Генриетты, остров

Тема: Арктические и Антарктические полярные станции. Постоянные, сезонные.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Генриетты, остров

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Сентябрь 2010 18:00

Страницы истории:

Остров Генриетты — остров в группе островов Де-Лонга в Восточно-Сибирском море, в северо-восточной части Новосибирских островов. Принадлежит России. Площадь около 12 кв.км, высота — до 315 метров. Административно входит в состав республики Саха-Якутия. Является крайним северным островом Восточно-Сибирского моря.

Остров необитаем. Состоит из песчаника, кое-где покрытого глетчерами, ледяной купол покрывает большую часть острова. Относительно гладкая поверхность острова противоречит его сложной геологической истории: согласно работе, опубликованной в 2007 году, остров включает сложный ассортимент вулканических пород, некоторые, относятся ко времени Ордовикского Периода (примерно 500 к 450 миллионов лет назад).

Остров был открыт американским полярным исследователем Джорджем Вашингтоном Де-Лонгом в мае 1881 года, когда корабль исследователя, зажатый ледяными массами, дрейфовал мимо острова Генриетта и его соседа, острова Жаннетты. В августе 1902 года в районе острова пропала экспедиция барона Эдуарда Толля, но поисковой отряд лейтенанта Александра Колчака на острове Генриетты не высаживался.

Третья высокоширотная экспедиция на «Садко» в 1937 году, успешно плавая севернее Новосибирских островов, где искала и не нашла Землю Санникова, организовала полярную станцию на острове Генриетты. Из статьи В. Ю. Визе «Остров Генриетты» («Советская Арктика», № 5, 1938): «Остров Генриетты был открыт случайно во время дрейфа судна «Жаннетта» американской экспедиции Де-Лонга... В первых числах июня 1881 г. на остров была отправлена партия под начальством инженера-механика Мельвиля, который произвел частичную опись острова и сложил на нем каменный гурий, положив внутрь его цинковую банку и медную трубку с записками. С тех пор прошло 56 лет, и за это время небольшой остров, затерянный среди полярных льдов и обозначенный на карте в виде черной точки, не посещался ни разу».

 18-18.jpg
25 августа 1937 г. остров Генриетты стал обитаемым. Высадившимися участниками экспедиции и команды «Садко» на берегу был сложен из камней гурий и водружен флаг Советского Союза. Профессор Самойлович произнес речь, в которой объявил, что этот остров отныне присоединяется к владениям СССР (интересно, что в резолюции HJR 27, принятой в июне 1999 года, парламент штата Аляска не согласился с "передачей под российскую юрисдикцию острова Генриетты" - при том, что этот остров никогда и не был под юрисдикцией США). После этого «Садко» снялся с якоря и пошел вдоль острова на юг, чтобы выбрать место для постройки радиостанции. Однако, обойдя с запада и юга остров, места, где можно было бы высадиться на берег, не нашли, и руководство экспедиции решило строить радиостанцию на северо-западном берегу острова - между мысами Дюнбара и Беннетта, где члены экспедиции высаживались на остров при первом подходе к нему «Садко». Для выгрузки нужно было подойти к берегу вплотную и ошвартоваться к обледенелому снежному склону («навеянному леднику»), по которому надо было поднимать груз наверх, к месту строительства станции, на высоту около 36 метров. Для зимовки было доставлено три разобранных дома, радиостанция, большие запасы продовольствия, снаряжение и стиральная машина. Погрузка производилась под аккомпанемент собачьего лая - зимовщики острова Генриетты взяли с собой около тридцати ездовых собак.

На высоком берегу острова были поставлены две палатки. В одной из них установили магнитный теодолит; другая находилась около места, выбранного для астрономического пункта, и служила складом инструментов, различного снаряжения и запаса продовольствия, а также пристанища для работавших на берегу – на тот случай, если «Садко», вследствие подвижки льда, будет принуждён на некоторое время отойти, не успев взять людей с берега. Во время выгрузки строители работали на сборке жилого дома, склада и радиорубки. Научный состав экспедиции был занят обследованием и топографической съемкой острова, производством гидрологических, метеорологических и других наблюдений. Воспользовавшись тихой и ясной погодой и прекрасной видимостью, Хромцов и Самойлович 1 сентября отправились на восточный берег острова Генриетты, откуда увидели остров Жаннетты. Расстояние до него казалось равным 15-20 милям. 5 сентября строительство полярной станции было закончено, и «Садко», распрощавшись с зимовщиками и отсалютовав им прощальными залпами из ружей и гудком, направился к острову Жаннетты. Самойлович рапортовал об открытии новой, 57-й по счету полярной станции Главсевморпути.

Хромцов обращал внимание руководства экспедиции на то, что в будущем снежный склон может обрушиться и, следовательно, берег острова будет недоступен для выгрузки снабжения для радиостанции, а при наличии льда и при северных ветрах подход к острову вообще невозможен. Действительно, прогноз Хромцова оправдался. Станция просуществовала недолго и вскоре была закрыта - из-за обвала ледника снабжение ее оказалось невозможным. Хромцов считал выбор острова Генриетты для постройки на нем радиостанции неудачным не только в отношении выгрузки, но и в навигационном отношении, поскольку она находилась далеко от северной судоходной трассы и большой пользы судам принести не могла. Как судоводителя его интересовали ледовые и гидрометеорологические условия на трассе Северного морского пути и вблизи нее. По его мнению, в навигационном отношении более полезной была бы станция на острове Беннетта, поскольку она освещала бы гидрометеорологические и ледовые условия к северу от Новосибирских островов, знание которых необходимо судам при плавании из моря Лаптевых в Восточно-Сибирское не проливами, а вокруг этих островов.

Дальнейшая история станции связана с получившим большую известность конфузом. Начальник станции Л. Ф. Муханов, совсем не новичок в Арктике, 12 октября 1937 года записал в дневнике: «Прямое освещение северо-востока позволило увидеть контуры неизвестной земли, вытянутой с запада на восток, с двумя куполообразными возвышенностями на западе и значительным понижением к востоку. Мною, а через некоторое время т. Леоновым были сделаны зарисовки острова. Два рисунка, занесённые в вахтенный журнал, имеют между собой полное сходство». Весной 1938 года самолёт ледовой разведки обнаружил в районе, указанном зимовщиками, гигантский столовый айсберг (один из так называемых дрейфующих ледяных островов), в западной части которого действительно отчётливо просматривались два ледяных купола.

Время консервации станции точно неизвестно; можно предположить, что она произошла не позже 1939 года, когда была остановлена работа многих не оправдавших надежд арктических полярных станций; тогда же была окончена зимовка партии Муханова. Но на этом история станции не закончилась: теперь она стала базой экспедиций, ставящих цель достижения Северного полюса. Так, 16 марта 1979 г. с острова Генриетты статовала отважная семерка спортсменов-лыжников, участников высокоширотной экспедиции газеты "Комсомольская правда" во главе с Дмитрием Шпаро, 31 мая успешно достигшая Северного полюса.

В 1950 году остров стал прибежищем советских Робинзонов. Во время выполнения очередного рабочего задания гидрометеоролога полярной станции "Четырёхстолбовый" Александра Кузнецова вместе с двумя товарищами и упряжкой собак унесло на оторвавшейся льдине в открытое море. Законсервированная советская полярная станция на острове Генриетты с домом, баней, запасами топлива и еды приютила людей во время долгой полярной зимы. Дважды за это время над островом пролетал самолет и даже сбрасывал какой-то груз, не попавший, к сожалению, в руки полярников. Они не могли быть уверены, что о них знают и намереваются весной послать за ними ледокол. Поэтому накатывавшую время от времени депрессию и отчаяние, когда в самые, беспросветные полярные ночи один из спутников, блокадник Виктор чуть было не покончил с собой, лечили приготовлениями к новому большому пути. В апреле 1952 года полярники покинули остров и, совершив тысячекилометровый переход, достигли Большой земли.

19 апреля 1957 г. на ледяном острове начала работать вторая смена зимовщиков полярной станции «СП-6» во главе с кандидатом географических наук геофизиком В. М. Дриацким. Льдина дрейфовала в районе береговой отмели, перемещаясь в основном на запад. Скорость постепенно увеличивалась, и лагерь несло в направлении островов Де-Лонга. Это вызывало серьезные опасения: ведь ледяной остров мог наскочить на скалистые берега островов Жаннетты и Генриетты и расколоться. 22 октября участники дрейфа увидели в юго-западном направлении о. Жаннетты, а 26 октября показался и второй остров - Генриетты. Кто-то в шутку сказал, что эти острова с такими красивыми женским именами надо было бы скорее назвать «Пронеси меня, господи!». Мольба, по-видимому, была услышана, и льдину пронесло мимо обоих островов благодаря изменению напрвления ветра. Льдина станции СП-6 прошла в 40 км от о. Генриетты и далее стала перемещаться на западо-северо-запад.

27 января 1966 года в «объятия» острова Генриетты попала дрейфующая полярная станция СП-14. Льдина раскололась, и возле станции не оказалось посадочной площадки даже для небольшого самолета. Пришлось эвакуироваться с помощью вертолета. В условиях полярной ночи вертолету пришлось сделать 12 рейсов! Такая операция, по оценке «Правды», была «проведена впервые в истории освоения Арктики» - но её можно было бы избежать, если бы решение об эвакуации было принято вовремя, до ожидаемого столкновения с островом.

Через несколько лет история повторилась с полярной станцией СП-19. В ночь 5 января 1970 года произошел разлом льдины и она села на мель вблизи островов Де-Лонга. Часть ледового острова была раздроблена на небольшие обломки, многие из них перевернулись. В середине марта 1970 года участников дрейфа перевезли с обломка на основную льдину с помощью вертолета. По существу, станция была организована заново. Через десять лет, 30 августа 1980 года полярная станция «СП-24», следовавшая в сплошном ледярном потоке, прошла в 37 километрах севернее острова Генриетты.

Материалы в Интернете:
Леонид Муханов. На стыке двух морей (о зимовке на острове Генриэтты в 1937—1939 гг.)

http://www.dead-cities.ru/city/Ostrov_Genrietty
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Остров Генриетты

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Сентябрь 2010 18:15

ПОЛЯРНЫЙ РОБИНЗОН ИЗ РАМЕНСКОГО
Пенсионер Александр Кузнецов написал повесть о "ледниковом периоде" своей жизни "Но мы выживем! Всем чертям назло выживем! В жизни бывают случаи и безнадежнее, но воля людей, страстная вера в победу, упорство и борьба за жизнь помогают вынести все и победить. Мы за так не дадимся суровой природе... Все перенесем, а домой вернемся! Неистовые пурги, черный мрак и жуть полярной ночи страшны для хлюпиков, для тех, кто пал духом". Эти полные драматизма строки 20-летний гидрометеоролог Саша Кузнецов писал химическим карандашом на обрывках бумаги 30 ноября 1951 года. Шел девятый месяц его ледникового плена, до освобождения оставалось почти столько же...

О том, что произошло с тремя советскими полярниками более полувека назад, Александр Кузнецов долгие годы не рассказывал даже жене. Его "приключение" было засекречено как государственная тайна. Но однажды, разбирая свой архив, он обнаружил сильно потрепанные самодельные тетради. Дневник, про который Кузнецов забыл и считал утерянным, возродил воспоминания о выпавшей на его долю полярной одиссее. По следам этих записей Александр Иванович сочинил свой "Полярный дневник" - талантливую повесть с захватывающим сюжетом, интересным уже потому, что в нем нет и доли выдумки.
О Полярном Севере Саша мечтал с детства. Казалось, что эта любовь останется безответной, но тут подвернулся Его Величество Случай. На московских улицах юноша однажды увидел объявление о наборе на спецкурсы полярных работников Главсевморпути, окончил их по специальности гидрометеоролога и летом 1950 года прибыл на остров Четырехстолбовый в Восточно-Сибирском море. Там, на полярной станции, молодой специалист трудился до тех самых пор, пока во время выполнения очередного рабочего задания его вместе с двумя товарищами и упряжкой собак не унесло на оторвавшейся льдине в открытое море.
Запас продовольствия на 10 дней, оружие, палатка, дрова и керосин - с таким набором отважные полярники более двух месяцев дрейфовали на льдине. Измученные неизвестностью, изголодавшиеся, с первыми признаками цинги люди уже начали есть
собак, когда якут Николай - самый старший и опытный в их экспедиции подстрелил медведя, чем спас путешественников от голодной смерти.
Возникший на горизонте остров - как впоследствии оказалось, остров Генриетты, на котором располагалась законсервированная советская полярная станция с домом, баней, запасами топлива и еды - приютил людей во время долгой полярной зимы.
Дважды за это время над островом пролетал самолет и даже сбрасывал какой-то груз, не попавший, к сожалению, в руки полярников. Они не могли быть уверены, что о них знают и намереваются весной послать за ними ледокол. Поэтому накатывавшую время от времени депрессию и отчаяние, когда в самые, беспросветные полярные ночи один из спутников, блокадник Виктор чуть было не покончил с собой, лечили приготовлениями к новому большому пути.
А задумали товарищи почти тысячекилометровый переход на материк по льдам. Путь рискованный и трудный, но, как оказалось, доступный для людей с сильной волей и мужественных. В апреле 1952 года они покинули остров. Вновь их окружали льды
Арктики, и вновь не обошлось без неожиданностей. Когда до очередного острова, на котором была размещена полярная станция, оставалось несколько десятков километров, путники попали в страшной силы шторм.И, о ужас, их снова оторвало и понесло в море! А тут еще медведица напала на их собак и практически всех перебила, оставив людей без тягловой силы.
Надежда на благополучный исход дороги и спасение почти померкла, как гаснут в арктическом небе всполохи северного сияния, когда полярники вдруг увидели плывущую вдали охотничью шхуну. Им повезло: рыбаки заметили густой черный дым костра из шкур убитых животных, который разожгли путешественники. 23 июля 1952 года их ледовые скитания закончились.
После всего, что с ними произошло, Александр Иванович еще три года проработал на полярных станциях островов Колючин и Андрея. Возвратившись в родные подмосковные края, работал председателем сельсовета, директором школы, управляющим и секретарем парткома в совхозе. Затем трудился в научно-исследовательском институте, защитил диссертацию кандидата экономических наук. С товарищами по ледовой эпопее увидеться больше так и не пришлось. Да и сами приключения, как уже упоминалось, пришлось на время "забыть": полярная станция на Генриетте, приютившая трех полярников, могла, по мнению особистов, заинтересовать американцев.
Александру Ивановичу - 75. Недавно перенес инфаркт, но в плен болезням не сдается. Выручает любовь к литературе: сейчас неутомимый автор "Полярного дневника" заканчивает свое очередное произведение, посвященное на всю жизнь влюбившей в себя Арктике.


Ежедневные новости. Подмосковье
Ирина САЛЬНИКОВА
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Остров Генриетты

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Сентябрь 2010 18:20

У кого-то есть более подробная информация об этой истории?
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Остров Генриетты

Сообщение Иван Кукушкин » 02 Февраль 2011 18:27

"Советская Арктика", 1939 № 5. | http://polarmuseum.ru/bibl/articles/henr_39/henr_39.htm

На стыке двух морей.
О зимовке на острове Генриэтты в 1937—1939 гг.
Леонид Муханов


По следам Де-Лонга

Мы плыли к Земле Санникова, которую предполагали искать в море Лаптевых.

«Существует ли легендарная Земля Санникова?»—думали многие из нас, когда советский ледокол «Садко» подходил к 75-й параллели. Волнение было на палубе, глаза не отрывались от оптических приборов. Но горизонт был чист. Пока никаких признаков Земли Санникова не обнаружено.

На путях наших поисков лежал дикий и «микроскопический» островок, о котором люди знали только по наслышке, так как мужественный Де-Лонг оставил о нем лишь скудные записи, найденные на месте его гибели.

Де-Лонг писал: «Островок Генриетты представляет собою бесплодную пустыню со снежной вершиной. Восточная сторона вершины покрыта ледником. Кроме гнездящихся на скале голубей никаких птиц не обнаружено. В качестве трофея на корабль доставлено немного травы и мха, а также кусок скалы. Из-за крутизны подъема не удалось взобраться на вершину утеса...»

А в XV томе «Энциклопедии» Брокгауза на стр. 362-й посвящено нашему острову три строчки совершенно ложных сведений: «Генриетта — один из меньших островов группы Де-Лонга в Северном Ледовитом океане, величиной в двести пятнадцать квадратных километров...»

Уж если это «меньший из островов», то каковы же остальные? Пятьсот, а быть может, шестьсот километров? На самом деле вся площадь острова Генриетты едва достигает десяти квадратных километров.

* * *

25 августа 1937 г. остров Генриетты стал обитаемым. Наша группа зимовщиков состояла из семи человек: биолога Леонова, геофизика Шашковского, гидролога Ющака, старшего радиотехника Яковлева, механика Кубекова, повара Волкова и меня — начальника станции.

Была ли нога человеческая на этом острове в отдаленные времена? Выходили ли на берег Генриетты искатели приключений древних и средних веков? Какие звери и птицы когда-то были невольными обитателями Генриетты? Всего этого мы не знали... Да и не это решало дело. Мы высадились и обжили остров — вот что важно.

Первые сведения об этом острове оставил после своей гибели американский исследователь Джордж Де-Лонг. Это было 57 лет тому назад. Корабль Де-Лонга «Жаннетта» шел на завоевание Северного полюса. Два года, сжатый льдами, он подчинялся воле ледового дрейфа. Два года страдали люди, два года они не видели суши. И вот однажды, считая себя отрезанными от всего мира, люди Де-Лонга увидели землю. Это и была наша Генриетта

Мечта о Северном полюсе уже сменилась мечтою о том, где бы можно было исцелить раны корабля, истрепанного льдами. Новый остров мог помочь горю. И вот лейтенант Де-Лонг пишет:

«30 мая 1881 г. решил отправить отряд, который попытается высадиться на острове Генриетты. Я не скрываю от себя, что путешествие будет очень трудным. Но рассчитываю, что отряд из двух офицеров и четырех человек команды с пятнадцатью собаками, с санями, легким яликом для переправы и недельным запасом продовольствия достигнет цели: произведет высадку, составит отчет о нашем положении, а, если возможно, привезет хороший запас птиц. Мне надо знать, имеется ли на острове бухта, где корабль может пристать, чтобы починить течь, есть ли на острове животные и птицы, чтобы пополнить наши убывающие запасы, и, наконец, сможем ли мы в случае катастрофы прожить на острове, а потом оттуда отправиться дальше к Сибирскому побережью...»

Четверо суток отсутствовали люди Де-Лонга, но лишь два-три часа им удалось пробыть на острове. Они признали его «абсолютно недоступным, бесплодным, лишенным растительности». Не установив правильных размеров острова, группа под руководством Мельвилля вернулась обратно на «Жаннетту».

На острове Генриетта американские исследователи соорудили каменный гурий, в россыпь камней которого заложили медный цилиндр с собственноручным письмом Де-Лонга, а над ним водрузили шелковый флаг.

Живые и отчетливые мельвилльевские рассказы об острове Генриетты привели Де-Лонга в полное уныние. Вместо Северного полюса перед ним маленький недоступный остров, а кругом надвигающиеся льды, которые сжимают борты «Жаннетты».

Через семь суток это сжатие стало страшным. Вот что пишет об этом Де-Лонг:

«11 июня 1881 года... В полночь вокруг нас раздался страшный треск и грохот. Решив, что на этот раз мы гибнем, я бросился на палубу. Корабль трещал. Спардек начал подниматься кверху. Судно накренилось на 30° и стало быстро погружаться в море». Гибла последняя надежда мужественного полярника.

Де-Лонг решает пробиться по океану льда к берегам Сибири, но гибнет с большинством своих спутников в устье реки Лены. Этот мужественный человек сделал все, что в силах сделать сильная, честная натура.

Вот последние листы его обледенелого дневника:

    «20 октября 1881 года. Сто тридцатый день. Ясно, солнечно, но очень холодно. Ли и Каак погибают».
    «21 октября. Около полудня обнаружили, что Каак, лежавший между мною и доктором, скончался. Около полудня скончался и Ли».
    «22 октября. Мы слишком слабы и не сможем снести тела Ли и Каака на лед. Я с доктором и Колленсом отнесли трупы за угол, так что их невидно».
    «23 октября. Все очень слабы. Спали или лежали целый день. До наступления сумерек собрали немного дров. У нас нет обуви. Ноги болят».
    «24 октября. Тяжелая ночь».
    «27 октября. Ивенсен свалился с ног».
    «28 октября. Ивенсен скончался рано утром».
    «29 октября. Ночью скончался Дресслер».
    «30 октября. Сто сороковой день. Ночью скончались Бойд и Гертц. Умирает Колленс».

Это — последние слова Де-Лонга.

И вот спустя 57 лет на «неприступном» острове Генриетты задымили трубы советской зимовки.

Герой Советского Союза А. Д. Алексеев снял при помощи самолетов 184 участника ледового похода каравана «Садко» как раз в том месте, где была раздавлена льдами американская шхуна «Жаннетта».

В расщелине базальтовой скалы мы нашли надкусанный зубами белого медведя медный цилиндр, в котором лежало письмо Де-Лонга. Мы должны были быть первыми его читателями, к нам обращались его строчки, но прочесть их было уже нельзя. Вода и воздух сделали свое дело. До обработки химикалиями, которыми сейчас реставрируются эти документы в Академии наук, содержание их остается пока неизвестным.

Медведь, «временный хозяин острова», раскидал каменный гурий, далеко отбросил древко американского флага, расшвырял гильзы и патроны, а птицы растаскали на гнезда волокна троса, служившего когда-то для подъема флага Де-Лонга...

На острове Генриетты, где открыта 57-я полярная станция, крепко стоит и сейчас развевается над жилыми постройками алый флаг Советского Союза.


Остров и люди

Когда над океаном возвышается «микроскопическая» точка земли в десять квадратных километров, то трудно говорить обособленно о климате этой точки. Он целиком растворился в климате всего океана.

Промозглость и сырость, туманы и льды, неожиданность рождения циклонов и антициклонов — вот свойства еще непокоренной полярной стихии.

Первый этап победы человека над нею — умение жить в Арктике. Входя в состав армии советских полярников, мы на своем участке сделали это. Наш коллектив добился даже уюта. Мы ни в чем не нуждались, питание у нас было хорошее, и мы все время чувствовали моральную поддержку нашей родины.

Вот наше меню на острове Генриетты в день праздника Великой Сталинской Конституции: утром — чай с лимоном, венские булочки, сыр, масло, колбаса; в обед — консоме, беф-бризе, груша в красном вине, а на ужин: семга, шпроты, кильки, ветчина, пирожки фритюрные с мясом, куриное рагу, холодец-зельц, буженина, свежий лимон, черный кофе, бисквитный торт.

В этот день мы обменялись радиограммами с Москвой и Северным полюсом.

«Сердечно благодарю вас, дорогие товарищи, за поздравление. Рада, что мое чтение доставляет вам удовольствие. Примите мои поздравления и наилучшие пожелания в вашей работе на благо и процветание нашей дорогой родины. Народная артистка Союза ССР Блюменталь-Тамарина».

Северный полюс радирует:

«Горячо поздравляем с достижение» цели открытием новой станции. Желаем успешной работы. Сообщи, как устроился. Кто метеоролог? Привет всему коллективу. Жмем руки. Папанин, Кренкель, Ширшов, Федоров».

На острове Генриетты мы сами построили наши дома. Они вышли уютными.

Изучение острова повели по строга намеченному плану. Нам предстояло выяснить размеры и происхождение острова, узнать фауну и флору, определить климатические изменения в течение года и в зависимости от этого повести биологические наблюдения по отдельным видам наземных и морских обитателей и, наконец, установить координированную работу радиостанции для синоптической службы, так как наша станция была самой северной из всех восточноарктических раций.

С запада, от берегов Гренландии в Москву давала сведения радиостанция Кренкеля, с севера — остров Рудольфа, на востоке — мыс Уэллен, а на северо-востоке работала Генриетта.

Наш остров опоясан кольцом ледяного барьера, постоянно разрушающегося. Первые опыты с лебедкой Витинга во время гидрологических работ., производимых с семиметровой отвесной стены ледника, едва не окончилась гибелью гидролога Ющака: оторвалась огромная глыба льда и тут же перевернулась в море. Только решимость и быстрота принятых мер спасли гидролога от смерти.

Наша станция глядела на норд, а на юге между острыми готическими башнями выветренных базальтов в море круто обрывался мощный ледник.

Ни лодок, ни вельботов спустить в море было невозможно. Даже белые медведи, приплывающие к острову на дрейфующих льдинах, не всегда могли попасть к нам в гости. Мы делали все возможное, чтобы привлечь этих зверей на нашу землю: разбрасывали мясо, в топки бросали сало, но медведь нюхал воздух, вставал на задние лапы, смотрел на остров, а попасть на него не мог.

Самое низкое место на нашем острове — это семиметровая отвесная стена ледника. Словно средневековый рыцарь перед поднятым мостом замка медведь отступал.

И только во время прижимных ветров, когда море выбрасывало на ледяной барьер гигантские глыбы льда, медведь поднимался на остров и становился нашей добычей.

Круглогодичный дрейф льда, идущий со скоростью до пяти километров в час, отсутствие берегового припая, постоянное разрушение ледяного пояса, окружающего наш остров, лишало нас возможности превратить Генриетту в базу гидрологических работ.

На море работать было невозможно, но зато на суше мы выполняли сверхплановые научные работы. На куполе ледника, окруженного постоянными туманами, наш коллектив построил вторую, прекрасно оснащенную радиометеорологическую станцию. Кадры для обслуживания этой станции мы подготовили в долгие месяцы зимовки.

* * *


В памяти прочно залегли дни и ночи, прожитые на острове. Мне вспоминается, как «Садко», пришвартованный к семиметровой стенке ледника, выбрасывал из своих глубоких трюмов радиоаппаратуру, которая заработала на острове раньше кухни, бочки с бензином, мешки с мукой, вельбот и ружья, сено и книги, фанеру и бревна, гвозди и киноаппарат. В конце бесконечного потока продовольственных грузов, снаряжения и меховой одежды с кормы корабля по трапу были спущены на ледник собаки и коровы, телки и породистые свиньи. Так «шло» наше хозяйство на берег, казавшийся когда-то неприступным Де-Лонгу.

Груз, а его было триста тонн, мы перетаскивали волоком на базальтовое плато, высотою в 150 метров над уровнем моря.

... На десятые сутки мы прощались с моряками. Мы были спокойны и радостны. Несмотря на все препятствия выгрузка удалась. Работа наладилась. Наш остров вошел в строй действующих полярных станций. И мы остаемся не на чужбине, а у себя дома, на нашем советском острове.

Временная разлука с уходящими в туман друзьями не сулила нам никаких бед. Мы уверенно думали о предстоящей встрече.

Корабль ушел... А семь человек еще долго стояли на обрыве скалы. Потом кто-то сказал: «Ну, братцы, до дому».

Что представляли собой наши люди, первые обитатели острова Генриетты? Вот геофизик Шашковский: медлительный и огромный, он должен был сам решать вопрос о высоте своего жилища и о размерах мебели, так как стандартные кровати, да и все стандартное не соответствовало его росту; опытный полярник и культурный человек, он не только хороший работник, но и весьма живой собеседник. Четыре раза в день, не взирая ни на какую погоду, и в шторм и в пургу Шашковский уходил на метеоплощадку. Добытые сведения шифровались и поступали на рацию в руки Яковлеву.

Насколько Шашковский был громаден, настолько Яковлев был мал ростом и как-то уборист. Он был молчалив и сосредоточен. Болея на корабле тяжелой формой плеврита, с температурой до сорока градусов, он сошел на остров и прямо приступил к работе на рации, которую мы собрали для него.

Бревенчатую избу, первоначально предназначенную для бани, мы оборудовали под радиостанцию. Яковлев был рад этому. Он внес в работу все наилучшие навыки краснофлотца. Четкий, всегда спокойный, сосредоточенный и исполнительный он связал наш остров надежной и постоянной связью с далекими полярными станциями и Москвой.

Яковлев добился того, что мы по микрофону могли, когда хотели, говорить с дрейфующими кораблями «Садко», «Малыгиным» и «Седовым» и с зимовщиками острова Русского, расположенного от нас за тысячи километров.

Яковлеву помогал Кубеков. Комсомолец-механик, человек с арктическим стажем, инициативный, веселый он вместе с Яковлевым поставил дело так, что у нас на острове слово «авария» утратило смысл. Наши спаренные агрегаты «Л-3» работали безотказно. За год работы мы израсходовали всего 400 килограммов горючего. Объясняется этот эффект тем, что мы заблаговременно, еще на борту «Садко», перебрали и перечистили всю аппаратуру, которая испытала на себе подрывную работу вредителей (засыпка песком двигателя, карбюратора, динамо и заливка водой обмоток магнето).

Очень колоритна фигура биолога Леонова. Двенадцать лет провел он в арктических широтах. Были случаи, когда корабли высаживали его одного для исследования на пустынных берегах и через два года находили нашего «полярного следопыта» здоровым, веселым, обогащенным ценными сведениями.

От берегов Тихого океана до ста двух островов Земли Франца-Иосифа, где Леонов зимовал с И. Д. Папаниным, всюду зорко, внимательно изучал природу его опытный глаз. Леонов прекрасный товарищ. Он знает не только науку своей профессии, но широта его знаний и навыков буквально была неоценимым вкладом для нашего коллектива. Он владел «тайнами» своей науки и одновременно был снайпером. В 1937 г. на нашей зимовке он занял первое место в социалистическом заочном соревновании стрелков, проводимых между всеми арктическими станциями Советского Союза.

Топором Леонов владеет так же, как и винтовкой. Печник, каменщик и штукатур он во все вносил не только опыт, но и отпечаток той особой расчетливой лихости, при которой человеку все удается.

Кормил нас всех бывший беспризорник, ныне кандидат партии, Николай Федорович Волков.

Наш коллектив завершался «сверхплановой» фигурой комсомольца Анатолия Ющака. Мы взяли его с острова Диксона. Молодой гидролог был у нас не только хорошим дисциплинированным товарищем, но в полярную ночь он образцово провел систему взаимного обучения новым специальностям, в силу которой почти каждый из нашего коллектива к восходу солнца мог самостоятельно встать на вахту вместо другого.

Механик Кубеков и я для расширения плана научных работ в течение четырех долгих месяцев вместе с Ющаком несли вахту на куполе ледника, одновременно выполняя обязанности метеоролога, радиотелеграфиста и повара-служителя.

Как жили на куполе ледника три комсомольца — Кубеков, Ющак и Муханов? Каждый из нас в одиночку прожил на куполе от тридцати до сорока дней. Наш фанерный домик мы отопляли двумя керосинками, а спали в спальных мешках, зачастую не снимая с себя меховой одежды. Колючие ветры пронизывали насквозь наш маленький домик, стоящий на самой высокой точке острова Генриетты.

Эти дни совпадали с напряженной работой Героя Советского Союза А. Д. Алексеева, тяжелые самолеты которого в нашем районе совершали подлинные чудеса героизма. А мы на острове обслуживали его полеты двумя метеостанциями, расположенными на разных высотах над уровнем моря. Пускали шары — пилоты, давали метеосводки, держали радиосвязь.

Спаянный, дисциплинированный, трудовой коллектив наших полярников был цементирован великой партийной силой, непрестанной связью всех наших мыслей с мыслями и делами нашей великой Родины

Правда о Генриеэтте

Если смотреть с самолета, то наш остров можно совсем не увидеть. Он так мал и незаметен среди ледовых просторов океана. Для тех, кто не бывал в Арктике, она рисуется мрачной и однообразной. И действительно, моментами Арктика бывает уныла и страшна. Но могучая, исполинская сила ледовых пустынь и туманов сочетается на самом деле с солнечными днями, с необычайной яркостью ландшафта и с пестротою красок. Одно и то же место с самолета может обманывать зрителя десятки раз в зависимости от погоды, времени года и даже времени суток.

В яркую летнюю ночь арктическое солнце стоит в зените. И в эти дни и ночи остров виден, как на ладони. А в сентябре над ним можно пролететь, не видя его вовсе.

Мы свой остров любили наблюдать с купола ледника, высота которого — 310 метров. Там мы узнали, что полярная ночь не так уже темна, мы видели оттуда электрические огни нашей полярной станции. И там лее мы узнали, что легенда о звуковых сопровождениях полярных сияний является выдумкой досужих беллетристов, а пресловутое «арктическое безмолвие» есть увертюра к симфоническому оркестру — смыканию льдов. Тихий свистящий ветерок совсем неожиданно иногда переводит слабый дрейф льда в штормовое движение. И тогда кажется, что наш маленький остров будет стерт, смят и опрокинут в море движущимися гигантскими льдами.

Однажды мы наблюдали, как ледяной вал высотою в 15 метров с норда направился на остров, все сокрушая перед собою, и у самого берега раскрошился кусками голубых льдин, из которых самая меньшая была величиной с пульмановский вагон.

Льдины такого размера попадают при этом торошении и к нам на берег. В таких «экипажах» Арктика направляет на наш остров растерянных, испуганных и исхудалых белых медведей. Их заносит откуда-то ледовый шторм. Они подходят не без робости в ночную пору к нашим домикам и к будкам сторожевых и ездовых собак в поисках пищи.

Я записал в дневнике:

«27 декабря 1937 года. Вчера во время сильного торошения чудовищная сила моря выбросила на наш ледяной барьер берега стотонные глыбы льда. Используя временное ледяное нагромождение, с моря на остров забралась группа голодных медведей. Звери подошли к нашему домику. Один из них под окнами стал рвать привязанную на цепь собаку. Мы в это время предавались самому поэтическому занятию на острове — готовились к новому году, мастерили елочные украшения.

Дикий собачий визг прервал наше занятие. Выбежали и увидели: медведь рвет собаку Каиру, которая должна была скоро ощениться.

Было настолько темно, что медведь попадал в поле зрения, только когда приближался к желтому пятну, освещенному изнутри окна. Он был похож в эти минуты на живую копошащуюся огромную глыбу снега. По голодному хищнику стреляем в упор. Раненый медведь бросает добычу и бежит по скользкому леднику обратно к морю, оставляя за собою кровавый след.

С помощью спущенных собак отрезаем путь беглецу и на леднике обнаруживаем второго медведя, затем третьего. А у нас нехватает патронов. Оставив зверей «на попечение» собак, мы возвращаемся домой за патронами. Дело кончается тем, что два медведя остаются за нами, а третий исчезает неизвестно куда.

Добытые медведи оказались очень интересными экземплярами. Звери были совершенно обезжиренные. Кожа на сухом слое мышечной ткани у них приросла к костям. Вес самого крупного медведя, обладающего огромной силой, не превышал трех пудов.

Повар с большим трудом наскреб из добытых медведей 15 килограммов мяса для изготовления вареной колбасы к нашему новогоднему столу...»

Зимою и летом, весною и осенью мы накопляли сведения об острове и животных, погоде и птицах, горных породах и насекомых, а также изучали движения льдов и морские течения.

И вот что мы можем теперь сказать об острове, который считался со времен Де-Лонга бесплодным и неприступным.

Наш остров вулканического происхождения, он расположен на рубеже двух морей—моря Лаптевых и Восточно-Сибирского, на координатах 77°0'57,5" северной широты и 156°34'55,4" восточной долготы. Вопреки сведениям, сообщенным в материалах к лоции 1937 г., Генриетта в двадцать раз меньше указанного там размера. Я уже говорил, что площадь ее едва достигает 10 квадратных километров, из которых три четверти занято куполообразным ледником. Высота неподвижного ледника 310 метров. Свободная ото льда поверхность покрыта мелким и крупным базальтовым щебнем и валунами. Количество отложений в результате выветривания и размывания базальта ничтожно. На протяжении всего северного берега полосой до 100 метров тянется ледник, непрерывно разрушаемый и разбитый параллельными трещинами. Внешность острова резко изменяется к югу и юго-востоку. Здесь полярные ветры показали свою могучую и страшную силу, они разрушили базальтовые колонны и превратили скалы в какие-то островерхие башни, выдвигающие свои шпили в небо наподобие гигантских сталагмитов.

Цилиндры, призмы, конусы и граненые фигурные колонны возвышаются здесь на 80 метров и выше. В иных местах южный берег спускается к морю амфитеатрами, уступы которых поражают симметричностью и правильностью полукружных изломов. И вот, как бы опровергая молву о безжизненности этого острова, в этих амфитеатрах размещаются и гнездятся сотни тысяч птиц, прилетающих сюда на время гнездования. В летнее время по всему острову раздаются птичьи крики — они нарушают безмолвие Генриетты.

Тающие снега южного берега и склоны ледника низвергают шумные водопады, летящие стремительно с высоты 100 метров.

Растительность Генриетты, действительно, бедна. Она представляет собою переходную ступень от тундровой флоры к флоре арктической пустыни. Чернобурый чешуйчатый лишайник покрывает почти все ярусы прибрежных скал. Яркооранжевый, зеленый и желтый накипной лишайник встречается реже. В заболоченных ровных местах, там, где скопились и отсырели продукты выветривания базальта, небольшими островками растут водяные мхи, а среди них изредка вкраплены кустики чахлого ягельника. Это любимая пища оленя, но она на острове остается нетронутой.

Травянистая растительность встречается редко, лишь стебли низкорослой осоки мы наблюдали в большом количестве на болотцах

А на высоких местах мы нашли два вида желтого полярного мака. Это очень красивые арктические цветы, но совершенно без запаха. Вид этого многолетнего высокогорного незнакомца еще не определен ботаниками. Очевидно семена этого растения занесены сюда пролетными птицами. Есть цветы, которые на всем острове были найдены нами в количестве всего лишь двух-трех экземпляров.

Первое открытие лекарственной травы, содержащей в себе камфару, сделали наши ездовые собаки. Зимой, при переходе собак на мучное и крупяное питание, они стали болеть желудком. В это время многие собаки стали раскапывать уплотненный ветрами снег и с жадностью набрасывались на зеленые стебли лекарственной осоки.

Отсутствие кормовой базы и суровый климат Генриетты создали неблагоприятные условия для развития живых организмов на острове. Только два вида бескрылых насекомых могут считаться постоянными «островитянами» —это «ледниковая блоха» и одно из насекомых, относящееся, по-видимому, к отряду панцернокрылых, но уже утратившее способность летать

К крупным представителям животного мира, попадающим на остров по пути миграции и в поисках пищи, относятся белый медведь, морж, морской заяц и кольчатая нерпа. Из них только белый медведь может считаться постоянным, круглогодичным посетителем Генриетты.

Веселыми весенними гостями на Генриетте являются птицы: серая пуночка, похожая на нашего воробья, черные чистики с белыми пятнышками на крыльях, чайки-моевки, мощные бургомистры, быстрые подорожники и пестрые каменушки.

Мы жили с ними общей жизнью. Они изучали нас и привыкали к нам, а мы изучали их, охраняли их покой и дарили молодому поколению на память алюминиевые кольца на лапки.

Эти птицы осенью улетели с острова и унесли с собою марку «Москва СССР». Где-нибудь на крайнем юге встретится человеку окольцованная нами выросшая птица, и она невольно выдаст трассу своего перелета ученому миру

Первыми из пернатых прилетают на Генриетту чистики. В 1938 г. они были у пас уже 10 апреля. Первое время они жили на воде, под ледниковым берегом, так как места их гнездования были еще покрыты снегом.

Чистики не имеют базаров, они расселяются небольшими колониями на прибрежных скалах. Эти заботливые птицы делают из мелкого базальтового щебня небольшую площадку в глубоких базальтовых трещинах и откладывают там одно или два яйца. Кладка яиц и насиживание их растягивается на все лето.

По количеству за чистиками идут чайки-моевки. Место их скопления и гнездования — южный берег. Они живут там скученным шумным базаром. Мы насчитали на каких-нибудь 300 квадратных метрах свыше 70 тысяч их гнезд.

Кроме постоянных наших пернатых жильцов через наш остров летят куда-то дальше на север гаги, гребенушки, белые куропатки, кулички и кайры. Точное направление перелета промысловых птиц мы смогли установить только в отношении куличков из подвидов «краснозобиков»; они стайками до пятидесяти штук улетали в северо-восточном направлении, где мною в тихое прозрачное утро в 120—150 километрах были замечены и впоследствии зарисованы в вахтенный журнал очертания земли, не известной ни одной лоции мира.

Полное отсутствие на Генриетте грызунов-лемингов, которые являются основной пищей белого и голубого песца, а также огромная площадь дрейфующих льдов с разводьями и полыньями, отделяющая наш остров от материка, не позволяют песцам проникать и жить на нашем острове. Но один случай появления на Генриетте белого песца мы отметили. Он относится к началу полярной ночи. Песец, вышедший во время торошения с дрейфующих льдов, прожил у нас всего два дня. Мы приняли все меры, чтобы удержать песца на острове. Наш биолог т. Леонов во многих местах разбросал приманку из кусков нерпичьего мяса и жира. Песец, однако, не воспользовался нашей любезностью. Первый день он справил свою трапезу в районе птичьего базара, где из-под снега вырыл и съел тела чистиков и чаек. На второй день песец осмелел, подошел ближе к станции, там отыскал труп ездовой собаки, выгрыз у нее часть бока, а затем сошел на береговой ледник, где и потерялись его следы...

На нашем острове мы обнаружили странную и диковинную находку: рога и кости дикого оленя. Когда и при каких обстоятельствах на Генриетту попал олень — предположить трудно. Возможно только одно решение этой загадки. В отдаленные времена рельеф северного берега отличался от нынешнего более пологим спуском, благодаря которому «блуждающий» олень мог забрести на наш остров и погибнуть здесь от недостатка пищи.

Основные результаты климатических наблюдений на нашем острове сводятся к тому, что климат Генриетты можно смело считать ультраполярным. Целый ряд специфических особенностей выделяют остров Генриетты почти из всех метеопунктов как западного, так и восточного секторов Арктики. Наиболее характерной особенностью является длительный период низких температур воздуха, доходящих до 40° мороза, как правило сопровождающихся сильным потоком штормового ветра ураганной силы (32 м/сек.)

Круглосуточный дрейф с постоянными разводьями и полыньями создает над морем и островом постоянные туманы. Остров наш благодаря этому является островом быстрых конденсаций твердых осадков в виде изморози, гололеда и инея. На куполе ледника в летнее время были отмечены дни, когда за шесть-восемь часов на деревянных стойках антенны, лыжах и древке знамени гололед нарастал до 30—40 сантиметров. Об этом мы вовремя сигнализировали самолетам.

В июне мы наблюдали грозу с выпадением фигурного града. А в полярную ночь над нашим островом наблюдалось низкорасположенное над горизонтом, активно пульсирующее северное сияние, переливающееся всеми цветами радуги

Бывали дни, когда мы видели темно-багровое сияние, которое озаряло остров, море, льды и мгновенно исчезало...

Всю эту правду о Генриетте, столь отличную от старых скудных сведений о ней, мы записали в наши журналы, зарисовали, сфотографировали, сняли на кинопленку и собранные коллекции по флоре и фауне представили на рассмотрение советской науке

Люди острова Генриетты вместе со всей страной осуществили также свои избирательные права

Мы счастливы и горды, что здесь, на далекой зимовке, отдали свои голоса тому, кто в сорокаградусные морозы, в тайге шел когда-то с оружием в руках уничтожать белогвардейские банды, стремившиеся поработить народы Якутии.

Имя нашего кандидата в депутаты Верховного Совета Якутской Автономной Советской Социалистической республики — т. А. А. Болтунов.

Выбирая этого достойного сына эвенкийского народа в Верховный Совет, наш остров жил и дышал одним дыханием со всей страной.

Это было живое дыхание людей сталинской эпохи.

... Кто же в стужу и ненастье Сквозь туман и холод льдов до людей доносит счастье? СТАЛИН—наша плоть и кровь!...

Такова наша правда об острове Генриетты, который американец Де-Лонг назвал «неприступным и безжизненным».
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11465
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Остров Генриетты

Сообщение [ Леспромхоз ] » 26 Февраль 2011 21:37

НБЛ АН, М. 2007
 о.Генриетты-1.jpg
 о.Генриетты-2.jpg
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Остров Генриетты

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Май 2011 20:42

Из воспоминаний Кирилина А.И. (ЦМАМЛС (центральный московский архив-музей личных собраний), фонд 261).


В июне 1940 г. нам срочная радиограмма: лететь на остров Генриетта с врачом. На Генриетте полярку законсервировать, больных вывезти.
Что бы это могло быть?
Так далеко в океане, а на картах в океане точка – остров Генриетта, самолет никогда не садился. В радиограмме не говорится о сложности полета и опасности посадки, так как Еременко летчик высокого класса и сам дает лучшие рекомендации в таких случаях. Об этом известно в УПА.
Летим и очень долго. Найдя этот остров, кружимся. Остров для посадки самолета мал, примерно километр на километр, ровного ледника на нем наполовину меньше, и местами очень обрывистые берега. Где отлогий берег, стоят два домика. Связались с радистом - он сообщил: когда сядете, то идите к большому дому, а из малого стреляет помешанный.
ЧП. Страшная опасность сесть, чтобы не свалиться с обрыва - это метров 100. А можно и под пулю попасть. Передали радисту, чтобы зажег костер для определения направления ветра, он ответил: не могу выходить, сделаю так, чтобы дымила печь. Это помогло, зашли на посадку: скользят лыжи по леднику, но в конце пробега лыжи стали цепляться за выступы камней, это и затормозило, самолет остановился, но близко от обрыва. Лыжи повреждены, но не до такой степени, чтобы нельзя взлететь.
Дошли к указанному домику. Вошли в дом, это же и радиорубка. Радист за столом, на полу лежат двое раненых, радист сказал, что сумасшедший стреляет из того домика (а домик от домика 100 метров), но вот сутки не стреляет, а как было выспится, то опять стреляет. И тут радист стал падать со стула, его поддержали, положили на кушетку. Он уснул, так как с начала случившегося прошло восемь суток. За это время радист работал и вел перестрелку с сумасшедшим.
Наш доктор приступил к оказанию помощи пострадавшим. У одного разрублена спина, у другого - висок и нога.
У них были у каждого карабин и много патронов (от белого медведя). Пошли мы к малому домику, этот второй домик - склад продовольствия и запасной. Дверь закрыта изнутри, уговариваем открыть, никакого признака жизни, надавили на дверь и выломали - лежит убитый, свернувшись калачиком. Рядом повсюду много гильз и ящик с патронами, так же как и в радиорубке.
Вот как произошла трагедия, как нам после рассказал радист, к сожалению, не помню его имя и фамилию. Они четверо все молодые, здоровые, давно знакомые, согласились вести наблюдения и научную работу по освоению Северного Морского пути на самом отдаленном и маленьком острове в Ледовитом Океане в течение года.
В том 1938 г. господствовали южные ветра, ввиду этого ледовая обстановка позволила кораблям подойти к острову Генриетта и высадить дружную четверку; также выгрузили два сруба на домики. На корабле были плотники, и авралом экипажа корабля за двое суток собрали домики. Выгрузили много продовольствия, угля и бензина для движков. Распрощались до будущего года, но на будущий год ледовая обстановка оказалась тяжелой, и кораблям не удалось пройти в этот район.
Их заочно наградили правительственными наградами и просили крепиться, работать, но к концу второго года один из научных работников загрустил, на всех стал сердиться. И однажды - это было в половине июня, круглые сутки светло - этот загрустивший с топором подошел к спящему и рассек щеку. В испуге и от боли тот сел на постель, защищаясь, а он еще замахнулся, пострадавший хотел оттолкнуть ногой, и топор разрубил ступню. Преступник выбежал на волю, там в это время техник набирал в охапку дров, и в момент удара топором по спине техника радист на крик раненого выбежал из рубки. Радист закричал и схватил карабин (у них всегда за дверью) и выстрелил, угрожая. Помешанный убежал в малый дом и оттуда стал стрелять, а радист, укрывшись в радиорубке, вел ответную стрельбу.
Что можно сказать, трагично и очень трудно давалось освоение Северного Морского Пути.

Командир наш дал команду: штурману Абросимову и бортрадисту Вербовому помогать врачу! А механики, со мной к самолету!
Еременко стал шагами измерять и выбирать место и направление взлета. Очень ограничено расстояние взлета, а надо было подобрать такой лед, чтобы не попались камни под лыжи. Когда мы уходили из домика, то условились, чтобы пассажиры (а их трое) с собой взяли по одному небольшому чемодану, труп оставить. Но когда летчик определил место взлета и перерулили к самому началу взлета, другая команда: чемоданов не брать, нам механикам облегчить самолет - оставить инструмент, запчасти, неп.запас, а после запуска двигателей оставить пускач М-40. Взлетная полоса мала - если не оторвемся перед обрывом, упадем со 100-метрового обрыва и дополним трагедию.
Быстро нести в самолет раненых (а потребовалось на носилках нести и радиста, так как его не могли добудиться). Ждать нет времени. Надо срочно взлетать, используя хорошую погоду, а то задует ветрина и сбросит наш самолет с высоченного обрыва на паковый лед океана. А также может помешать взлету туман или снегопад.
Погрузили зимовщиков. Свое все оставили. Другого ничего не придумать. Взлетаем! С места дали полную мощность двигателей. Какое радостное облегчение - оторвались у самого обрыва. Ещё хлопали лыжи, но уже повисли на крыльях, летим!
Доставили зимовников в Тикси. Сами отоспались, наверное так же, как радист с полярки.
Все, что оставили на острове, получили на складе. Перелетели на Челюскин и стали заниматься своим основным делом - красить лед.


Обсуждение этого момента в теме А.И. Кирилин: viewtopic.php?f=37&t=3548
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Остров Генриетты

Сообщение Инспектор » 10 Ноябрь 2011 07:19

Полярная станция остров Генриетты (по следам экспедиции ЕЭС "Михаил Сомов" август-октябрь 2011 года)
 Генриетты.jpg

Фотографии станции (нач. рейса Обоимова А.П.)
 IMG_2391.jpg
 IMG_2436.jpg
Аватара пользователя
Инспектор
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 681
Зарегистрирован: 07 Август 2008 11:17
Откуда: г. Архангельск

Остров Генриетты

Сообщение [ Леспромхоз ] » 10 Ноябрь 2011 08:02

Как все запущено.
Ломали и корежили все это наверное белые мишки.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Остров Генриетты

Сообщение Инспектор » 10 Ноябрь 2011 16:39

Да это вообще шикарный вид. На других станциях намного хуже. Надо выложить фоты Мыса Желания или Рудольфа?!
Аватара пользователя
Инспектор
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 681
Зарегистрирован: 07 Август 2008 11:17
Откуда: г. Архангельск

Остров Генриетты

Сообщение Иван Кукушкин » 10 Ноябрь 2011 16:59

Надо!
Будем ужасаться и огорчаться.
А если проект очистки Арктики и восстановления станций не окажется "бумажным лозунгом", то, возможно, даже позднее и радоваться наглядным примерам "верного курса".

Я - за всеми руками.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11465
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Остров Генриетты

Сообщение Инспектор » 10 Ноябрь 2011 20:00

Восстановление путем установки АМС, пример в 2007 году - Тамбей, в 2011 - Вилькицкого, ориентировочно на 2012 - Сопочная Карга. Диксон - в 2011 году переведен из ГМО-1 в ОГМС, стал ТДС. Строительство намечено на 2012 год в Амдерме и на Диксоне.
Аватара пользователя
Инспектор
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 681
Зарегистрирован: 07 Август 2008 11:17
Откуда: г. Архангельск

Остров Генриетты

Сообщение [ Леспромхоз ] » 11 Ноябрь 2011 09:54

Членами экспедиции на НЭС 'Михаил Сомов' найден уникальный архив с полярной станции о. Генриетта.
11 ноября 2011
http://sevmeteo.ru/news/2011/11/11/3021.shtml

Во время рейса №2 научно-экспедиционного судна «Михаил Сомов» в Арктику произошло уникальное событие. На о. Генриетты в Восточно-Сибирском море найден архив метеорологических данных местной полярной станции. Наблюдения велись с 10 сентября 1937 года до апреля 1940 с продолжением с 20 мая 1954 до июня 1956 года. Среди найденных документов таблицы наблюдений над осадками, снежным покровом, температурой поверхности почвы, облаками, ледовые таблицы, метеорологические, за солнечным сиянием, а также журналы авиаметеонаблюдений.

Капитан судна «Михаил Сомов» Юрий Настеко и начальник экспедиции Александр Обоимов рассказывают, что на о. Генриетты им удалось попасть впервые. Здесь необходимо было провести экологические исследования специалистам НО «Полярный фонд». Еще с вертолета заметили несколько построек бывшей полярной станции. Они неплохо сохранилось. Зашли внутрь. Конечно, многие предметы испорчены погодой и местными обитателями – медведями. Но удалось найти документы, а также предметы утвари и быта, датированные 30-ми годами. Решили взять раритеты с собой, спасти их от сырости и животных. «Для нас – это всегда очень ценная информация, обладать которой мечтает каждый полярник, к тому же профессиональный метеоролог», - сказал начальник экспедиции Александр Обоимов.

Из записей видно, что с 37 по 40 гг. на метеостанции работали несколько человек. Указаны имена четырех из них – наблюдатели Борис Карышев и Иван Каталов, ледовые таблицы вели Георгий Шашковский и Анатолий Ющак. Среди найденных документов тексты телефонограмм, которые поступали на станцию в эти годы. В основном, это распоряжения об участии во всевозможных соцсоревнованиях и поздравления с праздниками. Кроме того, есть здесь сообщения об итогах очередного партийного съезда, о выборе профоргов по станциям и др.

Вот цитата одного из найденных документов, протокола общего собрания на п/с о-ва Генриетта:

«Предлагаю провести стрельбы из малопулек на звание Ворошиловского Стрелка. И с 15 сентября начать изучение Истории партии, наметив сроки проведения конференций…. Новому профоргу улучшить массовую работу, оставив основной борьбу за выполнение решений 18 съезда ВКП/б о превращении Сев. Мор. Пути в нормальную действующую магистраль. Для чего провести работу по сплочению коллектива и методом комплексных соревнований добиться хороших результатов производственной работы».

Записи заканчиваются апрелем 1940 года.

Из документов ясно, что с 20 мая 1954 года возобновлены ледовые и авиа метеонаблюдения. Проводил их Олейник Степан Алексеевич. Более глубоким анализом найденных материалов займутся сотрудники музея Северного УГМС. Впоследствии архив с гидрометеорологической станции главного управления Северного морского пути о. Генриетта будет представлен для всех желающих.

Для справки:

Организовала полярную станцию на острове Генриетты третья высокоширотная экспедиция на «Садко» под руководством Р.Л. Самойловича в 1937 году.
Высадившимися участниками экспедиции и команды «Садко» на берегу был сложен из камней гурий и водружен флаг Советского Союза. Профессор Самойлович произнес речь, в которой объявил, что этот остров отныне присоединяется к владениям СССР. Для выгрузки нужно было подойти к берегу вплотную и ошвартоваться к обледенелому снежному склону («навеянному леднику»), по которому поднимали груз наверх, к месту строительства станции, на высоту около 36 метров. Для зимовки было доставлено три разобранных дома, радиостанция, большие запасы продовольствия, снаряжение и стиральная машина. Погрузка производилась под аккомпанемент собачьего лая - зимовщики острова Генриетты взяли с собой около тридцати ездовых собак. Во время выгрузки строители работали на сборке жилого дома, склада и радиорубки. Научный состав экспедиции был занят обследованием и топографической съемкой острова, производством гидрологических, метеорологических и других наблюдений. 5 сентября строительство полярной станции было закончено, и «Садко», распрощавшись с зимовщиками и отсалютовав им прощальными залпами из ружей и гудком, направился к острову Жаннетты. Самойлович рапортовал об открытии новой, 57-й по счету полярной станции Главсевморпути.
Дальнейшая история станции связана с получившим большую известность конфузом. Начальник станции Л. Ф. Муханов, совсем не новичок в Арктике, 12 октября 1937 года записал в дневнике: «Прямое освещение северо-востока позволило увидеть контуры неизвестной земли, вытянутой с запада на восток, с двумя куполообразными возвышенностями на западе и значительным понижением к востоку. Мною, а через некоторое время т. Леоновым были сделаны зарисовки острова. Два рисунка, занесённые в вахтенный журнал, имеют между собой полное сходство». Весной 1938 года самолёт ледовой разведки обнаружил в районе, указанном зимовщиками, гигантский столовый айсберг (один из так называемых дрейфующих ледяных островов), в западной части которого действительно отчётливо просматривались два ледяных купола.
Хромцов обращал внимание руководства экспедиции на то, что в будущем снежный склон может обрушиться и, следовательно, берег острова будет недоступен для выгрузки снабжения для радиостанции, а при наличии льда и при северных ветрах подход к острову вообще невозможен. Действительно, прогноз Хромцова оправдался. Станция просуществовала недолго и вскоре была закрыта, из-за обвала ледника ее снабжение оказалось невозможным.
Время консервации станции точно неизвестно; можно предположить, что она произошла не позже 1939 года, когда была остановлена работа многих не оправдавших надежд арктических полярных станций ; тогда же была окончена зимовка партии Муханова. О работе станции с 55 до 63 года информация отсутствует.
Станция просуществовала до 1963 года. В настоящее время (2011 г.) остров необитаем.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Остров Генриетты

Сообщение [ Леспромхоз ] » 11 Ноябрь 2011 10:00

Вот и продолжение темы "Из воспоминаний Кирилина А.И. "
posting.php?mode=reply&f=3&t=3069#pr28936

Вот как произошла трагедия, как нам после рассказал радист, к сожалению, не помню его имя и фамилию. Они четверо все молодые, здоровые, давно знакомые, согласились вести наблюдения и научную работу по освоению Северного Морского пути на самом отдаленном и маленьком острове в Ледовитом Океане в течение года...


Из записей видно, что с 37 по 40 гг. на метеостанции работали несколько человек. Указаны имена четырех из них – наблюдатели Борис Карышев и Иван Каталов, ледовые таблицы вели Георгий Шашковский и Анатолий Ющак.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

"Тайна Острова Генриетты"

Сообщение [ Леспромхоз ] » 27 Март 2012 16:09

Снова про "тайны Генриетты" :)
Стряхнем "пыль" и "макароны", а то от "атомодизайнокосмометеорологии" сонливость повысилась :)

 о_Генриетты.jpg
Из воспоминаний Бурого Сергея Степановича:
Полет на остров Генриетты
(время действия вроде 1952 год или чуть позже-padsee)

Прибыв в Тикси, мы узнаем от Хабарова, что на острове Генриетты на полярной станции нет горючего (каменного угля), люди в беде, замерзают, необходимо срочно везти уголь на остров и сбросить его для полярников. Все это было в разгар полярной ночи. Сложность была и в том, что остров Генриетты находился далеко от Тикси, поэтому необходимо было брать полный запас горючего, Если исходить из точного расчета, то практически груз нельзя брать, так как исход может быть непредсказуем. Но тут особый случай, и выполнять задание надо было немедленно. Запасных аэродромов не было, есть по дороге остров Котельный, но он закрыт по погоде: пурга, видимость нулевая. Мы берем на борт более двух тонн угля, две бочки с бензином на всякий не предвиденный случай, и с перегрузкой в три тонны готовы к вылету.
...
На горизонте показался заветный остров Генриетты, который выглядел, как всегда, мрачным с нависшей черной низкой облачностью. Северный ветер жмет льды на остров, как бы желая его сдвинуть с места. С южной стороны, где нам нужно производить сброс угля, лед отогнало от берега, получились разводья. Давно установлена радиосвязь с островом, зимовщики благодарят, высказывают много теплых слов, чувствуется в голосе радиста и начальника станции большая радость. Появление самолета около острова для людей, фактически отрезанных от мира, не видящих ни чего, кроме штормового моря, покрытого льдами, большой праздник. (Это так они рассказывали).

Каждый раз, когда мы выполняли ледовую разведку в этом районе, делаем привязку к острову, много разговариваем с ними по рации, вдохновляем и утешаем их, сбрасываем им рыбу, мясо, немного спирта, записку, упаковав предварительно в бумажный мешок. Все, что есть у нас на борту, включая почту, мы им дарим от всей души. Нужно заметить, что такую доброжелательность мы проявляли ко всем полярникам, находящимся на других зимовках и островах.
И так приступаем к сбросу на остров Генриетты, предварительно выполнив контрольный круг, после которого мы несколько насторожились, неимоверно сильная болтанка. Дул сильный ветер (12 м/с) с севера на юг с гор острова, создавая мощные завихрения, а для самолета — болтанку.

Экипаж готов, все на своих местах, рядом со мной остается бортмеханик, остальной состав экипажа будет сбрасывать уголь. Хоть и сильно болтало самолет, ощущение незавидное, но терпимое, дело подходило к концу. На восьмом заходе, когда сбросили очередное количество мешков, при пролете с берега к воде, самолет с нисходящими потоками бросает вниз на воду. Сердце замерло. Глаза самопроизвольно закрылись, в голове сработала мысль: «это конец». Но счастье сопутствовало нам всегда, ни таков наш любимый Ли-2, чтобы похоронить нас у берегов Генриетты. Последующие заходы мы выполняем еще с большей уверенностью, все проходит гладко, по шнурку… Дело сделали, мы согрели людей, доставили им спасительное топливо, согрели их души, помогли им в трудное для них время. Какое великое счастье доставлять людям радость, особенно помогая в беде.


Получается (по воспоминаниям С.С.Б.), что в начале 50-х годов станция работала!


В 1950 году остров стал прибежищем советских Робинзонов. Во время выполнения очередного рабочего задания гидрометеоролога полярной станции "Четырёхстолбовый" Александра Кузнецова вместе с двумя товарищами и упряжкой собак унесло на оторвавшейся льдине в открытое море. Законсервированная советская полярная станция на острове Генриетты с домом, баней, запасами топлива и еды приютила людей во время долгой полярной зимы. Дважды за это время над островом пролетал самолет и даже сбрасывал какой-то груз, не попавший, к сожалению, в руки полярников. Они не могли быть уверены, что о них знают и намереваются весной послать за ними ледокол. Поэтому накатывавшую время от времени депрессию и отчаяние, когда в самые, беспросветные полярные ночи один из спутников, блокадник Виктор чуть было не покончил с собой, лечили приготовлениями к новому большому пути. В апреле 1952 года полярники покинули остров и, совершив тысячекилометровый переход, достигли Большой земли.


На этих "робинзонов" тоже не похоже, рации у них не было. Хотя по времени вроде бы подходит?
В теме Кирилина А.И. вроде окончательно выяснили, что станция была законсервирована в 1940 году.
Хотя, ИМХО, на фотографиях с "Сомова" 2011 года постройки не выглядят покинутыми в 1940-м году.
Что же за "секретная полярка" работала на о.Генриетты в 50-х годах?
Можно конечно по накатанному примеру пойти и забыть, но страсть как хочется разобраться :)
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Остров Генриетты

Сообщение [ Леспромхоз ] » 27 Март 2012 16:28

А, вот она уже и не "тайна":
viewtopic.php?&f=3&t=3069#p31259
Наблюдения велись с 10 сентября 1937 года до апреля 1940 с продолжением с 20 мая 1954 до июня 1956 года.
Значит описанный случай был 54/55 или 55/56 годах.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

След.

Вернуться в Полярные станции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения