1934: Плавание л/п „Русанов"

Тема: Исследовательские экспедиции, спасательные экспедиции, Спортивные полярные экспедиции и другие.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

1934: Плавание л/п „Русанов"

Сообщение polarpost.ru » 14 Сентябрь 2012 09:18

Плавание л/п „Русанов" в 1934 г. (По материалам гидрографа С. Д. Лаппо)
В БУХТУ НОРДВИК (из книги:А. Г. Николаева, М.С. Хромцова. Ледовыми трассами.)
polarpost.ru
 
Сообщения: 73
Зарегистрирован: 13 Февраль 2008 01:10

1934: Плавание л/п „Русанов"

Сообщение [ Леспромхоз ] » 22 Январь 2013 09:04

ЧЕРЕЗ КАРСКИЕ ЛЬДЫ В ХАТАНГСКИЙ ЗАЛИВ
(Плавание л/п „Русанов" в 1934 г.)
(По материалам гидрографа С. Д. Лаппо)

 1936 - 0004.jpg
 1936 - 0005.jpg
 1936 - 0006.jpg
 1936 - 0007.jpg
 1936 - 0008.jpg
 1936 - 0009.jpg
 1936 - 0010.jpg
 1936 - 0011.jpg
 1936 - 0012.jpg
 1936 - 0013.jpg
 1936 - 0014.jpg
 1936 - 0015.jpg
 1936 - 0016.jpg
 1936 - 0017.jpg
 1936 - 0018.jpg
 1936 - 0019.jpg
 1936 - 0020.jpg
 1936 - 0021.jpg
 1936 - 0022.jpg
OCR...
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

1934: Плавание л/п „Русанов"

Сообщение [ Леспромхоз ] » 22 Январь 2013 09:23

А. Г. Николаева, М.С. Хромцова. Ледовыми трассами. Под ред. Л. Л. Балакшина.
Ленинград, Гидрометеоиздат, 1980
http://www.polarpost.ru/Library/Nikolae ... rassi.html

В БУХТУ НОРДВИК

После ремонта летом 1934 года «Русанов» под командованием Хромцова отправился в море Лаптевых. В бухту Нордвик нужно было завезти продовольствие и оборудование для Нордвикской экспедиции, занимавшейся разведкой нефтяных месторождений на полуострове Урюнг-Тумус. На «Русанове» кроме команды и членов экспедиции шла группа гидрологов Всесоюзного арктического института для производства попутных гидрометеорологических наблюдений во время плавания «Русанова». В нее входили: руководитель группы - гидрограф Сергей Дмитриевич Лаппо и два гидролога-наблюдателя - Мария Сергеевна Астрова (Хромцова) и Ольга Васильевна Васильева. Результаты ледовых и гидрологических наблюдений этой экспедиционной группы в 1937 году были опубликованы С. Д. Лаппо.

Из дневника Астровой (Хромцовой):

«Пасмурным дождливым утром 25 июля «Русанов», стоявший на Архангельском городском рейде, снялся с якоря и пошел Северной Двиной на выход в море. На другой день, миновав мыс Канин Нос, «Русаков» вышел в Баренцево море, держа курс к проливу Маточкин Шар. Баренцево море встретило пароход хорошей ясной погодой. Около 6 часов вечера 27 июля открылись гористые берега Новой Земли. На воде появилось много кайр, которые ныряли за рыбой буквально у самого форштевня «Русанова». В ночь с 27 на 28 июля пароход вошел в пролив Маточкин Шар - один из красивейших Новоземельских проливов, с извилистыми гористыми берегами. На горах, верхушки которых были закрыты облаками, виднелся снег, а на берегу, у самой воды, камни и большие участки земли были покрыты зеленым и бурым мхом. В половине четвертого утра «Русанов» прошел мимо становища Лагерное, состоявшего всего из двух домов и трех сараев. На берегу было видно много собак. Они приветствовали «Русанова» дружным громким лаем, а выскочившие из домов люди - выстрелами из винтовок, на которые пароход отвечал низким протяжным гудком. На палубу высыпали почти все члены Нордвикской экспедиции, без устали щелкавшие фотоаппаратами. В 9 часов утра 28 июля «Русанов» отдал якорь у полярной станции Матшар.

Температура воздуха и воды резко упала, чувствовалась близость льда. И действительно, в проливе появились отдельные льдины, а в море, вдали, виднелся лед. В 13 часов «Русанов» снялся с якоря и вышел в Карское море. Погода стояла ясная и солнечная, на море был штиль. В гладкой, как зеркало, морской воде отражались белые льдины, чем-то напоминавшие белых лебедей, а в бледно-голубом северном небе плавали такие же белые, как лед, легкие кучевые облака - «облака хорошей погоды», как о них говорят метеорологи. На воде плавало много гагарок, часто встречались выставлявшиеся из воды нерпы, а на одной из льдин спокойно и важно лежал морской заяц, греясь на солнце. Лениво он сполз в воду только тогда, когда «Русанов» подошел к нему вплотную.

Покрытые снегом горы Новой Земли были видны долго, почти до 8 часов вечера, причем со стороны Карского моря они выглядели красивее и величественнее, чем со стороны Баренцева. 30 июля «Русанов» пришел на Диксон, где на рейде уже стояли ледокол «Ермак», ледокольные пароходы «Садко» и «Сибиряков» и три парохода - «Молотов», «Байкал» и «Сакко», а в бухте работало гидрографическое судно «Циркуль». Весь караван стоял на Диксоне в ожидании авиационной ледовой разведки, которая из-за неблагоприятных погодных условий на востоке Карского моря задерживалась. На Диксоне «Русанов» простоял до 5 августа. В ночь на второе ушел в море «Садко», а утром - «Ермак»...».

4 августа капитаны Хромцов и Хлебников, не надеясь на выполнение в ближайшие дни авиационной разведки, договорились ее не ждать и вместе идти к проливу Вилькицкого. На другой день (5 августа) «Сибиряков» и «Русанов» покинули Диксон и пошли на восток. Плавание осложнялось туманами и встречным ветром, под влиянием которого льды дрейфовали на запад, увлекая суда, попавшие в сильное сжатие. 15 числа в густом тумане ледокольные пароходы подошли наконец к мысу Челюскин. 16-го, с улучшением видимости, «Русанов» по узкой прибрежной полынье направился в море Лаптевых, но вскоре встретил кромку невзломанного льда и остановился в тумане у мыса Щербина. Попытка форсировать этот лед оказалась тщетной. 17 августа к мысу Челюскин подошел ледокол «Ермак» с лесовозами Второй Ленской экспедиции.

Из дневника Хромцова:

«... Стоим у кромки невзломанного льда... В 09 ч. 30 м. прошел на восток «Ермак». Идет в ледовую разведку.

В 12 ч. 47 м. получено радио с «Ермака», что лед в перемычке полтора-два метра, форсированию не поддается, С удара продвигается на два корпуса. Возвращается обратно. Решено отойти к мысу Челюскин и ожидать возможности прохода на восток, а пока помочь «Сибирякову» на строительных работах...».

20 августа «Ермак» снова пошел в ледовую разведку, и с его помощью «Русанов», преодолев перемычку невзломанного льда в проливе Вилькицкого, вышел в море Лаптевых и направился навстречу ледорезу «Литке», который под командованием известного ледового капитана Николая Михайловича Николаева впервые совершал сквозной рейс с востока на запад в одну навигацию.

Следуя морем Лаптевых, капитан «Литке» Н. М. Николаев получил распоряжение попутно освободить из ледового плена суда Первой Ленской экспедиции 1933 года, зимовавшие у островов Комсомольской Правды. Освободив суда, для чего ледоколу пришлось форсировать десятикилометровую полосу невзломанного припайного льда, толщина которого местами доходила до двух метров, «Литке» взял под проводку пароход «Сталин» и направился с ним в пролив Вилькицкого.

В ночь на 21 августа «Русанов» встретился с «Литке» и «Сталиным». Суда обменялись приветственными гудками, на мачтах взвились разноцветные флажные приветственные сигналы. Приняв с «Литке» 50 тонн угля, «Русанов» пошел в бухту Марии Прончищевой. Выгрузившись и приняв горючее для Нордвика - направился к острову Преображения. Встав на якорь в бухте за северной косой, «Русанов» начал выгрузку и постройку радиостанции. Закончив строительство станции и оставив на острове трех зимовщиков и в помощь им одного строителя, «Русанов» 27 августа снялся с якоря и на следующий день прибыл в бухту Нордвик. Там он встал на якорь у полуострова Урюнг-Тумус рядом с пароходом «Правда» и приступил к выгрузке. 29-го вечером в бухту Нордвик пришла шхуна «Лаптев», командир которой гидрограф Александр Александрович Кухарский и гидролог полярной станции на острове Преображения Владимир Николаевич Кошкин приехали на «Русанов» за С. Д. Лаппо, решившим отправиться на «Лаптеве» дня на три к острову Бегичев для гидрографических работ.

Из дневника Астровой (Хромцовой):

«... Погода начала портиться. Усилившиеся ветер и волнение, продолжавшиеся и в последующие дни, затрудняли выгрузку. Четвертого сентября шторм настолько усилился, что выгрузку пришлось приостановить. Штормом сорвало с якоря катер метеорологов, пришедших с мыса Пакса, и понесло в море. На катере находился моторист, чинивший мотор. Узнав о случившемся, Николай Иванович велел спустить на воду шлюпку, что было сделано не без труда, так как волнами ее то подбрасывало высоко вверх, почти до уровня палубы, то швыряло вниз. С четырьмя лучшими гребцами «Русанова», взяв с собой запасной якорь, Николай Иванович отправился на помощь мотористу. Глядя вслед удалявшейся, то взлетавшей на гребень волны, то исчезавшей в провале волн шлюпке, волнуясь за ушедших, все время, пока они не вернулись, я провела на палубе. Моторист был благополучно доставлен на «Русанов», а катер прочно поставлен на два якоря. Вечером 4 сентября в бухту Нордвик из Тикси пришел пароход «Володарский», привезший кораблям уголь. Утром 5-го он подошел и ошвартовался к борту «Русанова» для бункеровки последнего. В гости к Николаю Ивановичу пришли капитан «Володарского» Н. В. Смагин и старые друзья - соплаватели Николая Ивановича еще по экспедиции к Северной Земле в 1932 году - Н. Н. и Е. И. Урванцевы, встрече с которыми он был чрезвычайно рад...».

6 сентября снова пришла в бухту Нордвик шхуна «Лаптев», на которой вернулся на «Русанов» гидрограф С. Д. Лаппо. Около 4 часов дня низко над судами прошел самолет, прилетевший из Тикси. 7 сентября снялся с якоря и ушел в море «Володарский», а 8-го ушла и «Правда». Закончив в основном выгрузку, 9 сентября по распоряжению начальника Второго Ленского каравана Орловского «Русанов» также покинул Нордвик. Выйдя в Хатангский залив, он неожиданно наскочил на неизвестную, не обозначенную на карте банку, получившую впоследствии название «банки «Русанова»».

Произведя со шлюпки промеры вокруг корабля, третий штурман В. Д. Заборский и гидрограф С, Д. Лаппо обнаружили еще ряд банок впереди и слева по курсу. Освободившись от части груза (кирпич-бой, песок и глина) и откачав балласты, 10 сентября в 13 часов 55 минут «Русанов» на полной воде самостоятельно снялся с банки и 11 сентября прибыл в бухту Марии Прончищевой. Выгрузив уголь для полярной станции и приняв на борт семьи зимовщиков, четырех белых медвежат и четырех моржат для зоологических садов Москвы и Ленинграда, «Русанов» пошел через пролив Вилькицкого в Карское море. На пути к Диксону Хромцов получил распоряжение следовать к мысу Стерлегова, где в это время находился «Малыгин». Последний должен был построить полярную станцию на острове Русском, но к нему не дошел, повредив во льдах руль. Поэтому станцию решили строить на мысе Стерлегова. Здесь на зимовку должно было остаться пять человек зимовщиков во главе с начальником зимовки К. Зван­цевым. В задачу «Русанова» входило помочь «Малыгину» выгрузиться и конвоировать его до Диксона. Но последнее отпало, так как руль исправили.

Оказав малыгинцам помощь в переброске грузов на берег с припая, на который они были с «Малыгина» сначала выгружены, «Русанов» отправился на Диксон и прибыл туда 16 сентября. На рейде Диксона стояли «Ермак», «Садко» и «Сибиряков». 17-го снялся с якоря и ушел «Садко». В связи с тем что было решено оставить «Русанова» в Карском море для проводки последних советских и иностранных судов, еще находившихся в Игарке, пассажиры и звери (моржи и медведи) были переведены с «Русанова» на «Малыгина», который уходил в Архангельск.

21 сентября «Русанов» снялся с якоря и пошел в Енисей к селению Гольчиха для пополнения запаса пресной воды, после чего снова вернулся на Диксон. С рассветом 28 сентября «Русанов» отправился в ледовую разведку в юго-западную часть Карского моря. Выполнив ее, он взял на борт строителей с Диксона и пошел в Енисей выводить последние суда. В Енисейском заливе уже появились ниласовый лед и шуга. 3 октября «Русанов» вывел на чистую воду два иностранных лесовоза и, отпустив их для самостоятельного следования, вернулся обратно в Енисей за остальными судами. 4 октября он встретился с шедшими из Игарки лесовозами «Сталин», «Правда», «Володарский» и тремя иностранными лесовозами. Встав головным, ледокольный пароход повел их на выход в море. Продвижение было медленным, так как на воде уже образовался ниласовый, смерзшийся с блинчатым, лед, в котором лесовозы, особенно иностранные, застревали и их приходилось окалывать. 8 октября, выведя суда на чистую воду и отпустив их следовать самостоятельно к проливу Югорский Шар, «Русанов» по распоряжению, полученному с ледокола «Ермак», направился через пролив Маточкин Шар в Русскую Гавань для смены радистов. Вернувшись тем же проливом обратно в Карское море - прошел на юг с ледовой разведкой и через пролив Югорский Шар вышел в Баренцево море. 22 октября «Русанов» пришел в Архангельск. За 100 суток плавания им было пройдено 6594 морских мили.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

1934: Плавание л/п „Русанов"

Сообщение [ Леспромхоз ] » 22 Январь 2013 13:19

ЧЕРЕЗ КАРСКИЕ ЛЬДЫ В ХАТАНГСКИЙ ЗАЛИВ
(Плавание л/п „Русанов" в 1934 г. )
(По материалам гидрографа С. Д. Лаппо)

В навигацию 1934 г. Главным управлением Северного морского пути был направлен в Арктику целый ряд судов, среди которых находились хорошо известные советскому читателю: „Ермак“, „Ленин", „Садко", „Федор Литке", „Малыгин", „Седов", „Сибиряков", „Таймыр", „Русанов" и ряд других.
Ледокольный пароход „Русанов", родной брат „Сибирякове" и „Седова", имеет 73 м в длину, 11 м в ширину при 5. 5 м осадки. Его трюмы вмещают около 1200 т груза. Построенный для ледовых плаваний, „Русанов" имеет специальные ледокольные обводы, крепкий набор и усиленный ледовой пояс. Машина в 2200 HP и стальной винт позволяют этому судну форсировать полным ходом сплошной лед толщиной до 50 — 60 см.
В навигацию 1934 г. „Русанову" предстояло доставить из Архангельска в бухту Нордвик, расположенную в Хатангском заливе моря Лаптевых, ряд строительных материалов, снаряжение и продовольствие для основываемой здесь полярной станции. По пути пароходу поручалось установить радиомачты в бухте Марии Прончищевой и на о-ве Преображения (Встречный). Для выполнения этих заданий „Русанов" должен был дважды пройти моря Баренцова, Карское и западную часть моря Лаптевых. Между двумя последними необходимо было обогнуть самую северную точку Евразии — мыс Челюскина.
Заход в Хатангский залив представлял большие трудности, так как этот район почти не посещался ни одним судном со времен дуббель-шлюпки Харитона Лаптева, участвовавшего в Большой северной экспедиции 1736—1744 гг. В 1905 г. по восточному берегу Хатангской залива маршрутной съемкой прошла экспедиция Русского географического общества. К сожалению, материалы Харитона Лаптева где-то затерялись в недрах архивов царской России, и, таким образом, Хатангский залив до самого последнего времени оставался без всякого освещения на мореходных картах.
По сообщению промышленника Бегичева, район Хатангского залива чрезвычайно богат различными геологическими месторождениями. Положение этого залива в преддверии к проливу Вилькицкого обусловливает важность его как базы для изучения распределения льдов на подходах к мысу Челюскина со стороны моря Лаптевых. Идея организации здесь постоянных гидрометеорологических и ледовых наблюдений возникла в первый же год работы Главного управления Северного морского пути. В 1933 г. одному из пароходов первой Ленской экспедиции („Правда") было поручено забросить в бухту Нордвик личный состав и снаряжение научно-исследовательской станции. Для обеспечения безопасного входа в бухту Лено-Хатангский гидрографический отряд должен был до прибытия парохода „Правда" произвести гидрографическое обследование мест разгрузки парохода. Чрезвычайно неблагоприятная ледовая обстановка, а также отсутствие необходимых навигационных пособий в виде карт и лоций не позволили пароходу выполнить стоявшую перед ним задачу. „Правда" остановилась на зимовку в районе о-вов „Комсомольской Правды" вместе с другими судами Ленской экспедиции — „Сталин" и „Володарский". Лено-Хатангский гидрографический отряд выделил для работ в Хатангском заливе и в бухте Нордвик парусно-моторную шхуну „Пионер", которая и выполнила необходимую съемку и промер, в результате чего была составлена карта, послужившая руководством для судов, плававших в 1934 г.
19 июля „Русанов", пройдя докование и приняв полный груз угля, приступил к погрузке снаряжения полярной станции. Команда „Русанова", во главе с капитаном Н. И. Храмцовым, состояла из 35 человек. В состав экспедиции входили ее начальник, гидрограф А. В. Воробьев, врач, заведующий хозяйством, второй радиотелеграфист, гидрограф и два практиканта-гидролога. Кроме указанных лиц, на борту „Русанова" разместилось около 50 человек, следовавших на полярные радиостанции в бухту Марии Прончищевой, на о-в Преображения и в бухту Нордвик.
В день начала погрузки „Русанова" в море вышел л/п „Седов".
22 июля Архангельск покинули „Садко" и мелкие гидрографические суда, следовавшие на работу к Новоземельским проливам.
Приняв в свои вместительные трюмы множество самого разнообразного груза, начиная с геологического инструментария и кончая мощными вездеходами, „Русанов" 24 июля вышел в свой не совсем обычный рейс.
26 июля был пройден мыс Канин Нос. В этом месте „Русанов" обогнал флотилию гидрографических судов. Не дождавшись освещения ледовой обстановки с „Ермака" и „Малыгина", вышедших ранее на разведку, руководство экспедиции приняло решение выйти в Карское море через пролив Маточкин Шар.
27 июля открылись берега Новой Земли. Определение по пеленгам показало, что „Русанов" был несколько западнее своего счислимого места, из чего можно заключить, что на пути к Новой Земле он попал в сферу влияния течения, идущего из Печорского залива. Существование этого течения подтверждалось наличием у западных берегов Новой Земли большого количества плавника. Последний мог быть принесен только из р. Печоры.
На всем пути от Архангельска до пролива Маточкин Шар не было встречено ни малейших признаков льда. Температура воды по мере движения на восток постепенно снижалась; соленость уменьшалась от 33—36 ‰ у Белого моря до 30‰ в Маточкином Шаре. В самом проливе хорошая погода, бывшая до этого времени, внезапно сменилась свежим северным ветром и хмурым пасмурным небом. Температура воздуха упала с 12 до 4°Ц.
Пролив Маточкин Шар является одним из четырех ворот, соединяющих Баренцово и Карское моря. Берега пролива дают типичный арктический ландшафт. Вершины Новоземельских гор покрыты отдельными пятнами подтаявшего снега; в низинах зеленеет чахлая тундровая растительность без всяких признаков деревьев.
Острова Новая Земля и Вайгач являются естественным барьером, преграждающим путь теплым атлантическим водам в Карское море. Таким образом эти острова, с одной стороны, способствуют весьма незначительной ледовитости Баренцова моря, а с другой — служат основанием для весьма нелестного мнения моряков о Карском море как о „ледовом погребе“.
28 июля „Русанов" прошел своеобразно живописный пролив Маточкин Шар и остановился у его восточного выхода, около радиостанции. Неприветливая, пасмурная погода, встретившая пароход в западной части пролива, сменилась ярким солнечным днем, заставившим ослепительно блестеть льды Карского моря на подходах к проливу.
После полудня „Русанов" вышел в Карское море. Сравнительно разреженный лед позволил маневрировать 10-узловым ходом. Стоял мертвый штиль. Причудливые льдины, казалось, застыли на спокойной поверхности моря, заполняя весь видимый горизонт. Определение скорости хода судна базировалось только на опыте штурманов, так как пользоваться обычным лагом в сгущавшихся льдах стало невозможным. Ледовая авиоразведка с о-ва Диксона сообщила, что центральная часть Карского моря покрыта тяжелым льдом в 8—9 баллов. Чистая вода имелась у берегов п-ова Ямала к северу от устьев pp. Оби и Енисея. Данные разведки были вполне благоприятны, и „Русанов" смело продвигался на восток. Присутствие в море тающего льда заставило резко меняться температуру и соленость воды. Их амплитуды колебались от 1 до 4° Ц и от 5 до 27‰. Общая распресненность моря замечалась по бледнозеленоватому оттенку воды. Температура воздуха держалась в пределах от 4 до 7°Ц.
К концу дня сплоченность льда увеличилась до 6—7 баллов. Ход „Русанова" замедлился. Обращал на себя внимание чрезвычайно грязный вид льда, покрытого слоем ила. По мнению штурманов-полярников, этот лед был вынесен из р. Печоры, прошел на север вдоль западных берегов Новой Земли и, обогнув мыс Желания, спустился на юг в южную часть Карского моря. Толщина этого льда в редких случаях превышала 1 м.
26 июля утром „Русанов" подошел к резко очерченной кромке невзломанного сплошного льда. На его поверхности виднелись отдельные проталины и незначительные торосы. „Русанов", направляемый искусной рукой капитана, сравнительно легко преодолевал ледяную целину, выбирая наиболее слабые ее участки. К полудню пароход вышел на чистую воду и изменил курс на северо-восток, обходя о-в Белый.
Отложения наносов pp. Оби и Енисея сказывались на общем уменьшении глубин моря. Обычно суда без крайней необходимости избегают в этих районах подходить близко к берегам. На „Русанове" беспрерывно измеряли глубину ручным лотом.
30 июля был пройден меридиан о-ва Белого. К северу от последнего держалась кромка сплоченных льдов. Поступление в море речных вод уменьшало его соленость до 5°/00, повышая в то же время температуру до 6° Ц. Температура воздуха при пасмурном небе и легком юго-восточном ветре держалась в пределах от 2 до 5°. К вечеру открылся Северо-восточный архипелаг с едва различимыми мачтами радиостанции о-ва Диксона. Пройдя между о-вами Вере и Медвежьим, „Русанов" отдал якорь на внутреннем рейде гавани Диксона. Здесь уже находились суда Ленской экспедиции — „Сакко", „Молотов" и „Байкал"; несколько в стороне стояли „Садко" и „Сибиряков". На внешнем рейде красовался мощный „Ермак".
Остров Диксона проснулся после длительной полярной спячки. Только 27 июля из его гавани был вынесен лед. Внимание штурманской части всех расположенных в гавани судов привлекала ледовая разведка л/п „Седов", пробиравшегося в сплоченных льдах от о-ва Визе к Северной Земле. Для выяснения полной картины распределения льда необходима была также авиоразведка. К сожалению, густой туман препятствовал самолетам начать работу.
Температура воды в гавани колебалась от 2 до 4° Ц; соленость — от 2 до 8‰. Проба грунта дала столбик ила темнозеленого цвета. Повидимому, о-в Диксона целиком находится в сфере влияния енисейских вод.
В виду невыясненности общей ледовой обстановки дальнейший путь на северо-восток решено было пройти совместно с л/п «Сибиряков». Последний должен был доставить на мыс Челюскина очередную смену зимовщиков. Возможность скопления льда в восточной части Карского моря вынуждала избрать путь вдоль берегов Таймырского п-ова, используя имеющиеся здесь полыньи. Этот вариант пути к проливу Вилькицкого неоднократно испытывался в прежние годы.
1 августа гавань Диксона покинул ледокол „Садко“, отправляясь к о-вам Уединения и Северная Земля.
5 августа погода резко ухудшилась. Подул крепкий северный ветер, временами начинался густой снегопад, закрывавший берега. В полдень снялся с якоря „Сибиряков". Через 2 часа вслед за ним ушел и „Русанов".
Присутствие вблизи о-ва Диксона большого количества льда подтверждалось чрезвычайно незначительным волнением, несмотря на крепкий северный ветер. Через несколько часов пути стали попадаться отдельные полосы льда, постепенно заполнившие все видимое пространство моря. Лед находился в стадии сжатия, вследствие чего „Русанов" с большим трудом прокладывал себе путь, непрерывно менял ход с переднего на задний и обратно.
6 августа с 4 до 8 час. „Русанов" шел по чистой воде, выйдя из льдов к северу от о-вов Каменных. У мыса Поворотного, в северной части Пясинского залива, пароход вынужден был остановиться, встретив сплошной лед. Здесь же на ледовом якоре стоял „Сибиряков".
Наблюдения показали, что оба судна с большой скоростью дрейфуют вместе со льдом на север. Соленость воды оказалась равной 3—5‰. Это обстоятельство говорило за то, что дрейф судов шел главным образом под влиянием пясинско-енисейского течения, устремляющего свои воды на север.
7 августа суда, пробиваясь с большим трудом среди сплоченных льдов, прошли вдоль берега до мыса Михайлова, где встретили сплошной лед, заполнивший все пространство моря от о-ва Скотт-Гансена до материкового берега. Незначительная полоса чистой воды виднелась только к северу от острова. К вечеру этого дня в районе стоянки „Русанова" и „Сибирякова“ произвел ледовую разведку самолет с о-ва Диксона. В результате последней была получена радиограмма, рекомендовавшая пробиваться к полынье, которая по наблюдениям с самолета уходила далеко на северо-восток от о-ва Скотт-Гансена.
В течение последующих суток суда форсировали сплоченный лед, достигавший толщины 2 м. Во время этой работы было замечено, что при смене приливо-отливных течений во льду образуются разводья, значительно облегчающие продвижение судов.
Происхождение полыньи у о-ва Скотт-Гансена можно объяснить тем, что их приглубые берега препятствуют образованию прочного берегового припая; в то же самое время остров, по-видимому, находится в сфере влияния сравнительно теплого потока воды, выносимого pp. Енисеем и Пясиной. Сочетание этих двух причин и обусловливает значительное разрежение льда в этом районе.
10 августа начался восточный ветер, изменивший ледовую обстановку. Полынья у о-ва Скотт-Гансена значительно расширилась; на западе был виден разреженный лед до самого горизонта. На востоке появилось „водяное небо". Сообщив об указанных изменениях в состоянии льдов ледоколу „Ермак",. Русанов" и „Сибиряков"
направились на восток. Пройдя обширные ледяные поля толщиной в 50—60 см,
суда вышли на широкую полынью. Вскоре открылся о-в Рингнес. Как самый остров, так и весь расположенный здесь архипелаг были окружены мощным береговым припаем с торосами, превышающими высоту 7—8 м. Насколько можно было увидеть с мачты, такой же лед заполнял все пространство моря между архипелагом и берегом материка.
11 августа суда, огибая припай, медленно продвигались на северо-восток. Опускавшийся зарядами туман часто вынуждал приостанавливать движение. К северу
от о-ва Рингнес береговой припай расстилался до 76° с. ш. Здесь „Русанов" и „Сибиряков" смогли повернуть на восток. К концу дня льды остались позади.
Прямо по курсу открылась широкая полынья, тянувшаяся по направлению к архипелагу
Норденшельда.
12 августа, пройдя незначительное скопление льда у о-ва Белухи и обогнув северо-западную границу архипелага Норденшельда, суда подошли к наиболее трудно преодолимой части своего пути — о-ву Русскому. На этот раз благоприятное сочетание ветра и течения образовало вдоль северных берегов острова ряд полыней, которые и позволили продвинуться на восток. Миновав о-в Русский, „Русанов" и „Сибиряков" вошли в сплоченный лед, расстилавшийся до самого горизонта. Усилившийся юго-восточный ветер нагнал густой туман, вынудивший стать на ледовые якоря. По наклону лотлиня удалось определить, что вся масса льда со значительной скоростью дрейфует на северо-запад. Вскоре после остановки судов началось сжатие льдов. „Русанов", снявшись с якоря, постоянным маневрированием уклонялся от сжатий; „Сибиряков" попал в ледяные тиски, освободиться от которых смог только на следующие сутки, взрывая лед аммоналом. В течение этого времени оба судна оказались далеко унесенными на северо-запад. 13 августа удалось вновь подойти к припаю о-ва Русского. Анализ морской воды показал, что в этом месте от поверхности до глубины в 60 м располагается слой, имеющий соленость от 33 до 35‰. В образцах грунта были найдены мелкие морские звезды.
14 августа суда, пробившись через лед в восточной части Таймырского залива, к вечеру вышли на чистую воду и полным ходом последовали к мысу Челюскина.
В 6 час. утра 15 августа „Русанов" и „Сибиряков" в густом тумане стали на якорь у радиостанции — самой северной точки Евразии. 16 августа, не дождавшись разрежения тумана, „Русанов" снялся для следования в море Лаптевых. В восточной части пролива Вилькицкого его путь преградил сплошной невзломанный лед. Все попытки пройти пролив не дали никаких результатов. Пришлось прекратить бесцельную трату угля и остановиться, выжидая либо изменения ледовой обстановки, либо прихода ледокола „Ермак".
18 августа на горизонте показались густые клубы дыма идущего в ледовую разведку „Ермака". Ледокол, выяснив ледовую обстановку, пошел к мысу Челюскина за оставленными там судами „Молотов", „Садко", „Байкал" и „Партизан Щетинкин“. „Русанов" вместе с „Ермаком" также возвратился к мысу Челюскина. Здесь на рейде оказалось много дрейфующих льдин, заставлявших суда постоянно менять места своих стоянок из опасения потерять якоря и канаты. К моменту подхода „Русанова" радиостанцией мыса Челюскина было получено извещение, что ледорез „Федор Литке" освобождает из сплошного берегового припая в районе о-вов „Комсомольской Правды" зимовавшие там суда.
Ледорез сообщал, что в море Лаптевых, на пути от Новосибирских о-вов до пролива Вилькицкого, льда совершенно нет. Авиоразведка донесла, что перемычка невзломанного льда в восточной части пролива имеет в ширину не более 20 миль. По распоряжению начальника экспедиции П. В. Орловского ледокол „Ермак" отправился в пролив с целью пробить лед, разъединявший Карское море от моря Лаптевых. В течение 7 часов огромный ледокол с грохотом прокладывал путь среди мощного сплошного льда. „Русанов" шел следом за „Ермаком".
21 августа в 2 часа утра ледяная преграда была сломлена, и „Русанов", лавируя среди отдельных скоплений льдов, направился к о-вам „Комсомольской Правды" с целью получить уголь с ледореза „Федор Литке". Встреча судов произошла вскоре после прохода пролива Вилькицкого. Краснознаменец „Федор Литке", пройдя из Владивостока до о-вов „Комсомольской Правды" значительно повредил свой форштевень. Пополнив запасы угля, „Русанов" пошел на юг вдоль восточного берега Таймырского п-ова. Лед встречался только в виде отдельных полос, которые можно было свободно обходить полным ходом. К сожалению, густой туман не позволял быстро подвигаться вперед. Малая обследованность района заставила все время итти, тщательно промеряя глубину. На следующее утро, считая себя по счислению у входа в бухту Марии Прончищевой, „Русанов" стал на якорь на глубине в 16 м.
Гидрологические наблюдения показали, что слой теплой воды с температурой в 1 — 2°Ц распространяется в глубину на 8 м. Соленость плавно повышалась от поверхности до дна в пределах от 29 до 33 ‰. Проба грунта дала песок и гальку.
Поднявшийся туман показал правильность счисления „Русанова". Прямо перед пароходом открылся берег со стоящим на нем знаком, отмечающим вход в бухту Марии Прончищевой. Этот проход очень плохо заметен с моря и неудобен для плавания из-за выступающих от берегов песочных кос. Сама бухта, названная в честь жены участника Большой северной экспедиции Василия Прончищева, глубоко вдается в материк, образуя узкий фиорд, длиной свыше 50 км. Берега бухты местами сходятся до 1 км, местами же образуют обширные заливы. Горы Таймырского п-ова довольно близко подходят к ее берегам, образуя чрезвычайно своеобразный пейзаж. К сожалению, в течение почти всего навигационного периода густые туманы скрывают как горы, так и бухту от взора наблюдателя.
При входе в бухту „Русанов" встретил отдельно плавающие льдины, дрейфовавшие вдоль бухты с приливо-отливным течением. Едва „Русанов" отдал якорь, как к его борту подошла шлюпка с местными промышленниками, торопившимися получить новости с „Большой Земли". Тепло приняв зимовщиков, „Русанов" энергично приступил к выгрузке радиостанции. Прибывшей экспедиции и команде парохода предстояло в кратчайший срок установить на берегу радиомачты. Используя взрывы аммонала, быстро были приготовлены необходимые котлованы, и 23 августа к концу дня две высокие радиомачты были поставлены на место.
24 августа „Русанов" сделал переход к о-ву Преображения. Сплошной туман опять закрыл все берега. Дойдя до глубины 16 м, пароход стал на якорь. В воздухе проносилось много чаек и отдельных стай морянок. У борта неожиданно вынырнул большой морж.
Туман постепенно рассеялся, и к востоку от „Русанова" стали вырисовываться высокие контуры о-ва Преображения. Восточные его берега представились в виде отвесных скал высотой более 100 м. Отсутствие в районе острова промера вынудило „Русанова" отойти дальше от берега с тем, чтобы пройти на западную его сторону, где имелась небольшая бухточка с ровным галечным дном.
Остров Преображения был открыт Василием Прончищевым. После него остров посетила гидрографическая экспедиция на ледоколах „Таймыр" и „Вайгач" в 1913 г. и шхуна „Пионер" в 1933 г. Остров имеет около 3 миль в длину и 1 милю в ширину. Летом здесь располагается обширный птичий базар. Зимой остров посещают медведи, часть которых остается здесь и на лето. При высадке на берег первой партии зимовщиков командой „Русанова" было убито два больших медведя. Пока станавливали радиомачты и собирали жилой дом, экспедиционному составу удалось осмотреть этот чрезвычайно интересный остров. На его южной стороне, вдоль вытянутой песчаной косы, расположилось лежбище моржей. Около 400 больших неповоротливых животных копошилось на песке. Воздух оглашался звуками, напоминающими хрюкание свиней и лай собак. Над лежбищем держался специфический запах. Моржи совершенно спокойно реагировали на появление людей. Часть из них время от времени спускалась в воду, проплывая с характерным фырканьем недалеко от шлюпок „Русанова", перевозивших на берег оборудование радиостанции.
Одной из достопримечательностей острова является большой чугунный литой крест, обнаруженный здесь в 1913 г. Происхождение этого креста осталось до сих пор невыясненным. К приходу „Русанов" крест оказался на самом краю осыпающегося в море высокого берега. Желая сохранить этот загадочный памятник, работники экспедиции переставили крест дальше от опасного для его существования берега. У знака, поставленного на острове шхуной „Пионер", была найдена карта с описанием подходов к бухте Нордвик. Эта карта была оставлена в 1933 г. для парохода „Правда", имевшего у себя на борту грузы для бухты Нордвик. Карта была завернута в резину и прекрасно
сохранилась. Гидрологические наблюдения в бухте показали, что при глубине в 8 м вся толща воды имела температуру около 3° Ц. Соленость под влиянием распресняющего действия pp. Анабары и Хатанги едва достигала 11 —13 ‰. Вдоль берегов острова наблюдалось приливо-отливное течение со скоростью до 2 узлов.
27 августа „Русанов", закончив установку радиостанции, вышел в бухту Нордвик, где уже разгружался пароход „Правда".
Вход в Хатангский залив пролегал между п-овом Таймыр и о-вом Бегичева. Отсутствие хороших навигационных карт позволяло только малым ходом продвигаться к п-ову Урюнг-Тумус, образующему бухту Нордвик. Высокая гора Тустах служила хорошим ориентиром для определения своего места. Цвет воды принял светло- желтую окраску.
Утром 28 августа „Русанов" отдал якорь у северного берега п-ова Урюнг-Тумус, рядом со стоявшим здесь пароходом „Правда". Вскоре в Хатангский залив из бухты Такси прибыла шхуна „Лаптев" с гидрографическим отрядом, имевшим задание провести систематическую опись залива. Сюда же прилетел выполнивший рекогносцировочное обследование залива самолет. Открытый рейд бухты Нордвик требовал форсирования разгрузки судов, так как даже незначительный ветер с моря исключал какую бы то ни было возможность производить работы на шлюпках и мелких катерах. В бухте Нордвик „Русанов" встретил 3 геологических и топографических экспедиции, прибывшие сюда зимой на оленях из устьев рек Лены и Енисея.
Полуостров Урюнг-Тумус имеет чрезвычайно разнообразные геологические отложения. На северных его берегах была обнаружена нефть. На южных склонах горы Тустах в оврагах выступают на поверхность земли большие площади каменной соли. На вершине горы, среди выветрившихся пород, встречаются прозрачные кристаллы серы, наконец, с южной стороны полуострова имеются выходы пластов каменного угля мощностью до 2 м. В песчанике, подстилающем почвенные слои, изобилуют различные окаменелости дерева, рыб и раковин.
Работы по разгрузке судов чрезвычайно облегчались наличием у геологической партии Н. Н. Урванцева 6 вездеходов. Это достижение советской технической мысли замечательно хорошо использовалось во многих местах полярного побережья.
5 сентября в бухту Нордвик из Тикси пришел п/х „Володарский", доставивший „Правде" и „Русанову" уголь. К этому времени начали поступать тревожные сведения из Карского моря о резком ухудшении ледовой обстановки. Северные ветры пригнали к материковому берегу большие скопления льдов, что чрезвычайно затрудняло движение судов. По сообщению ледокола „Ермак", в проливе Вилькицкого л/п „Сибиряков" с большим трудом пробивался среди дрейфующих льдов.
„Садко" сообщал, что он был вынужден лечь в дрейф во льдах у берегов Северной Земли.
Темпы погрузки угля с „Володарского" были усилены до возможных пределов.
5 сентября в море вышел „Володарский". На следующий день за ним последовал пароход „Правда". 9 сентября, закончив все расчеты с оставшимися в бухте Нордвик зимовщиками, снялся с якоря также и „Русанов". Идя вдоль Хатангского залива и миновав о-ва Бегичева и Преображения, „Русанов" с полного хода выскочил на мель, не обозначенную на картах. Измерения лотом показали глубину под носом судна в 366 см. Дночерпатель принес крупную гальку и отдельные камни до 2 кг весом. Усугубляло тяжесть положения „Русанова" то обстоятельство, что посадка на мель произошла при полной воде. В отлив глубина под носом у парохода уменьшилась до 274 см. Выкачав из балластных цистерн всю воду и завезя с кормы якоря, „Русанов" 10 сентября с полной водой благополучно сошел с мели.
10 сентября в бухте Марии Прончищевой были приняты на борт уезжающие в Архангельск семьи промышленников. Здесь же для зоопарков Союза были погружены медвежата и моржи.
Неблагоприятные для плавания северные ветры неожиданно перешли на южные, вследствие чего ледовая обстановка значительно улучшилась. Небольшие скопления льда в виде отдельных полос были встречены только в восточной части пролива Вилькицкого. Весь остальной путь до самого Архангельска прошел по чистой воде, исключая те участки, где встречались отдельные льдины или скопления ледяных игл.
14 сентября „Русанов" подошел к л/п „Малыгин", устанавливающему радиостанции на мысе Стерлегова у западного берега Таймырского п-ова. „Малыгин" в момент подхода льдов с севера пытался подойти к о-ву Русскому, за что и поплатился сильными повреждениями руля и винта. К приходу „Русанова" эти повреждения были частично исправлены.
15 сентября „Русанов" отдал якорь у о-ва Диксона. Впереди расстилалось совершенно чистое от льда море. Тяжелое полярное плавание закончилось.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

1934: Плавание л/п „Русанов"

Сообщение SVF » 22 Январь 2013 13:27

А что это за материалы гидрографа С.Д. Лаппо?
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4475
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

1934: Плавание л/п „Русанов"

Сообщение [ Леспромхоз ] » 22 Январь 2013 13:31

"Северный морской путь. Сборник статей по гидрографии и мореплаванию", Гидрографическое управление Главсевморпути при СНК СССР, Ленинград. Издательство Главсевморпути, 1936
http://www.polarpost.ru/Library/Warehouse/SMP_1936.djvu

Я его выкладывал в DjVu. Сейчас оцифровал :)
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

1934: Плавание л/п „Русанов"

Сообщение SVF » 22 Январь 2013 13:34

:tnxman:
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4475
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

1934: Плавание л/п „Русанов"

Сообщение ББК-10 » 26 Февраль 2015 21:03

ВСП 1934 № 202, 2 сентября.

 ВСП 1934 № 202 (2 сент.) Русанов в Нордвике..jpg
Дневник Арктики.

(РАДИОГРАММЫ).
ЛЕДОКОЛ „РУСАНОВ" В НОРДВИКЕ.

БУХТА ТИКСИ, 29 августа.

Ледокол «Русанов» 28 августа прибыл в бухту Нордвик и вместе с пароходом «Правда» разгружается в северо-восточной оконечности полуострова. Установлена круглосуточная работа на обоих судах. 28 августа разгружено 300 тонн, осталось еще 1300 тонн. Хорошо помогают вездеходы.
Разгрузочными работами руководит начальник экспедиции т. Воробьев. После окончания выгрузки в бухте Нордвик начнется возведение 13 построек и разведывательные нефтяные работы.
Пароход «Володарский» успешно закончил бункеровку угля в бухте Тикси и 29 августа вышел на Нордвик для пополнения углем «Русанова» и парохода «Правда».
* * *
Радио с Медвежьих островов сообщает, что на острова прибыла смена зимовщиков на пароходе «Сучан». Зимовка протекала благополучно.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5958
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Экспедиции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения