Котельный остров, АЭ

Тема: Арктические и Антарктические полярные станции. Постоянные, сезонные.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Котельный остров, АЭ

Сообщение Shlavik » 11 Апрель 2015 18:26

Хорошо напишем в Тикскинский ЦГМС
http://www.meteorf.ru/about/structure/cgms/3179/

Если не ответят напишу по этому адресу!
Строят не знаю что, секретно там все!
НИ фотографировать ни разглашать :-)))
Поэтому и сотовой сети нет!

НО почта ДОЛЖНА быть, и отпарвлять открытки можно я знаю!
в/ч или управление где работает брат я постараюсь узнать!
Спасибо!
Shlavik
 
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 11 Апрель 2015 16:29

Котельный остров, АЭ

Сообщение slava_zz » 06 Май 2015 08:01

не уверен, что надо именно в этой теме-завоз армейцев на Котельный
http://function.mil.ru/news_page/countr ... 156@egNews

Караван судов с грузами для острова Котельный вошел в Карское море
Сегодня теплоходы «Юрий Аршеневский» и «Капитан Данилкин» в сопровождении атомного ледокола «Ямал» начали проход во льдах Карского моря к архипелагу Новосибирские острова.
На судах находится более 14 тысяч тонн различных грузов, необходимых для обеспечения и развития инфраструктуры Северного флота в российской арктической зоне, в том числе на острове Котельный.
Оба теплохода были загружены в порту Кандалакша. Первым в море вышел «Юрий Аршеневский». Вчера в районе мыса Желания (архипелаг Новая Земля) к нему присоединился теплоход «Капитан Данилкин».
Караван судов совершает первый рейс в 2015 году по маршруту Северного морского пути с целью доставки топлива и материальных средств для строительства объектов Северного флота на острове Котельный.
______________
ну Карское море, Лаптевых, Чукотское- лед одинаковый...:)

Не рановато навигация начата? Или у них еще будут заходы?
Где они сейчас? Есть сайт типа флайт- радара- но про пароходы?
slava_zz
 
Сообщения: 682
Зарегистрирован: 07 Декабрь 2008 03:50

Котельный остров, АЭ

Сообщение UATRI » 06 Май 2015 08:19

Во всяком случае, около п/ст "Остров Котельный", в 70-е годы п.в., находилась "РНС Котельный" - радио-навигационная станция, подчинявшаяся ВМФ. Начальником на ней был гражданский (вроде бы), но были в штате и несколько матросов срочной службы. Возможно, что то везут туда, если она еще существует, возможно - будут восстанавливать, если её закрывали.
Такая же станция в 90-е, была на о. Каменка, в устье р. Колымы, недалеко от "тропосферки" "Хрусталь". А вообще, их было много по побережью СЛО.
Аватара пользователя
UATRI
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 225
Зарегистрирован: 17 Февраль 2009 17:09
Откуда: Иваново-Вознесенск

Котельный остров, АЭ

Сообщение Иван Кукушкин » 06 Май 2015 11:01

slava_zz пишет:Где они сейчас? Есть сайт типа флайт- радара- но про пароходы?


http://www.marinetraffic.com/en/ais/det ... essel:UCJT
Только они денег хотят.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11480
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Котельный остров, АЭ

Сообщение GRISHIN » 16 Май 2015 12:28

У Котельного мы сейчас, скоро обратно поедем.
Аватара пользователя
GRISHIN
 
Сообщения: 26
Зарегистрирован: 03 Декабрь 2012 14:32
Откуда: ААНИИ

Котельный остров, АЭ

Сообщение fisch1 » 28 Июль 2015 19:54

 остров Котельный.jpg

UATRI:Вроде жива РНС. fisch1 - подробности можно?
fisch1
 
Сообщения: 1421
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Котельный остров, АЭ

Сообщение Polarstern » 29 Июль 2015 01:56

Иван Кукушкин пишет:
slava_zz пишет:Где они сейчас? Есть сайт типа флайт- радара- но про пароходы?


http://www.marinetraffic.com/en/ais/det ... essel:UCJT
Только они денег хотят.


Вот бесплатная альтернатива:

http://www.sailwx.info/shiptrack/shippo ... ?call=UCJT


 Yamal.jpg
 yamal 2.jpg
Аватара пользователя
Polarstern
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 725
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00
Откуда: Москва/Виннипег

Котельный остров, АЭ

Сообщение slava_zz » 29 Июль 2015 12:42

чето не показывает
т/х Валерий Васильев в районе Новосибирских
и туда же идут с Певека
slava_zz
 
Сообщения: 682
Зарегистрирован: 07 Декабрь 2008 03:50

Котельный остров, АЭ

Сообщение fisch1 » 29 Июль 2015 14:25

UATRI:Вроде жива РНС. fisch1 - подробности можно?


Фото утащил у Алекса Обоимова http://www.moya-planeta.ru/reports/view ... den_10991/
Клуб «Моя Планета» http://www.moya-planeta.ru
fisch1
 
Сообщения: 1421
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Котельный остров, АЭ

Сообщение fisch1 » 19 Июль 2016 11:54

Архипелаг Новосибирских островов / П. К. Хмызников.; Предисл.: П. Орловский. - Ленинград : Изд-во Главсевморпути, 1937 (Тип. "Коминтерн"). 64, [4] с. : ил. (Материалы к лоции моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря / Гидрогр. упр. Главсевморпути при СНК СССР).

Сеть радиометстанций на островах архипелага Новосибирских островов к настоящему
моменту представлена тремя станциями:на мысе Шалаурова (с 1928 г.),.на п-ове Кигилях (с 1934 г.) и у устья р. Решетниковой на о. Котельном (с 1933 г.).


Полярная рация о. Котельного, построенная в 1933 г., находится,в приближенной широте 76°04' и долготе 138°08'. Берег около рации открыт с моря для ветров от NO, N, W и SW, что делает стоянку здесь судов очень беспокойной. В 0,5 мили от берега глубина 7 м„грунт— твердый песок. Несколько мористее имеется глубина в 13 м-при том же грунте.
Примерно, милях, в 15 на SW от северной оконечности о. Котельного имеется глубоко врезанный в берег залив, в который впадает р. Решетникова, вторая по величине из рек острова. Длина ее около 100 км; можно предположить, что в ней водится рыба.
fisch1
 
Сообщения: 1421
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Котельный остров, АЭ

Сообщение fisch1 » 25 Июль 2016 18:41

Полярная станция Остров Котельный находится на берегу высотой 10— 11 м в 2,5 мили к востоку от мыса Домашний.
Дно на подходе к полярной станции ровное; глубины в 1 миле от берега 10—12 м. Якорное место у станции открыто северным и западным ветрам.
Л е д о в ы й р е ж и м. Даты установления устойчивого припая у полярной станции: ранняя 5 сентября, средняя 22 октября, поздняя 2 декабря.
П р е д у п р е ж д е н и е. В случае вынужденной выгрузки на припай грузы необходимо быстро перебросить на берег, так как припай может быть оторван течением и ветром.
Лагуна Станции (76°01'N, 138°05'Е) простирается вдоль северо-западного побережья острова Котельный почти на 7 миль. Со стороны моря она ограничена галечной косой, тянущейся на 5 миль к SW от берега. На косе имеется много плавника, особенно в ее северной части, где находятся небольшие соленые озера. Высота восточного берега лагуны 7—8 м.
Проход, соединяющий лагуну Станции с морем, расположен в ее южной части. Глубины в этом проходе достигают 3 м, но мористее его лежит бар с глубинами около 1 м. В лагуне Станции есть много осыхающих мелей, между которыми имеются проходы с глубинами 1—1,4 м.
К о л е б а н и я у р о в н я. Максимальная суммарная величина колебаний уровня воды в лагуне Станции в навигационный период 2 м.

Лоция Восточно-Сибирского моря (№ 1119).
fisch1
 
Сообщения: 1421
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Котельный остров, АЭ

Сообщение ББК-10 » 11 Январь 2017 17:52

Бюллетень Арктического института СССР. № 4. -Л., 1933, с. 95-96.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 4. -Л., 1933, с. 95-96 о.Котельный - 0001.jpg
 Бюллетень Арктического института СССР. № 4. -Л., 1933, с. 95-96 о.Котельный - 0002.jpg
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКОЙ СТАНЦИИ НА ОСТРОВЕ КОТЕЛЬНОМ. В начале сентября 1932 г. л/п „Сибиряков" забросил на о-в Большой Ляховский груз для метеорологической станции на о-ве Котельном, а также наблюдателя Н. П. Дудкина. С о-ва Большого Ляховского весь груз (3.3 тонны) будет переброшен на о-в Котельный весной текущего года частью на собаках, частью на оленях. Для обеспечения кормом двух собачьих упряжек, на которые возлагается переброска 120 п. груза, предварительно будет заброшено оленями из Казачьего на Чай-поварню (южный берег пролива Д. Лаптева) 360 п. сельди. Переброска груза и сельди потребует не менее 70 дней самой напряженной работы людей и собак. Штат станции в первый год будет состоять из шести человек: начальника станции В. И. Соколова, наблюдателя Н. П. Дудкина и четырех якутов-промышленников. Сравнительно большое количество промышленников объясняется трудностью переброски груза к месту постройки станции (устье р. Решетникова, северный берег о-ва Котельного), сложностью постройки дома из плавника и необходимостью иметь по крайней мере одного постоянного охотника, который обеспечивал бы станцию мясом. Начальник станции, промышленники и весь транспорт — тридцать две собаки и пятьдесят оленей — находились в феврале 1933 г. в Казачьем. Собачьи упряжки должны были выйти из Казачьего на острова в конце февраля, а олений транспорт — в начале мая. Для прокорма оленей в местах бескормицы (проливы Д. Лаптева, Этирикан и Санникова) заготовлено сорок кулей ягеля.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4354
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Котельный остров, АЭ

Сообщение ББК-10 » 27 Февраль 2017 14:20

Советская Арктика, 1939, №1, с.50-59

 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0001.jpg
На полярных станциях

В. Соколов
КАК МЫ ВЫВЕЛИ СТАНЦИЮ НА ПЕРВОЕ МЕСТО
(Остров Котельный)

I
Впервые полярная станция на острове Котельном была организована в связи с проведением II Международного полярного года.
В это время в море Лаптевых не было ни одного судна, которое могло бы перебросить груз новой полярной станции на остров Котельный. Организатор строительства станции — Якутский гидро-метеорологический институт — вынужден был остановиться на сложном, но единственно возможном способе заброски людей и грузов при помощи собачьих упряжек и оленей.
В навигацию 1932 года „Сибиряков" во время своего исторического сквозного рейса перебросил грузы станции из Тикси на мыс Шалаурова. Отсюда весной следующего года метеоролог Дудкин, четверо каюров-националов и я, возглавлявший экспедицию, с помощью двух собачьих упряжек и каравана оленей перебросили на северный берег Котельного минимально необходимый груз, проделав при этом путь в 4500 км.
Мы пришли на совершенно голый берег, где не было даже промышленных станов. Немедленно же наладили гидро-метеорологические наблюдения и приступили к строительству из плавника. К осени у нас уже были рубленый дом, пристроенная к дому якутская юрта и баня.
Из-за тяжелых условий организации станции наши запасы были очень ограничены, поэтому штат на зиму пришлось сократить до двух человек и отослать всех каюров на материк.
Необычные условия зимовки — штат в два человека и отсутствие радиосвязи — все же не помешали нам выполнить все работы, предусмотренные программой. Но в апреле 1934 года, когда абсолютно все продовольствие было израсходовано, станцию пришлось законсервировать и с пришедшими за нами каюрами выйти на материк.
Весной 1935 года руководство Главсевморпути, в ведение которого перешла станция, решило работу на Котельном возобновить, но в более широком масштабе. Восемь зимовщиков, из которых начальник станции, метеоролог и каюр были участниками первой зимовки, должны были провести новое строительство, организовать рацию, гидрометеорологические и геодезические работы.
Штат был утвержден очень поздно, поэтому во время сборов была большая спешка, что привело к ряду ляпсусов. Например, радиослужба все наше оборудование заслала в Мурманск вместо Архангельска; наша
[50]
 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0002.jpg

Слева — радиотехник А. П. Бабич, справа — начальник станции В. И. Соколов

продовольственная разнарядка оказалась почему-то Арктикснабом аннулированной, а продовольствие для Котельного не расфасовано; пожарная охрана запретила погрузку горючего на предоставленную в наше распоряжение шхуну „Ленсовет"; невыход на работу одного из работников Арктикснаба лишил нас возможности получить оружие и боеприпасы. Наконец, во время погрузки стало ясно, что „Ленсовет" не может вместить значительного количества наших грузов. Пришлось оставить половину стройматериалов, весь фураж и скот, за исключением одной свиньи.
На Диксоне мы получили горючее, оружие и боеприпасы.
20 августа мы были уже на Котельном. Полярная станция и все оставленное в 1934 году имущество оказались в сохранности.
Быстро разгрузив „Ленсовет" и подняв груз к станции, мы в первые же дни построили хлев и склад. Новый дом нам должен был доставить из Тикси вторым рейсом „Ленсовет". Но время шло, а „Ленсовета" все не было. Возникло серьезное опасение — остаться на зимовку без жилья, так как имевшиеся постройки не могли удовлетворить возросшую зимовку. Обилие плавника привело к решению о постройке дома из местных материалов. Использовав прекрасную погоду, сплавили необходимый лес и энергично взялись за строительство. Кроме нашего штатного строителя Селезнева, хорошо владел топором метеоролог Дудкин, и наш дом рос как „на дрожжах".
20 сентября пришла шхуна „Темп", заменившая в этом рейсе „Ленсовет", и мы получили новый дом. В середине октября в него уже вселились, а к 7 ноября закончили дом из плавника.
К декабрю закончили монтаж оборудования, можно было приступить к пуску нашей рации. Но здесь мы столкнулись с безобразнейшим фактом, повлиявшим на всю нашу зимовку: серная кислота, полу-
[51]
 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0003.jpg

Слева — метеоролог Н. П. Дудкин, справа — каюр Н. Н. Горохов

ченная в Архангельском отделении Арктикснаба, оказалась ... соляной. Беду усугубили радист Чугреев и механик Лукомский, которые не обнаружили этой ошибки и залили соляной кислотой аккумуляторы. Последние, конечно, выбыли из строя.
Я решил ехать на собаках на полярную станцию Шалаурово, где надеялся получить помощь. Предстоял путь в 600 км в самое суровое время года. Целый месяц ушел на подготовку к выезду.
12 января 1936 года мы с каюром Лепчиковым тронулись в путь. Темнота полярной ночи ограничивала наши переходы, мы делали по 30 км в день. На одном из станов мы приняли на свои нарты груз песцовых шкурок, и всю дорогу до Шалаурова пришлось проделать пешком. Большие трудности нам встретились в проливе Санникова, где пришлось расчищать дорогу от тяжелых торосов.
Только 4 февраля мы добрались до Шалаурова, потеряв в пути несколько собак. На Шалаурове нас встретили радушно. Очень загруженный своей основной работой, радиотехник Листов все же нашел время, чтобы изготовить для нас кустарный передатчик.
Выезд в обратный путь задержался из-за отсутствия собачьего корма. Его не было ни на Шалаурове, ни в Ляховском ПОСе, и каюру Лепчикову пришлось ехать за кормом на материк за 250 км. В пути он заболел и вернулся лишь в начале марта. Больной Лепчиков остался на Шалаурове, я же, наняв нового каюра, Горохова, смог, наконец, тронуться на Котельный, получив с Шалаурова все минимально необходимое для пуска рации: передатчик, кислоту и аккумуляторы.
К концу марта мы вернулись на Котельный, где зимовщики уже потеряли надежду на наше возвращение.
[52]
 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0004.jpg

Слева — геодезист В. И. Авгевич, справа — строитель Г. С. Селезнев

На собрании зимовщиков я сделал доклад о стахановском движении, охватившем всю нашу необъятную страну. Коллектив постановил активно включиться в стахановское движение, и все приняли индивидуальные обязательства.
Вновь приступили к пуску рации. Но вскоре выяснилось, что у мотора, заряжающего аккумуляторы, плохо смонтирован выхлоп, и зарядку пришлось перенести на другой мотор. Но и второй мотор проработал недолго. После того как без памяти упал угоревший от выхлопных газов механик, обнаружился возмутительный факт: механик Лукомский уронил в выхлопную трубу зубило, закрывшее весь просвет, и заряжал аккумуляторы, не вынув его оттуда. Зарядка была сорвана.
Дальнейшая „деятельность" Лукомского привела к непоправимой аварии динамомашины, после чего он заявил, что работать механиком не может. Еще раз наши усилия пустить рацию лопнули по вине человека, посланного на полярную станцию старшим механиком, а на деле оказавшегося шарлатаном, лжеспециалистом.
Пытались мы использовать машину „РМ-2", запуская ее посредством ручного привода, но она себя не оправдала.
Горько было сознавать, что радиосвязь мы не можем наладить. Приближалась навигация, а обслуживание ее было под угрозой полного срыва.
Ближайшая полярная станция — Кигилях — находится в 500 км от Котельного. Для поездки туда за помощью потребовалось бы взять с собой всех собак и обречь геодезические работы на срыв, т. е. к одному срыву присовокупить еще и второй. Я решил итти туда один с четырьмя
[53]
 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0005.jpg
собаками, а для геодезической партии Авгевича оставить остальных шесть собак.
15 мая вышел в путь.
Наступила весна, снег стал рыхлый, на льду образовались трещины. Все же через 12 дней я был уже на станции Кигилях. Оттуда немедленно молнировал в Москву о положении станции. Пришло решение о посылке на Котельный механика Камышева. Вместе с ним мы 2 июня пустились в обратный путь.
Весна была исключительно ранняя. С первого же дня нам пришлось брести по воде, с большим трудом выбираясь для ночлега на берег. Наши нарты, не рассчитанные на дополнительную нагрузку, постоянно ломались.
Иногда приходилось проводить без сна по 1 1/2 суток, при самой напряженной работе.
Вскоре после нашего возвращения на станцию один из моторов был исправлен и аккумуляторы заряжены. Мы думали, что теперь уже все в порядке и через день-другой связь будет налажена. Но нас ожидал новый удар, новое разочарование. Вскоре выяснилось, что радист Чугреев совершенно не подготовлен к выполнению обязанностей старшего радиотехника и даже не может принять телеграмму. В довершение всего оказалось, что полученный им из Тикси от диспетчера Шашина передатчик „Норд-К" к эксплоатации не пригоден. Будучи в Тикси целый месяц, Чугреев не удосужился проверить принимаемый передатчик.
В третий раз пропали даром все наши усилия наладить связь.
Неполадки со связью отвлекали много внимания, но все же гидрометеорологические и геодезические работы шли своим чередом. Вели также и строительство: покрыли дома толем, перестроили дом первой зимовки.
По обрывкам телеграмм, с трудом принимавшихся Чугреевым, можно было судить, что навигация проходит в тяжелых условиях.
Пришлось готовить станцию ко второй зимовке без расчета на приход судна.
В конце сентября, в самый разгар работ по отеплению зданий и заготовке плавника пришло долгожданное судно. Это был „Темп“. Мы решили, что нашим невзгодам пришел конец и на судне идет смена механику и радисту. Но капитан „Темпа" В. К. Жуков заявил, что никаких зимовщиков для станции на борту судна нет и что он имеет предписание руководства поставить станцию на консервацию, а всех зимовщиков вывезти на материк. Это нас ошеломило. Уйти со станции после годовой напряженной работы, уйти с позором по вине двух негодных работников — это было невозможно! Ведь мы успешно провели строительство, заготовили на новую зиму топливо, корм для собак, выполнили самую трудоемкую часть геодезических работ! Нам нужна была лишь радиосвязь, чтобы станция стала полноценной. Таково было мнение лучших зимовщиков.
Капитан Жуков, выехав с представителями команды на берег и осмотрев станцию, решил, что она, за исключением радиорубки, находится в прекрасном состоянии и нужно сделать все возможное, чтобы сохранить этот крайний северо-восточный форпост моря Лаптевых.
Непременное условие сохранения станции — это установление радиосвязи. Опытный судовый радист „Темпа" А. П. Бабич, видя безвыходное положение станции, без колебания решил остаться на зимовке
[54]
 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0006.jpg
и наладить связь. На общем собрании каждый зимовщик высказывался, желает ли он выехать на материк или остаться на второй год. Шесть человек дали свое согласие продолжать работу.
Молнией послали руководству ходатайство об оставлении зимовки. Через день пришел ответ: „Станцию сохранить, негодных зимовщиков вывезти".
Капитан Жуков передал нам свою судовую рацию, продовольствие и спецодежду. Последняя уже была роздана команде, и мы были тронуты до глубины души, увидев, как матросы без капли сожаления отдают свои рукавицы, валенки и одежду.
После вечера спайки, прошедшего в исключительно теплой и дружеской обстановке, мы с темповцами расстались. „Темп" ушел 29 сентября, когда уже образовывался молодой лед, ушел без радиостанции, продовольствия и спецодежды, с риском зазимовать, но с сознанием, что, вместо того чтобы закрыть с таким трудом организованную станцию, он дал ей возможность жить.
Через день после ухода „Темпа" т. Бабич установил связь со всеми станциями моря Лаптевых. Котельный перестал быть немым!

II
Радиосвязь в корне изменила нашу жизнь, внесла новый смысл в работу, ввела в курс жизни нашей родины и зарубежных новостей. Бабич ежедневно принимал обширные сводки ТАСС, мы слушали открытие VIII Съезда Советов и незабываемый доклад товарища Сталина о новой Конституции.
Аккуратно передавались метеосводки. Зимовщики после годового перерыва связались со своими семьями.
Жизнь стала совершенно иной. Закипела общественная работа. Регулярно выпускалась хорошо оформленная стенгазета, в которой принимали участие и местные промышленники. Работали кружки по самообразованию и изучению Конституции. Зимой много внимания приходилось уделять хозяйственным работам — заготовке льда и дров. За все три года мы получили только 10 т каменного угля, и поэтому всем зимовщикам пришлось много потрудиться для обеспечения станции топливом. Это давало хорошую физическую зарядку.
В конце мая 1937 года мы узнали об открытии полярной станции „Северный полюс". Это известие наполнило нас гордостью за мощь и силу нашей социалистической родины и подняло нашу энергию. Мы решили взять на себя стахановское обязательство по постройке дома из плавника для новой смены, предполагавшейся в составе 13 человек, которую существующие постройки не могли бы удовлетворить. Все нужные бревна мы сплавили в один день, несмотря на мешавший сплаву лед и значительное расстояние (10—12 км). Через 3 недели упорной работы мы рапортовали Полярному управлению о выполнении принятого обязательства.
Остаток лета был посвящен подготовке станции к передаче новой смене, но в конце сентября стало очевидно, что смены не будет — она дрейфовала во льдах моря Лаптевых. После двухлетней работы выехать на материк мы могли, лишь законсервировав станцию.
Радист Бабич, каюр Горохов, моторист „Темпа" Бем и я решили остаться на третью зимовку. „Темп" привез нам продовольствие, и мы расстались с уезжавшими товарищами.
[55]
 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0007.jpg
Можно было предполагать, что нам предстоит однообразная размеренная жизнь, наполненная хозяйственными делами и работой по специальности. Но обстоятельства сложились таким образом, что наша станция в третий год своей работы сыграла особую роль.
В конце января 1938 года мы узнали об организации авиаэкспедиции для снятия людей с дрейфующего каравана судов „Садко", „Седова" и „Малыгина". Роль нашей станции в обслуживании предполагавшихся полетов должна была особенно возрасти в связи с закрытием целого ряда станций в море Лаптевых (Кигилях, „Комсомольской Правды", Встречный, бухта Прончищевой). Из-за отсутствия на станции авиабензина, она первоначально должна была нести работу лишь вспомогательного характера. Все же, чтобы гарантировать себя от случайностей, мы принялись за выпечку впрок хлеба. Наша маленькая прогоревшая духовка непрерывным потоком пропускала через себя хлеб, и за день нам удавалось испечь до 35 кг. В это время станция была похожа на хлебозавод. К середине марта мы приготовили около 700 кг печеного хлеба.
15 марта 1938 года станцию посетил первый самолет. Это был разведочный самолет „Н-177" экспедиции Героя Советского Союза т. Алексеева. Экипаж самолета мы встретили с большой радостью.
С 20 марта началось обслуживание экспедиции т. Алексеева сводками о погоде. Сводки шли каждые три часа, перед вылетом самолета — через час, а во время нахождения самолета в воздухе — через каждые полчаса. 3 апреля рано утром три воздушных корабля, участвовавшие в полюсной экспедиции, снялись из Тикси и пошли на караван „Садко". Взяв на караване пассажиров, самолеты отправились в обратный путь. Но в это время и Тикси и Шалаурово закрылись низкой облачностью. Уже будучи в воздухе, самолеты сообщили, что идут на Котельный, просили разложить посадочный знак, приготовить костер и бочки для подогрева масла.
Первым на аэродром станции опустился самолет „Н-170" Героя Советского Союза т. Головина, затем „Н-171" летчика-орденоносца т. Орлова и наконец „Н-172" Героя Советского Союза т. Алексеева. 43 человека гостей наполнили станцию веселым гулом. Размещаться всем пришлось на полу, так как нар у нас еще не было. Запасенный нами хлеб весьма пригодился. Через два дня самолеты вылетели в Тикси.
Предполагая, что и в следующие перелеты наша станция может быть использована как промежуточная база, мы занялись устройством нар. Досок у нас не было, поэтому мы готовили плахи из плавника. Гвозди добывали из старых ящиков.
В следующие перелеты мы были свидетелями исключительного мастерства и спокойной отваги наших полярных летчиков. Так, 18 апреля тт. Алексеев и Головин, имея по сорок с лишним пассажиров каждый, совершили блестящую посадку на лагуну станции в сильнейшую пургу, когда в нескольких шагах не было видно человека. 24 апреля т. Орлов в тяжелых метеорологических условиях доставил пассажиров в Тикси и, несмотря на ухудшившуюся обстановку, немедленно вылетел обратно на Котельный, идя временами бреющим полетом. 26 апреля Алексеев и Головин, имея вновь по сорок с лишним пассажиров, сумели благополучно совершить посадку на Котельном в условиях густого тумана.
Вторую и третью партию пассажиров мы встретили во всеоружии. Использовав максимально все наши помещения, мы сумели дать кров 150 человекам одновременно. 110 человек жило на станции шесть суток.
[56]
 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0008.jpg
28 апреля самолеты окончательно покинули станцию, взяв курс на Тикси. Долго по радио звучали прощальные приветствия. Мы вновь остались одни: На следующий день мы получили телеграмму:
„Котельный, Соколову, Бабичу, Бему. Личный состав авиаотряда выражает глубокую признательность за казавшийся невозможным прием и размещение при крайне ограниченных возможностях полуторасотенной массы людей. Мы видим в вас подлинных борцов за освоение Советского Севера, скромно, без шумихи делающих великое дело".
Мы были взволнованы и обрадованы этой телеграммой—первым официальным признанием наших успехов.
Лето 1938 года прошло в работе по обслуживанию судов и перелетов. Станция служила базой для разведочных полетов самолета „Н-238" летчика Купчина; дважды приняли самолет „Н-207" Героя Советского Союза т. Головина; в нашем же районе совершал многочисленные полеты самолет т. Козлова.
В начале сентября из Тикси уходили на запад последние суда. Прибытие смены все оттягивалось, и у нас была неприятная перспектива зимнего пути через всю Якутию. Узнав, что на Котельный дня через два прибудет „Садко", я просил распоряжения т. Алексеева о посылке самолета в Тикси за новой сменой, чтобы этим ускорить передачу станции и иметь возможность уехать на „Садко".
Велико же было наше недоумение, когда мы получили радиограмму от вылетевшего за зимовщиками т. Купчина: „Зимовщики вышли „Темпом", лететь не изъявили желания".
„Садко" не ждал. Рисковать же всем троим застрять до зимнего пути не было никакого смысла. Я решил остаться на станции один, Бабич и Бем сели на уходящий „Садко". Полученные за зиму навыки в радиоработе очень пригодились. Я смог передавать метеосводки, не прерывая связи до прибытия смены. Сдав станцию и сев на стоявший поблизости „Моссовет", я впоследствии смог догнать своих товарищей по зимовке.
Весь наш коллектив возвратился в Москву и получил блестящую оценку своей работы.

Общий вид полярной станции л Котельный
[57]
 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0009.jpg
III
Кто же лучшие зимовщики острова Котельного, выдвинувшие станцию на первое место? Это прежде всего радиотехник Александр Павлович Бабич. Уже само решение т. Бабича остаться в критический момент на станции и этим спасти ее от консервации говорит о многом. Энтузиаст своего дела, он болел душой за радиосвязь и, несмотря на наличие лишь „москитного" рейдового передатчика в 20 ватт, сумел бесперебойно обслужить связью все нужды станции, навигации и перелетов. Давая пеленги самолетам экспедиции т. Алексеева, он помогал им ориентироваться в тяжелых условиях туманов и штормов.
Тов. Бабич никогда не ограничивался работой, предусмотренной расписанием; сверх плана он целый год держал регулярную связь с мысом Челюскина, что значительно ускорило прохождение нашей корреспонденции. Когда возникали затруднения со связью материка с судами, он оказывал последним помощь; держал связь с дрейфующим караваном „Садко". К 1 августа годовая программа по связи была выполнена на 150%. В начале 1938 года т. Бабич тяжело заболел, но, несмотря на возможность вылететь самолетом на материк, остался на станции и работал, несмотря на болезнь.
Последний год мы почти целиком проработали без каюра, его обязанности взял на себя т. Бабич. Исключительно добросовестно относясь к делу, он не только сохранил порученную ему упряжку, но и воспитал еще десять молодых ездовых собак. Все время пребывания на станции т. Бабич был профоргом, поборником за дисциплинированную культурную зимовку. Он так поставил дело информации, что зимовка всегда хорошо знала о всех событиях, как будто получала ежедневно газеты.
Наша станция вправе гордиться выполненными геодезическими работами. Геодезист Витольд Иванович Авгевич вел инструментальную съемку острова, не имея ни одно о постоянного рабочего. В первый год работы станции, когда все собаки были отвлечены для поездок на Шалаурово и Кигилях, он строил тригонометрические знаки, подвозя стройматериалы вручную, на себе. Не раз ему приходилось поднимать тяжелый плавник на гору на плечах, так как нарты по голому камню втащить было невозможно. Авгевич всегда находил выход из тяжелого положения. Нет мяса для корма собак — Авгевич везет с собой муку и корыто и варит собакам похлебку, что требует большой затраты сил, так как после похода вместо отдыха — варка корма. Но все же выход найден, работа выполняется.
Авгевич находил возможность работать даже в периоды вскрытия моря и лагун, когда образовавшиеся широкие забереги и трещины делали путь почти непроходимым. Пользуясь одновременно и нартами и якутской лодкой, он все эти препятствия преодолевал, и работа не прекращалась. В результате Авгевичем инструментально снято в масштабе 1:50000 - 475 км береговой части островов Котельного и Бельковского. Конфигурация северной половины Котельного резко изменилась, выявлены прекрасная бухта, названная бухтой „Темпа", и обширный залив, получивший наименование залива „Стахановцев Арктики". В 1937 году в бухту вошло первое судно — „Темп", а в сентябре 1938 года здесь шесть суток отстаивался пароход „Моссовет".
Гидрографическое управление, приняв работу Авгевича, признало ее одной из лучших — и по качеству, и по количеству — из всех, представляемых полярными станциями.
[58]
 Советская Арктика 1939_1 - Котельный - 0010.jpg
Отлично выполнялась Авгевичем не только своя производственная работа. С такой же добросовестностью он работал над стенгазетой, руководил кружком самообразования, был всегда впереди и в повседневных хозяйственных работах.
Метеоролог станции Николай Павлович Дудкин сочетал в себе ряд качеств, весьма ценных в условиях зимовки. Его навыки в плотничных работах дали возможность широко провести строительство из плавника. Он же вместе со строителем Селезневым был инициатором и основным выполнителем стахановского обязательства по постройке дома для новой смены.
Станция не имела завоза свежего мяса, без него достаточно питательный и вкусный стол обеспечить было невозможно. И здесь мы вышли из положения, использовав местные ресурсы. Тов. Дудкин — лучший охотник станции — совершал вместе с каюром Гороховым длительные, дальние выезды на охоту, иногда за 100—120 км от станции, и обычно возвращался с богатой добычей. Сочное, вкусное мясо дикого оленя было нашим лучшим блюдом.
Все гидрометеорологические работы первых двух лет выполнялись почти целиком одним Дудкиным и получили хорошую оценку.
Строитель станции Григорий Семенович Селезнев был мастером на все руки. Он рубил дома, клал печи, ковал хомуты для радиомачт, выполнял, когда это было нужно, слесарную работу, чинил обувь. Из-за тяжелых условий завоза мы были лишены мебели, за исключением кроватей. Но т. Селезнев быстро помог беде: в первую же зиму в своей столярной мастерской он изготовил три письменных стола, три книжных шкафа, буфет, полный комплект стульев и другую мебель; причем делал все это хорошо и добротно. Временами Селезнев заменял повара и кормил сотрудников как настоящий кулинар.
Механик Бем попал на станцию уже на четвертом году своего пребывания в Арктике и добросовестным отношением к делу обеспечил ответственную работу рации зимой и летом 1938 года. Он вынес на своих плечах большую нагрузку во время подготовки к приему экспедиции т. Алексеева и пассажиров каравана „Садко".
Много помог успешной работе станции своим многолетним опытом и отличным знанием местных условий наш каюр-национал т. Горохов. Во время экспедиционных работ он всегда вносил массу рационализаторских предложений, облегчавших и ускорявших работу. Когда была острая нужда в гвоздях и аккумуляторах, Горохов на собаках доставил все необходимое с острова Большого Ляховского.
Сознание, что многочисленные трудности, встретившиеся за три года работы на Котельном, преодолены и упорная борьба за честь своей станции не пропала даром, приносит нам большое моральное удовлетворение. Сотрудники станции Котельный получили благодарность от руководства Главсевморпути и готовы в дальнейшем отдать все силы освоению Советской Арктики.
[59]
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4354
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Котельный остров, АЭ

Сообщение Адольф Милованов » 05 Март 2017 12:07

Выше уже описывались эти события. Но это совещание было проведено практически по горячим следам сразу после приезда в Москву и некоторые подробности выше не указаны. Сам читал с большим интересом и в некотором сокращении предлагаю Вам. Героические события и люди - герои!

РГАЭ. Фонд 9570. Дело 3038. Стенограммы совещаний при начальнике Управления полярных Станций Главсевморпути по отчётам полярных станций 1937/1938гг. Т.2. Стенограмма Совещания при Нач. Управления Полярных Станций по отчёту начальника п/ст о. Котельный за зимовку 1935/36/37/38гг. 21.10.1938г.
Доклад тов. Соколова.

Мне предстоит сделать доклад о работе на п/станции о. Котельный за период 1935/36/37/38гг …
По ряду причин полярная станция была открыта не в 1932 г, как предполагалось, а в 1933г. Заброска грузов производилась из Тикси «Сибиряковым» сквозным рейсом на ст. Шелаурово, затем весной 1933г на двух собачьих упряжках мы перебросили весь груз до широты 760 , где и организовали полярную станцию.
Т.к. мы были ограничены в средствах, то п/станция была не больших размеров. Мы пришли на место, поставили дом из плавника, юрту. Я, тов. Г…, наши помощники – 4 каюра с собаками, перезимовав 1933-34гг и не получив никаких сведений о нашей дальнейшей работе, в апреле 1934г станцию покинули и на собаках ушли на материк и затем в Москву.
Зимуя на Котельном, в первый год, мы истратили всё продовольствие, и работы вынуждены были свернуть. Вернувшись в Москву, мы узнали, что о. Котельный будет передан в ведение Севморпути, и в 1935г уже в составе новой зимовки я был послан вновь на о. Котельный, чтобы станцию переоборудовать.
Штат был 8 человек. Мы должны были иметь р/станцию, провести геодезические работы, гидрометрические работы. Средством передвижения была шхуна «Ленсовет». … прибыли 20 августа. …
Л. 77 (20) В конце января выяснилось, что для снятия зимовщиков с дрейфующих судов организуется Правительственная экспедиция под началом Героя Советского Союза Алексеева …
С февраля месяца мы начали заготавливать хлеб, затем, в начале марта мы получили ещё раз указание от Полярного Управления, что необходимо заготовить хлеб, в связи с переброской людей с каравана «Садко», больше ничего не сообщалось. Каждый день мы выпекали по 24 кг хлеба.
Л. 78 (21) Хлеб пекли конвейером – из духовки в духовку, в тоже время приходилось вести другую работу. К 15 марта мы имели 600 с лишним кг хлеба.
К 15 марта к нам прилетел головной самолёт т. Алексеева Н-177 с первым пилотом Купчиным. Они осмотрели район и высказали мысль, что ввиду отсутствия у нас бензина, наша станция не может служить базой, а будет только вспомогательной станцией для радиообслуживания и обслуживания погодой.
Я думал, как бы хлеб отправить на караван, чтобы использовать. И вот в конце марта мы начинаем регулярное обслуживание экспедиции т. Алексеева, прибывшей в полном составе в Тикси. Ежедневно каждые 3 часа шли сообщения о погоде и только один перерыв 6 часов в сутки.
1-го апреля состоялся первый вылет на «Садко». Как он проходил – Вам известно. …
Летят самолёты, сначала Головин, потом Орлов и т. Алексеев, 22 пассажира и 21 лётчик являются на станцию. У нас - негде шагу шагнуть, мы не подготовили нары, основываясь на заявлении, что мы не будем служить базой и пришлось всем разместиться на полу, в механической, в бане, в общежитии.
Л. 79 (22) Сумели их обеспечить питанием и кровом. Переночевали 2 дня и вылетели в Тикси. … 16 марта к нам опять прилетели 3 самолёта из Тикси и здесь выяснилось, что наша станция будет базой, отсюда будут производится полёты на «Садко», будут перевозится зимовщики и т.д.
Тут уж мы встретили зимовщиков во всеоружии. У нас не было досок, но мы накололи плах из плавника, построили нары в 3 яруса, подготовили продовольствие и когда прилетели 20 лётчиков, - так мы прямо-таки потерялись в этом помещении.
18-го числа прилетели 83 пассажира и 20 человек лётчиков. У нас на станции было 110 человек, все помещения были заняты, но всё же плотность была не больше, чем когда находилось на станции 40 человек, у каждого было своё определённое место.
Жили они у нас целую неделю. Организовать питание было очень трудно, но всё же нашли кое-какую посуду, группы по 20 человек сами готовили себе питание, хлебом же мы их обеспечили, причём, расходование было больше, чем приходование.
В общем, прожили 6 суток, т. Орлов вывез 40 человек в Тикси и вернулся к нам. После этого у нас осталось 70 человек и было совсем просторно. Т. Орлов привёз нам рыбы, немного мяса, каждому по свитеру, по паре сапог.
Л. 80 (23) Наконец 26 апреля предпринимается последний полёт на «Садко», доставили нам ещё 78 человек. Мы сумели подготовиться, поставили большую палатку из брезента, которым покрываются грузы, он довольно объёмный, пол был из плавника, и там смогли расположиться ещё 20 человек. Часть людей жила на самолётах.
28 апреля все 3 самолёта распростившись с нами, взяли курс на Тикси. Мы остались вчетвером. Тут стало уже совсем свободно.
Через 2 дня мы расстались с каюром и стали приводить в порядок нашу станцию.
После того, как улетели самолёты, и мы наладили нормальную жизнь, - приступили к подготовке сдачи станции новой смене. …
Л. 81 (24) Наконец мы узнаём, что к нам на станцию идёт «Садко», который будет выгружать бензин. …
Передал станцию т. Анисимову и 8 сентября пересел на «Моссовет», который пришёл сюда в ожидании ледокола «Сталин» и в начале октября прибыл в Москву.
Этим закончилась наша третья зимовка. …
За работу по обслуживанию экспедиции т. Алексеева весь наш состав получил благодарность, это было первым признанием наших успехов в работе за три года….
Наша станция имеет только 20 ватт, но она даже давала пеленги для самолёта, потому что у неё большая отдача и чистый тон. Лётчики даже удивлялись . …
Л. 99 (42) Тов. Кренкель. Тов. Сидоров правильно сказал, что Вы являетесь сегодня именинником.
Л. 100. (43). Блестящая зимовка – и разговаривали долго и сидели долго. Если блестящая зимовка, тут разговора не на пять минут и всё в порядке. Но просто хотелось Вас послушать и лишний раз узнать о Вашей работе потому, что это чрезвычайно приятное и отрадное явление, когда коллектив приезжает с хорошим настроением, в хорошем политико-моральном состоянии, все дружны, выглядят отлично и, самое главное, сделали отличную работу.
Всему коллективу станции будет объявлена благодарность приказом, а были случаи, когда одним приказом увольняли целые зимовки, - это на о. Домашнем. …
Вчера говорил с т. Алексеевым, он дал отзыв, как об образцовой зимовке. Тов. Никитин от имени Управления Полярных Станций уже поблагодарил Вас, я тоже к этому присоединяюсь. Сейчас заканчивайте свои дела, подберите все хвосты, поедете в отпуск, отпуск у Вас большой, надо полагать – что отдыхайте месяц, два, а потом, когда надоест отдыхать, милости просим, будем с Вами дальше работать.
Л. 101 (44) … А тов. Соколова мы никуда не отпустим. Большое Вам спасибо товарищи.
Аватара пользователя
Адольф Милованов
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 1046
Зарегистрирован: 10 Март 2012 20:29
Откуда: Москва

Пред.

Вернуться в Полярные станции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения