Конвой БД-5 ( 1944 )

Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 25 Декабрь 2008 21:59

Буйный пишет:Можете пообщаться с канд. ист. наук полковником Мирославом Эдуардовичем Морозовым, автором многих работ, посвященных войне на море в ВМВ.


От Мирослава Эдуардовича получен ответ, за что ему признателен. Цитирую:

"Я могу в целом прокомментировать данный фрагмент, как наглядный образец того, какими данными об оружии противника оперировали наши моряки в годы ВОВ. Несмотря на то, что немецкие электроторпеды G7e были приняты на вооружении кригсмарине еще в 1928 г., известны нашим конструкторам с 1939 г., когда наша комиссия ездила в Германию и на личной шкуре, начиная с 1941 г. в т.ч. и на Северном морском театре, в 1944 г. их применение все еще характеризуется как "впервые на Севере". Наверное, стоит напомнить и о том, что U-250 была потоплена в Финском заливе 30 июля 1944 г. после чего о применении немцами самонаводящихся торпед стало известно абсолютно точно от ее командира. Я уже не говорю о том, что о появлении этого оружия нам сообщали с конца 1943 г. союзники. Чего уж тут говорить о знании нашими ТТХ немецких мин? Ведь на Севере долгое время некотактные поля тралились исключительно союзными тральщиками. С других театров на СФ приходили описания разоруженных немецких мин, причем в апреле 42-го на ЧМ впервые на наших театрах была разоружена мина с комбинированным магнитно-акустическим взрывателем. Фактически же такие комбинированные взрыватели заменили чисто магнитные и чисто акустические еще осенью 41-го. И в дальнейшем наши минеры разоружали исключительно мины с комбинированными взрывателями, так что даже если теоретически допустить, что посылки ГАС совпали бы с настроенной частотой сигнала акустического взрывателя (сильно сомневаюсь, что такое возможно) ничего бы не произошло - требовалось одновременное срабатывание и акустического и магнитного замыкателя в схеме.
Тем не менее, я вполне допускаю, что Шмелев мог так инструктировать командиров тральщиков, хотя материалов, прямо доказывающих это, у меня нет."
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 28 Декабрь 2008 15:05

Привожу выдержки из статей Бориса Казанцева. Они касаются истории жизни одной из участниц конвоя БД-5. Копии статей, имеющиеся у меня не идеальны, поэтому, если будет такая возможность, то прошу дополнить и исправить нижприведённые тексты.

Прошлась война по переулочку…
Борис Казанцев
Газета «Правда Севера», 08 мая 2001 г.


Этот кусочек Поморской, между Обводным каналом и проспектом Советских космонавтов, и полвека да даже, верно и век назад был точно таким же, как и сегодня. Правда, теперь снесено с полдюжины вконец обветшавших домишек. Однако дома тут стоят столь тесно и столь они невелики, что потери почти не видно. Да еще с тех давних лет деревянную дорогу из досок, положенных почему-то не вдоль, а поперек, сменил асфальт. Обычные архангельские мосточки, впрочем, остались. Осталась и тишина.
В давние годы ту тишину нарушал разве что грохот досок под колесами полуторки. Или гремела телега городского золотаря, тащившегося за Обводный – на городскую свалку.
Сегодняшний житель города вряд ли представит район за Обводным, где теперь понатыканы современные многоэтажки, стоит на огромной городской свалке. Вошедший в магазин «Богатырь» тоже едва ли представит – на этом месте в годы войны стояла одна из зенитных батарей, оборонявших город.
Я же об этом не только знаю. Помню! Потому что все четыре военных года и еще четыре после, жило наше небольшое семейство в одном из тех, просевших в землю почти по самые окна, снесенных теперь домишек (Поморская, 79). И смею утверждать, что если, война прошлась по судьбе человека даже в его нежном возрасте, то след оставляла неизгладимый. Оставила навсегда в памяти и огромные черные тарелки громкоговорителей, на которые смотрели с тоской и надеждой, когда они передавали сводки «От советского Информбюро». И наискосок оклеенные бумажными лентами стекла окон. И едкий вкус картофельной кожуры и тюленьего сала, которое иногда ели сырым, лишь обмакнув в щепотку дефицитной соли... Память о войне по-своему определяла круг жизненных ценностей…
В те давние военные годы,. прижавшись лицом к стеклу окна, выходившего на Поморскую, я мог бы разглядеть ещё один домишко (Поморская, 60); ныне снесенный. В нем жила Галя-Ермолина, погибшая 12 августа 1944 года на пароходе «Марина Раскова». Десятка три лет назад Галина сестра передала мне ее дневник.
Восемнадцатилетняя девчонка, в военные годы выучившаяся на судовую радистку, заносила в те пухлые тетради, датированные 43-м годом, и будничное (учеба на курсах, работа на причалах Мурманска при разгрузке союзнических караванов), и сокровенное: была и тогда большая и светлая любовь. Избранником вот этой обычной архангельской девчонки с бровями вразлёт был четвёртый штурман «Марины Расковой» Николай Боганов. Вместе они и погибли в ту страшную августовскую ночь. Как и сотни полярников, членов их семей, детей, бывших на судне. Недалеко от острова Белый в Карском море «Марина», как запросто и ласково свой пароход Галя, попала в перекрестье перископа фашистской субмарины.
Дважды я рассказывал в наших архангельских газетах о Гале Ермолиной…


За ту погибшую весну.
Борис Казанцев
Газета «Правда Севера», 20 апреля 1995 г.


В давние годы у меня в руках оказались даже не письма, а дневник Гали Ермолиной – две толстые тетрадки с пожелтевшей от времени бумагой, плотно исписанные карандашом и разноцветными чернилами. Тетради пронумерованы – № 2 и № 3. Значит, был и № 1, видимо, безвозвратно утраченный. Был, верно, и № 4, ушедший вместе с Галей в пучину Карского моря. А вот в этих двух – год ее жизни с 4 мая сорок третьего по 6 мая сорок четвёртого, описанный, правда, со значительными перерывами.
Перебираю эти страницы, и приходит мне в голову: одно дело – с интересом читать чужие письма-дневники, другое – писать о них, если рассказываешь о человеке, называя его подлинными именем и фамилию… (текста далее нет – граница копии публикации).
Меня назначили «месте с Шурой Шумиловой на п/х «Марина Раскова». Говорят, что это большой английский (переданный нам. — Б. К.) пароход. Какая радость, что я попала на п/х, а не на берег! Но как-то страшновато подумать о начале работы. Как-то встретят там? Да еще страшновато, что направили нас одних без настоящего радиста. И только подумать: меня – радистом! Вся связь этого п/х на моей ответственности! А я ни разу даже не бывала на большом судне. Хорошо бы все прошло удачно, и я бы оправдала возложенную на меня ответственность. Еду в Молотовск в понедельник. Счастливого пути мне, ни пуха, ни пера! Этого я желаю себе и всем нашим радистам, окончившим вместе со мной курсы...»
Сегодня в наше достаточно циничное время такая вот восторженность, доброжелательность к друзьям и к просто окружающим людям, рассуждения о чувстве ответственности воспринимаются многими лишь со скептической усмешкой. А ведь это было сутью помыслов людей тех лихих лет!
Галина учеба на курсах радистов, а еще раньше – курсы ПВХО и работа в каком-то из архангельских госпиталей остались, видимо, в тетради № 1. Вторая же тетрадь вобрала в себя еще до того восторга от назначения на «большой пароход» и прозу работы по десятку часов в день в подсобном хозяйстве (было и тогда такое) пароходства, от которой – мозоли на руках. Да, пока что от обычной лопаты, а не от телеграфного ключа. Ранним утречком на допотопном, но памятном всем архангелогородцам пароходике «Москва» – за Двину, затем дежурка до Исакогорки – нередко «зайцем»... (троеточие в статье, это не окончание цитаты).
Эта тетрадь вобрала Галину белую зависть к подругам: те определились на плавающие суда, на зимовки, а ее «Марина» стоит в Молотовске, потом перешла в Архангельск – вот и все плавание. «А так хотелось бы перейти на плавающее судно!» — записывает она 29 июля. После той записи – перерыв на три месяца.
Ее час, когда она по-настоящему «оморячилась», пришел лишь 9 октября. И узнал я об этом не из её дневника, а попались на глаза строчки из книги «Краснознаменный Северный флот». «9 октября 1943 г. из Архангельска на Новую Землю вышел конвой в составе транспорта «Марина Раскова» и эскадренных миноносцев «Гремящий» и «Громкий»... Транспорту предстояло доставить в губу Белушью теплую одежду, продовольствие, оборудование для базы и топливо. В пути корабли попали в сильный шторм. Крен достигал 50 градусов. До Белушьей оставалось миль 150, когда на транспорте сорвало руль и судно лишилось управления. Восемь часов почти нечеловеческих усилий потребовалось экипажам транспорта и «Гремящего», чтобы завести буксир. Но он не выдержал могучих рывков и вскоре лопнул. Опытный моряк А. И. Гурин (командир конвоя – Б. К.) приказал удлинить буксир, использовав якорные цепи транспорта и эсминца. Это и обеспечило успешную буксировку. На пятые сутки похода «Гремящий» привел транспорт в губу Белушья...»
Галя же вернулась к своим записям лишь 22 октября. Где и отмечает просто, что «стала «Марина» плавающим судном». И еще ее замечание: «Обратный рейс подействовал на меня больше. Несколько раз меня…. (текста далее нет – граница копии публикации)
…Затрудняюсь сказать, распространялось ли это и на суда транспортного флота, но не могу удержаться от улыбки, прочитав вот это «травило» или «алюминaтор». А как не улыбнуться, читая и о девичьих сомнениях – отрезать или не отрезать косы? Или вот еще терзания — катастрофически быстро становится толстушкой, а за усыпавшие лицо веснушки прозвали Галю на судне так: Конопатый Пятница.
Но, не скрывая, полностью доверяет она страницам своего дневника свою первую весну. И вот война – не война, а жизнь, молодость берут свое. Своему избраннику, четвертому штурману «Марины Расковой» Николаю Баганову посвящает Галя самые пылкие строки дневника и даже стихи. Их, написанные с пренебрежением ко всем правилам стихосложения, не стану приводить, чтобы не вызвать возможных насмешек знатоков: не для них писалось... (троеточие в статье, это не окончание цитаты).
Это была большая, сильная и безрассудная (впрочем, бывает ли она рассудочной?) любовь. И чистая! Тут сразу всплывает в моей памяти чеховская строчка из «Дамы с собачкой»: «В рассказах о нечистоте местных нравов много неправды... такие рассказы в большинстве сочиняются; людьми, которые сами бы охотно грешили, если б умели...» Также и с россказнями о нравах моряков.
Но ведь в таких вот дневниках обнаженность человеческих поступков и чувств всегда искренни и предельны. И на этих пожелтевших страницах вовсе не бесполые и безгрешные ангелы в обязательной тогда форме моряка. Ах, какой красивый отлуп получил от Гали один из них, уверовавший в свою неотразимость! Фамилию этого «большого шалуна» не привожу: известная, хотя и… (текста далее нет – граница копии публикации).
…нятъ таких строчек бесхитростной девичьей исповеди: «Я ложусь рядом с ним думаю, что Коля ничего не позволит плохого. Для этого придёт время. Я его не 6оюсь. Он нежно обнимает меня и часто целует. Вспоминаем нашу встречу, как ходили в кино, театр, сидели в каюте и рубке, слушая радио... Так в разговоре проходит почти вся ночь...»
Это перед прощанием в Мурманске, куда оба в числе других были командированы в зиму 1943–44-го на разгрузку приходивших из-за океана транспортов – работа иногда по шестнадцать часов в сутки. Николая отозвали в Архангельск на месяц раньше. «А мы, бедные радисты, – делает запись в дневнике Галя, – остаемся пока здесь, но ничего – скоро и мы поедем. Будем ждать до победы. Разгрузим последний караван, дождемся еще и награды». Победа казалась ей уже столь близкой... (троеточие в статье, это не окончание цитаты).
Это была не первая их разлука. Отзывали Николая с «Марины» еще и раньше – на «Вятку». Уходил он полное опасностей море, и может быть, сознание того, что кто-то ждет его там, в Архангельске, притупляло то чувство опасности. Но в своем последнем рейсе они были вместе... (троеточие в статье, это не окончание цитаты).
Снова раскрываю страницы сборника о Северном флоте. «8 августа из Архангельска на Диксон выше; конвой «БД-5» в составе транспорта «Марина Раскова» и тральщиков «Т-114» «Т-116», «Т-118». Первую часть пути он прошел благополучно... Вечером же 12 августа в Карском море борт транспорта взорвала акустическая торпеда. Командир конвоя организовал спасательные работы, не приняв меры к поиску подводных лодок, и не усилил противолодочного охранения. Все это привело к тяжелым последствиям. Фашистские подводники последовательно потопили тральщики «Т-118», «Т-114» и транспорт. Погиб и сам командир конвоя».
Очень уж сухие строки. Ну, во-первых, почему-то тяжелым потерям отнесены лишь корабли и транспорт а не то, что только на «Марине Расковой» было 354 пассажира – зимовщики военные, женщины, дети, да ещё экипаж, спаслось же в холодной воды не мёнеё половины. Во-вторых, легко сегодня рассуждать об организации противолодочного охранения. Но тогда фашисты применили новейшие акустические торпеды, и на кораблях охранения даже не сразу поняли, что это нападение подлодки, а не минное поде. Да и спасать людей надо было, что и делали корабли, невольно подставляя свои борта под удары вражеских торпед. И лишь «Т-116» (тот самый ТЩ-116) избежал трагической участи и позже свел счеты с фашистской субмариной. Но тогда, вряд ли его командир мог, приняв на борт около двух сотен спасавшихся, еще и «принять меры к поиску подводных лодок», Галина Ермолина была, видимо, на том из кораблей, что не избежал смертельного удар торпеды... (троеточие в статье, это не окончание цитаты).
А тот фашист у перископ субмарины был умел, беспощаден и торпед не жалел. Уже за полночь, когда на борту «Марины Расковой» оставалось лишь шесть человек, когда судно осело в воду по самые якорные клюзы, он выпустил по нему ещё две. Между первой и второй те шестеро еще успели спуститься в шлюпку и немного отойти от борта. Как и положено по морским законам, последним спускался в неё капитан Виктор Александрович Демидов. Среди них был и четвертый штурман Николай Баганов… (текста далее нет – граница копии публикации).
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение [ Леспромхоз ] » 29 Декабрь 2008 22:21

Ветеранов полярных конвоев поздравили с Новым годом
29 декабря 2008, 18:28

Сегодня сотрудники ОАО «Мурманское морское пароходство» поздравляли с наступающим Новым годом ветеранов полярных конвоев. «Эти люди внесли большой вклад в нашу победу в Великой Отечественной войне. Именно они переправляли грузы из Англии и США в Россию под обстрелами и бомбардировками», - рассказала Валентина Карепова, специалист управления связей с общественностью ОАО «ММП».

Мурманское морское пароходство не забывает своих героев. Ежегодно ветераны получают подарки и поздравления от компании. Такие встречи стали уже традиционными. В Мурманске в настоящее время проживает восемь ветеранов полярных конвоев, все они находятся в почтенном возрасте, пароходство о них помнит.

Ветераны получили календарь ОАО «ММП» на 2009 год и продуктовый набор к новогоднему столу: шампанское, банку красной икры и другие продукты.

Ветераны конвоев также не остались в долгу перед представителями пароходства. Например, Вилен Астахин исполнил гостям песню о походах моряков в Баренцевом море. «Я прошел 2 океана и 8 морей. Много путешествовал. В годы войны находился около 1,5 лет вдали от Родины - в США. Я могу с уверенностью назвать себя морским волком», - вспоминает ветеран.

Следующим поздравления принимал Александр Курганов, ветеран далекой войны. «Когда меня взяли в армию, мне было всего 16 лет, - вспоминает мурманчанин. – В то время я был в Архангельске, только через некоторое время меня перевели в Мурманск… А на пенсию я ушел только в 61 год! Молодым мореходам хочу пожелать, чтобы у них было поменьше аварий и большой удачи в плаваньях», - поздравил коллег Александр Курганов.

Подарки от Мурманского морского пароходства сегодня вручали и пенсионерке, ветерану полярных конвоев Марии Ветшевой. Эта героическая женщина пережила и немецкие бомбежки в норвежском море, и гибель своих друзей. Она служила на кораблях «Фридрих Энгельс», «Роза Люксембург» и на многих других. Сотрудники пароходства поздравили Марию Ветшеву с Новым годом, пожелали ей от лица всего коллектива и лично от Александра Медведева, генерального директора ОАО «ММП», здоровья, долгих лет жизни, семейного счастья и благополучия.

«На базе музея ОАО «Мурманское морское пароходство» уже много лет действует клуб ветеранов полярных конвоев. Здесь ветераны могут встречаться и общаться, но, к сожалению, в силу своего возраста такие встречи проходят все реже. Поэтому мы и решили посетить их дома, поздравить с Новым годом»,- рассказала Валентина Карепова.

http://www.b-port.com/news/archive/2008-12-29-41/
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 03 Январь 2009 16:27

Хочу Вам представить статью Фёдора Александровича Романенко. Он прислал её до Нового года, получил его разрешение на размещение в интернете 1 января. Есть ещё фотография полярной станции на о. Белый, её размещу позднее, после получения дополнительных данных по фото. Я бы хотел поблагодарить Фёдора Александровича за предоставление уникальных материалов, за помощь и содействие, за понимание важности проведения экспедиции. Фёдор Александрович внёс вклад не только как учёный, но и как человек, уважающий традиции и историю Арктику. Статья Ф.А. Романенко позволяет под разными углами посмотреть на трагедию конвоя БД-5 и на последующие события. Память и забвение, как добро и зло, увы, идут рядом с человеком. Благодаря таким людям как Фёдор Александрович Романенко, память сохраняется. Я могу судить об этом на основе публикаций Фёдора Александровича, касающихся истории Арктики. В начале пути нам казалось, что о трагедии 12 августа 1944 года в послевоенные годы забыли. Теперь мы видим, что это не так.
Свои выводы по статье я уже сделал, но не хотелось бы злоупотреблять правом публикатора. Читайте, и делайте выводы сами.

О трагедии «Марины Расковой»
Ф.А. Романенко (Географический факультет МГУ)

Забыть историю «Марины Расковой» невозможно. Глубоко сочувствуя идее «Карской экспедиции-2009», надеюсь, что она будет не только мемориальной, но и научно-исследовательской.
Я располагаю двумя основными источниками сведений о трагедии 1944 г. – воспоминаниями двух её участников – Дмитрия Семёновича Иванова (в 1944 г. – старшины тральщика АМ-116) и Надежды Викторовны Морозовой, пассажирки «Марины Расковой». Эти воспоминания записаны мной 16 мая 1995 г. на конференции в Московском филиале Русского Географического общества, посвящённой 50-летию Победы. Она проходила ещё в старом здании на Никольской, выступали историк флота И.А. Стоянов, полярный лётчик В.М. Перов, зимовщик с полярной станции мыса Стерлегова Л.Э. Венцковский, Д.С. Иванов, Н.В. Морозова, историк геологии А.В. Мельников. Перов и Венцковский умерли в конце 1990-х – начале 2000-х гг., судьба остальных мне неизвестна.
Второй источник сведений – архивные материалы ГУСМП. Они касаются в основном истории захоронения погибших на «Марине Расковой».
Кратко напомню главные вехи событий (Белов, 1969, с дополнениями по архивным документам и иной литературе).
12 августа 1944 г. в 20.05 немецкая подводная лодка "U-365" (командир - капитан–лейтенант Х. Ведемейер)1 в 60 милях к западу от о.Белого (73 22’ сш., 66 35’ в.д.) атаковала советский арктический конвой "БД-5", следовавший из Архангельска на Диксон (командир конвоя капитан 1 ранга А.З. Шмелёв), и потопила транспорт "Марина Раскова" (капитан - В.А. Демидов), на борту которого находилось 354 пассажиров, в том числе женщины и дети, и 55 человек команды. Транспорт следовал на Диксон для смены зимовщиков и снабжения полярных станций. Вместе с "Мариной Расковой" были потоплены два тральщика конвоя - АМ-118 (командир - С.М. Купцов) (отказались сойти с корабли, и погибли с ним штурман старший лейтенант Алексеев и краснофлотец Михайлов) и АМ-114 (командир – И.О. Панасюк). Вместе с тральщиком АМ-114 погибли пересаженные туда с парохода женщины и дети (спуском кунгасов с «Марины Расковой» руководили пассажир Михаил Петрович Макаровский и работник полярной станции Карпов, среди погибших – краснофлотец Семён Рудской). На третьем тральщике АМ-116 (командир - капитан-лейтенант В.А.Бабанов) спаслись 186 человек с потопленных кораблей. В море осталось три шлюпки, кунгас и моторный катер, на которых находилось более 150 человек, в том числе 86 - на кунгасе.
16-17 августа лётчики Беломорской военной флотилии Е.Евдокимов и Беликов сняли в проливе Малыгина 29 человек с катера, в том числе 5 женщин. 18 августа М.И.Козлов доставил на Диксон 26 человек с вельбота, а С.Сокол – 11 человек из шлюпки. На следующий день лётчик С.Сокол с большим трудом снял с кунгаса двоих.
Следующие несколько дней стояли густые туманы, нелётная погода, и только 23 августа М.И. Козлов в сильный шторм сумел сесть у кунгаса и принять на борт своего самолёта оставшихся в живых 14 человек. Между самолётом и кунгасом был протянут трос, механик Н.П. Камирный на клиперботе перевозил людей на самолёт, так как самостоятельно двигаться они не могли. Кунгас был наполовину затоплен. Когда все живые были переправлены на самолёт, трос обрезали.
Взлететь при волне высотой три метра на перегруженной машине было невозможно, и командир самолёта принял решение идти к проливу Малыгина, недоступному для подводных лодок. Через 12 часов хода против волны с неисправным правым двигателем самолёт М.И.Козлова встретил (в 7 часов утра 24 августа) наводимый самолётом лётчика Федюкова тральщик Т-60, который принял спасённых на борт. К этому времени ещё один человек умер.
Поиски продолжались до 3 сентября, но две шлюпки так и не были обнаружены. Таким образом, удалось спасти 256 (259) человек из находившихся на трёх потопленных судах 618 человек и членов экипажей. В конце августа к о.Белому прибило баркас с телами погибших (около 70 человек), они были похоронены в братской могиле на северо-западной оконечности острова, и над ней был поставлен деревянный памятник, впоследствии уничтоженный волнами.
Теперь перейдём к изложению информации из вышеназванных источников. Воспоминания передаю от первого лица, как они были записаны, литературная обработка минимальна и призвана только привести устную речь к связному письменному виду. Увы, это не всегда удаётся, в тексте есть несколько несвязанных фраз и обрывков. Записи хранятся в моём личном архиве и воспроизводятся специально по просьбе координатора экспедиции 2009 г. Сергея Шулинина. Фамилии участников событий выделены жирным шрифтом.
Воспоминания Д.С. Иванова
Я закончил учебный отряд на Соловках, в войну служил старшиной АМ-116 (Т-116). На кораблях этого типа служило 80 человек экипажа, было 24 ракетных установки, взрывавшихся только при соприкосновении с целью, и два 76-мм орудия. Водоизмещение 914 тонн, длина 56 м, скорость 13 узлов. Корабль передан СССР в январе 1943 г.
В 1944 г. Т-116 потопил две подводные лодки. Одну из них – U-362, у островов Мона, на глубине 40 м. Через два дня там были водолазы и сняли документы. Водоизмещение такой лодки 740 тонн, длина 74 м, дизель 3200 л.с., скорость 19 узлов, экипаж 70 человек. Она несла две 100-ммм пушки, шесть торпедных аппаратов.
13 августа 1944 г. я стоял на вахте и вдруг увидел слабый взрыв в центре корпуса «Марины Расковой». На ней было 534 человека, в том числе 124 женщины и 15 детей. Пароход сразу остановился, мука залепила пробоины и немцы его затем добивали. Немцы впервые применили акустические торпеды. На тральщиках были шлюпка-шестерка и американский катер. Наш катер не завёлся, когда мы на шлюпке подходили к тральщику (видимо, к Т-118 – Ф.Р.). Торпеда попала в корму Т-118, уже со снятыми людьми. После второго взрыва (глубинной бомбы). Взяли полную шлюпку, пришли (на свой тральщик - Ф.Р.), сменили экипаж (Николай Алексеев, Евгений…). Я вышел и шлюпка опять пошла.
Кунгас – плоскодонная барка.
Сделали (починили - Ф.Р.) катер к этому времени (старший – капитан-лейтенант Белоусов, рулевой – я), догнали нашу шлюпку, подошли к пароходу, вышли на его палубу. На катер погрузили мужчин и одну женщину, взяли на буксир кунгас, а шлюпку оставили у борта. Пошли на 116-й, и в это время 114-й бросил якорь и спасал людей. И в это время взрыв на 114-м, и его расстреляли, а мы увидели вдали подводную лодку.
Здесь командир принял решение идти в Хабарово, а на «Марине» раздалось ещё два взрыва. В Хабарове начальник не пустил Т-116 обратно, и ничего не делалось для спасения людей. Опечатали вахтенный журнал, всех допрашивали, командира посадили в каюте под арест.
(Докладчик показал фото Бабанова 1975 г., сейчас он умер, а родился в 1918 или 1919).
Кучеров поверил и ушли на поиски через два дня, в поисках участвовали ещё 7 кораблей. Т-116 отвёл несколько барж в Обскую губу (вывезти хлеб), часть затонула, а затем вернулся на Диксон. Пошли искать 118, зашли на мыс Стерлегова, кончилось горючее. И тут заметили дымок у о.Мона, с третьей атаки накрыли подводную лодку, стали бросать бомбы и увидели пятна соляра. Через два дня туда пришли водолазы, нашли на лодке три прямых попадания. Это была эсэсовская лодка под командованием Франца2 (эсесовских лодок в кригсмарине не было – Ф.Р.).
А на «Расковой» погибло 338 человек. (362 человека, в том числе 107 женщин и 24 ребёнка – Ф.Р.).
Осенью 1944 г. мы сопровождали ледокольный пароход «Мурман» на Землю Франца-Иосифа, там у зимовщиков была только мука и больные, их сняли.
Воспоминания Н.В. Морозовой
Я была молодой девчонкой, мне было 18, только что на Диксоне вышла замуж. Мы сидели в твиндеке. Было очень страшно, одна мать бросила ребёнка и метнулась к трапу (девочке 3 года). И мы расступились перед ней, была ещё Клава Кузнецова. Были мы полуодетые, после обеда, выскочили на палубу. Большой паники не было, все пассажиры стали подводить пластырь. Кунгасы были сильно прикручены. Воды нигде не было. Три человека с тральщика вылезли на палубу и умерли. Мы всемером поплыли на маленькой шлюпке, её заливало, мы с капитаном (его семья ушла впереди на шлюпке). Мы не успели на Т-118 перейти, и он взорвался у нас на глазах. Воды в шлюпке нашей по пояс. Повернули обратно к «Марине», и ещё два взрыва, и мы остались в лодке. И все ушли.
Встретился вельбот с семью моряками, связались с ними. И тут выплыла подводная лодка. Мы легли на дно. На мостик вышел немец (командир U-365 капитан-лейтенант Х.Ведемейер) и обратился к той шлюпке: «У вас есть капитан?». Нас они не тронули, мы пересели в шлюпку. Три дня шторм. Была бутылка спирта, сидели как сельди. Один пожилой замёрз, ещё один – на второй день, снимали с них телогрейки и выбрасывали трупы. Желдыбин впал в панику, штурман сказал, что будет стрелять. И тут девятый вал нас накрыл.
После шторма замерзали, развели костёр, съели по две американских сосиски, и начали пить морскую воду. Кто грёб, давали по глотку спирта. На пятые сутки встретили вельбот, в котором сидели два моряка, в хорошей лодке, мы туда пересели, а воды не было. И сел самолёт Козлова, вышел Матвей Ильич. Они перетаскали всех в салон, и всех напоили. Взлететь нельзя было, вылили часть бензина в море.
На кунгасе 10 человек в день умирало, съели собаку, а два моряка с запасом сосали сгущёнку, затем они скрылись.
Жених Шуры Седовой умер за сутки. Козлов вывез их в Диксон.
Объяснительная записка к паспорту и научно-техническому отчёту за 1946/47 гг. начальника полярной станции «Остров Белый» Ф.П. Снегирёва (РГАЭ, ф.9570, оп.2, ед.хр.3253, л.38). Приводится дословно, особенности орфографии и пунктуации сохранены.
Нельзя обойти молчанием отношения к погибшим на пароходе «Раскова». По сообщению Архипова на Белый была послана специальная команда для похорон 15 человек погибших и выброшенных на берег, на кунгасе на северо-западной оконечности острова, в 4 км от мыса Рогозина на восток.
Эта похоронная команда не дала себе труда удалить трупы от черты прилива в нагонную воду. А штормовая волна гуляет через могилы, далее на берег ещё метров на тридцать.
В середине августа 1947 г. я и трое товарищей посетили могилы и не нашли их сначала. Затем нашли два скелета в разных местах, затем ногу и руку. Скелеты и части их были друг от друга на расстоянии от 20 до 60 м, а от могил были более чем на 100 м.
На месте могил, в одной на уровне поверхности песка нашли пять полускелетов-полутрупов, а на второй могиле, прямо на поверхности песка лежала скрученная куча тряпья из которой торчали разные части скелетов. Тоже пять или шесть. Таким образом, есть налицо 11 или 12 трупов. Остальных или унесло в море, или замыло в песке или растащили звери. Последнее вероятно, ибо найдены отдельные рука и нога в разных местах. Кроме того, к могиле подходил медведь, видны ясные следы, хотя он остановился, обошёл кругом, ничего не тронув.
Похоронная команда не сделала настоящих могил, а просто на скорую руку засыпала их песком, а море их размыло вновь.
Силами станции, все остатки погибших собраны отнесены за черту наибольшего прибоя, самых сильных штормов, сделана могила и обложена по стенам плавником. Туда завёрнутые в брезент положены останки погибших. Сверху наложен накат из плавника скреплённый скобами и всё это засыпано песком.
Поставлен столбик с надписью о количестве жертв.
Материалы по определению и учёту ущерба, причинённых немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками. Октябрь – декабрь 1944 г.
Ущерб от гибели грузов, шедших на полярные станции, в результате потопления парохода «Марина Раскова» 12 августа 1944 г. составил 2 797 039 рублей (Дело об ущербах и потерях, причинённых военными действиями 1944 г. - РГАЭ, ф.9570, оп.2, ед.хр.1445, л.11); от гибели собственно парохода (РГАЭ, ф.9570, оп.2, ед.хр.2315, лл.2, 12) – 1 468 602 рублей и потери от фрахта – 106 251 рубль.
Воспоминания автора (Ф.А. Романенко)
20-21 августа 1994 г., ровно через полвека после трагедии, на о.Белом высаживались участники российско-шведской экспедиции «Экология тундры-94», которая на научно-экспедиционном судне (НЭС) «Академик Фёдоров» прошла от Кольского полуострова до Чукотки, осуществив 30 высадок на острова и побережья Северного Ледовитого океана. С помощью вертолёта Ми-8 Диксонского авиаотряда учёные (в экспедиции участвовало более 80 биологов и географов из России, Швеции, Германии, Голландии, Норвегии, США, Великобритании и других стран) были переброшены в различные районы острова. В районе полярной станции «о. Белый» работал один из отрядов экспедиции под руководством орнитолога Е.Е. Сыроечковского-младшего.
20 августа группа в составе биологов Е.Е. Сыроечковского-мл., Е.Г. Лаппо, Ю.В. Мамкаева, географа Ф.А. Романенко, фотографа Л.И. Вейсмана, местного охотника Петра Окотэтто с напарником и офицера только что расформированной воинской части капитана Сергея в течение нескольких часов искали захоронение на северо-западной оконечности острова, где оно было показано на топографической карте. По словам много лет (с 1977 г.) зимовавшего на острове П. Окотэтто, это был деревянный крест. Погода была плохая, сплошная низкая облачность, временами морось, дождь. Осмотрели большой участок плоского песчаного пространства, лишённого растительности, ничего не нашли, хотя осматривали все приметные объекты, хорошо выделявшиеся на плоской поверхности.
Характер местности позволяет предполагать, что она периодически заливается морской водой во время штормов и нагонов. Так как с момента перезахоронения прошло к 1994 г. 47 лет, а за это время наверняка были экстремальные штормы, то можно думать, что могила, так тщательно устроенная группой Ф.П. Снегирёва, имела ту же участь, что и описанная им – размыта и полностью уничтожена волнами. Тем не менее, абсолютной уверенности в полном исчезновении могилы у автора нет.
21 августа 1994 г. офицер по безопасности «Академика Фёдорова» Михаил Зайцев организовал изготовление машинной командой венка из 12 свечей и веток ивы на деревянной платформе. Продолжая путь на запад, судно застопорило ход в месте гибели «Марины Расковой», дало несколько гудков. Был спущен парадный трап, и Ф.А. Романенко по поручению экипажа и экспедиции спустил на воду венок с зажжёнными свечами в память погибших полвека назад.

Примечания:
1 - Подводная лодка U-365 спущена на воду 9.03.43 г., вступила в строй 8.06.43 г. 13 декабря 1944 г. (с сентября 1944 г. ей командовал Дитер Тоденхаген) потоплена глубинными бомбами британских самоле¬тов эскортного авианосца "Кампэния" юго-восточнее о. Ян-Майен, Норвежское море. Погиб 51 человек.
2 – Подводная лодка U-362" спущена на воду 21.10.42 г., вступила в строй 4.02.43 г. 5 сентября 1944 г. (командир – обер-лейтенант Людвиг Франц) потоплена глубинными бомбами советского тральщика "Т-116" в районе о. Уединения или в районе островов Мона. Погиб 51 человек.
ЛИТЕРАТУРА:
Белов М.И. Научное и хозяйственное освоение Советского Севера 1933-1945. История открытия и освоения Северного морского пути. Т.4. Л.: Гидрометеоиздат, 1969.
Платонов А.В., Апальков Ю.В. Боевые корабли Германии. 1939-1945. С-Пб. 1995.
РГАЭ – Российский государственный архив экономики.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 24 Январь 2009 11:46

Нашёл следующую информацию в инете, касающуюс 288. Лаковников Павел Иванович, штаб БФ, генерал-майор, спасен, офицерский состав Беломорской флотилии.

Трибуц Владимир Филиппович Балтийцы сражаются
Трибуц В.Ф. Балтийцы сражаются. — М.: Воениздат, 1985. — 463 с., 10 л. ил.: — (Военные мемуары).
Издание: Трибуц В.Ф. Балтийцы сражаются. — М.: Воениздат, 1985. — 463 с., 10 л. ил.: — (Военные мемуары).
Книга на сайте: militera.lib.ru/memo/russian/tributz_vf/index.html
Иллюстрации: militera.lib.ru/memo/russian/tributz_vf/ill.html
OCR: Андриянов Пётр (assaur@mail.ru)
Правка: SDH (glh2003@rambler.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
http://militera.lib.ru/memo/russian/tributz_vf/title.html
Командовал сектором подготовленный, имевший большой практический опыт артиллерист комбриг П. И. Лаковников. Я хорошо знал этого энергичного, инициативного командира. Павел Иванович в первую мировую войну служил на Балтийском флоте артиллерийским унтер-офицером на крейсере «Диана». В 1918 году он вступил в ряды Коммунистической партии, принимал активное участие в гражданской войне на Азовском и Черном морях. По окончании высших артиллерийских курсов армии и соединенных классов флота Лаковников служил в должности артиллерийского начальника в военно-морских базах, затем в штабе Черноморского флота. С 1935 по 1938 год Павел Иванович — начальник береговой артиллерии Северного флота, перед войной он прибыл на Балтику, был комендантом береговой обороны сначала Кронштадтского, а затем Ижорского укрепленного сектора. В этой должности и застала его Великая Отечественная война.

http://www.usovski.ru/?p=47
(отрывки из книги «Иосиф Первый, император всесоюзный»)
Лаковников Павел Иванович, комбриг, в 1935-1938 комендант Мурманского УР, репрессирован 06.1938 г. В январе.1940г., освобожден, 1940 г. - комендант Западного УР, 1941 комендант Ижорского УР КБФ, 1941-1943 помощник командующего Беломорской военной флотилией по БО и сухопутным войскам, 1943-1944 начальник Управления БО Беломорской военной флотилии, генерал-лейтенант береговой службы.

На http://handbook.rkka.ru/personal/2484.htm есть ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР ПО ЛИЧНОМУ СОСТАВУ АРМИИ от 26 ноября 1935 года о присвоении Лаковнику Павлу Ивановичу военного звания комбрига.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 24 Январь 2009 11:50

Пантелеев Ю. А. Полвека на флоте. — М.: Воениздат, 1974. Военные мемуары. — 319 стр.
Издание: Пантелеев Ю. А. Полвека на флоте. — М.: Воениздат, 1974 — 319 стр.
Книга на сайте: militera.lib.ru/memo/russian/panteleev_ua/index.html
Иллюстрации: militera.lib.ru/memo/russian/panteleev_ua/ill.html
OCR: Андрианов Пётр (assaur@mail.ru)
Правка: Александр Корнилов (kornilov_a2000@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
http://militera.lib.ru/memo/russian/panteleev_ua/index.html

В числе моряков, удостоившихся высокой правительственной награды, был юнга с тральщика «ТЩ-116» Володя Коткин. Я вручил ему только что учрежденную медаль Ушакова — в память выдающегося русского адмирала, прославившего еще в 18 веке наш флот в морских сражениях на Черном и Средиземном морях. Эта медаль пользовалась особой популярностью среди наших моряков, заслужить ее хотелось многим. И вот она оказалась на груди пятнадцатилетнего Володи — всеобщего любимца корабля. Несмотря на юный возраст, он выполнял обязанности под стать многоопытному моряку. Сигнальщик по специальности, он всегда исправно нес службу. Глаза у него были зоркие, и не раз он первым обнаруживал перископ вражеской подводной лодки. А кроме того, он [264] был превосходный горнист, считался в этой роли просто незаменимым.
Военный совет флотилии всегда с особым вниманием следил за юнгами — их службой и воспитанием. Оно понятно, если учесть, что многие из этих ребят в войну лишились родителей. Мы считали своим долгом поставить их на ноги. Командиры кораблей и политработники с отцовской заботой относились к юным морякам. И благодаря этому большинство наших воспитанников, как говорится, вышли в люди.
Володя Коткин окончил войну с тремя медалями на груди, затем его след потерялся. И вот не так давно, уже в 1971 году, я прочел в газете заметку о нем. Оказывается, Владимир Андреевич Коткин после войны окончил Харьковское училище связи, затем Ленинградский электромеханический техникум и уже много лет работает старшим мастером участка на заводе «Волна» в Новгороде. Его имя занесено в Книгу почета предприятия, он награжден медалью ВДНХ. Работа у него интересная, часто ездит в командировки. И не только по нашей стране, но побывал и во Франции, и в Швеции, и в Югославии. Хочется сказать ему: молодец, юнга, так держать!
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 02 Март 2009 23:06

У меня сложилось даже не двусмысленное, а неоднозначное отношение к нижеприведённой выдержке из книги. Но я не мог пройти мимо этой публикации. Текст ставит больше вопросов, чем даёт ответов. Выдержка приведена для информирования, дискуссии по этой теме предлагаю отложить на будущее.

Платонов Василий Иванович
Записки адмирала

Издание: Платонов В. И. Записки адмирала. — М.: Воениздат, 1991.
Книга на сайте: militera.lib.ru/memo/russian/platonov_vi/index.html
OCR, правка:
Дополнительная обработка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru); Hoaxer (hoaxer@mail.ru)

Аннотация издательства: Автор, прошедший путь от курсанта первого комсомольского набора до командующего Северным флотом, рассказывает в книге о событиях, связанных со становлением Рабоче-Крестьянского Красного Флота, о самоотверженной борьбе моряков Северного флота в годы Великой Отечественной войны, о проблемах послевоенного строительства флота, а также делится воспоминаниями о встречах с С. М. Кировым, И. В. Сталиным, К. Е. Ворошиловым, видными военачальниками — К. И. Душеновым, Н. Г. Кузнецовым, А. Г. Головко, К. К. Рокоссовским, К. С. Москаленко.

"...В эту кампанию неудачной была только проводка конвоя «БД-5». Поскольку дело касается моих бывших подчиненных, [229] то я позволю себе разобрать подробно действия командира конвоя.

В первых числах августа командование Беломорской флотилии направляло из Архангельска в порт Диксон транспорт «Марина Раскова», груженный мукой. Для его охранения были назначены тральщики-»амики» «Т-114», «Т-116» и «Т-118», прибывшие из Полярного. Конвой «БД-5» возглавил командир бригады траления и заграждения ОВР главной базы капитан 1 ранга А. З. Шмелев, человек, имеющий солидный стаж службы на штабных и командных должностях и обладающий боевым опытом.

Конвой снялся с якоря 8 августа и четверо суток шел благополучно, время от времени отгоняя глубинными бомбами вражеские подводные лодки. В Карском море на середине пути между проливом Югорский Шар и портом Диксон находится остров Белый. Все суда, плывущие с юга на север или с севера на юг, огибают его, оставляя к востоку. Это обстоятельство учла немецкая подводная лодка и выставила на том повороте несколько минных банок. Мины вскоре были кем-то обнаружены, но тралить их не стали, а просто обходили этот район, забираясь мористее. А. З. Шмелев отлично знал минную обстановку в Карском море и остров Белый проходил на расстоянии шестидесяти миль. И вот, когда остров находился на траверзе конвоя, под кормой транспорта раздался приглушенный взрыв, больше похожий на взрыв донной мины, нежели торпеды. И сам Александр Захарович, и окружавшие его офицеры походного штаба и мостика флагманского корабля посчитали, что «Марина Раскова» подорвалась на мине. Уверенность в этом была так велика, что никому и в голову не пришло принять срочные меры по усилению противолодочной обороны. А. З. Шмелев был опытным специалистом-минером и умел различать эффекты от действия мин и обычных торпед, но взрыва немецкой акустической торпеды он еще никогда не наблюдал. А невидимо присутствовавшая здесь немецкая подводная лодка атаковала транспорт именно такой торпедой, чем ввела в заблуждение и командира конвоя, и его подчиненных. Все приказания капитана 1 ранга А. З. Шмелева, отданные после подрыва «Марины Расковой», были каким-то удивительным нагромождением ошибок, что, к сожалению, создало благоприятные условия для второй и третьей атак вражеской подводной лодки.

Сначала последовал семафор двум тральщикам подойти к транспорту и снять с него людей. Не успел «Т-118» [230] подать швартовы, как под ним разорвалась очередная торпеда. Ее также приняли за мину и продолжали спасать людей, теперь уже с «Марины Расковой» и «Т-118». Тяжелораненый А. 3. Шмелев, перенесенный на «Т-114», отдал приказание становиться на якорь. Свыше четырех часов находились корабли на одном месте, пока подводная лодка не выпустила торпеду и в «Т-114». Только после этого с «Т-116» обнаружили вражеский перископ и наконец поняли, в чем дело. Единственный оставшийся невредимым тральщик (командир капитан-лейтенант В. А. Бабанов) сначала покинул опасный район, но затем, как бы спохватившись, вернулся, нашел подводную лодку противника и потопил ее.

Решения, принятые командиром конвоя, не выдерживают никакой критики, даже в том случае, если бы там подводной лодки не было и «БД-5» действительно попал на мины. Непонятно, зачем нужно было посылать два корабля снимать людей с тонущего транспорта, если эту задачу мог легко решить один тральщик, а правильнее всего было использовать спасательные средства. Невозможно также оправдать постановку на якорь корабля на минном поле и бездействие всего отряда в течение четырех часов сорока минут, в то время как всем следовало немедленно выбираться оттуда обратными курсами, так сказать уже протраленными собственными корпусами.

Так, предвзятость и догматизм мышления привели к роковой ошибке, за которую капитан 1 ранга А. З. Шмелев расплатился собственной жизнью, уйдя с тремя кораблями и их экипажами на дно Баренцева моря.

Любой командир, будь то в армии или на флоте, не имеет права ошибаться, ибо его ошибка ведет к гибели большого количества людей. Командир корабля, плавающей группы кораблей или соединения за ошибку расплачивается, как правило, и своей жизнью, разделяя участь всего экипажа. Не будем строго судить Александра Захаровича, он честно воевал и многое сделал для того, чтоб приблизить день Победы".
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 02 Март 2009 23:17

Журнал «Ямальский меридиан» (№ 1, 2009 г.)

Конвой памяти.

Карская экспедиция-2009
Продолжение.


История строится на фактах, свидетельствах и источниках. Мы это понимали, когда приступали к сбору информации об истории конвоя БД-5. Свидетельств очевидцев той страшной трагедии 1944 года в литературе мы нашли мало. Надо честно признаться, что при проведении поисков мы не надеялись найти живых участников конвоя. 63 года прошло с окончания войны. Но ветер удачи был попутным.
Александр Григорьевич Сомкин – автор книги «Мы помним Вас…». Одна из глав посвящена гибели транспортного судна «Марины Раскова». Я созвонился с Александром Григорьевичем. Он бережно хранит переписку, документы, которые он получил во время написания книги. Александр Григорьевич сказал, что уже после выхода книги, он получил письмо от одного из участников конвоя БД-5. Автором письма был Иванов Дмитрий Семёнович. В наших поисковых списках он не значился. Через наших друзей в Архангельской газете «Моряк Севера» мы недавно получили копию этого письма. Но тогда я решил найти родственников Д.С. Иванова. Помог интернет. К одному из наших добровольных помощников в поиске в интернет пространстве мы обратились к Наталье Куприяновой. Она предоставила данные, по которым возможно когда-то проживал Дмитрий Семёнович. Осталось только удостовериться в этом. Я позвонил в Москву.
Я искал родственников, а разговаривал с самим Дмитрием Семёновичем. Я был рад этому событию. Дмитрий Семёнович сообщил ещё об одном живущем участнике конвоя – Сергее Сергеевиче Сатунине. Он был тогда старшим помощником капитана минного тральщика ТЩ-116.
Родился Дмитрий Семёнович в г. Баку 3 марта 1922 года. После окончания школы в 1939 году поехал поступать в Ленинград в военно-морское училище. Но его подвели не знания, а зрение. Поступил в железнодорожный институт. После окончания первого курса меня призвали в армию. Прибыл на Соловки. 5 июля 1941 года Дмитрий Семенович был в Мурманске. Служил на тральщике под номером 39. До войны тральщик был рыбным траулером. Тогда шутили: «вылавливал рыбу, теперь вылавливает мины». В 1942 году служил на эсминце «Сокрушительный». Он был одним из тех, кого спасли из команды эсминца, погибшего в ноябре 1942 года в Баренцевом море. Эта трагедия – отдельная история жизни Дмитрия Семеновича. После трагедии с эсминцем служил в аварийно-спасательном отряде. В ноябре 1943 года был направлен на минный тральщик. 12 августа 1944 года для всех членов команды ТЩ-116 был обычным днём. Ниже мы приводим отрывки из дневника старшины 2-статьи Дмитрия Семёновича Иванова. Записи были сделаны в дни трагедии. Это уникальный документ той эпохи, написанные очевидцем, сохранившим важные детали и подробности тех трагических событий.

8.08. В 10 час вышли в поход в составе 118, 116 и 114. Идём на Диксон, сопровождаем транспорт «Марина Раскова». Поход должен быть интересным и продолжительным, после особенно интересно попасть в отпуск. Погода все дни стоит неважная, вообще лето скверное. На Новой Земле и то лучше была погода.
«Вот и горло Белого Моря, – подлинное кладбище судов. Немного найдется мест на земном шаре, где бы водой было потоплено столько судов и жизней, как в этом небольшом и неглубоком бассейне. Неправильные, быстрые течения, небольшая глубина, соседство океана, вечные туманы, скрывающая очертания берегов, – все это заставляет моряка особенно быть начеку при проходе этим коридором, соединяющим Белое море с океаном». Это строчки из книги о Русанове, написанной совсем недавно в 1930 г. Конечно сейчас с появлением гирокомпасов, эхолотов и т.п. приборов и с более мощными машинами на судах плавание стало здесь почти таким же, как и в других районах. Но сейчас прибавились другие факторы, о которых прежде даже не думали, а именно засоренности мешали и наличие подводных лодок противника. Правда, последние, в 44 году не появлялись в этом районе до сего дня.
14.08. Мне предстоит описать ужасную ночь 13.08, которая никогда не изгладится из памяти моей и всех выживших очевидцев.
11-го вечером прошли Югорский Шар. Там должны были быть раньше, но у «М. Расковой» произошла какая-то авария с паропроводом и она долгое время давала всего 4 узла. Погода нам все время благоприятствовала и в Карском море, вплоть до катастрофы. 12-го с 16 часов я заступил на вахту. До 18-30 было солнышко. Затем пошли тучи с Osta и заволокли небо. Дул свежий восточный ветер, подымал довольно крупную зыбь. Мы подходили к острову Белому, это севернее полуострова Ямал и были от него на траверзе на расстоянии 20 миль к W. В 19 ч. 50 минут все находящиеся на верхней палубе услышали слабый взрыв и бросив взгляд на транспорт, увидели, что он заволокся дымом и паром. Однако дым быстро рассеялся и лишь из трубы транспорта валил густой пар, кроме того, он начал оседать на нос, но малозаметно. У нас тотчас же была сыграна боевая тревога. Транспорт начали запрашивать, что с ним такое, но у него не было тока, и никто нам не ответил. 118-й под флагом комбрига направился к транспорту и дал нам семафор: «подходить к транспорту – снимать людей». Была уже подана команда: «концы и кранцы с правого борта изготовить». Я забежал в кладовую, сбросил шубу и взял рукавицы. Только выбежал на ют и вновь услышал взрыв. 118-й быстро осел на корму, буй от трала описал высокую дугу в воздухе и упал в воду. Тральщик подорвался на мине. Мы были в нескольких кабельтовых, видели, как там стали спускать на воду понтон, шлюпку, спасательные плоты. У нас начали спускать катер, но как назло у него произошла какая-то поломка с мотором и его пришлось выдворить на место. Спустили шлюпки и держали ее у воды на стреле, а сами начали вновь подходить к месту катастрофы. В это время раздался новый сильный взрыв у 118, затем еще один, с пламенем, и корабль быстро погрузили в воду. Наш ТЩ остановился кабельтов в 20 от транспорта, со мной в шлюпку прыгнули 6 гребцов (3 курсанта – Федотов, Павлишин, Сидоренко) и мы направились к транспорту. Ветер был прерывный, сильная зыбь, шлюпку кидало на волнах, но я подбадривал ребят, как мог, и мы быстро подошли к месту. На пути уже стали попадаться разные обломки со 118. Раньше нас подходил катер и шлюпка 114-го, который был поближе и подобрали большинство людей. Я увидел резиновый понтон, полный людьми и направил к нему шлюпку. На понтоне спасались 29 человек, в том числе члены комиссии, идущих на Диксон – генерал-майор, 2 старших офицера и командир 118. Среди них находились 7 тяжело раненных. У троих из них были переломаны ноги, у других головы залиты кровью. Всех раненных и старших офицеров пересадили в шлюпку, взяли на буксир понтон и привели его к своему кораблю. Выгрузили раненых с большим трудом, т.к. волны дергали шлюпку, били ее о борт корабля. Было приказано сменить шлюпочную команду. Все мы оставили ее очень неохотно, но все же Толя Поженский не ушел и остался в шлюпке. В это время исправили и спустили катер. На нём кроме Семенова и Строгалева пошел капитан 3 ранга Белоусов и взял с собой меня, Рыкованова и Галушко. Мы догнали шестерку (шлюпка на 6 гребцов – С.Ш.) и взяли ее на буксир. Подошли к транспорту, миновав целую кучу обломков погибшего тральца. Я поразился, увидел громадное число людей на «Расковой». Оказывается, там было 574 человека. Часть людей вывезли уже на 114-ом. У борта транспорта стояла деревянная баржа (кунгас) полная людьми, другие спасательные средства хотя и были в достатке, но не использовались для спасения людей, о чем капитан 3 ранга заметил капитану транспорта. Мы взяли эту баржу на буксир, и повели к своему кораблю. Буксировка была очень трудной, т.к. баржа плоскодонная и не имела руля, а на море стояла крупная зыбь, буксирный конец все время сильно дергало с риском оборвать, а баржу заносило из стороны в сторону и сильно замедляло ход. Доставив первую партию людей (96 человек) на корабль, мы вновь направились к транспорту, за оставшимися на нем. Подвели баржу к трапу транспорта и пока грузились, оставшиеся пассажиры выскочили на палубу транспорта. Ребята с нашей шлюпки оставались все время для обеспечения спасения оперативной группы, во главе с капитаном транспорта. Это были: Булатов, Алексеев, Митрофанов, Назаренко, Поженский, Шалдыбин, Демьяненко. Они там уже «подшакалили», набрали с разрешения капитана в кладовых транспорта ящиков с консервами, маслом, валенки и прочего барахла. Мы тоже последовали их примеру и погрузили в катер ящики с маслом, сгущенным молоком и свиной тушенкой, а так же каждый выбрал себе валенки и рукавицы. Транспорт не тонул лишь из-за того, что был гружен мукой, которая подмокла в одном слое и создала непроницаемый слой, новое дно. Но все же транспорт заметно осел на нос и медленно погружался. Когда все оставшиеся люди сели в баржу, мы вновь повели ее на буксире к ТЩ-116, собирая по пути в нее людей, спасающихся на шлюпках, понтонах и других плавучих средствах. Все они подгребали как могли к нашему кораблю, ветер немного помогал им. На катере оставались лишь указанная группа и наши ребята со шлюпкой.
Мы прошли около 1/3 пути от транспорта, когда заметили возле ТЩ-114 другой силуэт, на который вначале не обратили особого внимания. Однако, через несколько минут услышали взрыв и все мы увидали высоко поднявшийся узкий столб воды и дыма на месте, где стоял ТЩ-114. Такой взрыв может быть только от торпеды. ТЩ-114 почти мгновенно затонул. Все всмотрелись в находящийся с ним силуэт и убедились, что это подводная лодка, которая на перископные трубы натянула нечто, напоминающее парус. Лодка тотчас же направилась к транспорту. Ввиду плохого зрения я плохо разглядел этот силуэт. Возможно, что это был один из вельботов транспорта, поднявший парус, как-то решили у нас на корабле, за дальностью расстояния, трудно различая силуэт. Но в это время ближе к нам показался перископ, а затем рубка подлодки, которую уже нельзя было ни узнать. Она, подплыв, сразу же стала вновь погружаться, ложась курсом на наш ТЩ, на котором её по-видимому не заметили, т.к. корабль не двигался и работал акустически тралом вместо «адзика» (гидроакустический прибор – С.Ш.). Нужно было предупредить свой корабль. Капитан 3 ранга приказал перерубить буксирный канат баржи, задерживающий наш ход. Буксир перерубили топором, и катер полным ходом устремился к борту корабля. Мы махали руками, сигнализировали, указывали на место, где погружалась лодка, выходящая в атаку, но наших сигналов не поняли и не видели второй лодки. Кроме команды на катере находились 3 спасённых краснофлотца с ТЩ-118 и трое пассажиров, среди которых одна женщина. Один из пассажиров был известный мне младший лейтенант, с которым мы с Рыковским имели столкновение у Вальки. А теперь я его спасал! Вот причуды судьбы. Все находившиеся в катере вылезли на борт корабля и тот час же сообщили командиру о подлодках. Если бы не капитан 3 ранга, нам бы, наверное, не поверили, и все кончилось бы полной катастрофой. Катер поднять на стрелу (подъемное устройство – С.Ш.) не успели, т.к. у борта стояли пришвартованные вельбот и другие плавсредства с транспорта. Его взяли на буксир и дали полный ход в сторону от курса лодки. Атаковать его было нельзя, т.к. мы находились у минного поля и в любую минуту могли подорвать и бессмысленно погибнуть. А на борту находилось около 100 человек спасённых.
Мы взяли курс на NW, чтобы быстрее выйти на большие глубины, где мины уже не могут быть. Катер вскоре полузатонул и оторвался. Я пошел на мостик и еще раз доложил командиру о воздушных лодках. Транспорт исчезал вдали. С него часто пускали разноцветные ракеты. Когда стали видны лишь мачты транспорта, над ним взметнулся новый столб воды и дыма. Лодка – «доканала» транспорт. Был второй час ночи.
Мы несколько часов удалялись в море, а затем повернули прямо к Югорскому Шару, когда получили ответ на посланную радиограмму. Под утро разыгрался шторм, сопровождаемый дождем, туманом. Это в некоторой степени играло нам на руку, соблюдало скрытность. Как стало известно, одна крейсерская лодка, имеющая более сильную артиллерию, чем наша и преимущество в ходе на 8 узлов пыталась нас догнать, но ошиблась, предполагая, что мы идем к Карским воротам, и в 17.30 13-го пересекла наш курс через полчаса после нашего прохождения через эту точку. В 22 часа пришли в Хабарово, очень точно. Туман как раз рассеялся к 21 часу. Раненных и спасенных тот час же забрали на берег катера «МО». Оставались лишь матросы со 118, не раненые и здоровые. До 3-х ночи делали приборку. Настроение у всех очень скверное. Все разговоры только и вращаются вокруг одной темы. Ходовую вахту я стоял на месте оставшегося со шлюпкой Булатова. Мы еще верим, что ребята каким-либо чудом спасутся, хотя летавший в тот район самолет ничего не обнаружил и лишь был обстрелян лодкой из «эрликонов» (крупнокалиберный пулемёт для стрельбы по воздушным целям – С.Ш.).
14-го до 9 ч. отдыхали, а потом потянулся унылый день. Никто не находил себе места. Попов собрал и описал вещи оставшихся ребят. Мне и ребятам, бывшим со мной на катере, пришлось написать подробное донесение с изложением событий. К 18 часам на борт прибыл командующий БВФ со штабом, приставший в Хабарово на самолете. Сейчас идет расследование всего дела.
18.08. Командующий пробыл на корабле долго, выяснял все обстоятельства гибели кораблей. Всю ночь проработала у нас на борту комиссия. Вызывали и меня и всю ночь мне пришлось поработать, делая выписки из вахтенного журнала, сигнальнонаблюдательного и ряда других документов. Но и ребята в большинстве ложились поздно и полночи провели за обсуждением разных факторов все того же вопроса. Не спится никому!
15-го в 14 ч. вышли вновь в тот же район к острову Белому. Обследовали весь район, протралили его. Ничего живого не обнаружили, да и не удивительно. Шторм, разыгравшийся к утру памятной ночи, и продолжавшийся несколько дней, разметал по безбрежному морю все обломки. Единственная надежда, что уцелевшие добрались до берега, хотя до него было около 30 миль. Мы подходили к берегу насколько позволяла глубина, но это слишком мало, т.к. здесь мелко.
Поход был очень напряженным. Помимо шторма, вымотали всех тяжелое состояние, на душе скверно, еще не покидающее нас и условия самого похода. Мы ходили по минным полям. Все отсеки были задраены, отдыхать приходилось кому где, не раздеваясь совсем. Частые тревоги. А 16-го весь день готовности № 1. Зато к приходу нас ждали приятные вести. «Каталина» обнаружила где-то, еще не знаю точно где, катер со 114 и на нем 14 человек. Их уже сняли и доставили в Хабарово. А позже, с летающей лодки заметили шлюпку и несколько людей на берегу острова Белого. Мы все надеемся, что это наши люди и шлюпка. Опять долго не спим, но уже с другими мыслями и надеждами. Я весь вечер читаю. По радио приятные вести о действиях союзников во Франции. Они уже недалеко от Парижа. Взят Орман, на юге Франции высадившиеся войска имеют повсеместный успех. Там их, видимо, совсем не ожидали.
18-го с утра чудесный день, еще более развеял настроение. Казалось, что в это лето уже не будет таких хороших дней. Мы перешли в Варнек, что на острове Вайгач, там развивалась добыча руды, которую прервала война. В бухте стоит несколько транспортов и «Юкагир», с которого мы взяли топлива. Мы, наверное, еще надолго застрянем здесь в водах мрачного Карского моря.
Вечером перешли вновь в Хабарово, где получили новое боевое задание. Должны сопровождать в Обскую губу целый караван, состоящий из 5 речных буксиров, нескольких барж и землечерпалок, идущих из Печоры в Обь, где они займутся перевозкой хлеба. Это задание дано непосредственно СНК СССР, значит, имеет большое значение. 19-го в 2 часа дня двинулись в путь в составе каравана и экспортирующих ТЩ-55, БО-206, с/п «Ястреб». Не доходя Амдермы, получили приказание вернуться, но зашли в Амдерму в 21.30, т.к. это было ближе. Стоим на якоре, сами не знаем зачем. Ночью, стоя «собачку», (вахта с 12 ночи 4 утра – С.Ш.) я наблюдал массовый перелет птиц, значит осень наступила. Погода стоит хорошая, однако стоишь в валенках, шубе и не жарко.
20.08. День проходит однообразно. Ожидаем «у моря погоды». Наконец, под вечер выясняется, что ждем подкрепления, которое и приходит в составе СКР-81 и ТЩ-110. Около 22 часов снимаемся и продолжаем путь, прижимаясь к самым берегам. Весь этот поход мне предстоит стоять самую паршивую смену с 12 до 4 часов. Но, на этот раз, сменившись узнал приятную весть: ТЩ-111 в горле Белого моря потопил подлодку. Хорошо! Это начало мести за «М. Раскову» и наших «114», «118». По радио тоже передали о мощном налете авиации СФ на порт Киркенес. Ветер улегся, море успокоилось, и мы продолжали путь. Мощный буксир «Микоян» тащит за собой всех остальных. В течение моей вахты поравнялись с Шараповыми кошками. 24-го мы довели караван до острова Белый. Он пошел через пролив Малыгина, а мы обогнули остров, т.к. в проливе малые глубины. К 14 часам 25 августа довели караван до мыса Дровяного в Обской губе. СКР и БО пошли с ним дальше, а мы самостоятельно повернули на Диксон. 190 миль прошли очень быстро и к 5 утра 26-го были уже на месте. На острове еще лежит снег, хотя здесь уже осень. Несмотря на плохую ветреную погоду, остров стал виден издалека за 16 миль. Енисей доносит свои воды далеко в море (как и Обь) вода желтая и мутная как на Северо-Двинском рейде…
За время похода ряд радостных сообщений по радио: 20 августа торпедные катеры СФ разгромили в Варангэр фиорде немецкий конвой и потопили 14 кораблей!!! (из них два миноносца). На Балтике силы КБФ потопили 4 миноносца. Войска 2 и 3 Украинских Фронтов начали мощное наступление. За 2-3 дня освободили большую территорию, города Кишинев, Бендеры, Яссы, Акерман и др., окружили 12 дивизий в районе Кишинева. В результате ударов Красной Армии в Румынии сменилось правительство и новое объявило войну Германии! Ну, теперь будет там заваруха, которая проложит нашим войскам путь к победе.
На СФ прибыло мощное подкрепление: линкор, эсминцы, большие охотники. Во Франции повсеместный успех. Союзники в предместьях Парижа. В Париже восстал народ 150 тысяч! Лион, Тулуза, Виши в руках Французской армии внутреннего фронта. Союзники высадились еще в двух местах и заняли Бордо, Марсель, дерутся в Тулоне События действительно знаменательные.
30 августа Диксон. 26-го я так и не рассмотрел Диксон. Погода была мерзкая. Жестокий шторм с «SO» вперемежку с дождем, мглой. Он нагнал желтую, пресную Енисейскую воду и поднял сильную волну даже в бухте, так что нас дрейфовало, якорь плохо держал, и пришлось 3 раза менять якорную стоянку. Диксон высокий скалистый остров, окруженный множеством других, более мелких островков и в непосредственной близости от материка. Количество строений на месте и портовое оборудование меня просто удивило. Сейчас не время много распространяться по поводу этой главной арктической базы, когда-нибудь я добавлю больше. Немцы знают о значении Диксона и стараются всячески навредить. Достаточно сказать, что у одного из выходов из бухты острова было вытралено в одно время 42 мины! Для северного театра военных действий это огромная цифра. Стоять нам долго не дали. Нужно было срочно выполнить одно задание и в 20 часов мы уже снова в море.

Уникален документ, интересная судьба и удивителен сам Дмитрий Семёнович. Горе и море закаляет людей. Дмитрий Семёнович сохранил бодрость духа, силу характера и способность своими поступками вызывать уважение к себе. Когда мне сказали, что он до сих пор работает, в свои-то 86 лет, то я подумал, что он трудится, как обычно многие столичные пенсионеры, сторожем или охранником. Но ведь нет! Он работает начальником отдела капитального строительства 13 автобусного парка г. Москвы. И как казал Дмитрий Семёнович: «Меня не просят уйти на пенсию». Он поблагодарил всех ямальцев за то, что помнят об этой трагедии и за идею проведения «Карской экспедиции-2009». Хотелось бы пожелать Дмитрию Семёновичу крепкого здоровья, благополучия и семи футов под килем!
Пока живы такие люди как конвойные памяти и проводники истории, мы обязаны провести всероссийскую экспедицию памяти к месту гибели конвоя БД-5. Конвой памяти уже в пути.

Сергей ШУЛИНИН.

В авторской версии статья называлась «Конвойный памяти».
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 19 Апрель 2009 09:10

Выбери эмблему "Карской экспедиции-2009"! Проголосуй! Твой голос необходим!

Голосование проходит по адресу http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=1503
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 21 Апрель 2009 09:39

Прошу прощения, но голосование на форуме "Забытого полка" возможно только для участников форума. Решить вопрос об открытом голосовании я не смог. Мы выставили тему голосования ещё на одном форуме. Регистрация там в облегчённом виде. http://padun.forum24.ru/?1-12-0-00000013-000-0-0-1240163771
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 21 Апрель 2009 09:56

Интересная, полезная и столь необходимая информация поступила от председателя правления Московского клуба истории флота (МКИФ, г. Москва) Константина Борисовича Стрельбицкого. Огромная благодарность ему за эти архивные данные. В который раз знание и накопленные материалы по истории флота Константином Борисовичем существенно помогают нам в поиске. Это даёт нам новые векторы в розыске участников конвоя БД-5.

Выписка из
«Именного списка № 10 Потерь начальствующего состава Северного флота»
(за период с 13 июля 1941 года по 20 сентября 1944 года)
Источник: Архивное отделение Центрального военно-морского архива Министерства обороны Российской Федерации (АО ЦВМА, Москва),
фонд 11, дело 37521, листы 197 об. – 200.


В оригинале – в виде таблицы с колонками под следующими названиями: «№ п[о]/п[орядку]», «Фамилия[,] имя[,] отчество», «Военное [воинское] звание», «Должность, часть», «Год рождения», «Партийн[ость]», «Соц[иальное] пол[ожение]», «Место рождения», «Национ[альность]», «Срок сл[ужбы]», «Каким Р[айонным] В[оенным] К[омиссариатом] призван», «Награды», «По какой причине[,] где и когда выбыл», «Место погребения», «Сем[ейное] пол[ожение]», «Адрес семьи». Ниже все данные таблицы приводятся в изложении через косую черту (значок « / ») в соответствии с оригиналом, но с полной расшифровкой всех обозначений и аббревиатур и без указания одинаковых для каждого из погибших данных колонок «По какой причине[,] где и когда выбыл» («Погиб в Карском море при выполнении боевого задания 12.08.44 г.») и «Место погребения» («в море»). Кроме того, у каждого погибшего в колонке «Фамилия[,] имя[,] отчество» приводится указание на номер документа, согласно которому он был исключён из списков начальствующего состава Северного флота – «исх. № 6/01073-44». В тех случаях, когда у погибшего в какой-либо колонке отсутствует запись, ниже ставится прочерк (значок « - »). В квадратных скобках (значок «[]») приводятся минимальные необходимые комментарии К.Б.Стрельбицкого.

1220 / Шмелёв Александр Захарович / Капитан 1-го ранга / Командир Бригады траления Охраны водного района, командир конвоя / 1904 / Член ВКП(б), партийный билет № 1962844 / Рабочий / Город Иваново (Иваново-Вознесенск) / Русский / 1922 / Иваново-Вознесенским РВК / Орден Красного Знамени / Женат / Жена Бейрад Мильда Эрнестовна, проживающая по адресу: Калининская область, Бельский район, Балахнинский сельсовет
1221 / Маковский Сергей Иванович / Капитан-лейтенант / Штурман Бригады траления Охраны водного района / 1903 / Беспартийный / Служащий / Город Кролевецк [Кролевец] Черниговской области / Русский / 1925 / Туапсе / Орден Красной Звезды / Женат / Жена Маковская Нина Ивановна, проживающая по адресу: Ташкент, улица Першина, Бархатный тупик, дом 10
1222 / Мухоров Иван Михайлович / Старший лейтенант / Командир минно-торпедной [фактически - минной] боевой части (БЧ-3) тральщика Т-114 / 1914 / Член ВЛКСМ, комсомольский билет № 4554632 / Учащийся / Воронежская область, Шехманский район, село Красновка [ныне – территория Петровского района Тамбовской области, возможно – село Красиловка] / Русский / 1939 / - / - / Холост / -
1223 / Абрамов Николай Львович / Капитан-лейтенант / Заместитель по политической части командира 6-го дивизиона тральщиков Бригады траления Охраны водного района / 1914 / Член ВКП(б) / Рабочий / Рязанская область, Ерахтурский район, село Рудецкое [ныне – территория Шиловского района] / Русский / - / - / - / Женат / Жена Шведова Мария Георгиевна, мать Абрамова Александра Григорьевна, проживающие по месту рождения погибшего
1224 / Ермошин Александр Тимофеевич / Капитан-лейтенант / Помощник командира тральщика Т-114 / 1918 / Член ВЛКСМ, комсомольский билет № 536499 / Учащийся / Ташкентская область, Чемезский район / Русский / 1936 / - / Ордена Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды, медаль «За оборону Ленинграда» / Холост / Отец Ермошин Тимофей Емельянович, проживающий по адресу: Ташкентская область, город Янги-Юль, Самаркандская улица, дом 148
1225 / Попов Виктор Герасимович / Старший лейтенант / Командир штурманской боевой части (БЧ-1) тральщика Т-114 / 1914 / Член ВКП(б), партийный билет № 4224409 / Рабочий / Приморский край, город Владивосток / Русский / 1936 / Симферополь / Орден Отечественной войны 2-й степени / Холост / Мать Попова Евдокия Никоноровна, отец Попов Герасим Григорьевич, проживающие по адресу: «Москва Н.Дорога 18 д.6 кв 34» [так в документе!]
1226 / Пантелеев Александр Андреевич / Старший инженер-лейтенант / Командир электро-механической боевой части (БЧ-5) тральщика Т-114 / 1917 / Член ВКП(б), партийный билет № 4935503 / Рабочий / Ленинград / Русский / 1938 / Ленинград / Орден Отечественной войны 2-й степени, медаль «За боевые заслуги» / Женат / Жена Пантелеева Вера Петровна, проживающая по адресу: Ленинград, Васильевский остров, 23-я линия, дом 18, квартира 4 [исправлено на «3»]
1227 / Прохоренков Александр Андреевич / Лейтенант медицинской службы / Старший фельдшер тральщика Т-114 / 1922 / Член ВКП(б) / Учащийся / Калининская область, Нелидовский район, село Китаево / Русский / 1939 / - / - / Холост / Отец Прохоренков Андрей Васильевич, мать Прохоренкова Мария Степановна, проживающие по месту рождения погибшего
1228 / Борец Абрам Борисович / Лейтенант / Дублёр командира минно-торпедной [фактически – минной] боевой части (БЧ-3) тральщика Т-114 / 1921 / Кандидат в члены ВКП(б), кандидатская карточка № 5302112 / Служащий / Одесская область, Кривоозёрский район / Еврей / 1939 / - / - / Отец Борец Борис Наумович, мать Борец Елизавета Малевна, проживающие по адресу: Кемеровская область, город Прокофьевск [Прокопьевск]
1229 / Бакшеев Андрей Никитич / Капитан-лейтенант / Помощник командира тральщика Т-118 / 1913 / Член ВКП(б) / Рабочий / Чита / Русский / 1938 / Ленинград / - / Женат / Жена Бакшеева Елена Родионовна, проживающая по адресу: Омская область, станция Ишим [ныне – город Ишим Тюменской области]
1230 / Алексеев Борис Иванович / Старший лейтенант / Командир штурманской боевой части (БЧ-1) тральщика Т-118 / Член ВЛКСМ, комсомольский билет № 0496373 / Учащийся / Ленинградская область, станция Вырица [ныне – Гатчинского района] / Русский / 1939 / - / - / Женат / Жена Евхартская Варвара Константиновна, проживающая по адресу: город Баку, район Баилов, улица Красная, дом 15, квартира Топанюк [так в документе!]
1231 / Воронин Иван Васильевич / Старший лейтенант / Командир объединённой артиллерийско-минно-торпедной [фактически – артиллерийско-минной] боевой части (БЧ-2-3) тральщика Т-118 / 1914 / Член ВКП(б) / Рабочий / Пензенская область, Пачелинский район, станция Пачелня [Пачелма Пачелмского района] / Русский / 1937 / - / - Орден Красной Звезды / Холост / Родственники [степень родства и персональные данные не указаны] проживают по месту рождения погибшего
1232 / Лазурин Павел Павлович / Старший лейтенант медицинской службы / Старший фельдшер тральщика Т-118 / 1920 / Член ВКП(б) / Служащий / Ленинградская область, Порховский район, почтовое отделение Силово [несуществующее ныне почтовое отделение на территории Порховского района Псковской области]/ Русский / 1938 / - / Медаль «За боевые заслуги» / Холост / Мать Лазурина [без указания имени и отчества] проживает по месту рождения погибшего
1233 / Коровицин Василий Васильевич / Лейтенант / Командир по мобилизационной работе Управления гидро-метеорлогической службы, шедший пассажиром на борту тральщика Т-118 / 1915 / Член ВЛКСМ / Служащий / Калининская область, Калининский район / Русский / 1941 / Микояновским районным военным комиссариатом города Мурманска / - / Женат / Жена Головлёва Антонина Ивановна [адрес не указан]
1234 / Васильев М.Н. [так в документе] / Младший лейтенант / Курсант Военно-морского училища имени Ф.Э.Дзержинского, находящийся на практике на Бригаде траления Охраны водного района / [остальные колонки не заполнены].

Так же Константин Борисович написал следующее:

Из участников конвоя БД-5 на сегодняшний день мне известны имена 13 курсантов 4-го курса Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э.Дзержинского, находившихся на корабельной практике на тральщиках Т-114, Т-116 и Т-118:
1. Авалян Эдуард Гайкович – курсант, практикант на тральщике Т-116, остался жив (см. про него: http://www.polarpost.ru/f/viewtopic.php?id=1140)
2. Васильев М.Н. – младший лейтенант-курсант, практикант на тральщике Т-114 или Т-118, погиб 12.08.1944
3. Горьков И.В. – курсант, практикант на тральщике Т-118, был ранен, но остался жив
4. Епихин Виктор (ошибочно - Виталий) Арсентьевич – курсант, выпускник Московской военно-морской спецшколы, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944
5. Кимнатный Юрий Гурьевич – курсант 4-го курса, практикант на тральщике Т-116, остался жив
6. Косьмынин (так же Космынин) Петр Алексеевич – курсант, родился в селе Топкое, ныне – Становлянского района Липецкой области России, призван на флот Воткинский РВК Удмуртии, практикант на тральщике Т-114, погиб 12.08.1944
7. Павлишин М. – курсант, практикант на тральщике Т-116, остался жив
8. Синюк (так же Сенюк) Б.П. – курсант, практикант на тральщике Т-114, погиб 12.08.1944
9. Сысоев Анатолий Прокопьевич – курсант, родился в 1923 г. в селе Бушанча, ныне – Дубенского района Республики Мордовия, Россия, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944
10. Тимонин (ошибочно - Симонин) Евгений Федорович – курсант, выпускник Московской военно-морской спецшколы, практикант на тральщике Т-118, погиб, похоронен в море в ночь на 13.08.1944
11. Тощаков (ошибочно - Тешаков) Евгений Николаевич – курсант, выпускник Московской военно-морской спецшколы, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944
12. Хмелёв Анатолий Александрович – курсант, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944
13. Швырков Викентий Сергеевич – курсант, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944.
Так как на кораблях конвоя БД-5 всего погибло 11 курсантов-практикантов, то мне остаются неизвестными имена ещё 2 человек…
Имена всех погибших в конвое БД-5 курсантов ВВМИУ увековечены на мемориальной плите «Дзержинцам, павшим в боях за Советскую Родину», установленной во внутреннем дворе училища. Есть довольно плохая её фотография, на которой имена не читаются.
И в заключении этого материала – фрагмент из воспоминаний курсанта ВВМИУ Г.Мармузова, проходившего практику на тральщике Т-115:
«Когда произошла трагедия с АМ-114 и АМ-118, наш тральщик подходил к Диксону. Была получена радиограмма: немедленно следовать к острову Белый и атаковать фашистские лодки. Но в районе острова мы их не обнаружили. Увидели только наши корабли; они искали моряков с потопленного конвоя.
На борт нашего тральщика принесли курсанта Горькова с перебитой ногой… Очевидцы рассказали, что Витя Епихин был расписан у зенитного автомата «Эрликон». После попадания торпеды его, очевидно, выбросило за борт: у автомата Вити не оказалось. Как погиб Женя Тощаков, никто не знал. Женя Тимонин был подобран одним из кораблей. Он находился в понтонной лодке, в которую свободно, через сетку внизу проникала вода. Такие лодки были годны в тёплых морях, но не в Ледовитом океане… Когда Женю подняли на борт, он был уже мёртв – замёрз.
Его похоронили по морскому обычаю. Обернули в простыню, привязали к ногам груз и по доске спустили за борт…
…После войны, когда я приезжал к своим родителям, обязательно навещал отца и мать Жени Тимонина. Они всегда были приветливы, очень сокрушались, что не осталось даже могилы сына, куда бы они могли приходить». (Г.Мармузов. Трагедия у острова Белый. – В: Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы. – М., 1990. – С. 113 – 114). Кстати, в этой книге есть среднего качества фотография погибшего курсанта Е.Ф.Тимонина. Нужна ли она и фото памятника "в общую копилку" или уже есть?
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 21 Апрель 2009 09:56

Интересная, полезная и столь необходимая информация поступила от председателя правления Московского клуба истории флота (МКИФ, г. Москва) Константина Борисовича Стрельбицкого. Огромная благодарность ему за эти архивные данные. В который раз знание и накопленные материалы по истории флота Константином Борисовичем существенно помогают нам в поиске. Это даёт нам новые векторы в розыске участников конвоя БД-5.

Выписка из
«Именного списка № 10 Потерь начальствующего состава Северного флота»
(за период с 13 июля 1941 года по 20 сентября 1944 года)
Источник: Архивное отделение Центрального военно-морского архива Министерства обороны Российской Федерации (АО ЦВМА, Москва),
фонд 11, дело 37521, листы 197 об. – 200.


В оригинале – в виде таблицы с колонками под следующими названиями: «№ п[о]/п[орядку]», «Фамилия[,] имя[,] отчество», «Военное [воинское] звание», «Должность, часть», «Год рождения», «Партийн[ость]», «Соц[иальное] пол[ожение]», «Место рождения», «Национ[альность]», «Срок сл[ужбы]», «Каким Р[айонным] В[оенным] К[омиссариатом] призван», «Награды», «По какой причине[,] где и когда выбыл», «Место погребения», «Сем[ейное] пол[ожение]», «Адрес семьи». Ниже все данные таблицы приводятся в изложении через косую черту (значок « / ») в соответствии с оригиналом, но с полной расшифровкой всех обозначений и аббревиатур и без указания одинаковых для каждого из погибших данных колонок «По какой причине[,] где и когда выбыл» («Погиб в Карском море при выполнении боевого задания 12.08.44 г.») и «Место погребения» («в море»). Кроме того, у каждого погибшего в колонке «Фамилия[,] имя[,] отчество» приводится указание на номер документа, согласно которому он был исключён из списков начальствующего состава Северного флота – «исх. № 6/01073-44». В тех случаях, когда у погибшего в какой-либо колонке отсутствует запись, ниже ставится прочерк (значок « - »). В квадратных скобках (значок «[]») приводятся минимальные необходимые комментарии К.Б.Стрельбицкого.

1220 / Шмелёв Александр Захарович / Капитан 1-го ранга / Командир Бригады траления Охраны водного района, командир конвоя / 1904 / Член ВКП(б), партийный билет № 1962844 / Рабочий / Город Иваново (Иваново-Вознесенск) / Русский / 1922 / Иваново-Вознесенским РВК / Орден Красного Знамени / Женат / Жена Бейрад Мильда Эрнестовна, проживающая по адресу: Калининская область, Бельский район, Балахнинский сельсовет
1221 / Маковский Сергей Иванович / Капитан-лейтенант / Штурман Бригады траления Охраны водного района / 1903 / Беспартийный / Служащий / Город Кролевецк [Кролевец] Черниговской области / Русский / 1925 / Туапсе / Орден Красной Звезды / Женат / Жена Маковская Нина Ивановна, проживающая по адресу: Ташкент, улица Першина, Бархатный тупик, дом 10
1222 / Мухоров Иван Михайлович / Старший лейтенант / Командир минно-торпедной [фактически - минной] боевой части (БЧ-3) тральщика Т-114 / 1914 / Член ВЛКСМ, комсомольский билет № 4554632 / Учащийся / Воронежская область, Шехманский район, село Красновка [ныне – территория Петровского района Тамбовской области, возможно – село Красиловка] / Русский / 1939 / - / - / Холост / -
1223 / Абрамов Николай Львович / Капитан-лейтенант / Заместитель по политической части командира 6-го дивизиона тральщиков Бригады траления Охраны водного района / 1914 / Член ВКП(б) / Рабочий / Рязанская область, Ерахтурский район, село Рудецкое [ныне – территория Шиловского района] / Русский / - / - / - / Женат / Жена Шведова Мария Георгиевна, мать Абрамова Александра Григорьевна, проживающие по месту рождения погибшего
1224 / Ермошин Александр Тимофеевич / Капитан-лейтенант / Помощник командира тральщика Т-114 / 1918 / Член ВЛКСМ, комсомольский билет № 536499 / Учащийся / Ташкентская область, Чемезский район / Русский / 1936 / - / Ордена Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды, медаль «За оборону Ленинграда» / Холост / Отец Ермошин Тимофей Емельянович, проживающий по адресу: Ташкентская область, город Янги-Юль, Самаркандская улица, дом 148
1225 / Попов Виктор Герасимович / Старший лейтенант / Командир штурманской боевой части (БЧ-1) тральщика Т-114 / 1914 / Член ВКП(б), партийный билет № 4224409 / Рабочий / Приморский край, город Владивосток / Русский / 1936 / Симферополь / Орден Отечественной войны 2-й степени / Холост / Мать Попова Евдокия Никоноровна, отец Попов Герасим Григорьевич, проживающие по адресу: «Москва Н.Дорога 18 д.6 кв 34» [так в документе!]
1226 / Пантелеев Александр Андреевич / Старший инженер-лейтенант / Командир электро-механической боевой части (БЧ-5) тральщика Т-114 / 1917 / Член ВКП(б), партийный билет № 4935503 / Рабочий / Ленинград / Русский / 1938 / Ленинград / Орден Отечественной войны 2-й степени, медаль «За боевые заслуги» / Женат / Жена Пантелеева Вера Петровна, проживающая по адресу: Ленинград, Васильевский остров, 23-я линия, дом 18, квартира 4 [исправлено на «3»]
1227 / Прохоренков Александр Андреевич / Лейтенант медицинской службы / Старший фельдшер тральщика Т-114 / 1922 / Член ВКП(б) / Учащийся / Калининская область, Нелидовский район, село Китаево / Русский / 1939 / - / - / Холост / Отец Прохоренков Андрей Васильевич, мать Прохоренкова Мария Степановна, проживающие по месту рождения погибшего
1228 / Борец Абрам Борисович / Лейтенант / Дублёр командира минно-торпедной [фактически – минной] боевой части (БЧ-3) тральщика Т-114 / 1921 / Кандидат в члены ВКП(б), кандидатская карточка № 5302112 / Служащий / Одесская область, Кривоозёрский район / Еврей / 1939 / - / - / Отец Борец Борис Наумович, мать Борец Елизавета Малевна, проживающие по адресу: Кемеровская область, город Прокофьевск [Прокопьевск]
1229 / Бакшеев Андрей Никитич / Капитан-лейтенант / Помощник командира тральщика Т-118 / 1913 / Член ВКП(б) / Рабочий / Чита / Русский / 1938 / Ленинград / - / Женат / Жена Бакшеева Елена Родионовна, проживающая по адресу: Омская область, станция Ишим [ныне – город Ишим Тюменской области]
1230 / Алексеев Борис Иванович / Старший лейтенант / Командир штурманской боевой части (БЧ-1) тральщика Т-118 / Член ВЛКСМ, комсомольский билет № 0496373 / Учащийся / Ленинградская область, станция Вырица [ныне – Гатчинского района] / Русский / 1939 / - / - / Женат / Жена Евхартская Варвара Константиновна, проживающая по адресу: город Баку, район Баилов, улица Красная, дом 15, квартира Топанюк [так в документе!]
1231 / Воронин Иван Васильевич / Старший лейтенант / Командир объединённой артиллерийско-минно-торпедной [фактически – артиллерийско-минной] боевой части (БЧ-2-3) тральщика Т-118 / 1914 / Член ВКП(б) / Рабочий / Пензенская область, Пачелинский район, станция Пачелня [Пачелма Пачелмского района] / Русский / 1937 / - / - Орден Красной Звезды / Холост / Родственники [степень родства и персональные данные не указаны] проживают по месту рождения погибшего
1232 / Лазурин Павел Павлович / Старший лейтенант медицинской службы / Старший фельдшер тральщика Т-118 / 1920 / Член ВКП(б) / Служащий / Ленинградская область, Порховский район, почтовое отделение Силово [несуществующее ныне почтовое отделение на территории Порховского района Псковской области]/ Русский / 1938 / - / Медаль «За боевые заслуги» / Холост / Мать Лазурина [без указания имени и отчества] проживает по месту рождения погибшего
1233 / Коровицин Василий Васильевич / Лейтенант / Командир по мобилизационной работе Управления гидро-метеорлогической службы, шедший пассажиром на борту тральщика Т-118 / 1915 / Член ВЛКСМ / Служащий / Калининская область, Калининский район / Русский / 1941 / Микояновским районным военным комиссариатом города Мурманска / - / Женат / Жена Головлёва Антонина Ивановна [адрес не указан]
1234 / Васильев М.Н. [так в документе] / Младший лейтенант / Курсант Военно-морского училища имени Ф.Э.Дзержинского, находящийся на практике на Бригаде траления Охраны водного района / [остальные колонки не заполнены].

Так же Константин Борисович написал следующее:

Из участников конвоя БД-5 на сегодняшний день мне известны имена 13 курсантов 4-го курса Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э.Дзержинского, находившихся на корабельной практике на тральщиках Т-114, Т-116 и Т-118:
1. Авалян Эдуард Гайкович – курсант, практикант на тральщике Т-116, остался жив (см. про него: http://www.polarpost.ru/f/viewtopic.php?id=1140)
2. Васильев М.Н. – младший лейтенант-курсант, практикант на тральщике Т-114 или Т-118, погиб 12.08.1944
3. Горьков И.В. – курсант, практикант на тральщике Т-118, был ранен, но остался жив
4. Епихин Виктор (ошибочно - Виталий) Арсентьевич – курсант, выпускник Московской военно-морской спецшколы, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944
5. Кимнатный Юрий Гурьевич – курсант 4-го курса, практикант на тральщике Т-116, остался жив
6. Косьмынин (так же Космынин) Петр Алексеевич – курсант, родился в селе Топкое, ныне – Становлянского района Липецкой области России, призван на флот Воткинский РВК Удмуртии, практикант на тральщике Т-114, погиб 12.08.1944
7. Павлишин М. – курсант, практикант на тральщике Т-116, остался жив
8. Синюк (так же Сенюк) Б.П. – курсант, практикант на тральщике Т-114, погиб 12.08.1944
9. Сысоев Анатолий Прокопьевич – курсант, родился в 1923 г. в селе Бушанча, ныне – Дубенского района Республики Мордовия, Россия, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944
10. Тимонин (ошибочно - Симонин) Евгений Федорович – курсант, выпускник Московской военно-морской спецшколы, практикант на тральщике Т-118, погиб, похоронен в море в ночь на 13.08.1944
11. Тощаков (ошибочно - Тешаков) Евгений Николаевич – курсант, выпускник Московской военно-морской спецшколы, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944
12. Хмелёв Анатолий Александрович – курсант, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944
13. Швырков Викентий Сергеевич – курсант, практикант на тральщике Т-118, погиб 12.08.1944.
Так как на кораблях конвоя БД-5 всего погибло 11 курсантов-практикантов, то мне остаются неизвестными имена ещё 2 человек…
Имена всех погибших в конвое БД-5 курсантов ВВМИУ увековечены на мемориальной плите «Дзержинцам, павшим в боях за Советскую Родину», установленной во внутреннем дворе училища. Есть довольно плохая её фотография, на которой имена не читаются.
И в заключении этого материала – фрагмент из воспоминаний курсанта ВВМИУ Г.Мармузова, проходившего практику на тральщике Т-115:
«Когда произошла трагедия с АМ-114 и АМ-118, наш тральщик подходил к Диксону. Была получена радиограмма: немедленно следовать к острову Белый и атаковать фашистские лодки. Но в районе острова мы их не обнаружили. Увидели только наши корабли; они искали моряков с потопленного конвоя.
На борт нашего тральщика принесли курсанта Горькова с перебитой ногой… Очевидцы рассказали, что Витя Епихин был расписан у зенитного автомата «Эрликон». После попадания торпеды его, очевидно, выбросило за борт: у автомата Вити не оказалось. Как погиб Женя Тощаков, никто не знал. Женя Тимонин был подобран одним из кораблей. Он находился в понтонной лодке, в которую свободно, через сетку внизу проникала вода. Такие лодки были годны в тёплых морях, но не в Ледовитом океане… Когда Женю подняли на борт, он был уже мёртв – замёрз.
Его похоронили по морскому обычаю. Обернули в простыню, привязали к ногам груз и по доске спустили за борт…
…После войны, когда я приезжал к своим родителям, обязательно навещал отца и мать Жени Тимонина. Они всегда были приветливы, очень сокрушались, что не осталось даже могилы сына, куда бы они могли приходить». (Г.Мармузов. Трагедия у острова Белый. – В: Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы. – М., 1990. – С. 113 – 114). Кстати, в этой книге есть среднего качества фотография погибшего курсанта Е.Ф.Тимонина. Нужна ли она и фото памятника "в общую копилку" или уже есть?
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Re: Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение VicSer » 13 Май 2009 06:29

 d1ca69254d537713e36307cefe67a607.jpg
М.Э. Морозов А.С. Фарафонов
Германские подводные лодки VII серии
Подводные пираты Кригсмарине
http://www.wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/2003_N2/

Действия в Арктике
Советские корабли и суда, потопленные и поврежденные германскими ПЛ на Северном морском театре 1941—1945 гг.
http://www.wunderwaffe.narod.ru/Magazin ... _N2/16.htm

... В начале августа германское командование направляет «стаю» «Грайф» (U-278, U-362, U-365, U-711, U-739 и U-957) для действий в Карском море. Лодки заняли позиции в основных узлах коммуникаций — восточнее Новоземельских проливов и в районе Диксона. Сохранить скрытность развертывания немцам не удалось — уже 10 августа одну из субмарин обнаружили зимовщики в бухте Полынья. На следующий день по всему Северному морскому пути была объявлена тревога, начались полеты разведывательных самолетов. К сожалению, этих мер оказалось недостаточно для предотвращения одного из самых трагических эпизодов за всю войну в Арктических водах.

12-го числа в 60 милях западнее острова Белый U-365 обнаружила караван БД-5 и торпедировала единственное входившее в его состав судно — пароход «Марина Раскова» (5685 брт; судно с экипажем 55 человек перевозило 354 военнослужащих и полярников). Необходимо отметить, что после получения предупреждения судно и его охранение изменили курс и пошли по малым глубинам вдоль берега, рассчитывая, что немецкие подлодки побояться действовать в прибрежной акватории. После взрыва у борта транспорта командир конвоя капитан 1 ранга А. З. Шмелев, решив, что его причиной стала донная мина, приказывает застопорить ход и приступить к спасению экипажа. Один из трех сопровождавших караван тральщиков, Т-114, вступил в противолодочное охранение. Командиру конвоя было невдомек, что суда находятся под прицелом подводной лодки, которая стреляет по ним акустическими торпедами с дистанции, значительно превышавшей обычную. Спустя семь минут торпедное попадание получил флагманский тральщик Т-118, через полчаса он затонул, но до этого Шмелев успел перейти на Т-114.

Сосредоточив все внимание эскорта на спасении экипажа судна, капитан 1 ранга предоставил возможность U-365 перезарядить торпедные аппараты и снова выйти в атаку. В 0.45 13 августа, спустя 4,5 часа после повреждения транспорта, от попадания торпеды взорвался Т-114. Почти весь личный состав тральщика, включая Шмелева, погиб. Командир Т-116 капитан-лейтенант В. А. Бабанов, сигнальщик которого незадолго до торпедирования доложил об обнаружении подводной лодки, вместо поиска и уничтожения подводного врага бросил обреченное судно и ушел в Хабарово. При этом Бабанов даже не стал принимать вельбот, спущенный со своего тральщика. Наконец, в 2.15 U-365 добила «Марину Раскову» двумя торпедами. Спасательная операция, осуществлявшаяся летающими лодками Беломорской флотилии и Северного морского пути, продолжалась до 3 сентября и закончилась спасением 73 человек. Общие потери экипажей потопленных кораблей и перевозившихся пассажиров определялись цифрой 298. Особенно досадно то обстоятельство, что советским морякам тогда уже было достаточно хорошо известно о применении противником бесследных электрических торпед с акустическим самонаведением...
Аватара пользователя
VicSer
 
Сообщения: 423
Зарегистрирован: 25 Июнь 2008 14:49
Откуда: Москва

Re: Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Сергей Шулинин » 17 Май 2009 17:57

Председатель правления Московского клуба истории флота (МКИФ, г. Москва) Константин Борисович Стрельбицкий предоставил сверважную и уникальную информацию, раскрывающую некоторые страницы истории конвоя БД-5. Эти данные ждут своего анализа. Для некоторых покажется текст перегружен различными знаками, но таковы научные требования к обработке архивных источников. Константин Борисович соблюдает их. И это правильно.

Из «Журнала учёта сведений о боевой деятельности Штаба Беломорской военной флотилии Северного флота» за период с 11.05.1944 – 10.11.1948 (с момента окончания заполнения этого документа его не открывал ни один человек!):
«12.08.1944. 20.03. [Из] Диксон[а отправленная шифрограмма] № 9474[.] В точке [с координатами] Ш[ирота] = 73°22´[северная,] Д[олгота] = 66°35[´ восточная] ТЩ-1[1]8 и ТР [здесь и далее – транспорт; «]М[арина] Раскова[»] подорвались [на] минах. ТЩ-114 торпедирован и затонул. Замечено 2 ПЛПЛ. [подводные лодки] противника[.]
… Дополнение к [записи за] 20.30. [так в документе; следует читать «За 20.03» - см. выше] 12.08[.1944. Из губы] Белушья [отправленная шифрограмма] № 9889[, подписной] № 2135[.] По данным записи из вахтенного журнала АМ-114: место подрыва ТР «М[арины] Расковой» и АМ-118 - Ш = 73°18´ Д = 67°00´; торпедирования АМ-114 в 01.30 Ш = 73°18´ Д = 67°03´. По докладу командира АМ-114: после подрыва ТР «М[арина] Раскова», АМ-114 пошёл ему под корму, АМ-118[,] описав циркуляцию вправо на 270°, подорвался впереди по курсу «М[арины] Расковой». После подрыва с АМ-118 получены поочерёдно семафоры: 1) «Нести ПЛО», 2) «Выясните состояние ТР», 3) «Стать на якорь». АМ-114 стал на якорь с правого борта от «М.Расковой» в Д = 8 кб [дистанции 8 кабельтов]. С кормы поставил тральную веху, шлюпками и катерами принимал людей с «М[арины] Расковой» и АМ-118. Стоя на якоре[,] аздиком [прибор ультразвукового подводного наблюдения] обнаружил 3 банки мин: 1) в секторе 300° - 320°, d = 700 ярдов [на дистанции 700 ярдов], 2) по пеленгу 100° d = 700 ярдов и 3) в секторе 140° - 160° [исправлено от руки, первоначальная запись не читается] d = 200 ярдов. Нблюдали несколько неподвижных буйков, скрывающихся зыбью. К[омандии]р АМ-114 предполагает, что это [были] буйки [минных] защитников. АМ-114 торпедирован[,] акустик слышал шум торпеды с правого борта.
Изменения 12.30. 12.08[.1944.] ТР. «М[арина] Раскова» торпедирован ПЛ пр[отивни]ка в подводном положении [так в документе; следует читать «из подводного положения»], после чего ПЛ, всплыла в 2[-]х кб [кабельтовых] от катера АМ-114, среди 2[-]х шлюпок, 2[-]х плотиков и 2[-]х понтонов в среди [слово зачёркнуто] которых было несколько человек [так в документе; очевидно, следует читать «несколько десятков человек»]. На мостик ПЛ вышло 2 офицера и ПЛ пошла под дизелями в надводном положении, среди шлюпок, идущих к АМ-116, находившемуся в нескольких милях к весту. В направлении скрывшейся ПЛ слышали сильный взрыв. Непосредственно перед торпедированием «М[арины] Расковой», на малой высоте, с веста подошёл [гидро]с[амолё]т, схожий с типом «Каталина», [который,] сделав круг[,] ушёл на Вест».

Из «Журнала боевых действий Штаба Беломорской военной флотилии Северного флота» за период с 26 апреля по 18 августа 1944 года (с момента окончания заполнения этого документа его не открывал ни один человек!):
08.08.1944:
«… 09.20. [Тральщики] АМАМ-114, [-]116, [-]118 отошли от [причала] Воскресенского ковша [Архангельского порта].
…12.00. Корабли эскорта конвоя БД-5 в составе АМ-114, [-]116, [-]118 вышли из Архангельска на Диксон[. Доложил сигнально-наблюдательный пост] СНиС-322 [Службы наблюдения и связи Беломорской военной флотилии Северного флота № 322]
…12.50. Конвой БД-5 – АМ-114, [-]116, [-]118 и ТР [транспорт] «М[арина] Раскова» соединились в районе о[строва] Мудьюг и пошли по назначению[. Доложил] ОД ОВРа ГБ [оперативный дежурный Охраны водного района Главной базы Беломорской военной флотилии Северного флота]».
13.08.1944:
«…08.45. Доклад Н[ачальни]ку Штаба С[еверного] Ф[лота] (Полярное) и Алафузову (Москва) о подрыве на минах ТР «М[арина] Раскова» и ТЩ АМ-118 в точке[с координатами] Ш[ирота] = 73°22´[северная,] Д[олгота] = 66°35[´ восточная] и торпедировании АМ-114, согласно полученного донесения от к[оманди]ра АМ-116. К[оманди]р АМ-116 упоминает, что замечались две ПЛПЛ. [подводные лодки] пр[отивни]ка, на борту ТЩ [тральщика находится] личный состав АМ-[1]18 и транспорта, [тральщик АМ-116] следует [в] Хабарово. [Подписной] № 05.48. 13.08.44. НШ. БВФ [Начальник Штаба Беломорской военной флотилии Северного флота].
… 10.00. Приказание Командующего БВФ (место: [губа] Белушья) К[оманди]ру АМ-116 – Обеспечить ПЛО АМ-118 и транспорта, если они [остаются] на плаву. Возвратиться в Хабарово, если АМ-118 и транспорт затоплены [так в документе; следует читать «затонули»]. С требованием немедленного ответа[.] В копии [-] К[омандиру]ру КВМБ [Карской военно-морской базы Беломорской военной флотилии Северного флота], К[омандиру]ру ОВРа [Охраны водного района острова] Вайгач.
… 10.10. Приказание К[оманди]ру ОВРа Вайгач [подписной] № 0715. 13.08[.] В копии [-] НШ КВМБ [Начальнику Штаба Карской военно-морской базы Беломорской военной флотилии Северного флота], К[оманди]ру АМ-116 – Дополнительно к [радиограммам за подписными] №№ 0130 и 0132 [в данном деле не записаны] АМ-116, обеспечить встречу последнего, временное размещение на берегу и помощь спасённому личному составу. [Подписной] № 0847 от 13.08.
14.08.1944:
…14.00. АМ-116 вышел в район о[стро]в Белый. ШГР [Шифрограмма] № 3636».

Из «Журнала боевых действий Штаба Беломорской военной флотилии Северного флота» за период с 18 августа по 19 ноября 1944 года (с момента окончания заполнения этого документа его не открывал ни один человек!):
18.08.1944:
«…14.55. [В] 10[.]32 [гидро]сам[олёт] «Каталина» вылетел [в] район гибели кораблей [на] поиск барказа, шлюпки и [для] оказания помощи, с аэродрома [губы] Белушья. [Подписной] № 1042.
… 16.20. [В] 17.35. 17.08.[1944 тральщик] АМ-116 возвратился [в] Хабарово, [произведя] обследование, траление района гибели «М[арины] Расковой»[, тральщиков] АМ-114, АМ-118. Ни чего [так в документе; следует читать «ничего»] не обнаружено. Место гибели протралено ЭМТ [электро-магнитным тралом]. Мин не обнаружено. [Подписной] № 1200».
19.08.1944:
«…16.08. [Гидросамолёт] «Каталина» [из состава] 16 АО [16-го авиационного отряда с] аэродром[а губы] Белушей вылетал [на] поиск барказов [с] людьми, [до] места гибели «М[арины] Расковой». Произвёл посадку [на] месте гибели корабля, подобрал [с воды] 18 [число от руки исправлено, старая запись не читается] человек. [В районе] 25 миль восточнее места гибели обнаружено [ещё] 3 человека. [Им] Сброшены продукты. [Подписной] № 2100[.] НШ.ВВС.БВФ. [Начальник Штаба Военно-Воздушных Сил Беломорской военной флотилии Северного флота.] Исправленному [«]18[»] верить[.] ОД [Оперативный дежурный].
…17.30. ТЩ [Тральщик] АМ-117, [большие охотники за подводными лодками] БО-203, БО-210 в 14.40 прибыли на о[стров] Диксон[, имея] на борту 123 пассажира и 7 офицеров штаба БВФ, снятые с погибших кораблей».
24.08.1944:
«…08.20. В 22.15 23.08[.1944 в точке с координатами] Ш[ирота] = 73°20´[северная,] Д[олгота] = 68°35[´ восточная гидро]самолёт ГСТ лётчика Козлова, [имея] на борту 14 спасённых[,] рулит в направлении пролива Малыгин. Выслан ТЩ-60 к [гидро]самолёту для взятия людей на борт и оказания помощи [гидро]самолёту. ККВМБ [Командир Карской военно-морской базы Беломорской военной флотилии Северного флота. Подписной]№ 1025.
…12.15. [В] 00[.]30 [гидро]сам[олёт] «Каталина» [(бортовой]№ 3[,] лётчик Фодуков[) произвёл] вылет [в] р[айо]н нахождения Козлова [для] наведения ТЩ-60 на [гидро]самолёт Козлова … [далее идёт сначала абсолютно бессвязный, а затем просто неразборчивый текст (За 20 лет работы в архивах я научился читать практически любые почерки, но здесь у меня сложилось впечатление, что лётчик передавал отдельные русские слова в состоянии кислородного голодания, а оперативный дежурный, в свою очередь, пытался записывать их в журнал в состоянии алкогольного опьянения )) КБС)] … [Подписной] № 0407[.] ОД КВМБ [Оперативный дежурный Карской военно-морской базы Беломорской военной флотилии Северного флота].
…15.53. НШ КВМБ [Начальник Штаба Карской военно-морской базы Беломорской военной флотилии Северного флота] указывает, что спасённых людей лётчиком Козловым взял на борт ТЩ-60[. Подписной] № 1154[.] НШ КВМБ.
…15.55. Каменев дал место нахождения людей Козловым [в точке с координатами] Ш[ирота] 73°35[´северная,] Д[олгота] 76°25[´ восточная].
…18.07. К[оманди]ру ТЩ-60 приказано следовать [на остров] Диксон ФВК 17 [корабельным фарватером № 17. Подписной] № 1148[.] К[оманди]р КВМБ».
26.08.1944:
«…11.45. [В] 04[.]50 [тральщик] АМ-116 прибыл на [остров] Диксон. Ш[ифро]гр[амма] № 10416».
28.08.1944:
«…23.15. [В] 19[.]46 [гидро]Самолёт «Каталина» лётчика Туригов[а в точке с координатами] Ш[ирота] - 73°26´[северная,] Д[олгота] - 70°08[´ восточная] обнаружил барказ с трупами».

Из «Исторического журнала № 5 Беломорской военной флотилии» за период с 5 января по 31 декабря 1944 года:
«28 августа. Оперативные сводки по БФ №№ 221 от 8 августа, 224 от 9 августа, 226 от 13 августа, 227 от 14 августа, 229 от 16 августа, 230 от 17 августа, 231 от 18 августа, 232 от 19 августа, 233 от 20 августа, 234 от 21 августа, 236 от 23 августа, 237 от 24 августа, 238 от 25 августа, 239 от 26 августа. В 13 часов 8 августа конвой БД-5 в составе: ТР [транспорт] «Мария [так в документе; здесь и далее следует читать «Марина»] Раскова», тральщики АМ-114, АМ-116 и АМ-118 вышел из Архангельска на о[стро]в Диксон. В 16 часов 10 минут 11 августа конвой БД-5 прошёл [пролив] Югорский Шар. В 20 часов
o 3 минуты 12 августа в точке [с координатами] Ш[ирота] = 73°22´[северная,] Д[олгота] = 66°35´[восточная] ТР «Мария Раскова» и ТЩ АМ-118 из состава конвоя БД-5 подорвались на минах, ТЩ АМ-114 торпедирован подводной лодкой, все погибли. АМ-116 с личным составом ТЩ-АМ-118, командой и пассажирами с ТР «Мария Раскова» следует в Хабарово.
По донесению Командира ОВРа [Охраны водного района] о[стро]ва Вайгач ТЩ АМ-116 подобрал 36 человек личного состава АМ-118, в том числе [-] генерал-майора Лаковникова. Из них 8 человек тяжело раненых и 6 человек легко раненых[;] с ТР «Мария Раскова» подобрано 145 человек. Остаются в районе гибели ТР «Мария Раскова» и ТЩ АМ-118 барказ – около 60 человек и семь гребцов спасательной шлюпки АМ-116. Вся команда АМ-114, подобранные им с АМ-118, в том числе [-] командир бригады траления Северного флота капитан 1 ранга Шмелёв – погибли. Корабли держались на плаву 4 минуты. Данные уточняются. 16 августа вылетали в район острова Белый для поиска подводных лодок и поиска и оказания помощи шлюпкам с ТР «Мария Раскова» [гидро]самолёты: один «Каталина» с аэродрома Белушья, один «Каталина» из Усть-Кары. В 8 часов 30 минут 16 августа в точке [с координатами] Ш[ирота] = 73°10´,0[северная,] Д[олгота] = 66°10´[восточная гидро]самолёт «Каталина», вылетевший из Усть-Кары[,] обнаружил АМ-116, производил поиск шлюпок с ТР «Мария Раскова» и наведение кораблей на шлюпки. В 4 часа 40 минут 17 августа 123 пассажира с ТР «Мария Раскова», доставленные ТЩ АМ-116 в Хабарово, посажены на АМ-117, [большие охотники за подводными лодками] БО-203, БО-210 и отправлены из Хабарово на [остров] Диксон.
В 16 часов 35 минут 16 августа в точке [с координатами] Ш[ирота] = 72°55´[северная,] Д[олгота] = 70°10´[восточная гидро]самолёт «Каталина», вылетавший из [губы] Белушья[,] обнаружил шлюпки с людьми, сел на воду, принял на борт 18 человек, бросил продовольствие группам людей[,] обнаруженных на берегу. В 8 часов 35 минут 18 августа самолёт УПА, лётчик Козлов доставил на Диксон 25 человек, подобранных со шлюпки ТР «Мария Раскова».
20 августа один самолёт «Каталина» в точке [с координатами] Ш[ирота] = 73°13´[северная,] Д[олгота] = 64°10´[восточная] обнаружил барказ с людьми [в количестве] 35 человек, снял два человека, остальных снять не мог по причине сильного волнения моря. Оставил [им] воду и продовольствие.
В 12 часов
o 5 минут 20 августа из Хабарова к месту гибели ТР «Мария Раскова» был выслан [тральщик] ТЩ-60, который в
o 6 часов
o 5 минут прибыл с выполнения боевого задания.
В 8 часов 15 минут 23 августа самолёт УПА в точке [с координатами] Ш[ирота] = 73°35´[северная,] Д[олгота] = 67°25´[восточная] обнаружил барказ, на котором находилось 25 человек. К месту обнаружения барказа направлен ТЩ-60. После долгого наблюдения за барказом лётчик Козлов сел на воду [и] принял людей, но подняться [в воздух] не смог. В
o 9 часов 24 августа ТЩ-60 встретился с самолётом УПА Козлова, взял на борт 13 человек, а самолёт на буксире отвёл к берегу, в 10 часов 40 минут «Каталина» Козлова вылетела на о[стро]в Диксон. ТЩ-60 вышел то же [так в документе; следует читать «тоже»] на [остров] Диксон. В 21 час 10 минут 25 августа ТЩ-60 прибыл на [остров] Диксон.
В
o 3 часа 15 минут 28 августа самолёт УПА лётчик Черевичный в точке [с координатами] Ш[ирота] = 73°25´[северная,] Д[олгота] = 70°03´[восточная] обнаружил барказ с 25 трупами. С 30 августа поиски шлюпок и людей прекратились.
В течение всего время поисков стояла штормовая погода – ветер [силой] от 5 до 7 баллов и низкая облачность, с частыми дождями.
…2 сентября. Приказы Командующего Б[еломорской] В[оенной] Ф[лотилии] № 0479 от 2 сентября [и] Командующего С[еверным] Ф[лотом] № 047 от 19 августа. Исключены из боевого состава Беломорской военной флотилии находящиеся в оперативном подчинении Командира Карской В[оенно]-М[орской] базы тральщики типа «АМ» Т-114 и Т-116 – штат № 024/206 каждого, как погибшие при выполнении боевого задания 12 августа 1944 года».
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3175
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Re: Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Иван Кукушкин » 17 Май 2009 18:31

Сергей Шулинин пишет:Председатель правления Московского клуба истории флота (МКИФ, г. Москва) Константин Борисович Стрельбицкий предоставил сверважную и уникальную информацию, раскрывающую некоторые страницы истории конвоя БД-5. Эти данные ждут своего анализа. Для некоторых покажется текст перегружен различными знаками, но таковы научные требования к обработке архивных источников. Константин Борисович соблюдает их. И это правильно.


Документы — сказочные.
А монжно приписать места хранения, совсем уж для торжества порядка?
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11848
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пред.След.

Вернуться в Арктические конвои



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения