ААНИИ

Научно-исследовательские институты, Администрации, Управления и т.д.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 20 Июнь 2019 16:38

Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4. -Л., 1935, с. 61-77

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0001.jpg
ОТЧЕТ ОТДЕЛОВ ВСЕСОЮЗНОГО АРКТИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА О РАБОТАХ ЗА 15 ЛЕТ

ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ

Пятнадцать лет тому назад, после долгого перерыва, возобновилась геологическая работа на севере европейской части нашего Союза. Честь этого начала и связанные с ним тяготы выпали на долю небольшого учреждения, только что родившегося в семье исследовательских институтов Союза — Северной научно-промысловой экспедиции ВСНХ.
Эти пятнадцать лет — период длительной и упорной борьбы за освоение и введение в круг нашего социалистического хозяйства тех горных богатств, которые заключены в недрах нашего Севера и которые в то время не были разведаны и даже не были еще найдены.
Для того, чтобы оценить то, что сделано в этом отношении за время существования этого учреждения, впоследствии превратившегося во Всесоюзный Арктический институт, мы рассмотрим последовательно отдельные районы нашего Севера и вкратце охарактеризуем их изученность в геологическом отношении, к началу работ Северной научно-промысловой экспедиции и в настоящее время.

1. Земля Франца-Иосифа. Последняя экспедиция до революции относится к 1914 г. Геологически архипелаг этот не был исследован, кроме отдельных его пунктов. Условия плавания были совсем неясны, а регулярное плавание к его берегам казалось совершенно невероятным.
Первое посещение Земли Франца-Иосифа экспедицией института относится к 1927 г. — во время гидрологических работ между этими островами и Новой Землей. С тех пор возникла мысль об устройстве постоянной полярной станций. В 1929 г. строится станция и начинаются геологические исследования архипелага. В 1930/1931 г. ведутся специальные работы по геологии о-ва Гукера, Земли Александра и др. островов. Изучаются угли, и выясняется возможность их эксплоатации. До 1934 г. продолжается геологическое исследование архипелага, и в настоящий момент мы имеем некое представление о его строении, в связи с чем возникает проблема нефтеносности его крайних северных островов.
2. Новая Земля. До начала работ Северной научно-промысловой экспедиции Новая Земля посещалась в последний раз геологами в 1914 году. Кроме отдельных отрывочных сведений о распространенных на ней формациях и о строении отдельных мест мы ничего не имели, а Ф. Чернышевым была высказана мысль о невозможности нахождения полезных ископаемых на этом острове. В 1931, 1932, 1933, 1934 гг. работают многочисленные экспедиции института. Их исследованиями охвачена вся

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0002.jpg
— 62 —
Новая Земля, для которой мы имеем в настоящий момент не только схему строения, но и стратиграфическую и палеогеографическую схему, разработанную на фактическом материале и более обоснованную и полную, чем известные нам схемы для Урала. В ряде районов обнаружены новые месторождения полезных ископаемых, как полиметаллов (свинец, цинк, медь), так и нерудных — асфальтиты с высоким содержанием ванадия (до 47% в золе), флюорит, признаки жидкой нефти и т. д.
Разработка схемы строения Новой Земли имеет громадное значение для развития общих идей строения и палеогеографии Арктики. В частности на результатах этих же работ базируется и современный прогноз нефтеносных районов Арктики (Д. Наливкин).
3. Вайгач. До 1921 г., когда этот остров был посещен Северной научно-промысловой экспедицией, мы имели лишь отрывочные сведения
о нахождении довольно древних палеозойских отложений на нем, что было установлено еще экспедицией Норденшельда. В 1921 г. мы получаем первые сведения о полиметаллических месторождениях Вайгача, о нахождении на нем свинцовых и цинковых руд, что, как известно, повело в дальнейшем к постановке регулярной эксплоатации этих месторождений и открытию большого района металлогенеза и нерудных полезных ископаемых.
4. Северная Земля, открытая в 1914 г., с тех пор не посещалась ни одним исследователем. Ни северная, ни западная ее границы не были известны. В геологическом отношении не известен даже примерно возраст распространенных на ней пород. Сведений о полезных ископаемых нет. Экспедициями института (главным образом Г. А. Ушаковыми Н. Н. Урванцевым) выяснены не только общие черты ее строения, но и найдены месторождения/полезных ископаемых, в частности признаки оловоносности в области распространения гранитов. В результате работ последних лет мы имеем хорошие карты береговой части, некоторых частей внутренней области островов и нам известны общие орографические черты и геоморфология этого архипелага. Геологические экспедиции работали здесь в 1930—1932 гг., а геоморфологические исследования велись при перелете на цеппелине в 1931 году.
5. Острова Карского моря не только не были исследованы до 1921 г., но в большинстве своем они вообще не были известны. В результате работ института мы имеем представление об их строении и возрасте, что имеет совершенно исключительный интерес для построения общей картины тектоники и геологии Арктики.
6. Кольский полуостров. Последней экспедицией, посетившей район Хибинского массива до 1921 г., была экспедиция Рамсея, которая наметила лишь в самых общих чертах географию и частично геологию западной части Хибин. Начиная с 1921 г., здесь развивается усиленная экспедиционная деятельность отрядов Северной научно-промысловой экспедиции, совместно с Академией Наук, причем работы эти продолжаются в 1921—1931 гг.
Их основным результатом явилось изучение геологического строения массива, его минералогии и нахождение коренных месторождений апатита.
В отношении последнего открытия роль института не ограничилась лишь указанием месторождений, но специальными партиями его были выяснены все спорные вопросы, касающиеся морфологии этих месторождений, чем окончательно было доказано промышленное значение апатита, и были подсчитаны реальные запасы апатито-нефелиновой породы. Роль

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0003.jpg
— 63 —
открытия, сделанного на Хибинах работниками института, ясна сама по себе и не требует дальнейших комментариев.
Далее, трудами работников института намечен генезис щелочного массива и указана вероятность участия в нем осадочных пород, что привело к открытию известняков, необходимых для химических процессов Хиб. комбината.
Наконец, институтом впервые начаты работы во внутренних частях Кольского полуострова, где установлено наличие щелочных пород, генетически связанных с Хибинским массивом.
7. В Северной Карелии в 1921 г. особенно остро стоял вопрос о дальнейшем развитии добычи минерального сырья для электротехнической и керамической промышленностей. Ввиду того, что старые месторождения вырабатывались и требовались новые разведки, необходимым являлось выяснение генезиса и морфологии месторождений. В этом направлении институтом велись многочисленные работы в 1921—1931 гг. и в результате этих работ изучены как известные ранее месторождения, так и найдено новое крупнейшее месторождение — жила имени Р. Самойловича, являющаяся в настоящий момент основным источником керамического сырья.
8. На побережье Белого моря велся ряд петрографических работ, имевших большой теоретический интерес. Здесь же произведены поиски и испытания строительных материалов. Аналогичными работами охвачено и побережье океана на Мурманском берегу.
9. На Тиманском берегу последние геологические работы до 1921 г. велись в 1906 г. С тех пор это побережье не посещалось геологами. Партиями института изучались щелочные породы побережья Чешской губы, а также выяснялся вопрос об угленосности тиманских осадочных свит.
10. На Канинском побережье впервые, после Рамсея, велись работы в 1926 и 1930 гг., причем выяснились основные черты его геологического строения и детали в стратиграфии его, которые имеют принципиальное значение при построении общей карты геологии Арктики (стратиграфия пермских отложений и вопрос о моренных и мар-глациальных отложениях и т. д.).
11. В Печорском бассейне на реках Илыче, Ковью, Подчереме и др. в 1921 г. начаты были работы по поиску углей. До того времени об углях и о нефти в бассейне Печоры имелись лишь самые неопределенные указания в виде отдельных образцов угля, точное место выходов которого и величина месторождения оставались неизвестными.
Упорной работой партий института в 1921—1929 гг. выяснено наличие обширного угленосного бассейна, значение которого особенно велико в связи с полиметаллами Вайгача, а также в связи с требованиями, предъявляемыми Хибинским комбинатом, не говоря уже о значении этой огромной базы минерального топлива вблизи Северного морского пути для развития последнего.
12. Таймырский полуостров наименее затронут работами института. Здесь произведены геологические исследования лишь на самой крайней северной его оконечности — на полуострове Челюскина, а во внутренней его части велись наблюдения геоморфологического характера во время полета цеппелина.
13. В устье рек Хатанги, Анабары, Оленека и Лены велись работы как самостоятельными партиями института, так и при участии его отдельных работников в составе партий других управлений Главсевмор-

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0004.jpg
— 64 —
пути. В частности в результате работ последних лет мы имеем возможность составить геологическую карту всего района от Хараулахского хребта на востоке до Анабары на западе, что имеет огромное значение в связи с тем, что этим самым оконтуривается,угленосная юрско-меловая толща, в пределах которой вероятно нахождение месторождения угля.
Крупные успехи достигнуты, наконец, и в познании геологического строения и отчасти металлогенеза в северной части Хараулахского хребта, где работы в настоящее время еще не закончены.
14. В районе правобережья р. Колымы и бассейне р. Малого Анюя и по побережью до Чаунской губы впервые поставлены геологопоисковые работы, дающие как общий очерк металлогенеза в этом районе, так и материалы для составления геологической карты этого участка, примыкающего к Чукотской металлогенической области.
15. Наконец, работами института охвачено все побережье от Чаунской губы до Берингова пролива, а также весь Чукотский полуостров и значительная доля Анадырского края.
На этом огромном пространстве, впервые подвергшемся геологическому изучению, открыты чрезвычайно интересные и важные месторождения полиметаллов. Особенно важно открытие оловоносности и никкеля во внутренней части полуострова и полиметаллов в восточной его части. Работы эти продолжаются, но и те результаты, которые мы имеем в этом отношении уже в настоящий момент, указывают нам на то, что в этом отдаленном крае в скором времени могут появиться такие же крупные промышленные центры, как и на западе, в пределах уже освоенной территории.
16. В Анадырском районе работал ряд экспедиций института с 1931 по 1934 гг., изучавших как общегеологическое строение района, так и ведших специальные поиски полезных ископаемых, разведки углей и поиски нефти. Результаты этих работ ложатся в основу дальнейших разведок, которые намечены в этом районе в ближайшие годы.
Мы даем здесь краткий и в значительной мере неполный перечень основных достижений Арктического института в области геологического изучения и главного освоения нашего Крайнего севера. Отметим, что особенно широкий размах приобрело оно с переходом Всесоюзного Арктического института в систему Главного управления Северного морского пути. Совершенно очевидно, что эта колоссальная работа, которая велась в теснейшем контакте с другими геологическими учреждениями Союза, не лишена известных недостатков и что она сама по себе является только началом в деле окончательного освоения Арктики. Подвести ее итоги можно несколькими словами: „на настоящий момент в Арктике в геологическом отношении нет белых пятен". Это следует понимать в том смысле, что геология Советской Арктики известна нам настолько, что нет ни одного места,- которое могло бы принести нам полнейшую неожиданность. Можно уточнить и детализировать общую картину, но о каждом участке Советского сектора мы можем высказать вполне обоснованное суждение в отношении его строения, в отношении тех полезных ископаемых, которые мы можем на нем ожидать. Это мы и называем освоением в первом приближении. Вместе с ним кончается наша пионерская работа, вместе с ним мы можем, наконец, выкраивать и выбирать из обширных пространств Арктической территории нашего Союза, из этого безграничного простора те кусочки, которые имеют вполне реальный интерес, на которых распространено именно то ископаемое сырье,

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0005.jpg
— 65 —
которое нужно нам в данный момент на данном этапе нашего хозяйственного развития.
От работ „вообще" мы имеем возможность теперь перейти к работам „в частности" — к конкретным заданиям, к выполнению тех социалистических заказов, которые предъявляет к Арктике наша великая страна.

ГИДРОЛОГИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ


Основной задачей Гидрологического отдела Всесоюзного Арктического института является изучение гидрологического режима морей и рек Арктического сектора СССР для подведения научной базы деятельности производственных и оперативных учреждений Главсевморпути.
Исследование морских пространств Севера с целью выяснения термического, ледового режима, течений и других элементов, из которых слагается та общая сумма явлений, которая называется режимом моря, в советское время силами советских учреждений началось в 1920 г. Среди этих учреждений была и предшественница ВАИ — Северная научно-промысловая экспедиция, во время работ которой в 1920 г. на западном берегу Новой Земли были осуществлены попутные гидрологические наблюдения.
Эти работы были повторены в 1921 и 1924 гг. при исследовании Новой Земли.
С приобретением заграницей в 1925 г. судна „Эльдинг“, переименованного в „Зарницу", начались планомерные гидрологические исследования вдоль берегов Новой Земли.
В последующем 1926 г. систематические гидрологические работы велись в Чешской губе.
В 1927 г. возобновились гидрологические работы вдоль берегов Новой Земли, а также в проливе Карские Ворота на том же „Эльдинге". На нем же были выполнены глубоководные работы между Новой Землей и Землей Франца-Иосифа.
1928 г. был отмечен двумя историческими походами: ледокола „Красин" под начальством Р. Л. Самойловича и л/п „Малыгин" под начальством В. Ю. Визе, во время которых производились гидрологические и гидро-метеорологические работы.
С 1929 г. начинаются большие арктические экспедиции на л/п „Седов". Целью этих экспедиций являлись задачи научно-хозяйственного освоения северных островов: в 1929 г. Земли Франца-Иосифа и в 1930 г. Северной Земли.
Во время этих экспедиций были выполнены значительные гидрологические и гидрографические работы под руководством В. Ю. Визе. Исследованиями были охвачены северная часть Карского моря и тяготеющая к нему с севера, северо-запада и северо-востока часть Полярного моря.
При этом гидрологические работы 1929 г. производились в водах архипелага Земли Франца-Иосифа и к северу от него впервые, а в результате плавания 1930 г. был открыт предсказанный В. Ю. Визе остров, названный его именем, впервые выяснен общий характер рельефа северной части Карского моря.
В 1931 г. гидрологические работы производились на м/с „Ломоносов" на северо-восток от м. Желания под начальством А. Ф. Лактионова и л/п „Малыгин" — под начальством В. Ю. Визе — в районе Земли франца-Иосифа. Работы на последнем имели попутный характер.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0006.jpg
— 66 —
С 1932 г. начинается период сквозных плаваний из Архангельска и Мурманска во Владивосток в одну навигацию.
Первое плавание было совершено на л/п „Сибиряков" под начальством О. Ю. Шмидта.
Это плавание, разрешив блестяще задачу сквозного плавания в одну навигацию, дало ряд очень ценных сведений по гидрологии и гидрографии всех морей Арктического сектора СССР, причем впервые был произведен гидрологический разрез через море Лаптевых.
В том же году был осуществлен ряд гидрологических работ в Карском море на л/к „Красин" и л/п «Малыгин" и „Русанов",
Работы „Малыгина" производились в северовосточной части Баренцова моря в районе архипелага Франца-Иосифа, а работы. „Русанова" под начальством Р. Л. Самойловича — в северовосточной, южной и южно-западной части Карского моря. Те и другие работы производились по специальной программе Второго международного полярного года.
В 1933, г. состоялся знаменитый поход „Челюскина" из Мурманска во Владивосток, во время которого при участии сотрудников Арктического института были получены ценные гидрологические материалы, особенно из района Чукотского моря. Значительные гидрологические работы производились силами Арктического института на м/с „Белуха" в югозападной части Карского моря и попутные гидрологические работы на л/к „Красин" или „Русанове" в морях Карском и Лаптевых, на л/к „Ленин" и л/п „Сибиряков".—в Карском море. Неблагоприятная ледовая обстановка не позволила осуществить полностью план больших работ, намеченных на „Сибирякове“.
В последнем 1934 г. была организована Главсевморпутем при широком участии Всесоюзного Арктического института на л/п „Седов" под начальством Р. Л. Самойловича большая экспедиция, произведшая ряд весьма обстоятельных и ценных гидрологических работ в северовосточной части Карского моря.
Весьма значительные работы произведены в Карских Воротах на м/б Всесоюзного Арктического института „Пахтусов". Широкое участие принимал Арктический институт в работах экспедиции Главсевморпути на л/к „Садко", поставив всю научную часть в северной части Карского моря и осуществив своими силами гидрологические работы на г/с „Таймыр" между Землей Франца-Иосифа и Новой Землей.
Наконец, Всесоюзным Арктическим институтом была обставлена и возглавлена научная работа на л/р „Литке", также блестяще разрешившем задачу прохода всего Северного морского пути в одну навигацию в направлении с востока на запад.
При этом впервые был произведен гидрологический разрез через Восточно-Сибирское море.
Исследование рек Арктического сектора СССР началось с 1934 г. посылкой двух небольших экспедиций: одной на р. Пясину, другой на р. Хатангу. Обе экспедиции имели целью поставить систематические; наблюдения по стоку.

КАРТОГРАФО-ГЕОДЕЗИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ


В дореволюционные годы Крайний север нашей страны, за исключением отдельных весьма незначительных участков побережья, оставался: в общегеографическом и картографическом отношениях весьма малоизученным.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0007.jpg
— 67 —
Естественно, что энергичное исследование природных богатств нашего Севера, начатое в 1919 г. сначала Северной научно-промысловой экспедицией и далее Институтом по изучению Севера, не могло не включить в круг своих задач ряда картографических работ. Они имели целью, с одной стороны, картографическое освоение вновь исследуемых районов, с другой стороны — обеспечение запросов других специальностей, принимавших участие в экспедиционной работе.
В период с 1921 по 1930 г. были проведены разносторонние работы на Кольском полуострове, тогда еще мало известном. Кроме глазомерных и площадных полуинструментальных съемок в Хибинских и Ловозерских тундрах, был исполнен ряд маршрутов по южному и восточному побережью полуострова: по pp. Умбе, Харловке и на водоразделе между pp. Харловкой, Иокангою и Поноем. На Новой Земле был определен ряд астрономических пунктов, как на западном побережье, так и на Карской стороне. Последние дали обоснование существенным с гидрографической точки зрения съемкам в бухте Саввиной, зал. Абросимова, зал. Шуберта, зал. Русанова, зал. Благополучия и т. д. На западном побережье следует отметить съемку губы Безымянной и маршрут внутрь острова.
Кроме указанных, упомянем съемки В. Варсанофьевой в бассейне р. Илыч (1921—1923 гг.), М. Ермолаева в Чешской губе (1926 г.) и т. д.
Особо интересными являются картографические работы 1930 г., когда экспедицией на л/к „Седов" были открыты и положены на карту о-ва Визе, Шмидта, Самойловича и другие.
1931 г. ознаменовался не только количественным развитием картографических работ. Международной экспедицией на воздушном корабле „Граф Цеппелин", во главе научного руководства которой стоял Р. Л. Самойлович, была произведена аэрофотосъемка на Земле Франца-Иосифа, Новой Земле и Северной Земле,
Первый опыт, весьма солидно поставленный, доказал возможность и целесообразность применения в Арктике аэросъемки, как средства для быстрого картирования трудно достижимых районов. В этом же году, кроме наземных съемок на Новой Земле (Маточкин Шар), начались астрономические и топографические работы в восточном секторе — в нижнем течении р. Лены и Чукотском национальном округе.
1932 г., сыгравший исключительную роль в деле исследования Советской Арктики, оказался весьма плодотворным и в картографическом отношении. Экспедицией на л/п „Сибиряков", прошедшей под руководством О. Ю. Шмидта из Атлантического океана в Тихий, была произведена съемка острова Свердрупа. Г. А. Ушаков и Н. Н. Урванцев закончили съемку архипелага Северной Земли, начатую в 1931 г. Всего было определено 15 астрономических пунктов; пройдено со съемкой 2221,4 км (при общей длине маршрутов в 3004,8 км), и таким образом картирована площадь в 36912 кв. км.
Чукотская летная экспедиция разработала метод визуальной съемки с самолета, характеризующийся действительной большой продуктивностью и рассчитанный на быстрое рекогносцировочное картирование неизученных территорий Крайнего севера. Продолжались астрономические и топографические работы в Чукотском национальном округе и низовьях р. Лены.
При несомненной своей ценности, работы 1919—1932 гг. все-таки не были объединены единой целевой установкой и носили нередко вспомогательный характер: наряду с успешным использованием новейших методов и аппаратуры, в некоторых работах находили место устаревшие приемы, не обеспечивающие достаточной точности и качества.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0008.jpg
— 68 —
С созданием Главсевморпути, когда перед последним была поставлена грандиозная задача освоения Северного морского пути и вовлечения в орбиту социалистического хозяйства северных территорий Союза, картографические работы получили самодовлеющее значение.
При Арктическом институте были образованы Гидрографический сектор, вскоре преобразованный в Гидрографическое управление, и Геодезический сектор. Деятельность, первого имела в виду составление морских карт, второго — составление карт суши.
План Геодезического сектора заключал в себе две основные задачи:
1) создание для Советского сектора Арктики надежной обзорной карты сравнительно крупного масштаба (1: 500 000—1 000 000), обеспечивающей общие запросы народного хозяйства и научно-исследовательского дела, и 2) создание ряда крупномасштабных карт для отдельных районов, имеющих актуальное народнохозяйственное значение. 1933—1934 гг.{1} прошли под знаком выполнения этих заданий.
Новая Земля. Девятью топографическими отрядами была произведена 1:100 000 мензуальная полуинструментальная съемка, захватившая: на северном о-ве 1—10-километровую полосу побережья от б. Витней до Русской Гавани и от губы Крестовой до Маточкина Шара, на южном — западное побережье от Маточкина Шара до южной конечности (за исключением отдельных участков, снятых ранее ГУ УМС и Северным геологоразведочным тр.) Новой Земли, и несколько пересечений на Карскую сторону. Определен астропункт 2-го класса в становище Пахтусова, и заснят в 1: 50 000 м остров, на котором расположено становище.
Таймырский полуостров. Геолог Аллер, зимовавший в 1932/1933 г. на пол. станции м. Челюскина, выполнил ряд глазомерных съемок, позволяющих составить 1:500 000 рекогносцировочную карту северной оконечности Таймырского полуострова.
Лено-Хатангский район. В 1932/1933 гг. произведены астроопределения и съемки губы Борхая и северной части Хараулахского хребта. Ныне (начиная с 1934 г.) ведутся съемки в южной части хребта. К западу от Лены засняты 1:100 000 и частично 1:50 000 глазомерной съемкой побережье Восточно-Сибирского моря от о-ва Ары-Джанголах (100 км к Е от устья р. Оленек) до Анабарской губы и низовья pp. Оленек и Анабары.
Чукотский национальный округ. Особо солидные работы были поставлены в Чукотском нац. округе, где работали 4 астрономических и 6 топографических отрядов (1:100 000 и 1:200 000 съемки), с полуторагодичным сроком работ каждый, и Чукотская летная экспедиция. На основе полученных материалов составлена 1:1 000 000 карта Центральной части округа и составляется 1:500 000 карта бассейна р. Амгуемы и Вельско-Марковского района. По завершении работ 1935 г. окажется возможным составление 1:1 000 000 карты на всю территорию округа (за исключением наиболее южных его частей) и 1:500 000 карт важнейших районов.
Кроме того Арктическим институтом велись работы на Земле Франца-Иосифа, в Карском море, на Оби и другие менее значительные.
Наряду с полевой деятельностью и связанной с нею камеральной обработкой выполнен также ряд тематических работ, составлены две обзорные карты Арктики, каталог астрономических пунктов Чукотского полу-

{1} О работах 1934 г. см. подробнее „Бюллетень Арктического института", 1935 г., № 1-2.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0009.jpg
— 69 —
острова, картограмма топографической изученности Советского сектора Арктики, карты Антарктики (для Большого советского атласа мира), составляется каталог астрономических пунктов для западного сектора, карта Арктики (для БСАМ) и другие.
Общий объем и рост картографо-геодезических работ Всесоюзного Арктического института могут быть охарактеризованы следующими цифрами:

Годы 1931 1932 1933 1934
Число работников, занятых полностью на картографо-геодезических работах... 3 11 21 28
Результаты полевых работ
Определено рекогносцированных астро-пунктов ... 11 20 38 28
Определено астропунктов 2-го класса ... — — 3 9
Площадь, покрытая инструментальной - съемкой... — — 1100 3 200 км
Площадь, покрытая маршрутно-глазомерной съемкой... 10600 15 200 29 500 17 000 кв. км
Площадь, покрытая картографическими обследованиями... 15 000 96 500 250 000 —

За 15 лет издано 47 карт (не считая многочисленных иллюстративных, не имеющих самостоятельного значения), 11 карт распространялись отдельно, остальные сопровождали различные издания института.

ГЕОФИЗИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ


До 1929 г. геофизические работы Всесоюзного Арктического института ограничивались судовыми метеорологическими наблюдениями во время морских экспедиций.
В 1929 г. Всесоюзный Арктический институт — тогда еще Институт Севера — построил на Земле Франца-Иосифа в бухте Тихой свою первую полярную научно-исследовательскую станцию, на которой были поставлены регулярные метеорологические и аэрологические наблюдения по программе метстанции 1-го класса.
В 1930 г. Всесоюзный Арктический институт организовал научно-исследовательскую станцию на Северной Земле (острова Сергея Каменева). Зимовка возглавлялась Г. А. Ушаковым и в течение двухлетней работы производила определения магнитных пунктов, а также регулярные метеорологические наблюдения.
Второй международный полярный год, проводившийся в 1932 г. Комитетом 2 МПГ, был годом, когда деятельность Всесоюзного Арктического института в области геофизики приняла широкие размеры.
В течение навигации 1932 г. Всесоюзный Арктический институт значительно расширил свою научно-исследовательскую базу на Земле Франца-Иосифа (бухта Тихая) и построил новую полярную станцию на мысе Челюскина, ставшую базой для геофизических исследований в районе пролива Вилькицкого.
Совершенно особое место занимают поставленные в 1932 г. Всесоюзным Арктическим институтом работы по:

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0010.jpg
— 70 —
1) изучению распространения звуковых волн и
2) исследованию атмосферного электричества в Арктике.
Работы эти ставились в Советской Арктике впервые и представляли
чрезвычайный интерес.
В том же 1932 г. Всесоюзный Арктический институт впервые включил в программу научных работ своих морских экспедиций также и геофизические наблюдения.
Из них следует отметить:
1) метеорологические и магнитные наблюдения, произведенные экспедициями на л/п „Сибиряков" и „Русанов",
2) работу проф. Вериго по радиоактивности и космическим лучам (экспедиция л/п „Малыгин" на Землю Франца-Иосифа).
В 1933 г. с образованием Главного управления Северного морского пути на Геофизический сектор Всесоюзного Арктического института, явившегося научно-исследовательской базой нового управления, была возложена задача обеспечить полярные станции всем необходимым геофизическим оборудованием и кадрами и иметь научно-методическое руководство над их работой.
В 1934 г. Геофизический сектор приступил к выполнению некоторых камеральных работ, строившихся на материалах, находившихся в распоряжении Всесоюзного Арктического института. Из камеральных работ 1934 г. необходимо отметить обработку и подготовку к печати „Магнитных наблюдений на Шпицбергене".
Лучше всего иллюстрирует работы Всесоюзного Арктического института сравнение числа полярных геофизических станций, принятых Главсевморпутем в 1933 г., с числом станций, работавших в 1934 г.
Оказывается, что с 1 марта 1933 г. сеть возросла на 110%: {1}

Сеть п/ст. на 1 апреля 1933 г.
1. Бухта Тихая
2. Мыс Желания
3. Русская Гавань
4. Маточкин Шар
5. О-в Вайгач
6. Югорский Шар
7. Маре-Сале
8. О-в Диксон
9. Северная Земля (о-ва Сергея Каменева)
10. Мыс Челюскина
11. Мыс Нордвик
12. Бухта Тикси
13. Б. Ляховский
14. Мыс Шмидта (Северный)
15. О-в Врангеля
16. Пост Дежнев

Сеть, открытая в 1933 —1934 гг.
17. Мыс Выходной
18. О-в Белый
19. М. Лескин
20. Черная река
21. Мыс Стерлегова
22. О-в Уединения
23. О-в Самуила
24. О-в Дунай
25. П-в Кигилях
26. О-в Четырехстолбовой
27. Мыс Шелагский
28. Дженретлен
29. Ванкарем
30. Мыс Сердце-Камень
31. Уэлен
32. Бухта Провидения
33. О-в Встречный

Из работ Всесоюзного Арктического института в 1934 г. необходимо отметить организацию по заданию Главсевморпути новой магнитной

{1} В этот список не включены п. с. Новый Порт, п. с. Усть-Порт п. с. Мастырь в п. с. Котельный, как непринятые Главсевморпутем в 1933 г.
Полярные станции и маяки Главсевморпути, не ведущие регулярных метеорологических наблюдений, как, напр., мыс Столбовой, маяк бухта Прончищевой и т. д.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0011.jpg
— 71 —
обсерватории на мысе Челюскина и развертывание работ по изучению верхних слоев атмосферы методом радиозондов.
Достаточно сказать, что число радиозондов, направленных в 1934 г. на полярные станции, в 5 раз превышает число их в 1932 г. (во время 2 МПГ).
Чрезвычайный интерес представляют подъемы радиозондов, произведенные в экспедиции на л/п „Челюскин" аэрологом Всесоюзного Арктического института Н. Н. Шпаковским в условиях открытого моря и притом в еще совершенно неизученных районах.
Большое значение имеет проводимая Геофизическим отделом работа по созданию архива метеорологических наблюдений, и к концу 1934 г. удалось собрать, и сосредоточить в архиве Всесоюзного Арктического института почти полностью копии таблиц основных метеорологических наблюдений полярных станций; их оказалось за все прежние годы около 2000.
С поступлением в конце 1934 г. в Всесоюзный Арктический институт подлинных полных материалов наблюдений полярных станций за 1933/34 г. базу можно было считать созданной. Эта база дала возможность вплотную заняться стержневой проблемой Геофизического отдела — климатом Советского сектора Арктики.
Из работ, выполненных Геофизическим отделом в 1935 г., можно отметить новые климатические карты (изотермы и розы ветров для января и июля) Арктики, составленные для Большого советского атласа мира, на основании новейших материалов, по полярным станциям сети Главсевморпути.

ПРОМЫСЛОВО-БИОЛОГИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ


Вскоре после организации Северной научно-промысловой экспедиции ею были начаты крупные работы в области изучения промысловых возможностей на нашем европейском Севере. Уже на второй год существования этого учреждения, в 1920 г., тотчас после освобождения Мурмана и бывш. Архангельской губ. от интервентов, были организованы под руководством проф. Н. М. Книповича работы по исследованию тралового промысла в Баренцовом море. Работы эти, в которых принимали участие многие из наиболее крупных наших ихтиологов (Е. К. Суворов, М. И. Тихий, А. Я. Недошивин, В. С. Алеев и пр.), дали весьма ценные результаты, которые и были использованы только что нарождавшимся в то время советским траловым промыслом. В общей сложности в 1920—1921 гг. было сделано 6 рейсов траулеров, в которых участвовали научные работники.
В 1921 г. Северная научно-промысловая экспедиция начала также производство особенно важных для познания природы Баренцова моря регулярных разрезов по Кольскому меридиану, во время которых собирались материалы по биологии моря. Эти работы велись под руководством проф. К. М. Дерюгина.
Из других научно-промысловых работ самых первых лет деятельности Северной научно-промысловой экспедиции укажем статистико-экономические исследования рыбного промысла на Мурмане в 1920 г., экономические работы в Печорском районе и на западном побережье Белого моря в 1921 г., рыбохозяйственные работы на Мурмане, на р. Печоре и в Большеземельской тундре в 1920—1921 гг. Кроме того в эти же годы проводились работы ботанические на о-ве Вайгаче, исследование оленеводства на Кольском полуострове и некоторые другие. На этом заканчи-

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0012.jpg
— 72 —
вается первый период промыслово-биологических работ, организованных в составе Северной научно-промысловой экспедиции.
Во втором периоде работ Северной научно-промысловой экспедиции, вскоре (в 1924 г.) переименованной в Институт по изучению Севера, промыслово-биологические исследования, концентрируясь около небольшого числа наиболее актуальных в хозяйственном и общегосударственном отношении проблем, в то же самое время приобретают характер детальных, рассчитанных на ряд лет исследовательских работ. Для удобства обозрения этого периода мы рассмотрим промыслово-биологические работы по отдельным крупным разделам.
Все работы этого периода можно разделить на три группы:
1) рыбохозяйственные исследования,
2) морские работы, главным образом гидробиологического характера, и
3) исследования Новой Земли.
1. Рыбохозяйственные работы. Этот раздел работ играл крупную роль в Институте по изучению Севера, который состоял из двух отделов; биологического и научно-промыслового; в программу работ последнего и входили преимущественно рыбохозяйственные работы.
Начиная с 1923 г. Институт по изучению Севера развивает большие работы по исследованию биологии и промысла северных сельдей. Эти работы ведутся им как самостоятельно, так и в кооперации с другими исследовательскими учреждениями. Так, производится изучение сельдей Белого моря А. И. Рабинерсоном (1924—1926), положившее основу для дальнейших работ в этом отношении. Особое внимание обращается на изучение сельдей Баренцова моря (Кольский залив), которым Институт по изучению Севера занимался в 1925,1926, 1927, 1928 и 1929 гг. Во время этих работ, помимо биологии сельдей, большое внимание обращалось также и на технологию сельдяного промысла (было положено начало_изучению процесса посола кольской сельди).
В 1925—1926 гг. специальная экспедиция под начальством Е. К. Суворова была организована для исследования в рыбо-промысловом отношении малоизвестного в то время района Чешской губы.
Особенно интенсивно развиваются научно-промысловые работы Института по изучению Севера в 1927 г. Именно в этом году на Мурмане в становище Порчниха организуется первая в этом районе постоянная научная рыбохозяйственная станция, в задачу которой входит детальное и планомерное всестороннее исследование мурманского рыбного промысла. Начальником станции и ее организатором являлся зам. директора Института по изучению Севера С. Я. Миттельман.
В этом же году начаты большие работы по специальному исследованию тралового промысла в Баренцовом море по договору с мурманскими рыбохозяйственными организациями путем включения научных сотрудников в состав команды траулеров.
За два года этих работ (1927—1928) было сделано 20 рейсов, во время которых собран огромный материал, результаты обработки последнего были опубликованы в 1932 году.
Работы станции в Порчнихе были развернуты в 1928 г. и продолжались в 1929 г., после чего станция перешла в ведение Ленинградского ихтиологического института и вскоре прекратила свою деятельность.
Из главнейших работ станции в Порчнихе укажем на следующие: в 1928—1929 гг. были организованы специальные экспедиции для обследования весеннего промысла трески на западном Мурмане, в результате которых был установлен факт нереста трески в наших водах, что имеет,

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0013.jpg
— 73 —
конечно, большое практическое значение. В 1928 г. впервые на Мурмане были организованы наблюдательские пункты в различных местах по побережью, которыми и были проведены регулярные наблюдения над промыслом и собраны большие промыслово-биологические материалы.
В 1928 г. таких пунктов было два, а в 1929 г.— пять. В 1929 г. станцией была организована специальная тресковая экспедиция на Новую Землю, выяснившая присутствие в промысловом количестве у берегов этого острова трески, что дало возможность расширить район тралового промысла далеко на восток. Технологическое отделение станции произвело большие работы по химическому исследованию трескового жира и промысловых рыб Мурмана, а также ряд исследований в области консервной промышленности. Гидробиологическое отделение станции занималось изучением биоценозов в районе станции.
2. Морские работы. Как уже было сказано выше, именно при содействии Северной научно-промысловой экспедиции в 1921 г. были начаты разрезы по Кольскому меридиану. В 1927 г. Институт по изучению Севера принимал самое деятельное участие в организации и проведении совместных с Германией („Посейдон") исследований Баренцова моря.
Непосредственное участие Института по изучению Севера в этих работах выразилось в проведении рейса от Новой Земли до Земли Франца-Иосифа на небольшом судне „Зарница" (под начальством Г. А. Горбунова), в этом рейсе большую роль играли гидробиологические и вообще биологические работы. В 1929 и 1930 гг. большие гидробиологические и научно-промысловые работы производятся в экспедициях на л/п „Г. Седов" на Землю Франца-Иосифа (1929 г.) и на том же судне к Северной Земле (1930 г.)
3. Исследования Новой Земли. В организованных Р. Л. Самойловичем в 1921—1927 гг. Новоземельских экспедициях большое внимание было обращено также и на биологические работы.
За указанные годы было произведено рекогносцировочное исследование птичьих базаров Новой Земли, положено начало исследованию орнитофауны и тернофауны этого острова, исследованы многие пресноводные водоемы, представленные на Новой Земле целым рядом различных типов, в том числе и реликтовых. Гидробиологическое изучение прибрежных вод производилось совместно с Гидрологическим институтом под общим руководством проф. Н. М. Дерюгина.
Начало третьего периода промыслово-биологических работ совпадает с моментом организации Всесоюзного Арктического института. В 1931 г.. в составе Арктического института организуется специальный промысловобиологический сектор, на который возлагается организация и проведение промыслово-биологических и чисто биологических исследований в Советской Арктике.
Особенно интенсивно развивается работа сектора после перехода Арктического института в ведение вновь организованного Главного управления Северного морского пути.
Таким образом промыслово-биологические работы Арктического института в 1931—1934 гг. в целях удобства обозрения могут быть разбиты на следующие группы.
1. Биологические работы в составе больших морских экспедиций. В период 1931—1934 гг. в составе многочисленных морских экспедиций были произведены крупные биологические работы, охватившие

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0014.jpg
— 74 —
огромный район от Баренцова моря на западе до Берингова моря на востоке. Особенно богатые материалы были собраны в этот период в совершенно неисследованных частях Карского моря.
Биологические в расширенном объеме работы были организованы в экспедициях на „Ломоносове1' (1931 г.), на „Сибирякове"и „Русанове" (1932 г.), на „Сибирякове" (1933 г.), на „Челюскине" (1933—1934 гг.), на „Седове" и „Литке" (1934 г.), В общей сложности этими экспедициями сделано до 1000 гидробиологических станций.
2. Самостоятельные научно-промысловые экспедиции. Начиная с 1931 г. Всесоюзным Арктическим институтом организуются специальные научно-промысловые экспедиции. Первой из такого рода экспедиций является Новоземельская, организованная в 1931 г. и за четыре года своей непрерывной деятельности охватившая исследованием все важнейшие отрасли промыслового хозяйства Новой Земли. За все время деятельности экспедиции в составе ее работало до 15 научных работников различных специальностей, причем впервые было проведено несколько специальных „биологических" зимовок. Этой экспедицией были произведены следующие работы: рыбохозяйственные (промысел гольца и трески на Новой Земле, рыбный промысел вообще на Колгуеве), орнитологические (всестороннее исследование птичьих базаров и орнитофауны Новой Земле вообще), исследование биологии и промысла песца, промысла морских млекопитающих, собаководства, геоботанические работы по выявлению оленьих пастбищ для развивающегося на Новой Земле культурного оленеводства, гидробиологические и общефаунистические и флористические.
В 1933 г. в составе комплексной Чукотско-Анадырской экспедиции Всесоюзного Арктического института работало два отряда: Зоогеографические которым проведено общефаунистическое и специально зоогеографическое обследование Чукотского края, причем эти работы были продолжены в 1933—1934 г., и Геоботанический, которым собран, помимо геоботанических материалов, также и ряд данных по лесному хозяйству Чукотки.
В 1933 г. комплексные научно-промысловые работы были произведены в Большеземельской тундре тремя отрядами: рыбохозяйственным, охотоведческим и оленеводческим.
В 1933—1934 гг, большие работы по исследованию охотничьего промысла были произведены в Лено-Хатангском районе.
В 1934 г. в Обской губе начала работать специальная научно-промысловая экспедиция, в задачу которой входит исследование рыбного промысла и промысла морских млекопитающих. Между прочим этой экспедицией впервые обнаружен факт захода омуля в систему р. Оби и установлена возможность организации его промысла.
Из более мелких работ этого времени укажем на исследование морского зверобойного промысла, произведенное на зверобойном боте в Карском море и в районе Земли Франца-Иосифа в 1933 г.
3. Научно-промысловые работы на полярных станциях. Уже на второй год организации Всесоюзным Арктическим институтом полярных станций в их состав включаются биологи. Так, в 1930/1931 г. в составе зимовщиков станции в бухте Тихой (Земля Франца-Иосифа) зимовала Н. П. Демме, которая произвела ряд ценных наблюдений над жизнью птичьего базара на скале Рубини. В 1932/1933 г. биологические работы производились в бухте Тихой и на станции на мысе Челюскина. С момента организации Главсевморпути, в ведение которого перешли все полярные станции, значительно расширяется сеть станций, на которых организуются промыслово-биологические работы. Так, в 1933\1934 г, таких станций

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0015.jpg
— 75 —
было четыре: мыс Челюскина, Северная Земля, о-в Диксона и мыс Дежнева, в 1934/1935 г. — пять: о-в Врангеля, мыс Шмидта, мыс Желания, Маточкин Шар, о-в Белый.

ВЫСТАВКА К ЮБИЛЕЙНОЙ СЕССИИ


14 апреля в помещении Географического общества была открыта выставка, посвященная работам Всесоюзного Арктического института, отображающая его достижения и техническую вооруженность на сегодняшний день.
Особенно богато был представлен Геологический отдел. Ярко развернута картина зарождения и развития самого мощного в мире апатитового комбината — от находок образцов апатито-нефелиновых пород до выявления запасов апатитовых руд в 600 млн. тонн. Избушка, выстроенная на месте первых разведок, превратилась за 6 лет в славный город Кировск.
Многоцветные полевые шпаты, черные турмалины Северной Карелии, асбест с Новой Земли, цинковые руды Маточкина Шара, цинк, свинец, медь Вайгача. Печорский край представлен его углем, точильными песчаниками и месторождением нефти. Среди экспонатов находились булунские угли, каменная соль и сера Хатангского района, графит, оловянный камень, полиметаллы Чукотско-Анадырского края и др. За последние 4 года Арктический институт послал 76 геологических отрядов, чем и объясняются большие достижения в этой области работ.
Картографо-геодезический отдел показал рост всех видов съемки; инструментальная съемка выросла за последние годы на 600%, глазомерная и рекогносцировочная еще больше. В настоящее время масштабы карт сильно укрупняются. Фотографии дали представление о возможности визуальной съемки с самолетов.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0016.jpg
— 76 —

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3-4.-Л., 1935, с.61-77 отчеты - 0017.jpg
— 77 —
Промыслово-биологический отдел выставил карты, иллюстрирующие расположение 13 гидробиологических станций, при этом показана динамика роста глубоководных станций к 1934 г. — наглядно показано расположение птичьих базаров, есть карта распределения зверя в Арктике и мест его добычи, ихтиологическая карта, чучела птиц Арктики, ловушки для песцов и пр.
Геофизический отдел выставил радиозонд, змейковый метеорограф, самолетный метеорограф сист. Молчанова. Снимки геофизических лабораторий полярных станций. Климатические карты. Карты геофизических станций.
Гидрологический отдел представил весьма интересные разрезы, выполненные в Карском и Баренцовом морях, проливах Шокальского, Вилькицкого и др. районах. Представлена карта с указанием пунктов, где производились наблюдения над колебаниями моря, а также карта распределения льдов. Выставлены приборы и инструменты, употребляемые при гидрологических работах. Интересно отметить при этом, что большинство этих приборов представляет собою массовое изготовление мастерских Всесоюзного Арктического института. Прежде многие из этих приборов выписывались из-за границы.
Издательская деятельность института нашла также свое отражение в выставке разных трудов и материалов института за 15 лет.
Организуемый ныне Музей Арктики представил разные снимки, эскизы, макеты, диаграммы и пр. Диаграммы наглядно рисуют бурный рост научных отрядов института, работавших в Арктике: в 1932 г. было 15 отрядов, в 1933 г. — 33 отряда, в 1934 г. — 57 отрядов и на 1935 г. намечено 62 отряда, т. е. за 4 года — 173 отряда; за все же время до 1932 г. всего 108 отрядов.
Знаменитые походы „Сибирякова", „Челюскина" и „Литке" нашли свое, должное отражение.
Выставка закрылась 18 апреля.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 21 Июнь 2019 22:24

Бюллетень Арктического института СССР. № 5-6.-Л., 1935, с.130-132

 Бюллетень Арктического института СССР. № 5-6.-Л., 1935, с.130-132 гео-35 - 0001.jpg
ГЕОДЕЗИЧЕСКИЕ РАБОТЫ АРКТИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА В 1935 ГОДУ


Полевые работы 1935 г., подобно работам прошлых лет, ставят целью обеспечение картографическими материалами различного рода исследований, проводимых Главсевморпутем и Всесоюзным Арктическим институтом, и получение материала для составления обзорных карт территорий» прилегающих к Северному морскому пути.
В 1935 г. съемки на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа прерваны и будут возобновлены предположительно в 1936 г. Взамен того значительно усилены работы в центральном секторе, в частности на Таймырском п-ве, который в настоящее время представляет одну из наименее изученных частей Советского Сектора Арктики.

ТАЙМЫРСКИЙ ПОЛУОСТРОВ


Топограф М. Имшенецкий (Усть-Пясинская геологическая экспедиция 1935/36 г.) произведет для обоснования геологических исследований: 1) 1:200 000 полуинструментальную мензульную съемку нижнего течения р. Пясины от ее устья до устья р. Тареи с захватом примерно
3 км береговой полосы; 2) 1:200 000 полуинструментальные съемки на побережье Карского моря от устья р. Пясины до залива Михайлова, с целью дополнения съемок Гидрографического управления, где это необходимо для геологии, и 3) 1:200 000 глазомерную съемку маршрута по рекам Тарее и Ленивой. Следует иметь в виду, что первый участок работ Усть-Пясинской экспедиции (устье р. Пясины—устье р. Тареи) снят в 1933 г. морской описью по способу Кука, но этот картографический материал недостаточен для обоснования геологической съемки.
Сотрудники Таймырской гидрологической экспедиции имеют задачей в течение 1935/36 г. произвести инструментальную съемку озера и полуинструментальную съемку нижнего течения р. Таймыры (топограф Н. Н. Колчин) с одновременным определением астропунктов 2-го класса и проложением триангуляции (геодезист В. П. Шевлягин). Цель съемок — обеспечение гидрологических исследований, в частности промерных работ, а также предстоящей геологической съемки. Таймырское озеро, с длиной береговой черты ориентировочно 700 км, картировано глазомерно экспедицией Н. Н. Урванцева 1929 г. только в западной своей части, между устьем Верхней Таймыры и истоком Нижней (около 100 км); кроме того в некоторых местах коснулась южного берега озера Ботаническая экспедиция Академии наук 1928 г. под начальством А. И. Толмачева — однако картографических материалов эта экспедиция почти не оставила. Таким образом большая часть озера остается ныне неизвестной. Съемка Нижней Таймыры должна уточнить и детализировать глазомерные съемки экспедиции Н. Н. Урванцева.
Геодезист Г. А. Авсюк и топограф В. М. Кузнецов, прикомандированные на 1935—1937 гг. к полярной станции „Бухта Марии Прончищевой" заснимут мензулой в 1:100 000 масштабе побережье моря Лаптевых,

 Бюллетень Арктического института СССР. № 5-6.-Л., 1935, с.130-132 гео-35 - 0002.jpg
— 131 —
от бухты Марии Прончищевой до мыса Игнатия (к югу от о-вов Фаддея), а также о-ва Петра и Андрея, и совершат ряд маршрутов с глазомерной съемкой между побережьем и Таймырским озером, имея в виду последующее создание 1:500 000 карты восточной части плато Бырранга. Съемки будут основаны на астропунктах 2-го класса, а по побережью сверх того будет проложена триангуляция низшего класса. Цель съемок—обеспечение потребностей геологии, гидрографии и авиации. Интересно отметить, что Восточный Таймыр не имеет в настоящее время никаких картографических материалов — результатов наземных съемок, если не считать исторических съемок Великой северной экспедиции.

ЛЕНО-ХАТАНГСКИЙ РАЙОН


В центральном секторе, кроме перечисленных выше работ, Анабарской гидрологической экспедицией (топограф В. В. Колгушкин) будет поставлена крупно-масштабная мензульная съемка р. Анабары, которая послужит для составления атласа реки. Обоснованием для съемки: явятся астропункты 2-го класса, определяемые в 1935 г. астрономом Горно-геологического управления Главсевморпути т. Кащеевым.
К востоку от Лены геодезист Г. А. Войцеховский (Хараулахская геологическая экспедиция) продолжит {1} в 1935 г. картографические работы (съемки и астроопределения) в Хараулахских горах на пространства между Леной и хребтами Орулган и Кулар. К маю 1935 г. им было определено 6 астропунктов и охвачена картографическими работами площадь до 10 000 кв. км.

ЧУКОТСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ОКРУГ


Как и в 1934 г., значительные картографические работы ставятся в восточном секторе, главным образом в северной и восточной частях. Чукотского национального округа. Геодезисту А. Павлову поставлено задание обеспечить 1:200 000 маршрутными съемками, основанными на определяемых им же астропунктах 2-го класса, район деятельности Усть-Колымской геолого-поисковой экспедиции 1935—1936 гг., имея в виду создание 1:500 000 карты исследуемой территории, распадающейся на. два участка. Первый из них расположен между р. Колымой и районом работ Анюйской экспедиции Арктического института 1933 —1934 г. (pp. Малый Анюй, Погынден и Бараниха), второй (выходящий за пределы Чукотского округа)—к западу от р. Колымы, между ее нижним течением и р. Алазеей.
В 1935 г. заканчивают работы Западная, Северная и Восточная Чукотские геологические экспедиции. Геодезист А. Г. Ковтун, участник Западной экспедиции, снявший за осенний период Чаунскую губу и определивший в зимнее время для обоснования съемки 6 астропунктов 2-го класса, продолжит картографические работы к югу от Чаунской губы до верховьев Анадыря включительно. Во изменение плана съемка р. Большой Анюй произведена не будет.
Геодезист Северной экспедиции А. Ф. Беспалов, определивший между мысом Шелагским и мысом Шмидта осенью и зимой 1934 г. 4 астропункта 2-го класса, перенесет свою деятельность (астроопределения

{1} О плане геодезических работ на 1934 г. и его выполнении см. „Бюлл. Аркт, инст.", Л., 1934, № 5, стр. 225—226, и 1935 №№ 1—2, стр. 18-21.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 5-6.-Л., 1935, с.130-132 гео-35 - 0003.jpg
— 132 —
и съемки) на юг, вглубь Анадырского хребта. Дополнительно к работам A. Ф. Беспалова геодезист полярной станции на мысе Шмидта т. Кейлин выполнит, основываясь на пунктах Беспалова, триангуляцию от мыса Шмидта до мыса Шелагского и заснимет в 1:100 000 масштабе вдоль побережья десятикилометровую полосу (за весенний период эта работа выполнена примерно на 50%).
Три топографических отряда Восточной экспедиции (ст. топ. Н. Ф. Кевро) должны в 1935 г. закончить съемки, имеющие целью дать материал для создания 1:500 000 карты восточной части Чукотского п-ова.
Съемки северного отряда предыдущей экспедиции послужат дополнением к полуинструментальным съемкам трех отрядов 1-ой Чукотской геологической экспедиции 1935—1936 г. (ст. топ. В. В Потехин, топографы В. Н. Ильинский и В. М. Тимберг), имеющих задачей составление для нужд геолого-поисковых работ 1:200 000 карты северной части полуострова к северу от линии кут Колючинской губы — бухта Лаврентия.
Обеспечение опорными пунктами двух предыдущих экспедиций поручено Чукотской астрономической экспедиции 1935—1937 гг. (нач. B. Г. Васильев), которая должна определить на Чукотском п-ове к востоку от линии кут Колючинской губы — бухта Руддера до 20 пунктов 2-го класса. В задания картографа экспедиции А. Матвеева входят также съемки: полуинструментальная Колючинской губы и по маршрутам в югозападной части полуострова, не захватываемой работами топографических отрядов 1934—1936 гг.
При учете геодезических работ Главсевморпути следует иметь в виду, что кроме значительных гидрографических работ, производимых Гидрографическим управлением Главсевморпути, в 1935 г. ряд геодезических отрядов включен в экспедиции, проводимые Горно-геологическим управлением Главсевморпути. Кроме упомянутых ранее астроопределений на р. Анабаре, будут поставлены: астроопределения 2-го класса в нижнем течении р. Хатанги, топографические работы вблизи устья р. Енисея, к северу от залива Креста и др.

К. САЛИЩЕВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 23 Июнь 2019 16:55

Бюллетень Арктического института СССР. № 5-6.-Л., 1935, с.132-135

О РАБОТАХ ОТДЕЛА ОЛЕНЕВОДСТВА ВСЕСОЮЗНОГО АРКТИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 28 Июнь 2019 15:52

Бюллетень Арктического института СССР. № 5-6.-Л., 1935, с.150

 Бюллетень Арктического института СССР. № 5-6.-Л., 1935, с.150 некролог.jpg
И. М. АНДРЕЕВ-РЫБАКОВ


11 марта с. г. умер Иван Маркович Андреев-Рыбаков, первый парторг Арктического института. Он родился в 1891 г., работал сперва учеником в токарной, потом в скульптурно-лепной мастерской и был в 1912 г. призван на военную службу. В 1919 г. он вступает в партию и назначается комиссаром подготовительных классов в морском училище им. Фрунзе. В 1926 г. т. Андреев-Рыбаков демобилизуется в запас комполитсостава. В 1933 г. он поступает в Арктический институт и назначается заведывающим базою Геолого-поисковой экспедиции на Чукотский п-ов, из которой возвращается через 1¾ года. В лице т. Андреева-Рыбакова сошел в могилу честный и преданный работник. и чуткий и хороший товарищ.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 07 Июль 2019 20:18

Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.191-192

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.191-192 ТГИ Арктики - 0001.jpg
ТОПОГРАФИЧЕСКАЯ ИЗУЧЕННОСТЬ СОВЕТСКОЙ АРКТИКИ

Найти в литературе исчерпывающие сведения о степени топографической изученности Советской Арктики, занимающей площадь свыше 6 млн. кв. км, вряд ли возможно.
Большой картографический материал, имеющийся в результате проведенных в течение 150 лет различными экспедициями работ, не систематизирован и не получил отражения в сводных работах. Между тем составление современных карт, планирование и производство геологических, гидрографических, топографо-геодезических и других видов работ чрезвычайно затруднены из-за отсутствия предварительного учета и оценки топографогеодезических работ за прошлые годы. В связи с этим возникает потребность в сводке, дающей картину топографической изученности Советской Арктики.
Картографо-геодезический отдел Всесоюзного Арктического института поставил себе целью собрать сведения о всех произведенных топографических работах, представив их в виде справочника, в котором будут отражены следующие разделы.

    1) Краткое описание топографических работ, произведенных экспедициями, с указанием года работ, объема, характера и с приложением библиографических данных.
    2) Сведения об экспедициях, расположенные в хронологическом порядке, с подразделением на 2 периода:
    а) дореволюционный, с 1760 по 1917 г., и
    б) советский период, с 1917 по 1934 г.
    3) Степень изученности в объемном и качественном отношении с разбивкой съемок на 5 категорий:
    а) инструментальные съемки, закрепленные на астрономической или тригонометрической основе,
    б) полуинструментальные на этой же основе,
    в) морская опись на той же основе,
    г) буссольно-глазомерные съемки на той же основе,
    д) глазомерные съемки без основы.
    4) Топографическая изученность в районном разрезе с краткой характеристикой степени изученности и перечислением списка экспедиций, проводивших работы в данном районе.
В настоящее время Картографо-геодезический отдел провел первую часть работы — составление картограмм топографической изученности в масштабе 1:2 500 000 и собрал краткие сведения о работах свыше 120 экспедиций за период с 1760 по 1934 г.
Из предварительных данных виден размах топографических работ в советский период. Если за все время с 1760 по 1934 г. и пройдено по маршрутам около 180 тысяч км, с обследованием площади около 340 тысяч кв. км, то за советский период маршрутных съемок проведено около 120 тысяч км на площади 255 тысяч кв. км.
Если до революции пройдено инструментальной и полуинструментальной съемкой 8000 км, то в советский период пройдено около 21000 км. Внедрение инструментальной и полуинструментальной съемки характеризует поворот в сторону практического освоения Северного морского пути.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.191-192 ТГИ Арктики - 0002.jpg
— 192 —
Если в дореволюционный период глазомерной съемкой охвачено около 38 000 км, то в советский период пройдено около 90 000 км.
По окончании намеченной работы и по обработке всех материалов окажется возможным установить степень топографической изученности Советской Арктики как в целом, так и по отдельным районам.
К. В. СИДОРОВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 07 Июль 2019 20:33

Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.192-193

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.192-193 ледтех - 0001.jpg
РАБОТА ЛЕДОТЕХНИЧЕСКОГО БЮРО

Организованное в Арктическом институте в марте настоящего года Ледотехническое бюро ставит перед собой следующие задачи: а) организацию и проведение научно-исследовательской работы, связанной с работой ледокольного флота в Арктике, б) изучение льда и ледяного покрова в Арктике, в) изучение постановки взрывной техники как средства борьбы со льдом.
Широкая программа строительства ледокольного флота Севморпути, осуществляемая в настоящее время, поставила перед проектирующими и строящими ледокольный флот организациями ряд важнейших вопросов, ответы на которые могут быть даны лишь при условии систематического исследования работы ледокольного флота в Арктике.
В настоящем году на ледокольные суда направляются 10 инженерных работников, которые займутся вопросами исследования прочности судов, исследования мощности машинных установок и замера упорного давления, развиваемого винтами.
В настоящем году исследованию подвергаются л/к „Ермак", л/п „Сибиряков", л/р „Литке".
В исследовательскую партию входят инженеры Судопроекта, Комиссии наблюдения Севморпути, Морского управления Севморпути, Всесоюзного Арктического института и Научно-исследовательского института Главморпрома, при помощи которых проводится научно-исследовательская работа на судах в Арктике.
Все исследовательские партии снабжены необходимой аппаратурой и приборами. Л/к „Ермак", на котором сосредоточивается основная группа инженерных работников, снабжен киноаппаратом „Кинамо", которым будет произведена техническая съемка, имеющая большое значение, так как это будет вторая техническая съемка работы ледокола, произведенная после более чем тридцатилетнего перерыва.
Зимой этого года Ледотехническим бюро была проделана работа по выяснению методики измерения солености льда в зависимости от электропроводности, и уже в навигацию настоящего года институтом отправляется физик, который сможет в первом приближении дать соленость льда на протяжении всего сквозного прохода по Северному морскому пути.
Второй научный работник, работавший над конструированием специального пресса и выяснением методики измерения прочности льда, за зиму также справился с возложенной на него задачей; пресс готов и испытан. Методика и прочность льда на раздавливание и на изгиб будет в основном изучена в настоящем году на протяжении рейса л/р „Литке “.
Необходимо указать, что на „Литке" будет координироваться работа, инженера-кораблестроителя, изучающего прочность корабля, с работой

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.192-193 ледтех - 0002.jpg
— 193 —
физика изучающего прочность льда. Такая комплексная работа совершенно по-новому может направить дело постановки изучения внешних сил, действующих на корабль.
Аппаратура, взятая инженером И. Г. Факидовьм на п/х „Садко", обеспечивает успех исследований, которые должны дать основу для дальнейшего изучения колебаний ледяного покрова в Арктике.
Исследовательские вопросы взрывной техники зимой настоящего года были решены только в направлении изыскания методов и аппаратуры для бурения во льду лунок для закладывания взрывных зарядов. Широкий план самих взрывов не смог быть осуществлен. Необходимо основательно подготовиться к зиме 1936 г. и организованно провести исследовательские работы по взрывной технике.
Не разрешенной остается тема о применимости термита, которая при самой тщательной подготовительной работе и детальном ознакомлении с местными условиями применения термита может дать хорошие результаты.
Работа на ледоколах научных сотрудников Союзвзрывпрома будет способствовать научному обобщению опыта борьбы со льдами путем взрывов.
Д. В. ДИДЕНКО
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 08 Июль 2019 16:25

Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.193

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.193 лабгрунт.jpg
ЛАБОРАТОРНЫЕ РАБОТЫ ПО ГРУНТАМ

Лаборатория гранулометрии грунтов проводила в течение I квартала сего года обработку коллекций грунтов, собранных экспедициями л/п „Сибиряков" 1932—1933 гг., „Русанов“ 1932—1934 гг., „Седов" 1934 г., п/м „Пахтусов", и бурового материала рекогносцировочных изысканий бухты Тикси. Главное внимание было обращено на поверхностный (активный) слой грунта, имеющий первоочередное навигационное гидрологическое значение. Закончено определение типа грунта поверхностного слоя по всем визуальным методам (147 проб), и проведены гранулометрические анализы методом пипетки (49 проб) и методом Сэбанина (84 пробы).
Лабораторией организованы и проведены петрографические исследования того же слоя грунта, в количестве 51 пробы (разделение тяжелыми жидкостями и микроскопический анализ). По разделу физики грунтов были налажены исследования удельного веса (70 проб) и гигроскопии (40 проб).
На основании полученных результатов исследования были выделены наиболее типичные грунты поверхностного слоя в химический анализ— проведено 10 валовых определений — и радиоактивность — 10 проб грунта и 20 проб конкреций.
Параллельно с лабораторными анализами велась систематическая работа над литературным материалом и анализом материала лабораторных исследований (картотека монолитов 26 станций и 6 шт. рабочих карт).
Результаты работ лаборатории были сообщены на юбилейной сессии Всесоюзного Арктического института в докладах: „Изученность грунтов полярных морей", „Поверхностный слой Карского моря" и „Петрографический состав поверхностного слоя Карского моря".

АНДРЕЕВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 08 Июль 2019 16:30

Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.194

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.194 геофизика.jpg
ТРУДЫ ГЕОФИЗИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

В июле 1935 г. Геофизическим отделом Всесоюзного Арктического института сданы для напечатания в „Трудах Арктического института" следующие научные работы:

По аэрологии:

H. Н. Шпаковский „Результаты аэрологических наблюдений методом подъемов метеорографа на змеях, произведенных на Ляховской аэрометеорологической станции в 1930 и 1931 гг."
В связи с расширяющимся применением метода змеевиковых подъемов на полярных станциях эта работа представляет несомненный интерес, давая много ценных методических указаний.

По актинометрии:

I. Н. Н. Калитин „О прозрачности льда для ультрафиолетовых лучей солнца".
Работа подводит некоторые итоги опытам автора по измерению прозрачности льда различной толщины.
2. Н. Н. Калитин „Напряжение солнечной радиации в Арктике". В этой работе автор сравнивает результаты актииометрических наблюдений в различных пунктах Советской Арктики и устанавливает вполне определенную зависимость величин напряжения радиации от высоты полуночного солнца в полярный день.

По земному магнетизму:

1. Н. А. Миляев и Н. П. Болдырев „О быстроходном магнитографе Лакура на основании опыта на полярной станции Уэлен в 1933 — 1934 г.".
Авторы подробно разбирают новый магнитограф, впервые примененный в условиях полярных станций.
2. Н. А. Миляев и Н. П. Болдырев „К вопросу о магнитной съемке Чукотского полуострова".
В этой работе описывается маршрутная магнитная съемка, произведенная на пространстве около 400 кв. км с числом пунктов до 139, и указывается на необходимость дальнейших планомерных исследований на Чукотском п-ве.
РУСИНОВА
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 08 Июль 2019 16:33

Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.194

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.194 магнетизм.jpg
ОРГАНИЗАЦИЯ В ГЕОФИЗИЧЕСКОМ ОТДЕЛЕ СЕКТОРА ЗЕМНОГО МАГНЕТИЗМА И ЭЛЕКТРИЧЕСТВА

Для установления более тесной увязки между отдельными областями исследования земномагнитных и электрических явлений в полярных областях и организации всестороннего изучения всего комплекса этих явлений, в Геофизическом отделе Всесоюзного Арктического института организуется Сектор земного магнетизма и электричества. В программу работ сектора входит: 1) изучение земномагнитных явлений; 2) изучение атмосферно-электрических явлений и радиоактивности воздуха; 3) всестороннее изучение полярных сияний; 4) исследование ионосферы посредством радиоволн; 5) изучение космических лучей и 6) изучение земных токов.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 10 Июль 2019 14:47

Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.195-196

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.195-196 планктон - 0001.jpg
ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ДАННЫЕ ПО ПЛАНКТОНУ ОБСКОЙ ГУБЫ ТАЗОВСКОЙ ГУБЫ И ЗАЛИВА ГЫДО-ЯМО

Из работ Промыслово-биологического отдела

В 1934 г. Обско-Тазовской экспедицией Арктического института в губах Обской, Гыдо-Ямо, Тазовской и прилегающем к первым двум участке моря было собрано 80 проб планктона. Предварительный просмотр проб дал следующую картину планктонной продукции.
Наиболее разнообразным по составу является планктон Обской губы в районе соединения ее с Тазовской губой. Продукция зоопланктона в этой области высока. Развиваются главным образом рачки Bosmina и циклопы. Фитопланктон довольно богат и состоит главным образом из водоросли Melosira.
Планктон Тазовской губы не уступает количественно планктону упомянутого района. Характерные отличия его состоят в усилении литорального элемента и в замещении мелозирного фитопланктона водорослями Pediastrum и Eudorina, достигающими также интенсивного развития.
На 70-й параллели, т. е. приблизительно по середине Обской губы, впервые замечается влияние со стороны моря в виде небольшой примеси солоноватоводных рачков Drepanopus и типичной формы Limnocalanus grimaldii. Часть представителей фауны более южной части губы здесь выпадает, количество циклопов сокращается. Вместе с тем значительного развития достигают здесь некоторые виды Diaptomus. Фитопланктон попрежнему состоит из мелозиры. Наблюдается заметное различие в составе фауны близ западного и восточного берегов губы, причем примесь солоноватоводных форм в этом районе заметна только на западе.
Дальше к северу, вдоль восточного берега планктон носит прежний пресноводный характер, причем особенного развития достигает здесь вездесущая Bosmina.
Состав планктона резко меняется на широте мыса Таран. Начиная отсюда и до линии выходных мысов, в планктоне резко преобладают два крупных рачка — упомянутые выше Drepanopus и типичный Limn. grimaldii. Обе эти формы достигают очень высокого развития (более 500 экз. на куб. м). Фитопланктон состоит из Melosira, местами дающей подлинное цветение. Еще дальше к северу, т. е. во всей морской области, прилегающей к Обской губе и заливу Гыдо-Ямо, эти два рачка составляют всю массу количественно богатейшего планктона, так как здесь прекращается сильное развитие эстуарного фитопланктона и почти целиком выпадают все прочие представители пресноводного зоопланктона, тогда как примесь настоящих морских форм остается крайне незначительной.
Планктон Гыдо-Ямского залива сходен качественно и по количеству пресноводной примеси с таковым из самой северной части Обской губы, и только в районе устья реки Гыда он превращается в количественно бедный, чисто пресноводный.
На основании просмотренного материала можно сделать следующие общие выводы: планктон системы, состоящей из губ Обской и Тазовской, слагается из элементов: пресноводного речного, пресноводного местного и солоноватоводного. Наличие первых двух видно из сравнения населения различных частей губ между собой и с планктоном Оби. Солоноватоводные формы попадают на юг из предустьевого пространства и северной части Обской губы, причем течением, компенсирующим реч-

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.195-196 планктон - 0002.jpg
— 196 —
ное, их несет в южном направлении вдоль западного берега губы, тогда как вдоль восточного медленно движется масса пресноводных обитателей вплоть до области интенсивного смешения пресных вод с солеными. Произведенные сборы дают возможность заключить, что „приток" солоноватых форм в западной части губы резко усиливается во время нордовых штормов.
Л. О. РЕТОВСКИЙ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

ААНИИ

Сообщение ББК-10 » 12 Июль 2019 16:49

Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.196

 Бюллетень Арктического института СССР. № 7.-Л., 1935, с.196 библио.jpg
БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ РАБОТА АРКТИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА


Работы по созданию региональной картотеки научных трудов по советской и зарубежной Арктике и Антарктике начала осуществляться в Арктическом институте с 1933 г.
К настоящему времени Библиографическое бюро располагает базой в объеме около 21 000 карточек, отражающих русскую и иностранную монографическую и периодическую литературу по полярным областям.
Все они систематизированы по отдельным районам, дисциплинам и также по отдельным вопросам, прорабатываемым в Арктическом институте.
В течение первого полугодия 1935 г. бюро велась систематическая обработка текущей русской и иностранной литературы в девяти библиотеках Ленинграда (Всесоюзного Арктического института, Академии наук, Центральной геологической, Публичной, Полярной комиссии, Географического общества, Геофизической обсерватории, Гидрологического института и Ботанического института), а также обработка литературных материалов за старые годы.
В Центральной геологической библиотеке производился отбор материала по Арктике за старые годы из картотеки полезных ископаемых. В библиографическую картотеку за этот период было влито 2132 карточки (из них 1067 карточек по новой литературе).
Наиболее ценный и актуальный материал печатается в отделе библиографии „Бюллетеня Арктического института".
Бюро производится работа по составлению специальной картотеки полярных исследователей и отдельных экспедиций. Кроме того подготовляются к печати библиографические указатели:
1) Земля Франца-Иосифа;
2) Авиация, воздухоплавание и аэросъемка в Арктике и Антарктике;
3) Новая Земля (с 1932 г.).
В настоящее время бюро ставит своей задачей теснее увязать свою работу с отделами института, а также использовать большую работу, которая ведется над литературой отдельными сотрудниками. Для этой цели будет создан „Библиографический бюллетень" (машинописный), в котором помимо библиографических списков будут печататься рефераты и переводы наиболее актуальных иностранных изданий. В целях помощи при обработке отдельных тем бюро будет принимать от отделов заявки на составление библиографических списков.
Н. Ф. УСТИНОВА
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5438
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Пред.

Вернуться в Организации



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения