работникам предоставляются все возможности.
К этому времени было уже ясно, что оптимальная программа работ экспедиции в конкретных условиях навигации 1933 года не обеспечивается ни имеющимися средствами, ни остающимся для работы временем.
Поэтому на совещании руководящего состава экспедиции, происходившем на Диксоне 22.VIII, было решено ограничить на востоке район работ ботов экспедиции 93-м меридианом, т. е. заливом Миддендорфа и только в случае особо благоприятных ледовых условий продолжить их до 95-го меридиана, т. е. до западного входа в пролив Фрама.
В то же время необходимо было использовать возможности для гидрологических работ к северу от Диксона, вплоть до о-ва Уединение для шхуны „Белуха" с тем, чтобы затем в остающееся время закончить работу всеми судами у побережья залива Миддендорфа.
Погрузив нефть, уголь и приняв с борта ледокола „Красин" пресную воду, „Белуха" 24.VIII-двинулась в путь.
Погода была благоприятная, дул довольно свежий норд-ост без тума-
[142]
 ТЭ - 143.jpg
нов, и мы, обогнув Диксон с востока, взяли курс на о. Свердруп. Ледовые условия в восточной части Карского моря представлялись довольно туманными. Регулярная воздушная разведка отсутствовала, и единственный самолет, имевшийся к тому времени на Диксоне, пилота Алексеева, конечно не был в состоянии обслужить нужды всех экспедиционных судов. Тем не менее мы имели от него 25.VIII ряд ценных сведений. Его полет 24.VIII к востоку от Диксона давал следующую картину льда: вдоль побережья от Диксона до архипелага Норденшельда шла полоса чистой воды, шириной примерно 15 миль, с двумя перемычками: одной — у мыса Прощания шириною в 6 миль и другой — у островов Тилло, шириной около 2 миль. Архипелаг Норденшельда весь забит льдом. К северу от полыньи, насколько позволяла видимость горизонта с самолета, — везде был лед.
Как будто бы большой „язык" тяжелого неподвижного льда тянулся от Северной Земли к юго-западу, и проход в пролив Вилькицкого северным путем был повидимому невозможен.
При наличии продолжающихся норд-остовых ветров нам казалось более целесообразным использовать время для работ к северу от Диксона, где мы надеялись достигнуть
о. Уединения, ожидая отжимных юго-западных или юго-восточных ветров. При наступлении их, используя енисейское течение, можно было без особых затруднений спуститься на юг и перейти на работу в район Западно-Таймырского побережья. Этому соображению благоприятствовало и то, что боты, вышедшие для работы к мысу Михайлова, были снабжены всем необходимым и могли дней 10—12 обойтись без помощи „Белухи“.
Примерно в 10—15 милях к югу от о. Свердрупа мы уже встретили кромку льда и начали огибать ее к западу, так как к востоку тянулась полоса непроходимого для „Белухи“ льда. Оставив Свердруп к востоку, мы шли ломаными курсами вдоль кромки льда к Русановским островам (теперь Арктического института), имея гидрологические станции и ведя попутный промер.
27.VIII подошли к островам и высадили на берег топографическую партию. Стоял туман, и мы не могли сделать астроопределений, но нашли астропункт, определенный „Сибиряковым", что обеспечило точность всех наших работ. Кроме того, еще на Диксоне мы имели сведения от проф. Визе о наличии внутри островов большой лагуны, могущей служить местом для посадки гидросамолетов.
В результате работ на этих островах выяснилось, что показанная на карте группа островов и остров Сидорова представляют собой два острова, соединяющиеся с запада намывной косой протяжением около 12 миль. Эта коса при сильном волнении и ветре с запада создает сильный накат и вероятно издали была принята с „Русанова“ за гряду камней, как это было показано на карте. Камней же на самом деле не существует, и дно у островов с запада песчаное, плавно поднимающееся к берегу.
Общая длина островов в направлении 160°—340° равна 16 милям.
[143]
 ТЭ - 144.jpg
Оба острова разделены большой лагуной, которая была почти вся забита льдом, и поэтому нам не удалось произвести в ней шлюпочный промер. Западный берег и часть лагуны засняты топографической съемкой.
На островах нет никакой растительности, лишь изредка кое-где попадается мох. На берегу обнаружены следы белого медведя, песца, много гусей и уток.
Острова оказались на 20 миль севернее, чем они были нанесены на карту по данным л/п „Русанова".
30.VIII снялись с якоря в виду передвижки льдов, грозящих закрыть щель, в которой мы стояли, и взяли курс к северу к островам „Известий ЦИК“. Эти острова впервые были замечены в 1932 году экспедицией на „Сибирякове", но точное их местоположение и конфигурация определены не были, так как высадки на них не было.
Экспедицией на „Белухе" была произведена рекогносцировка островов, частичная топографическая и морская съемки и построены два навигационных знака.
В результате работ у островов „Известий ЦИК“ выяснено наличие шести островов (вместо 3, имевшихся на карте), расположение которых дает судну укрытие от ветра и волны с любых направлений. Один из наиболее крупных островов этой группы назван нами "островом Гронского".
Работы здесь чрезвычайно затруднялись наличием берегового торосистого припая и частыми туманами. На островах много медведей, есть песец. Кроме того замечены моржи.
Дальнейший путь „Белухи“ лежал к о. Уединения. Интересна история этого острова. Он был открыт и назван норвежским капитаном Иогансеном в 1878 году, но Иогансен высадиться на остров не мог. Второе посещение острова с высадкой на него было лишь в 1915 г., т. е. через 37 лет после открытия, экспедицией О. Свердрупа под русским флагом на шхуне „Эклипс", (теперь „Ломоносов").
Точных астрономических определений из-за плохой погоды ни Иогансен, ни Свердруп не сделали, и потому координаты острова были нанесены на карту приближенно. Рекогносцировкой острова д-ром Тржемесским с „Эклипса" обнаружено присутствие на нем каменного угля.
С тех пор остров никем не посещался. В прошлом году экспедиции на „Сибирякове" и „Русанове" не смогли найти острова, хотя курсы обоих судов были проложены прямо по месту его на карте.
Имея задачей продолжить гидрологический разрез от островов „Известий ЦИК" далее на север до острова Уединение, мы предполагали возможность значительного смещения острова к западу от места, показанного на карте, исходя из анализа глубин (быстрое падение глубин от меридиана 79° до 81,5°, с
[144]
 ТЭ - 145.jpg
250 метров до 24 метров по направлению на восток, и большие глубины 185—190 метров около места о. Уединения на карте).
3. IX в 10 часов утра впереди справа по носу показались неясные очертания какого-то острова.
Мы медленно, среди льдов, подвигались к нему, не решаясь еще сказать, что именно это и есть остров Уединения. Вырисовывался высокий западный берег, окруженный торосистыми стамухами и льдинами. С трудом удалось выбрать место для якорной стоянки, в милях 1 1/2 от берега, после чего немедленно съехали на берег для предварительной рекогносцировки острова.
По плавающим льдинам, перепрыгивая с одной льдины на другую, перебираемся на берег и начинаем обход его, начиная с северо-западной части. Остров производит мрачное, но мощное впечатление. Суровая природа его, абсолютное отсутствие всякой растительности, возвышенности, пересекаемые руслами высохших речек, придают ему угрюмый характер. Сразу наталкиваемся на медведей, которых и убиваем.
К 12 часам ночи рекогносцировка закончена. С несомненностью устанавливаем, что это именно и есть остров Уединения.
Остров резко делится на две части: возвышенную — западную и низменную — восточную. Возвышенный западный берег сначала постепенно снижается в направлении на восток, а затем резко переходит в восточную низменную часть.
Возвышенная часть о-ва прорезана небольшим логом с довольно крутыми склонами, являющимися главной водосборной артерией острова. Кроме этого лога и его притоков имеются лишь незначительные овражки, рассекающие берега, особенно в югозападной и южной части.
Возвышенная часть острова сложена серыми и желтоватыми песчаниками, иногда очень слабыми, иногда же очень прочными. Этим песчаникам подчинены прослои каменного угля, найденные впервые доктором Тржемесским с „Эклипса“. Нами выходы угля наблюдались на склонах вышеупомянутого лога.
Что касается восточной низменной части, то она повидимому образована за счет наносов с возвышенной части.
Остров в направлении NNW-SSO около 3,5 миль, а в направлении O—W около 10 миль. В его юговосточной части имеется лагуна-озеро, покрытая льдом.
Географическое расположение острова в центральной части Карского моря делает его очень ценным для устройства радиостанции с научным персоналом.
[145]
 ТЭ - 146.jpg
Имея очень жесткое приказание н-ка экспедиции Ландина быть 9 сентября у залива Миддендорфа, чтобы помочь ботам в гидрографической работе у побережья Западного Таймыра, мы не могли задерживаться у о. Уединения и, построив на нем навигационный знак, 4 сентября повернули на юг.
В это время боты „Сталинец“ и „Гыдо-ямо“ в неимоверно тяжелых условиях, преодолев льды, героическими темпами вели свою работу.
9-го числа мы подошли к мысу Де-Колонга, самой восточной точке нашей работы. Температура воздуха и воды быстро понижалась, и уже 12 сентября мы имели утром температуру воздуха —12°, а температуру воды —1,8°, что показывало на быстрое наступление зимы в этом районе.
Построив два больших навигационных знака на мысе Иванова и на вновь нанесенном на карту острове Балицкого, а боты, сделав топосъемку побережья, построив знаки на побережьи и произведя промеры, мы 17. IX начали отход к Диксону при замерзающем море, покрытом блинчатым льдом.
20. IX у острова Кузькин-Сибиряков, взяв на „Белуху" почти весь экспедиционный состав, мы отпустили боты к своим енисейским портам, а „Белуха" взяла курс на Архангельск с попутными авио-изысканиями у п/о „Ямал" и острова „Белый".
24 сентября „Белуха", огибая остров Белый в счислимой широте 73°38 N и долготе 69°55 Ost, наткнулась на необследованную 15-футовую банку. При сильном NW ветре и волне (до 6 баллов) судно получило до 15 ударов кормой о грунт, потеряло руль и дало течь в машинном отделении. Несмотря на все принятые меры по откачке воды, откачать ее не удалось, и „Белуха" 25. IX затонула. Все экспедиционное имущество и личный состав были пересажены на п/х „Аркос", находившийся поблизости, и таким образом материалы экспедиции были спасены.
22 октября экспедиция вернулась в Москву.

Предварительные итоги работ по отдельным партиям.

Гидрологическая партия.

В результате полуторамесячной работы на „Белухе" в Карском море выполнены следующие 4 гидрологических разреза:
1. Маточкин Шар — о. Диксон — 11 станций (с I полусуточной) через 20 миль.
2. О-в Диксон — о. Свердруп — 4 станции (с I полусуточной).
3. О-в Свердруп — о. Уединения — 11 станций (с I полусуточной) через
10—15 миль.
4. О-в Свердруп — шхеры Минина — 9 станций через 10—15 миль.
Всего удалось сделать 37 гидрологических станций, в том числе 3 полусуточных.
На полусуточных станциях помимо ежечасных наблюдений за глубиной, температурой воды и взятия через каждые 3 часа проб воды, производились также ежечасные наблюдения за течениями вертушкой Экмана-Мерца, в первом приближении подтвердившей наличие подмеченного, но неисследованного в 1932 году, мощного Енисейского течения к северо-западным берегам Северной Земли.
На всех глубоководных станциях пробы воды брались на хлор, щелочной резерв, кислород, нитраты, фосфаты и концентрацию водородных ионов.
35 станций из 37 взятых было обработано в судовой лаборатории на „Белухе" гидрохимиком Е. В. Казеевой, что указывает на полную целесообразность развернутой работы во время плавания.
Помимо специальных гидрологических работ, гидропартией сделано, начиная от маяка Городецкого, 205 поверхностных сборов температуры и проб воды на хлор и щелочной резерв (с 1.VIII по 24.IX), 154 наблюдения за состоянием льдов (с 10.VIII по 21.IX) и 279 срочных метеорологических наблюдений (с 7. VIII по 24.IX), а также проведено 2 серии футшточных наблюдений в Белушьей губе в течение 48 часов и на островах Арктического института в течение 13 часов.
[146]
 ТЭ - 147.jpg
Как на особенность нынешнего года, по сравнению с прошлым, можно уже теперь указать на тяжелые ледовые условия в Карском море, на преобладание низких температур поверхности воды и воздуха в августе и сентябре, а также на весьма слабое проявление летнего температурного режима моря в августе и уже полное наступление зимнего режима в середине сентября.
Гидрологическими работами руководил научный сотрудник Арктического института Добронравов С. К.

Гидрографическая партия.

Задание для гидрографической партии экспедиции предусматривало, помимо ряда других работ, определение 12 основных астропунктов, заснять топосъемкой береговую полосу линейным протяжением в 300 км. и дать 1.500 миль судового промера.
Как указывалось выше, план был сокращен в силу ледовых условий и неподготовленности ботов. В дальнейшем, в связи с наличием берегового припая в заливах и бухтах выяснилась невозможность производства авио-изыскательских работ в полном объеме. Освободившиеся 2 топографических партии были переданы гидрографической группе, что позволило первоначальный план съемки отдельных участков изменить в сторону увеличения топографических работ. Работу в заливе Миддендорфа произвести не удалось, т. к. в течение всего сентября и подступы к нему были скованы льдом.
Кроме того, береговой припай не позволил развить работы в районе о о. Крузенштерна. Фактически работы были начаты 25.VIII, окончены 16.IX, рабочий период длился 23 дня, т. е. 60% первоначального плана.

Итоги по отдельным элементам гидрографических работ.

а) Астропункты.
Определено основных 8 астропунктов, из них 7 универсальными инструментами, а именно: м. Михайлова, м. Приметный, м. Стерлегова, м. Каминского, м. Штеллинга, на о ве Балицкого группы Крузенштерна, на м. Иванова. Восьмой астропункт определен на о-вах „Известий ЦИК“ секстаном.

б) Топографическая съемка.
Заснята вся береговая черта от м. Михайлова до м. Фуса за исключением залива Миддендорфа, оказавшегося скованным льдом, западная часть островов „Известий ЦИК“ и лагуна в северной части островов Арктического института.
Всего заснято топосъемкой 600 линейных километров, т. е. превышение плана в два раза.

в) Судовой промер.
Судовой промер производился механическими лотами Томсона и ручными лотами, разбитыми в метрах.
Глубины брались с промежутками от 3 до 10 метров. Промер очень часто затруднялся наличием плавающих льдов и носил характер рекогносцировочного, а в районе о.о. Тилло — м. Штеллинга — полусистематического.
Всего дано судового промера с учетом работ шхуны „Белуха" 1.950 морских миль, вместо 1.500 намеченных по оптимальному плану в 40 рабочих дней.

Знаки.
Для целей кораблевождения и обоснования судового промера экспедицией построено и выставлено 20 знаков и вех, из которых 17 по своей высоте и видимости представляют большую ценность для навигации.
В результате работ по побережью от мыса Михайлова до м. Фуса установлено значительное изменение береговой черты по сравнению с имеющимися картами. Так п/о Михайлова оказался смещенным на 3 1/2 - 4 мили к югу от показанного на карте, Острова Маркгама смещены на 3 мили к юго-западу; острова у м. Каминского смещены к западу на 5 миль, о-ва Крузенштерна оказались смещенными к северу на 2 мили, а в 8-ми милях на северо-запад от этих островов обнаружена еще группа островов, не показанных на карте.
Работами гидрографических партий руководили гидрограф СПБГУ Лютостанский А. В. и гидрограф Эверлинг А. В. Астрономические работы велись Авсюком Г. А. и Кравковым С. Г.
[147]
 ТЭ - 148.jpg
Работа авио-изыскательской партии
Авио-изыскательская работа велась главным образом на шхуне „Белуха", так как в районе плавания ботов экспедиции (к востоку от м. Михайлова) все бухты и заливы, где могли быть места, пригодные для базирования гидросамолетов, оказались скованными береговым припаем, вследствие чего оказалось невозможным производство промеров.
В результате обследован целый ряд новых мест, где возможно базирование гидросамолетов.
Участок побережья от м. Михайлова до залива Миддендорфа в значительной мере подвергся геологическому изучению, благодаря образцам, собранным „Русской полярной экспедицией под начальством Э. В. Толля", материал которой был подвергнут монографической обработке О. О. Баклундом.
Материал Э. В. Толля состоял из одних образцов, почти без сопровождения их описанием. В результате работ ЗТЭ этот недостаток теперь устраняется. Одновременно с этим выяснилось, что породы, слагающие Таймырский берег, еще более разнообразны, чем это следовало из материалов Толля.
В практическом отношении наибольший интерес представляет широкое распространение пегметитов. Целесообразным представляется поэтому постановка поисковых работ, связанных с последними — в первую очередь на белую слюду. Также возможно наличие серного колчедана и есть признаки меди.
Кроме основного района работ экспедиции, попутно были осмотрены некоторые места Енисейского залива, о-в Диксон и Чертова губа, на геологическом строении которых мы за недостатком места не останавливаемся.
Геологические наблюдения производились геологом экспедиции Херасковым Н. П.

Экономические изыскания
В результате экономических изысканий выявлены экономические предпосылки к производственному применению авиации на Крайнем Севере.
Для этого собран ряд материалов в местных административных и хозяйственных органах и обследована работа промыслов и других производств этих районов.
По этим материалам можно будет установить, в какие периоды, откуда и докуда целесообразно и необходимо перебрасывать грузы воздушным путем и в каком количестве.
[148]
 ТЭ - 149.jpg
Находившийся в составе экспедиции зоолог Розанов М. П. был 20.VIII на о-ве Диксон откомандирован для обследования зверобойных промыслов в районе о-ва Диксон у р. Пясины, так как в указанном районе зверобойные промысла велись кустарным способом без научных обоснований.
Зоологом дан целый ряд указаний на месте по организации промыслов и подготовляется записка о состоянии зверобойных и пушных промыслов Таймырского полуострова.
На всем пути экспедиции производилась киносъемка производственного и бытового характера кино-оператором "Восток-кино“ — т. Блюмом Г. В., в результате чего мы будем иметь весьма интересный фильм, характеризующий Советский Север.
***
Подводя итоги работы экспедиции, необходимо отметить, что в общем экспедиция проделала большую работу за столь короткий срок (23 дня пребывания в основном районе) и в столь суровых условиях, каковые характерны для Северо - восточной части Карского моря.
По окончании экспедиции представители ее сделали доклад шефу экспедиции — ОГПУ Украины в гор. Харькове, где были очень тепло встречены и где им обещана дальнейшая поддержка в деле освоения Арктики.
[149]
Последний раз редактировалось ББК-10 25 Апрель 2017 12:16, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4799
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1933: Западно-Таймырская экспедиция ГУСМП

Сообщение ББК-10 » 23 Апрель 2017 12:03

Бюллетень Арктического института СССР. № 11. -Л., 1933, с. 330-334

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11. -Л., 1933, с. 330-334 ЗТЭ - 0001.jpg
ЗАПАДНО-ТАЙМЫРСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО МОРСКОГО ПУТИ
В 1933 ГОДУ


Западно-Таймырская экспедиция Главного Управления Северного морского пути 1933 г. была организована Сектором полярных авиаизысканий ГУСМП.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11. -Л., 1933, с. 330-334 ЗТЭ - 0002.jpg
— 331 —
По плану, утвержденному Коллегией ГУСМП, главным районом работ экспедиции являлся участок Северного морского пути от о-ва Диксона до мыса Челюскина. Экспедиция носила комплексный характер и включала в себя следующие партии: а) Гидрологическую — состоявшую из научных сотрудников Арктического института, под руководством С. К. Добронравова, б) Гидрографическую — в составе сотрудников Сибирского Гидрографического управления, под общим руководством гидрографа А. В. Лютостанского, а также гидрографа А. В. Эверлинга; астрономические работы велись С. Н. Кравковым и Г. И. Авсюком; в) Авиаизыскательскую — в составе сотрудников Сектора полярных авиаизысканий ГУСМП, под общим руководством И. А. Ландина.
Экспедицию возглавлял начальник Сектора полярных авиаизысканий ГУСМП И. А. Ландин. Заместителем начальника экспедиции и руководителем работ на э/с „Белуха" был М. М. Сергеев.
Для обеспечения возможности выполнения весьма значительного объема работ в одну навигацию (предполагалось вести работу в течение не более 40 дней), экспедиции было предоставлено три судна:
1) моторная шхуна „Белуха" (б. „Hobby")—250 тонн, осадка 15 футов, скорость хода 6. 5 узлов — главным образом для гидрологических работ и попутно для работ по гидрографии и авиаизысканиям в тех местах, где глубины позволяли держаться в достаточной близости к берегам; „Белуха“ являлась также базой горючего, продовольствия, обмундирования и прочего имущества для других судов экспедиции, ввиду малого тоннажа последних; 2) парусно-моторный бот „Сталинец" Таймыркомбината — 80 тонн, осадка 9 футов, ход 7 узлов — главным образом для гидрографических работ; 3) парусно-моторный бот „Гыдаямо" — 18 тонн, осадка 7 футов, ход 7 узлов — главным образом для работ по авиаизысканиям и высадке береговых партий.
31 июля шхуна „Белуха“, выйдя из Архангельска и проведя попутные работы по авиаизысканиям в Белушьей губе, Малых Кармакулах и Маточкином Шаре, 10 августа вышла в Карское море проливом Маточкин Шар.
Пройдя 150 миль в тяжелых ледовых условиях, 20 августа шхуна прибыла в бухту Диксона, куда к тому времени подошли и боты экспедиции „Сталинец" и „Гыдаямо", спустившиеся по р. Енисею из Красноярска и Игарки. К этому времени выяснилось, что оптимальная программа работ экспедиции в конкретных условиях навигации 1933 г, в восточной части Карского моря совершенно не обеспечивается ни имеющимися средствами, ни остающимся для работы временем, а именно: а) боты „Сталинец" и „Гыдаямо", из-за плохого ремонта и слабости корпусов, имели угрожающую течь и не были поэтому пригодны для плавания во льдах: б) сроки работ, в связи с исключительно поздним

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11. -Л., 1933, с. 330-334 ЗТЭ - 0003.jpg
— 332 —
освобождением от льдов северной части Карского моря, должны были быть сокращены.
В связи с этим было принято решение ограничить на востоке район работ ботов экспедиции 93-м меридианом и только в Случае особо благоприятных ледовых условий продолжать их до 95-го меридиана, т. е. до западного входа в пролив Фрама. В то же время необходимо было дать шхуне „Белуха“ возможность вести гидрологические работы к северу от о-ва Диксона вплоть до о-ва Уединения с тем, чтобы в остающееся после завершения этих работ время шхуна помогла остальным судам в их работе в районе между мысом Михайлова и заливом Миддендорфа.
Боты экспедиции 23 августа вышли с о-ва Диксона и к 28 августа прибыли в район работ к мысу Михайлова, где и продолжали работу до 17 сентября.
Этапы плавания „Белухи“ в восточной части Карского моря: 24 августа выход с о-ва Диксона; 24—26 августа гидрологический разрез о-в Диксона — о-в Свердрупа (четыре станции с одной полусуточной), с попутными промерами. 26 августа — 3 сентября гидрологический разрез о-в Свердрупа — о-в Уединения (одиннадцать станций с одной полусуточной), с гидрографическими работами у о-вов Арктического института, Известий ЦИК и Уединения (морская и топографическая съемка, постройка знаков, промеры). 4—9 сентября переход от о-ва Уединения к о-вам Крузенштерна, с гидрологическим разрезом о-в Свердрупа — шхеры Минина (девять станций) и промеры. 10—17 сентября гидрографическая и гидрологическая работа в районе о-ва Крузенштерна — мыс Михайлова: а) постройка знака на п-ове Де-Колонга; б) постройка двух знаков на о-вах Крузенштерна; в) две гидрологические станции в этом районе.
К 20 сентября все суда экспедиции возвратились в район о-ва Диксона, при чем боты экспедиции, пошли вверх по р. Енисею к портам своей приписки, а шхуна „Белуха" вышла в Архангельск с попутными авиаизысканиями в районе о-ва Белого и п-ова Ямала.
24 сентября „Белуха", огибая о-в Белый, в счислимых широте 73° 38' N и долготе 69° 44' Е, наткнулась на необследованную 15-ти футовую банку, и при сильном волнении (ветер и волна WNW в 5 баллов) судно получило до пятнадцати ударов кормой. В результате шхуна потеряла руль и получила, сильную течь в машинном отделении. Откачать воду, несмотря на все принятые меры и помощь, поданную с прибывшего парохода „Аркос“, не удалось, и 25 сентября в 10 ч. утра „Белуха" затонула. Все материалы работ экспедиции, люди и ценное имущество были спасены.
За время работы экспедицией в целом выполнено следующее.
Гидрологическая партия. Разрезы: 1) Карское море (от φ = 73° 37' N и λ = 64° 54' Е) — о-в Диксона — одиннадцать станций через каждые 30 миль,

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11. -Л., 1933, с. 330-334 ЗТЭ - 0004.jpg
— 333 —
с одной полусуточной; 2) о-в Диксона — о-в Свердрупа — четыре станции через 10—15 миль, с одной полусуточной; 3) о-в Свердрупа — о-в Уединения — одиннадцать станций через 10—15 миль, с одной полусуточной; 4) о-в Свердрупа — шхеры Минина — девять станций через 10—15 миль; кроме того начат разрез к западу от пролива Григорьева (удалось, по условиям погоды, выполнить две станции). Всего взято тридцать семь станций с тремя полусуточными станциями. Собрано 205 поверхностных сборов температур и проб воды начиная от маяка Городецкого. Произведено 154 наблюдения над состоянием льдов и 279 срочных метеорологических наблюдений, а также проведены две серии футшточных наблюдений в Белушьей губе и на о-вах Арктического института. Тридцать пять станций было обработано в судовой лаборатории на „Белухе" гидрохимиком Е. В. Казеевой, что указывает на полную целесообразность развернутой лабораторной работы во время плавания.
Гидрографическая партия. Астрономические пункты: работа по определению астропунктов производилась двумя партиями. Первая партия имела в своем распоряжении следующий инструментарий: 2" универсал Гильдебранда №356, с микроскопом, микрометром и окулярным микрометром, четыре столовых хронометра, 12 звездных, один средний и один тринадцатибойщик; а также радиоприемник ЛБ-2 с четырехламповым усилителем. Вторая партия работала при помощи 5" универсала Бамберга, четырех столовых хронометров и такого же (ЛБ-2) радиоприемника.
Всего определено восемь основных астропунктов, из них семь универсальными инструментами, а именно: на мысе Михайлова, мысе Приметном, мысе Стерлегова, мысе Каминского, мысе Штеллинга, мысе Иванова и на одном из островов группы Крузенштерна. Восьмой астропункт определен у о-вов Известий ЦИК секстаном на воде из определения широты по близмеридиональным высотам и двух сомнеровых линий.
Топографическая работа. Заснята береговая черта от мыса Михайлова до мыса Фуса маршрутной мензульной полуинструментальной съемкой, основанной на триангуляционной и геометрической сети, общим протяжением 600 км.
Судовой промер производился механическими лотами Томсона и ручными лотами, разбитыми в метрах. Промер очень часто затруднялся наличием плавающих льдов и имел рекогносцировочный характер, а в районе о-вов Тилло и мыса Штеллинга — полусистематический. Всего дано судового промера 1950 миль.
Постройка навигационных знаков. Для целей кораблевождения и обоснования судового промера, экспедицией построено и выставлено двадцать знаков и вех, из которых семнадцать по своей высоте и

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11. -Л., 1933, с. 330-334 ЗТЭ - 0005.jpg
— 334 —
видимости представляют большую ценность для навигации. Знаки установлены: два на о-вах Мона, один на о-ве Маркхэм, два на о-вах Крузенштерна, по одному на мысах Михайлова, Прощания, Каминского, Дубинского, Штеллинга, Иванова, два на о-вах Известий ЦИК и один на о-ве Уединения. На мысе Стерлегова и на о-ве группы Тилло установлены вехи.
Фотосъемка. Заснято, с целью получения панорамы с обсервованных (по двум углам) точек, аэрофотоаппаратом Кодак 1 побережье от мыса Штеллинга до мыса Каминского. Кроме того, отдельными снимками заснят ряд мысов, островов и т. п.
Авиаизыскательские работы велись по р. Енисею, в районе Новой Земли и к востоку от о-ва Диксона, с целью обеспечения воздушных путей на севере. Авиаизыскания проводились по следующему плану: а) выбор пункта с точки зрения его пригодности; б) топографическая съемка (при отсутствии карт подходящего масштаба) и поверка существующей карты, с нанесением горизонталей; в) промеры водоема; г) фотографирование (панорамный снимок с обсервованного места); д) описание пункта.
Кроме перечисленных работ, на всем пути экспедиции велись геологические наблюдения геологом Н. П. Херасковым. Обследованы также зверобойные промыслы в районе Диксон — Пясина зоологом экспедиции М. П. Розановым; попутные экономические изыскания велись А. К. Львовым. На протяжении всего пути экспедиции кинооператором а/о „Востоккино“ Г. В. Блюмом производилась киносъемка экспедиционной работы.
М. СЕРГЕЕВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4799
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Экспедиции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения