Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Макс Зингер. Штурм Севера

Макс Зингер.
Штурм Севера.
[Полярная экспедиция шхуны „Белуха". Гибель „Зверобоя” („Браганцы"). Жизнь зверобоев-зимовщинов на крайнем севере Советов.
Полет воздушного корабля „Комсеверопуть 2" с острова Диксон в Гыдоямо. Карский поход ледокола "Малыгин" в 1930 году.
С 27 фото]
Гос. изд-во худож. лит., М.-Л., 1932.
 1.jpg
 5.jpg
 4.jpg
 3.jpg

Содержание Стр.
Макс Зингер. Штурм Севера.pdf
(27.48 МБ) Скачиваний: 259

OCR, правка: Леспромхоз

Макс Зингер. Штурм Севера

Волхвы Карского моря

Союзные военные корабли стояли в Балаклаве. Союзное морское командование помогало своим десантам громить русские форпосты Крымского побережья. В России еще не было железных дорог, и подмога шла пешим порядком, погибая от холода и тифа.
Но вот четырнадцатого ноября 1854 года в Балаклаве разразился небывалый шторм, и весь союзный флот — грозу Крыма — уничтожили не русские снаряды, не артиллерия береговых крепостей, а слепая сила природы.
Французский математик Леверье, получив сведения о том, что 11 ноября 1854 года был шторм в Провансе, провинции Франции, 12 ноября в Адриатическом море, 13 ноября на Дунае, и сопоставив эти данные с тем, что 14 ноября штормом уничтожен французский флот в Крыму, пришел к такому заключению: шторм, впервые отмеченный во Франции, прошел до Крыма, разрушая по пути все ему попадавшееся. Значит, находясь во Франции, можно было предвидеть шторм в Балаклаве. Знаменитый Леверье подал человечеству мысль узнавать, предугадывать ветры, штормы, непогоду на нашей планете. И ныне трижды в сутки, на всем земном шаре метеонаблюдатели делают записи о погоде, атмосферном давлении, направлении и силе ветра, температуре, облачности, осадках, особых явлениях. Наблюдения для удобства передачи шифруются цифрами, и сотни тысяч пятизначных столбиков ежедневно перелетают по всему миру, сообщая
[68]
о погоде во всех его уголках. Корабли, находящиеся в море, также дают радио о погоде со своего пути.
На ледоколе «Малыгин» в просторной каюте, склонившись над картой, будто в оперативном штабе фронта, сидели за столом два молодых синоптика Синягин и Виттельс. Они охраняли суда Карской экспедиции от туманов, от нордовых ветров, которые в два-три дня могли пригнать с севера лед и сжать ребра лесовозам, находившимся в Карском море.
Суда Карской экспедиции не одни прислушивались к предостерегающим прогнозам бюро погоды ледокола «Малыгин». Стоявшие на дальнем севере «Седов» и «Белуха» запрашивали «Малыгина» о видах на погоду. Профессор Визе благодарил по радио с Северной Земли погодчиков «Малыгина» за верные прогнозы, не раз помогавшие, в трудные минуты плавания по неизведанному краю.
К полудню в каюте синолтиков-погодчиков столбики цифр уже разнесены по немой карте. Около полутора тысяч пунктов сообщили свою погоду, и нужно обладать большой памятью, иметь большую практику, набить руку и наметать глаз, чтобы верно раскидать значки погоды по немой карте. Стрелки от кружков-городов покажут направление ветра, перышки — силу его, около кружков выставятся цифры температуры, степень зачернения кружка покажет количество облаков, две точки у кружка обозначат дождь, а звездочка — снегопад.
Сегодня Норвегия и Финляндия омываются северными ветрами, значит завтра там же можно ожидать похолодания. Северные ветры сделают быстро свое дело, на своих могучих крыльях они принесут холод. Вот прогноз синоптика. Он следит за ходом ветров по карте, чертит кривые, замыкает их, находит циклоны и предугадывает их дальнейший путь.
У синоптиков уже большой опыт. Синоптики знают повадки циклона и следят за ним так же, как охотники выслеживают зверя у водопоя, к которому он обязательно придет.
[69]
Циклоны стремятся с запада на восток, они любят проходить по воде, сторонясь берегов. Им просторнее, вольготнее мчаться по морской глади, не цепляя хребтов материка. Если циклоп движется на Норвегию, то синоптик заранее знает, что ветры пойдут проливами.
Циклон не любит ни теплого, ни холодного воздуха,— это замечено метеорологами, и он проходит всегда между обоими струями, стараясь попасть в старую колею, которой шел предыдущий циклон.
Легко синоптикам Парижа или Вены в тиши своих метеорологических кабинетов прослеживать ветры, разгадывать капризы погоды на ближайшие дни. К услугам этих синоптиков — все станции мира. А вот в Карском море, где нет ни городов, ни сел, ни даже становищ, где зимовки с радиостанциями наперечет, здесь не проследишь, куда уходит ветер. А порой не слышно раций, нет метеосводок, и тогда синоптикам в Карском море приходится полагаться на свое метеочутье.
Метеочутьем, но без всякой синоптической подготовки, обладает и капитан «Малыгина» Чертков.
— Так вы говорите, какая завтра будет погода? спрашивает он синоптиков.
— Мы еще не получили всех сведений, и прогноза не делали.
— Так я вам сейчас скажу, — говорит Чертков.
Он не спеша подходит к окну кают-компании и с минуту всматривается в даль.
— Штиль с небольшим морозом, можете записать мои слова и проверить.
И назавтра действительно штилеет и морозит.
— Я за двенадцать часов вперед всегда вам определю погоду. Дома у себя, в Архангельске, тоже предсказываю погоду, и люди верят, потому, что ошибиться могу незначительно.
Старый капитан с легкой иронией смотрит, как синоптики вычерчивают изобары на картах погоды. Чертков — не кон-
[70]
серватор, он охотно превозносит заслуги самолетов в полярном бассейне и как разведчиков льда, и как разведчиков промыслового зверя, но над погодчиками любит подтрунить и зовет их «ветродуями». Однако, несмотря на смешок старого капитана, чувствуется, что сила — в руках предсказателей-синоптиков, смотрящих не в иллюминатор, а в карту, расчерченную изобарами.
Несомненно одно: наши синоптики в тяжелых условиях полярного плавания и при отсутствии систематических сведений работу ведут блестяще, давая верные прогнозы, своей рукой отводя лесовозы от льдов и штормов.
Основатель и покровитель полярного бюро погоды начальник Карской экспедиции Евгенов может заслуженно гордиться своим детищем.

Пред.След.