Козлова Надежда Давидовна (Давыдовна)

Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Козлова Надежда Давидовна (Давыдовна)

Сообщение Сергей Шулинин » 19 Март 2012 07:55

Раньше этот материал лежал на http://museum.sverdlovka.net/index.php/ ... 18-24.html

Мы обязаны отдать долг памяти погибшим. Не проходите мимо, помогите продлить им жизнь! Когда жива память о них – живы и они.
На Памятнике, установленном в 1985 году на центральной площади Свердловки, в скорбном мартирологе погибших и пропавших без вести свердловчан, по красному граниту, привезенному из копей Южного Урала, выграверовано около 300 фамилий с инициалами. И тревожит глаз только одно женское имя, затерявшееся среди сотен мужских – Козлова Н.Д. Оно отсутствует в Книге Памяти Щелковского района, в базе данных «Мемориал», но живы ее подруги, люди знавшие ее и получившие вести о ее гибели. Как это было и кто такая радистка Надя Козлова?

 КозловаН.jpg


12 августа 1944 года произошли события, ставшие одними из самых трагических страниц военной истории в Арктике. Немецкой подводной лодкой был потоплен конвой БД-5 (Белое море – Диксон № 5) в Карском море. Погибло около 400 человек. Умерло большинство женщин. Утонули дети. В их биографии остались глаголы только прошедшего времени: играли, веселились, любили, жили… Души погибших взывают к нам, потомкам, стремящимся в будущее, дать им упокоение. В 2008 году начата всероссийская экспедиция памяти. В ходе проведения заключительного этапа «Карской экспедиции-2009» осуществлён мемориальный поход к месту гибели конвоя. В общем поисковом списке мы читаем:
249. Козлова Надежда Давыдовна, погибла, работник управления полярных станций ГУСМП, пассажир транспорта «Марина Раскова».
Карская экспедиция-2009, организация и проведение общероссийской экспедиции памяти к месту гибели конвоя БД-5»: Список погибших в конвое БД-5 (по состоянию на 12.08.2009 года).146. Козлова Надежда Давыдовна

РАБОТНИКИ УПРАВЛЕНИЯ ПОЛЯРНЫХ СТАНЦИЙ ГУСМП.
Погибшие:226. Козлова Надежда Давыдовна , погибла, работник управления полярных станций ГУСМП, пассажир тр. "М. Раскова".
Здесь возможно и таится причина отсутствия ее имени в военных анналах. После ранения она была комиссована из армии и воевала уже как гражданское лицо.

 памятник85.jpg


В Заречном переулке поселка Свердловский стоял старый трехэтажный дом из красного кирпича, который носил номер 29. Это был один из первых кооперативных домов, построеных в середине 20-х годов прошлого века. И почти уже век назад был точно таким же, как и сегодня дом под номером 4. Правда, теперь снесено с полдюжины вконец обветшавших домишек вокруг него, скоро и его очередь. В давние годы ту тишину нарушал разве что грохот под колесами полуторки. Или гремела телега. Война прошлась по судьбе старых жителей этого дома даже в его нежном возрасте, но след оставляла неизгладимый. Оставила навсегда в памяти и огромные черные тарелки громкоговорителей, на которые смотрели с тоской и надеждой, когда они передавали сводки «От советского Информбюро». И наискосок оклеенные бумажными лентами стекла окон. И едкий вкус картофельной кожуры и припасенного сала, которое иногда ели сырым, лишь обмакнув в щепотку дефицитной соли... Память о войне по-своему определяла круг жизненных ценностей жильцов дома… Соседями по лестничной площадке была семья Чибисовых. Но это своя отдельной и интересная история. Владимир Иванович удостоин чести принять участие в легендарном параде на Красной площади в ноябре 1941-го. Его сестра Октябрина помнит домашние экзерсисы Козловых на скрипке, их мать - добрую тетю Машу.

В этом доме до войны жила и Надя Козлова, погибшая 12 августа 1944 года на полярном морском транспорте «Марина Раскова» в суровом Карском море. А родилась она на Свердловке в 1923 году. Ее отец Давыд Михайлович был великолепным музыкантом - скрипачом, пианистом, трубачом и руководил музыкальными коллективами в клубе. Не обидел Бог талантом и Наденьку. Первая скрипка в малом симфоническом оркестре, которым дирижирует папа, задача не из простых. Весь поселок смотрит на тебя. Старший брат Виталий (1918), погибший тоже на фронте, всегда был вместе с сестрой. В памяти односельчан осталась надина красота, музыкальность и толстые черные косы, умные карие глаза. Война! Не спрашиваясь никого, она вновь едет на трехмесячные курсы радистов, на которые ее с подругой Кученковой Розой (Берендеева Роза Максимовна) сначала не приняли сразу после школы. Молодые были еще. После курсов - бои под Москвой, Западный фронт, окружение и выход с боями из него, тяжелое ранение. Месяцы в госпиталях. Лишь на несколько дней она заехала к родным в поселок. Запали в память ее погоны старшего сержанта. Но вот для нее беда, после таких ран служба в армии, да к тому же женщине, была запрещена. Но могла ли она отсиживаться в тылу? Она едет в Главное управление полярных станций Севморпути и упрашивает отправить радистом ее на Север.
Сегодня в наше достаточно циничное время такая вот целеустремленность, восторженность, доброжелательность к окружающим людям, рассуждения о чувстве ответственности воспринимаются многими лишь со скептической усмешкой. А ведь это было сутью помыслов людей тех лихих лет!
Ушли в море 8/VIII- 9 ч. Утра. Счастливый путь! Не знал он тогда, чем встретит их море 12 августа 1944 года.
. «8 августа из Архангельска на Диксон выше; конвой «БД-5» в составе транспорта «Марина Раскова» и тральщиков «Т-114» «Т-116», «Т-118». Первую часть пути он прошел благополучно... Вечером же 12 августа в Карском море борт транспорта взорвала акустическая торпеда. Командир конвоя организовал спасательные работы, не приняв меры к поиску подводных лодок, и не усилил противолодочного охранения. Все это привело к тяжелым последствиям. Фашистские подводники последовательно потопили тральщики «Т-118», «Т-114» и транспорт. Погиб и сам командир конвоя».
Сухие строки. К тяжелым потерям отнесены лишь корабли и транспорт а то, что на «Марине Расковой» было 354 пассажира – зимовщики военные, женщины, дети, экипаж, спаслось же в холодной воде половина. Легко сегодня рассуждать об организации противолодочного охранения. Но тогда фашисты применили новейшие акустические торпеды, и на кораблях охранения даже не сразу поняли, что это нападение подлодки, а не минное поле. Да и спасать людей надо было, что и делали корабли, невольно подставляя свои борта под удары вражеских торпед. И лишь «Т-116» (ТЩ-116) избежал трагической участи и позже свел счеты с фашистской субмариной. Но тогда, вряд ли его командир мог, приняв на борт около двух сотен спасавшихся, еще и «принять меры к поиску подводных лодок», Надя Козлова была, наверное, на том корабле, который не избежал смертельного удар торпеды.А фашист у перископа подлодки был беспощаден и торпед не жалел. Уже за полночь, когда на борту «Марины Расковой» оставалось лишь шесть человек, когда судно осело в воду по самые якорные клюзы, он выпустил по нему ещё две.
12 августа 1944 г. в 20.05 немецкая подводная лодка "U-365" (командир - капитан–лейтенант Х. Ведемейер)1 в 60 милях к западу от о.Белого (73 22’ сш., 66 35’ в.д.) атаковала советский арктический конвой "БД-5", следовавший из Архангельска на Диксон (командир конвоя капитан 1 ранга А.З. Шмелёв), и потопила транспорт "Марина Раскова" (капитан - В.А. Демидов), на борту которого находилось 354 пассажиров, в том числе женщины и дети, и 55 человек команды. Транспорт следовал на Диксон для смены зимовщиков и снабжения полярных станций. Вместе с "Мариной Расковой" были потоплены два тральщика конвоя. Вместе с тральщиком АМ-114 погибли пересаженные туда с парохода женщины и дети.Следующие несколько дней стояли густые туманы, нелётная погода. Поиски продолжались до 3 сентября, но шлюпки так и не были обнаружены. Удалось спасти 256 (259) человек из находившихся на трёх потопленных судах 618 человек и членов экипажей. В конце августа к острову Белому прибило баркас с телами погибших (около 70 человек), они были похоронены в братской могиле на северо-западной оконечности острова, и над ней был поставлен деревянный памятник, впоследствии уничтоженный волнами.
Гитлеровские подводные лодки с новым вооружением в августе уже находились вдоль всей трассы Северного морского пути в Карском море. Акустических торпед было у них не так уж и много: по две – четыре штуки на лодку. Торпед нового образца еще не хватало. Несмотря на это, они представляли грозную силу. Опасность для судов в Арктике значительно возросла. Предупредили и о том, что на пути следования ожидается большое количество вражеских минных заграждений. Но куда предстоит идти, пока не сказали. Операция готовилась в глубокой тайне.
Теплым и ясным августовским днем конвой вышел в море. Новые тральщики, оснащенные всем необходимым для обнаружения и обезвреживания мин, уверенно прокладывали дорогу.
С «Марины Расковой» раздался тревожный сигнал. Морской транспорт остановился, окутываясь клубами дыма и пара.
Бабанову доложили, что на пароходе авария с котлами и машинная команда приступила к их ремонту. Бабанов, мысленно выругал «этих гражданских» за их беспечность. Не было у них времени подготовиться как следует? Нашли место, где ломаться! Нужно было торопиться, так как синоптики предсказывали приближение шторма, и непредвиденная задержка в открытом море не сулила ничего хорошего.
На транспорте, видимо, приняли все возможные меры, и спустя восемь часов он смог двинуться дальше.
На борту парохода находилось триста пятьдесят четыре пассажира: зимовщики полярных станций и работники различных предприятий Главсевморпути со своими семьями. В трюмах находилось более шести тысяч тонн продуктов и различных технических грузов.
Время для рейса «Марины Расковой» было выбрано удачно. В море почти не было льдов, стояла ясная погода. До острова Белого, напротив устья Оби, шли всего четыре дня, а отсюда к Диксону – рукой подать.

 КозН.jpg


Из воспоминаний участников: «…увидел слабый взрыв в центре корпуса «Марины Расковой». Там было 124 женщины и 15 детей. Пароход сразу остановился, мука залепила пробоины и немцы его затем добивали. Немцы впервые применили акустические торпеды. На тральщиках были шлюпка-шестерка и американский катер. Наш катер не завёлся, когда мы на шлюпке подходили к тральщику. Торпеда попала в корму Т-118, уже со снятыми людьми. На «Марине» раздалось ещё два взрыва, с третьей атаки накрыли подводную лодку, стали бросать бомбы и увидели пятна соляра. Через два дня туда пришли водолазы, нашли на лодке три прямых попадания.
Было очень страшно, одна мать бросила ребёнка и метнулась к трапу (девочке 3 года). И мы расступились перед ней. Мы поплыли на маленькой шлюпке, её заливало. Мы не успели на Т-118 перейти, и он взорвался у нас на глазах. Воды в шлюпке нашей по пояс. Повернули обратно к «Марине», и ещё два взрыва, и мы остались в лодке. Встретился вельбот с семью моряками, связались с ними. И тут выплыла подводная лодка. Мы легли на дно. На мостик вышел немец (командир U-365 капитан-лейтенант Х.Ведемейер) и обратился к той шлюпке: «У вас есть капитан?». Нас они не тронули. Три дня был шторм. Один пожилой замёрз, ещё один – на второй день, снимали с них телогрейки и выбрасывали трупы.
Нельзя обойти молчанием отношение к погибшим на пароходе «Марина Раскова». Похоронная команда не дала себе труда удалить трупы от черты прилива в нагонную воду. А штормовая волна гуляет через могилы, далее на берег ещё метров на тридцать.
В середине августа 1947 г. трое товарищей посетили могилы и не нашли их сначала. Затем нашли два скелета в разных местах, затем ногу и руку. Скелеты и части их были друг от друга на расстоянии от 20 до 60 м, а от могил были более чем на 100 м. На месте могил, в одной на уровне поверхности песка нашли пять полускелетов-полутрупов, а на второй могиле, прямо на поверхности песка лежала скрученная куча тряпья из которой торчали разные части скелетов. Остальных или унесло в море, или замыло в песке или растащили звери. Последнее вероятно, ибо найдены отдельные рука и нога в разных местах. Кроме того, к могиле подходил медведь, видны ясные следы, хотя он остановился, обошёл кругом, ничего не тронув. Похоронная команда не сделала настоящих могил, а просто на скорую руку засыпала их песком, а море их размыло вновь.
Однако советский конвой поджидала гитлеровская лодка «U-365» под командованием Ведемаера. Она затаилась на небольшой глубине у острова, что само по себе уже необычно. На такой глубине лодку легко обнаружить и уничтожить. Но Ведемаер знал, на что шел. Он весь свой расчет построил на использовании новых торпед.
Вновь пароход окутался белыми клубами не то дыма, не то пара. И первой мелькает мысль: подводят котлы!.
С каждой минутой отчетливее и отчетливее видно мечущихся по палубе людей. За борт спускаются шлюпки, плоты и катера. Но вот наметился порядок: первыми на спасательные средства спускаются женщины и дети. Вокруг транспорта белым-бело, Это из трюма выбросило мешки с мукой. Здесь же на волнах болтаются обломки шлюпок, висевших с правого борта, где произошел взрыв, а сейчас зияет огромная рваная пробоина. Корма еще возвышается над водой, когда раздается новый удар. Столб воды, поднятый этим взрывом, падает на волны, на которых уже нет и признаков корабля. Взрываются мины? По звуку вроде бы и так. Но только что здесь благополучно прошли тральщики и ничего не обнаружили. Откуда же они появились? Или враг применяет какие-то новые мины неизвестной еще конструкции?
...Прошло шесть суток после гибели парохода. Трудно было рассчитывать, что кого-то удастся найти в живых. Специалисты из штаба морских проводок каждый раз давали новый район поиска. Они строили свои предположения, учитывая скорость ветра, направление течений, которые могли повлиять на передвижение спасательных средств. Но то ли их расчеты оказывались неверными, то ли уже некого было спасать.
Волны нашей памяти имеют разную длину. Узелки памяти у каждого завязаны по-разному. Но есть исторические события, которые становятся основой памяти каждого, кто их пережил.
Краткая историческая справка. Конвой БД-5 (Белое море–Диксон-5) отправился в рейс на Диксон и в порты моря Лаптевых. В трюмах транспортного судна «Марина Раскова» находилось 6310 т продовольственных и технических грузов. Для смены зимовщиков на полярных станциях и предприятиях Главсевморпути в плавание уходило 354 человека, среди них женщины и дети. 8 августа 1944 года «Марина Раскова» снялась с якоря в Северодвинске. Командование Беломорской военной флотилии поручило охрану транспорта отряду кораблей в составе трех тральщиков — «ТЩ-114», «ТЩ-116» и «ТЩ-118». 12 августа 1944 года суда этого конвоя были торпедированы немецкой подводной лодкой в 60 милях недалеко от острова Белый в водах Карского моря, омывающего полуостров Ямал. Трагедия унесла по разным данным от 260 до 380 жизней советских военнослужащих и работников тыла. Погибли все дети. События, произошедшие в августе 1944 г., являются трагической страницей истории Великой Отечественной войны в Арктике.
В начале августа 1944 года германское командование направляет «подводную стаю» «Грайф» (подлодки U-278, U-362, U-365, U-711, U-739 и U-957) для действий в Карском море. Лодки заняли позиции в основных узлах морских путей – восточнее Новоземельских проливов и в районе Диксона. Скрытность своих действий немцам не удалось сохранить – уже 10 августа одну из субмарин обнаружили зимовщики в бухте Полынья. Тревога была объявлена на следующий день по всему Северному морскому пути – были предприняты меры предосторожности. К сожалению, этих мер оказалось недостаточно для предотвращения одного из самых трагических эпизодов за всю войну в арктических водах.
Из Архангельска 8 августа вышел небольшой конвой «Белое море – Диксон № 5» («БД-5»). Основное судно – большой транспортный пароход «Марина Раскова» (водоизмещение 9083 т). На его борту находились 354 человека (по другим данным – 359): экипаж, очередная смена полярников, семьи работающих на Диксоне, в том числе 16 женщин (по другим данным – от 116 до 125) и 20 детей (по другим данным – 24). В числе пассажиров было 116 военнослужащих БВФ и 236 специалистов, работающих в системе ГУСМП. Команда парохода «Марина Раскова» состояла из 51 человека, кроме того, на судне была небольшая военная команда из помощника капитан и пяти краснофлотцев (сигнальщики и зенитчики). На грузовом пароходе было размещено более 6000 продовольственных, строительных и технических тонн грузов для Карской военно-морской базы, «Нордвикстроя» и полярных станций ГУСМП. Капитаном «Марины Расковой» был опытный полярник В.А. Демидов. Транспорт сопровождали три тральщика американской постройки – «АМ-114» (командир – И.О. Панасюк), «АМ-116» (командир – В.А. Бабанов) и «АМ-118» (командир – С.М. Купцов). Во многих публикациях применяется название серии тральщиков «АМ», хотя в некоторых пишется – «Т».
Погода благоприятствовала переходу конвоя: волнение моря – 2-3 балла, небо – безоблачное, видимость – хорошая.
После обнаружения подводной лодки 10 августа на конвое БД-5 было усилено наблюдение за морем, однако ни сигнальщики, ни гидроакустики ничего тревожного не обнаруживали. К полудню 12 августа на конвой поступило ещё одно сообщение об обнаружении подводной лодки. Учитывая такую ситуацию, командир конвоя капитан 1-го ранга А.З. Шмелёв принял решение держаться ближе к острову Белый, где из-за небольшой глубины можно было чувствовать себя в относительной безопасности от субмарин врага. Однако это не помогло...
Немецкая субмарина U-365 обнаружила и атаковала конвой БД-5. Двенадцатого августа, около 20 часов в примерной точке 73°22'N – 66°35'E, на пароходе «Марина Раскова» у переборки между вторым и третьим трюмом с правого борта раздался взрыв. После взрыва командир конвоя капитан 1 ранга А.З. Шмелёв, решив, что его причиной стала донная мина, приказывает застопорить ход и приступить к спасению экипажа.
Положение конвоя БД-5 в момент взрыва было таким: впереди «Марины Расковой» находился тральщик «АМ-118», с правого борта – «АМ-116» и с левого борта – «АМ-114». Взрывом были выведены из строя два котла, и транспорт остановился. Сила взрыва была настолько мощной, что мешки с мукой, находящиеся в третьем трюме, выбросило через пробоину в борту на палубу парохода. Спасательные шлюпки, находившиеся на правом борту, оказались разрушенными. Транспорт «Марина Раскова» дал крен. Судно стало осаживаться на нос, так как во втором трюме уровень воды добрался до отметки в восемь метров и в третьем трюме – до трёх метров. Кроме того, поступала вода и в котельное отделение. Через некоторое время благодаря умелым действиям и смекалке моряков, течь и угол крена судна были стабилизированы. Из машинного отделения сообщили, что вода подступает к топкам котельных. Капитан приказал выключить котлы, а машинной команде подняться на палубу. От взрыва в твиндеке №3, где находилось большее количество пассажиров (во время взрыва был ужин), были повреждены трапы, выходящие на палубу; поднялась паника. С большими усилиями люди из твиндека поднялись на палубу. Паника немного улеглась. Девчонка лет восемнадцати с вельбота. Ногти слезли, ноги так опухли, что не влезали в большие мужские валенки. Как её звали?. Её спасли, передали в больницу на Диксоне. Ехала на свою первую зимовку на мыс Челюскин... Бывалые моряки не выдерживали, а девчонка выдержала. Она рассказывала, что многих было не растормошить уже на третий день: они сидели, не шевелясь, чувствуя какую-то обречённость. А девчонка гребла, хотя у неё было так же мало надежды на спасение, как и у них. Гребла, сменяя на вёслах мужчин, ещё способных грести. Говорит, что ещё доберётся до мыса Челюскин, на материк возвращаться отказалась. А те, кто потерял надежду на спасение, – где-то там, на дне Карского моря.
Моряки с грустью оглядывались на высокий, чуть накренившийся корпус «Марины Расковой». Казалось, пароход и не собирается тонуть, и не знавшие, что сейчас происходит в недрах судна, военморы недоверчиво спрашивали:
– Неужели пароход тонет?
– Да, медленно, но верно...– отвечали им.
Вдруг там, где покачивался на якоре тральщик «Т-114», прогрохотал оглушительный взрыв. В небо взметнулся высокий столб воды и дыма, взлетели обломки корабля, и когда вода опала, дым рассеялся, над поверхностью моря виднелась только носовая часть тральщика. Через три минуты на глазах оцепеневших людей она медленно перевернулась и скрылась под водой.
Ужас охватил всех, кто наблюдал эту картину. На погибшем тральщике кроме экипажа находилось свыше двухсот человек, спасенных с «Марины Расковой» и тральщика «Т-118» и, что самое страшное, 136 из них – женщины и маленькие дети... Жутко даже представить себе, что творилось в эти мгновения в переполненных кубриках опрокинувшегося корабля...»
С борта «АМ-114» А.З. Шмелёв продолжил командовать конвоем, сосредоточив внимание на спасении людей. В 20 ч 25 мин «АМ-114» стал на якорь. После гибели «АМ-118» на транспорте «Марина Раскова» было принято решение о высадке пассажиров на шлюпки. Шлюпки были спущены, и подошли на выручку два катера с тральщиков. Так как на шлюпки садились только женщины и дети, которые направлялись к «АМ-114», остальные пассажиры приступили к спуску двух кунгасов, шедших на борту «Марины Раскова» как груз. На первый кунгас сели около 65 человек; его принял на буксир катер с «АМ-116» и повёл к последнему. Второй кунгас, имея на борту 46 человек, подошёл к «АМ-116» на вёслах. В спасении людей были задействованы два кунгаса и четыре шлюпки (шедшие на борту парохода как груз), три металлических спасательных вельбота с транспорта «Марина Раскова», два катера и несколько шлюпок с тральщиков. Почти три часа продолжалась спасательная операция, в результате которой на борту «АМ-114» оказалось 200 эвакуированных с «Марины Расковой» и спасенные с «АМ-118».
С катера, шедшего с пассажирами к «АМ-116», в 0 ч 15 мин обнаружили подлодку под перископом. Погода начала ухудшаться, усилился северо-восточный ветер, начало штормить. Попытки по спасению судна «Марины Расковой» результатов не дали, пароход всё больше погружался в воду. В.А. Демидов принял решение эвакуировать всех, кроме восьми человек, сам он также оставался на борту корабля.
Нет данных о том, были ли высажены на тральщик «АМ-114» женщины с детьми, однако в числе спасённых не было ни одного пассажира, направленного с транспорта «Марина Раскова» на «АМ-114». Это даёт основание предполагать, что все женщины и дети с парохода были подняты на борт тральщика «АМ-114» и погибли.
Если представить эту картину – мороз идёт по коже: крики детей, глаза женщин, просящих помощи, команда тральщика, стойко принявшая смерть. И я вижу их глаза, обращённые к нам, потомкам, смотрящие из-под воды и просящие упокоения. Их души не успокоились даже спустя 66 лет.
В это время на транспорте «Марина Раскова» с правого борта раздался взрыв у мостика, и судно начало крениться на правый борт. Капитан и его помощники поспешно сошли с борта в шлюпку, тут же раздался новый взрыв (также в районе мостика парохода) – судно переломилось и быстро затонуло ночью 13 августа. В это же время из-под кормы судна всплыла подводная лодка.

«Что такое море? Это чаша судьбы, наполненная жизнью».

Нашел похожую статью на http://sverlovka-bib.livejournal.com/9006.html

Фото из этой статьи.
 0004wdqz.jpeg

 00045f4b.jpeg


Автор статьи Писанов Михаил Михайлович - поселковый библиотекарь, заведующий виртуальным музеем - написал мне:
Я выложил в свой музей максимум, что смог узнать у стариков. Нашел и соседей, и дом с квартирой (разрушен), но пока есть похожий (скоро сломают), даже подбиваю школы к 70-летию снять фильм о Наде. Будет как раз в тему и к обороне Москвы и т.д. И награда будет точно обеспечена + доккадры о немецких подводных лодках, военной Арктике и т.д.. Получится отлично. Те кто ее помнят и учился, жил с ней, тем под 90 и они вряд ли что-нибудь добавят существенное, может быть мелкие детали. А на фильм ни та, ни другая школа никак не сподобятся, хотя школа Лексис (частная) начала с памятника погибшим в поселке, где Надя единственная женщина, а ее сосед участник парада 1941 года. Да съемки на том и скончались. Детям трудно, а учителям не нужно. Приезжайте и сделайте фильм сами, а то у нас все "погрязли" в патриотическом воспитании и не понимают, что вот оно - живое дело, настоящее воспитание подвигом. По-стариковски забурчал, извините. Приезжайте, помогу, можно даже сделать о москвичах БД-5.

Информация из общего поискового списка участников конвоя БД-5:

Козлова Надежда Давидовна (Давыдовна), пассажир транспорта «Марина Раскова», специальность – ст. радиотехник (радист); место работы – работник управления полярных станций ГУСМП; место командировки – направлялась на м. Челюскин; по какой причине, где и когда выбыла – погибла в Карском море 12.08.1944 г.; родственники (ФИО, возраст, место работы) – отец, Козлов Давид М., 53 года, «полуинвалид» (?), работник Тонкосуконной фабрики имени Я.М. Свердлова, мать, Козлова Мария Константиновна (М.Н.), 49 лет, брат (возможно Козлов Вячеслав Давыдович, 1918 г. р., ОБД «Мемориал»), на службе в РККА; адрес местожительства родственников – Московская обл., Щелковский район, пгт. Тонкосуконной фабрики имени Я.М. Свердлова, д. 29, кв. 8 (ныне – Московская обл., Щелковский муниципальный р-н, пгт. Свердловский МО «Городское поселение Свердловский»); дополнительная информация – находилась на партизанской работе (службе) с первого года войны.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3172
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Вернуться в Поиск: участники конвоя БД-5



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения